Главная » Переводы » Зимняя жара, Д. Холлидей » Главы

Глава 4, Зимняя жара - Д. Холлидей
Глава 4

Будь всё проклято, как же он хотел найти её фибулу! Логан шагал по снегу, а его раздражение всё возрастало, раненое бедро сильно пульсировало. Он вернётся и поищет ещё. Он обязан найти её. Украшение было важно для Мэгги, а значит – важно и для него. Мужчина хотел, чтобы эта вещь была у неё.
Сквозь сугробы снега стала заметна хижина, их маленький рай в мрачном тёмно-сером мире. Идея возвратиться в сумерках в тёплый домик казалась ему отличной, но от мысли идти назад рядом с Мэгги в груди возник странный трепет.
– Можжевельник! – неожиданно воскликнула она.
– Можжевельник?
– Да, – девушка указала на несколько деревьев сразу за хижиной. – Каждый год на Рождество и Хогманай мы украшаем замок лэрда венками из можжевельника и омелы, - взглянула она на него. – Можешь одолжить мне кинжал? Срежу маленькую веточку и повешу на балке. Просто как напоминание о том, что сейчас Рождество.
– Конечно, я сделаю это для тебя.
Она поджала губу.
– Я вполне способна сама срезать ветку можжевельника.
– Всё равно, я хочу помочь.
Когда они приблизились к зарослям кустарника, Мэгги выбрала длинную тяжёлую от ягод ветку, которую он отпилил и понёс в хижину. Девушка помогла повесить её на центральную балку. Покончив с этим, они оба разглядывали можжевельник, вдыхая его сладкий, лесной, хвойный аромат.
– Идеально, – отметила Мэгги.
Логан улыбнулся, и в этот раз улыбка далась ему естественно, легко, без необходимости разрушать ледяную стену, которая, как он думал, навсегда окружила его.
А снаружи вьюга всё усиливалась. Температура резко упала, и сильные порывы ветра бились о крышу. В райском тепле хижины Мэгги и Логан пили эль и ели ужин, состоящий из овсяных лепёшек и солёной говядины. Девушка вскинула голову, сидя на пледе, что он постелил возле камина.
– Наверное, вьюга будет мести завтра весь день.
Ностальгия в её голосе тронула Логана, и мужчина прикрыл глаза, чтобы она не увидела, как легко будоражит его кровь. Хватило бы одного намёка, что она хотела бы остаться с ним подольше.
– Почему?
– Моя мать говорила, что ветряное Рождество – хороший знак на весь год.
– Неужели?
– Да. Моя мама также призывала старого лэрда сжигать «соломенную старуху» в Сочельник.
– «Соломенную старуху»?
– Мужчины вырезали бревно в форме старухи, которая олицетворяла Зимнюю Королеву. Мы разжигали большой костёр во дворе замка, и все смотрели, как дерево сгорает дотла. С её сожжением исчезало всё плохое, что произошло в году: смерть, бедность и горе. Как только от неё оставался только пепел, клан мог с чистой страницы начать Новый Год.
– Твоя мать была суеверной женщиной.
– Это правда, – вздохнула Мэгги. – Мне её не хватает.
– Когда она умерла?
– Прошло уже почти десять лет, но я каждый день вспоминаю её. Перед смертью… она просила меня быть сильной. Доверять только себе и оставаться независимой до тех пор, пока не пойму, что я в безопасности, – ухмыльнулась Мэгги. – Я даже не представляла, о чём она говорила.
– А теперь представляешь?
– Я… – её голос дрогнул, – неуверенна. Может, она говорила о муже, который бы меня защитил. Но с тех пор, как она умерла, я всегда чувствовала себя безопаснее в одиночку, чем под защитой любого мужчины, даже собственного мужа, – она помедлила. – Впрочем, с тобой я чувствую себя защищённой.
На это ему не нашлось что ответить. Они смотрели на огонь, пока девушка не развернулась, вопросительно вскинув тёмную бровь.
– А у вас на севере разве нет суеверий?
Логан прислонился к кровати, вытянув ноги напротив огня. Сегодня рана в бедре беспокоила его не так сильно, как в ночь перед боем.
– В Рождественское утро мы едим лепёшки с пудингом из вымоченной варёной овсяной шелухи, – Логан подавил желание скривиться. Он никогда не любил это блюдо из-за горького вкуса и желеобразной формы, приготовленного путём брожения смеси овсяной шелухи и муки с отрубями. Такая еда казалась ему совсем неаппетитной. – А по вечерам все мужчины клана соревнуются в искусстве стрельбы.
Девушка бросила на него задорный взгляд.
– Ты выигрываешь?
– Время от времени.
Она хихикнула.
– Неудивительно.
Мужчина неотрывно смотрел на Мэгги, а в голове проносились образы. В прошлом году он снова выиграл соревнование, и его брат подарил ему свой мушкет в качестве приза. Это оружие он пронёс сквозь поле боя и вернул себе, украв у людей Агрилла перед побегом из плена. После соревнования в день Рождества, Логан с братом стояли на площади поселения, восхищаясь новым оружием, и к ним, спотыкаясь, направлялась Мисис Синклер – самая старая, миниатюрная и эксцентричная женщина среди местных жителей.
– Воистину прекрасное оружие! – произносила она своим мелодичным голосом, когда братья вопросительно повернулись к ней. Женщина обратила на Логана своё морщинистое лицо и взгляд маленьких проницательных тёмных глаз. – Без сомнения, этим оружием ты обязательно сразишь врага.
Логан также нисколько не сомневался в этом, прекрасно понимая, что восстание неизбежно. Он мрачно кинул.
Женщина одарила его беззубой улыбкой.
– Да. И тебе также лучше держать его всегда под рукой. Оно приведёт к твоей единственной, а без него тебе её никогда не защитить.
– Моей…единственной? – спросил Логан, вопросительно подняв бровь.
– Точно, – хихикнула миссис Синклер. – Сейчас тебе не понять о чём я толкую, мальчик, но скоро всё прояснится. Очень скоро, – сказав это, она развернулась и поковыляла назад, а братьям оставалось лишь в потрясении смотреть ей в след.
Неужели Мэгги была его «единственной»?
Логан тряхнул головой, словно пытаясь отбросить эту мысль. Ради Бога, это же абсурдно. Не оружие привело его к Мэгги, а её потерянная брошь. Он не из тех, кто полагается, а тем более верит в сентиментальные и суеверные фантазии.
– Что?
Он взглянул на неё.
– Что, что?
– О чём ты думаешь?
– Ни о чём, – резко ответил Логан. – Расскажи мне ещё о своём Рождестве.
Глаза девушки загорелись, и она придвинулась к нему ближе. Кудри, обрамлявшие её лицо, разметались в разные стороны при глубоком вздохе.
– За несколько дней до Рождества наша семья собиралась в замке Макдональдов. Скорее всего потому, что требуется много времени для развешивания всех ароматных ветвей и венков. Ну и, конечно же, для выпечки пирогов и лепёшек.
Он, не отрываясь, смотрел на девушку, а она продолжала рассказывать о том, как на утро Рождества мать приносила ей и её двоюродной сестре в постель пудинги, а потом они всей семьей собирались в зале на утренний банкет.
– С тех пор как отец Тореана, старый лэрд, умер, мало что изменилось. Но, ощущение другое.
– Что ты имеешь в виду? – спросил Логан.
Мэгги вздохнула.
– Стремления Тореана благородны, но он слишком молод. Его отец был здоров как бык и неожиданно умер в прошлом году от кровоизлияния. Не думаю, что Тореан был полностью готов взять на себя обязательства, которые ему перешли.
Логан прекрасно понимал это. Он боялся, что не готов принять ответственность, с которой ему придётся столкнуться по возвращению домой.
– Он намного моложе тебя, – сказала Мэгги, словно читая его мысли. – У него нет такого жизненного опыта. Я …я думаю, именно этим объясняется такое влияние на него Иннеса Манро.
– Они друзья?
– Да. За последние несколько месяцев они очень сдружились. Трудно представить, что такого привлекательного находит Тореан в Иннесе.
– Возможно, он плохо разбирается в людях. Став постарше, твой брат, наверняка, научится лучше судить о поступках других. Возможно, Тореан всё ещё ищет себя.
Мурашки пробежали по спине Мэгги.
– Надеюсь.

Вьюга бушевала, а Мэгги и Логан проговорили до поздней ночи, поддерживая торфом жар в камине. Разговор с ним придавал девушке сил – он действительно её слушал, в отличие от большинства мужчин, которые обращались с ней скорее как с неодушевлённым предметом, чем с человеком.
Она поняла, что не только доверяла, но и симпатизировала ему.
Сегодня вечером улыбка давалась мужчине легче: в уголках глаз проступали морщинки, и когда Логан смотрел на неё этим тёмным взглядом, то он был настоящим, и не скользил мимо, а рассматривал, изучал, постигал её.
И Мэгги тоже его постигала. То, как его рубашка спадала на плечах, представляя взору гору мускулов, его идеальное мужественное лицо, тёмные глаза и лоб, густые, цвета воронова крыла волосы, длинною до плеч.
Ей захотелось щекой потереться о грубую щетину, проступившую на челюсти, провести пальцем по изгибу его нижней губы, а потом прикоснуться повсюду - к каждой частичке его тела. От головы до кончиков пальцев он был самым красивым мужчиной в её жизни. Логан смотрел на неё так, словно и она являлась самой прекрасной женщиной в мире.
Девушка взглянула на него и поняла, насколько он был на ней сосредоточен. Она снова вздрогнула, и Логан нахмурился, смотря то на Мэгги, то на огонь.
– Ты замёрзла?
– Нет.
Мужчина вскинул голову.
– Ты…можно мне? – он осторожно, словно побаиваясь, будто она убежит от лишнего движения, потянулся к ней. Но больше Мэгги не боялась. Она жаждала его прикосновения ещё с той минуты, когда они вместе ходили искать в снегу фибулу. И хотя ей в действительности не было холодно, девушка с благодарностью прижалась к нему.
Волна потрясла всё её тело от этого прикосновения. Они оба одновременно застыли, а потом отстранились друг от друга.
Мэгги не отрывала от него взгляда. Неужели он тоже это почувствовал?
Логан опять взглянул на неё, подняв от удивления брови. И тогда, не дав ей времени опомниться, он обнял её лицо руками и притянул к себе, без промедления склонив свои губы к её.
Острое пронзающее желание охватило Мэгги. Она обняла его руками за шею, запустила пальцы в мягкие волосы и притянула ближе. Губы мужчины были тёплыми и мягкими, но он целовал их, словно изголодавшийся мужчина, распробовавший лакомство. Логан брал, овладевал, ей оставалось лишь задыхаться от эротического прикосновения, что проникало в вены и воспламеняло каждую клеточку тела. Он прикусил её нижнюю губу, потом одарил нежными поцелуями, двигаясь к уголкам рта и вдоль щеки. Губы Логана приблизились к мочке ёё уха, мгновенно возникшее чувство вызвало у девушки стон.
Наконец, скрипя зубами, он отстранился. На его челюсти подрагивал мускул, и было заметно, что мужчина с большим трудом удерживал контроль над собой.
Он сделал это ради неё. Ведь Мэгги так часто отталкивала его, что тот уже не был уверен в её ответной реакции. Нерешительность Логана стала ещё одним показателем его порядочности.
Момент наступил. Девушка сглотнула. Клубки торфяного дыма, что поднимались сквозь стропила, казалось, замерли в ожидании. Даже языки пламени перестали мерцать.
Если она откажет ему, он примет этот ответ. Логан остановится. Но если согласится, если попросит продолжения…
Целых пять лет у Мэгги не было мужчины.
Она хотела Логана Дугласа. В некоторой степени, она желала его с момента их встречи, несмотря на первоначальную боль и недоверие, несмотря на травму, после общения с Иннесом Манро.
Не отрывая от него взгляда, девушка издала слабый вздох. Неторопливым движением она подняла руки к заколке, что скрепляла плед, отбросила её и позволила ткани сползти и упасть к ногам. Логан сосредоточенно и внимательно наблюдал за каждым движением Мэгги.
Она встала на колени на матрасе и потянула рубашку, открывая ему своё тело. Мужчина пожирал её своими тёмными глазами. Этот взгляд был похож и в то же время отличался от первого раза, когда она стояла перед ним нагая. Голод в глазах вызывал у неё дрожь.
Смотря на нее, не отрываясь, он встал и в доли секунды снял свой плед и рубашку, открыв великолепное тело. Картину искажала лишь льняная повязка вокруг бедра. Его кожа мерцала золотистым оттенком – отсвет язычков пламени. Мэгги никогда не видела, чтобы кто-то был так хорошо сложен. Так совершенен. Его член гордо выпирал вперёд, всё это было захватывающим зрелищем.
– Господи, ты прекрасен, – прошептала она.
Он поднял девушку на ноги и притянул к себе, соединяя их тела от головы до кончиков пальцев. Она прижалась щекой к твёрдым мускулам его груди. Его член прикасался к животу девушки, словно раскалённое железо: твёрдый и в полной готовности.
Логан опустил Мэгги на постель и навис над ней, чтобы снова поцеловать, охватив руками её тело. Жар окружал их тела, окутывая в тёплый кокон. Потянувшись, она прижала руку к его сердцу и почувствовала бешеное биение под своей ладонью.
Мужчина отстранился и посмотрел на Мэгги с сумасшедшим огнём в глазах.
– Логан, – выдохнула она – почему ты дрожишь?
Он с трудом моргнул, словно пытаясь прийти в себя, не позволить инстинкту преобладать и сделать то, чего жаждало его и её тело.
– Я не хочу причинить тебе боль.
– Глупости. – Как ни странно, Мэгги не возражала ощутить немного боли, чтобы подчеркнуть удовольствие. Впрочем, стесняясь сказать ему об этом, она закусила губу.
– Ты такая маленькая.
Девушка проглотила вздох.
– Прекрати.
Он провёл пальцем по её щеке.
– Такая хрупкая.
– Нет, я – сильная женщина.
– Такая совершенная, – сказал он отрывисто.
Мэгги почувствовала его готовность отступить и поняла, что должна остановить это. Пробежав ладонями по изгибу его мужественной груди, она нежно ущипнула его за сосок. Логан сжал зубы.
– Думаю, ты боишься меня, Логан Дуглас.
– Нет, – прорычал он.
Она толкнула его плечи, тем самым, заставив перекатить её, потом быстро встала на колени, оседлав его и прижавшись свои центром к его твёрдому естеству. Её гладкие складки соприкоснулись с его обжигающим возбуждением, и они оба ахнули.
– Что такое, Логан? Почему ты колеблешься? – осмелев, девушка нагнулась и провела языком у его уха. – Я не сломаюсь, – прикусила она за мочку.
Мужчина под ней вздрогнул. Мэгги взглянула на него и увидела, что Логан зажал в руках покрывало. Ей хотелось, чтобы эти руки сжимали её, а не простыни.
Она эротично вильнула телом вверх и вниз, выдохнув от удовольствия.
– Дааа, – промурлыкала она у его уха. – Я хочу тебя. Всего без остатка. А ты, хочешь меня?
– Мэгги, – промолвил он таким тихим голосом, что девушка с трудом его услышала. – Ты не… я не могу… ты слишком хрупкая… девушка.
Она сжала губы от недовольства: так сильно ей хотелось почувствовать его внутри, придвинуться и направить его в себя, а потом опуститься сверху. Но ещё больше, девушка желала, чтобы именно он сделал первый шаг к их соединению, чтобы мужчина потерял контроль над собой. Она хотела увидеть дикий отблеск желания в его тёмных глазах, когда он будет овладевать ею.
– М-э-г-г-и…
Девушка закрыла его рот своим, не позволив ему продолжить. Губы Логана были такими мягкими, такими совершенными. Она не могла ими насытиться. Он был райским удовольствием. Она скользнула языком по его нижней губе, поцеловала подбородок и двинулась вниз к шее, пробуя кожу на вкус. Именно таким бы был вкус Высокогорья, если бы его превратили в мужчину, соединив в себе вереск, торф, огонь и снег. Она прикоснулась зубами к его плоскому соску, и из горла Логана послышался низкий рык. Впрочем, она не задержалась там надолго. Девушка проложила дорожку из поцелуев вдоль тоненькой полоски волос от пупка к паху, а потом прижалась щекой ко всей его длине.
– Ты такой твёрдый, – прошептала девушка. – Ты всё-таки хочешь меня.
Она слегка дунула на его возбуждение. Он держался непреклонно, кулаками сжимая покрывала, и Мэгги улыбнулась. Почти. Ещё не совсем. Нежно, с трепетом, она одарила его маленькими поцелуями по всей шелковистой длине. Губы обожгло от жара, но она упивалась им.
Мэгги легко прикоснулась к нему подушечками пальцев, скользнула языком, чтобы хоть немного почувствовать его на вкус. Логан всё ещё не двигался, но она ощущала, что его оборонительная стена рушится. Девушка продолжила осыпать его поцелуями, продвигаясь к головке. Стараясь быть нежной как никогда, она обхватила его пальцами и задвигала рукой вверх-вниз. Этого лёгкого прикосновения хватило, чтобы довести мужчину до отчаяния.
Мэгги не могла не двигаться. Каждый раз, прикасаясь к нему грудью, она сдерживала стон. Огонь, возникший между её ног, можно было погасить лишь одним способом.
– Ммм, – помурлыкала она над ним.
Девушка слышала его рык, и удовольствие рекой нахлынуло на неё. Она не успела вновь поцеловать его, как сильные руки подняли её, перевернули на спину и прижали к постели. Выражение его лица было напряжённым, губы сжаты, а глаза прищурены. Он развёл её ноги своим коленом и, без промедления, ворвался в неё.
Ощущение вспыхнуло в каждой клеточке Мэгги. Сладкое наслаждение с лёгким налётом боли, пока тело приспосабливалось к его размерам. Она сжала зубы и сдержала крик, как раз вовремя, поскольку ей показалось, что он незамедлительно отстранится, подумав, что причинил ей боль. С усилием девушка превратила крик удовольствия в стон и выгнулась дугой, обняв его руками.
Казалось, он её не слышит. Его ноздри раздувались, когда мужчина наклонялся к ней, выходил и снова врывался с такой силой, что её тело поднялось на постели ещё выше.
– О! – простонала она, закрыв глаза. Именно это ей и было нужно. Ей нужен был он.
Логан придержал её руками за плечи, чтобы девушка не поднималась вверх, и снова вошёл в неё резким толчком.
Языки пламени потрескивали в камине, а кокон тепла тесно окружил их, когда Логан начал резкие движения, входя и выходя из неё с силой, доставляющей мучительное наслаждение. В доли секунды жар охватил её кожу, превращаясь в дрожь между ног, сжимая мышцы так, что девушка была уверена, что не переживёт это потрясение. Мэгги жадно хватала воздух, который вырывался из тела с каждым его толчком. Если бы она не держалась за него, то разлетелась бы на мелкие кусочки. Девушка ухватилась за его мускулистые плечи и крепко зажмурила глаза, когда тепло охватило её мышцы, скручивая всё сильнее. И тогда это случилось. Жар разорвался, словно натянутая тетива, и наслаждение вспыхнуло внутри неё. Мэгги изогнулась дугой. Её мышцы ещё больше напряглись, а потом содрогнулись и высвободились, пульсируя на члене Логана.
Она издала крик, ещё сильнее сжимая мужчину. Он был её якорём, единственным, что надёжно привязывало её к земле. Последними остатками своего сознания девушка почувствовала его грубый толчок, а потом он замер, твёрдая масса мышц задрожала в её лоне, и наслаждение поглотило их обоих.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 526 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar