Главная » Переводы » Зимняя жара, Д. Холлидей » Главы

Глава 3, Зимняя жара - Д. Холлидей
Глава 3

Логан совсем не умел обращаться с женщинами. Мать умерла, когда он был ещё ребёнком, и его воспитали среди мужчин. Для него девушки стали эфемерными непонятными существами, столь же таинственными, как водяные, что бродили в глубинах озёр Высокогорья.
Мэгги Макдональд вызывала в нём все возможные доселе неведомые ощущения. Это переходило всякие границы обычного недоумения от общения с противоположным полом. Огромное желание защитить овладевало им каждый раз, когда он мельком смотрел на её стройный силуэт. Тем не менее, когда мужчина пытался действовать согласно своим порывам, девушка отталкивала его. Внешне, она была слабой и хрупкой, словно цветок, но внутри – отчаянно независимым человеком.
Он не знал, что с ней делать. Чем дольше Логан оставался с ней в таком маленьком помещении, тем сильнее ему хотелось прикоснуться к девушке. Даже больше – покорить её. Его самоконтроль слабел с каждой минутой. Ещё несколько минут с Мэгги Макдональд в этой хижине, и он потеряет самообладание.
Она явно совсем не помогала усмирить терзавшие его мысли, ведя себя пылко и хладнокровно одновременно. То вскользь прикоснётся пальцами к его руке или плечам, мурлыча, какой он тёплый, подводя терпение к самой грани, то спохватится и установит такое расстояние, какое только возможно в маленьком помещении, где они находились.
Снежная буря не прекращалась. Целый день они просидели у огня, разделяя еду и эль, разговаривая. Казалось, у неё полностью прошли признаки обморожения, но синяки на лице и ноге выделились сильнее, а на ране, где Манро полоснул девушку кинжалом, и вокруг неё, образовалась корка - постоянное напоминание, что с ней плохо обращались. Одного взгляда на тёмные ссадины, что обрамляли нежную кожу вокруг глаза, было достаточно, чтобы у Логана зачесались руки броситься на поиски Манро, с целью пронзить его своим мечом.
Той ночью Логан спал на полу, довольный тем, что Мэгги больше не нуждалась в тепле его тела. На следующее утро снег не прекратился, тучи потемнели, обещая ещё большую бурю. Уже сам снегопад служил уважительной причиной оставаться в домике подольше, впрочем, даже если бы погода окончательно прояснилась, Логан всё равно не повёз бы девушку домой. Хоть физически она казалось здоровой, он чувствовал внутренние страдания Мэгги и не имел ни малейшего желания подвергать её опасности.
Нельзя позволить ей вернуться к этому ублюдку Манро, неумолимо размышлял Логан, вставая из-за стола и собирая тарелки после завтрака, чтобы помыть их на улице. Он должен доставить её домой и убедиться, что этот монстр больше не побеспокоит девушку. Ему не нравилась мысль об убийстве, но если для полной уверенности потребуется уничтожить этого мужчину, его рука не дрогнет.
Похоже, Мэгги тоже не жаждала покидать хижину. И даже вернуться домой её не тянуло. Когда он заявил, что считает погоду слишком непредсказуемой, чтобы рискнуть спуститься вниз по склону, девушка всего лишь выразила сожаление о потерянной заколке с драконом, принадлежавшей её матери.
– Как же мы её вообще найдём? – грустно пробормотала Мэгги. – Скорее всего, она погребена под горой снега.
Казалось, это единственное к чему она была по-настоящему привязана, единственное, что её действительно волновало, и Логан пообещал, что как только одежда девушки высохнет, они поищут украшение.
Он зашёл внутрь и направился к костру, чтобы согреть руки. Чувствуя на себе взгляд Мэгги, он обернулся в сторону стола.
– Что такое?
Она покачала головой.
– Ничего.
Силуэт девушки скрывала тень, лишь её вьющиеся волосы сверкали, словно драгоценные камни, благодаря свету, что излучал огонь. Она закуталась в плед, и Логан отдал ей свою заколку, чтобы Мэгги не пришлось постоянно удерживать концы ткани.
Он опустился на край кровати, поближе к огню. Как только мужчина присел, Мэгги ахнула и поспешила к нему, не отрывая шокированного взгляда от его ноги. Плед на бедре Логана скомкался, открыв полузажившую рану от штыка.
– Господи Иисусе! – выдохнула девушка.
Он одёрнул край пледа, чтобы прикрыть ногу.
– Ничего страшного.
– Тебя ранили!
– Да.
– Кто?
– Чиновник в Шерифмюре.
– Ты якобит (1), – выдохнула она.
– Да, – мужчина искал её взгляд, размышляя, была ли Мэгги его сторонником. Много кланов Макдональдов поклялись служить закону, поэтому вполне естественно считать, что она являлась сторонницей короля Джеймса.
– Люди моего кузена боролись за Джеймса при Престоне, – пробормотала Мэгги, и Логан облегчённо вздохнул. Он не хотел анализировать, почему её политические привязанности имели значение, они просто были важны.
– Хотя те вернулись домой несколько недель назад, – задумалась она. – Ведь ты тоже туда направлялся, верно?
Мужчина кивнул.
– Но из-за раны не вернулся с остальными? – спросила девушка.
– Я потерял сознание во время битвы и был взят в плен.
– Англичанами.
– Нет. Людьми герцога Аргилла.
– О, – пробормотала она с сочувствием. Быть пойманным англичанами уже плохо, но настоящее мучение - оказаться в плену у своих собственных соотечественников. Пережить такое испытание ещё раз Логан бы никогда не захотел.
– Я сбежал, – сказал он безучастно. – Около двух недель назад.
– И всё это время ты шёл пешком.
Он кивнул.
Нерешительно, Мэгги потянулась к его ноге, но он перехватил её руку.
– Нет.
– Я могу помочь.
– Тут ничем не поможешь.
Тем не менее, она нагнулась к нему и, когда потянулась вперёд, мужчина позволил ей приподнять подол пледа. Рваный шрам покрывал часть раны, с другой стороны сочилась прозрачная жидкость, кожа вокруг была красной воспалённой и распухшей.
Мэгги осмотрела ногу, осторожно прикасаясь пальцами к краям пореза.
– Думаю, рана загноится, – сказала девушка с нотками ужаса в голосе.
– Уже загноилась.
Она не ответила.
– Теперь заживает, – промолвил он.
Мэгги покачала головой, казалось, совсем не веря этим словам.
– Это меня не убьёт.
Она посмотрела вверх, сжав кулаки, злоба придала её глазам стальной серый оттенок.
– Ты собираешься обмануть смерть простой силой воли?
– Раньше получалось.
Мэгги подула на прядь волос, что упали на её лицо.
– Глупый мужчина. Рану нужно промыть. Потом… – она оглядела тусклое помещение хижины, остановившись взглядом на комоде, который он отодвинул в угол. Девушка уже осмотрела его содержимое ранее в поисках одежды, но нашла лишь мужские сапоги и кое-какие вещи. – Я знаю, что делать. Мама научила меня, – Мэгги прервалась, сморгнув предательский блеск в глазах. – Порву несколько простыней на повязки.
Логан лишь пожал плечами, когда девушка набрала котелок снега и повесила его над огнём, а потом присела около комода. Вскоре в комнате послышался звук рвущейся ткани.
Наконец, она вернулась к нему, останавливаясь у стола, чтобы достать одну из бутылок. Девушка подняла её вверх.
– Виски. Это запасы Тореана, – её губы иронично изогнулись. – Осмелюсь сказать, что благодаря Иннесу Манро винокуры моего кузена всегда заняты.
Он просто наблюдал за ней.
– Я плесну немного на рану. Боль будет адская.
У Логана округлились глаза, когда он услышал подобное выражение от столь утончённой и изящной девушки. Но сила слов, вместе с тем, как она это произнесла, заставили его поверить в то, что Мэгги не преувеличивала, говоря о боли, которую причинит.
– Очень плохо, – пробормотал мужчина – А я думал, ты принесла мне выпить.
Она скривила губы и повернулась снять котелок с огня. Девушка собрала часть порванного белья и опустила в горячую воду. Потом щедро налила в котелок виски. Логан присвистнул, качая головой.
– Плохо, что всё это отличное спиртное растрачивается впустую, правда?
– Ммм, ты просто читаешь мои мысли, – хотя он сомневался, что был таким же любителем виски как ублюдок Манро.
– Это нетрудно. Ты мужчина и мыслишь, как все они.
Если она настолько точно знала это, то понимала ли, как сильно возбуждала его? Как трудно ему было просто наблюдать за ней? Его член под пледом горел желанием, умоляя об облегчении. Одного этого было достаточно, чтобы Логан с нетерпением ожидал предстоящей боли от соприкосновения раны с виски.
Мэгги приподняла плед.
– Главное – не дергайся.
– С трудом представляю, чтобы миниатюрная женщина с бутылкой в руках была способна заставить меня сдвинуться, – насмехался он.
– Не будь таким уверенным, сила воли Макдональдов – грозное оружие. Но, – она наклонилась и понизила голос, – вот тебе семейный секрет: виски Макдональдов поможет твоему организму оставаться в добром здравии.
Он вскинул бровь.
– Неужели?
– Ага. Теперь ты должен оставаться неподвижным, пока я очищаю рану.
Он что-то проворчал и, неподвижно удерживая ногу, напряг каждый мускул, собираясь оставаться непоколебимым, чтобы она ни делала.
Мэгги занесла бутылку над его ногой, а потом опрокинула её.
– Ааа! – вскрикнул Логан. Ему едва удалось удержать ногу, а не размахнуться и не ударить ею по лицу девушки.
Он стиснул зубы. Больно, чёрт возьми.
Она мрачно улыбнулась.
– Я же говорила.
– Просто закончи то, что начала, – ответил мужчина, сжав челюсти.
Мэгги наклонилась, прижала ткань к ране и…Боже милосердный…ПОТЁРЛА её. Логан сжал пальцы, собрав плед в кулаке.
– Расскажи мне о своей семье, – попросила девушка, пытаясь отвлечь его внимание от боли.
Внутри у него всё оборвалось, и он чуть не застонал в голос. Она представления не имела, но эта тема была мучительней, чем любая физическая боль, которую Мэгги могла ему причинить.
Закрыв глаза, он изложил основную информацию о себе.
– Мать умерла, когда я был маленьким. Меня воспитали отец и старший брат. Первый умер два года назад. Мы с братом присоединились к восстанию прошлым летом.
– А где он сейчас?
Мужчина пытался не скривиться от боли.
– Умер.
Её руки замерли.
– О, Логан. Мне жаль.
– Его жена и дети… – он помедлил. Теперь позаботиться о невестке с тремя дочерьми – его обязанность. Также как и разобраться с арендаторами и землевладельцами брата. Именно решимость исполнить долг перед своими землями и людьми, перед женщинами, которые теперь являлись его единственной семьей, была основной причиной выжить, а потом сбежать из плена людей Аргилла и протащиться более двухсот миль на север глубокой зимой.
– Сейчас они совершенно одни, – заключила она тихо.
Логан понял, что должен продолжить путь. Он и так уже слишком долго это откладывал. Чувство вины обожгло его изнутри. С тех пор как мужчина натолкнулся на Мэгги Макдональд в снегу, он редко думал о необходимости поспешить домой. Впервые после боя, Логан выкинул из головы своё неотложное дело.
Девушка нахмурилась, сосредоточившись на его ноге, и убрала из раны крохотный кусочек камня. Мэгги его успокаивала. Её присутствие дарило утешение. В конечном итоге, он не мог сожалеть о перерыве в своём путешествии домой. Забота о безопасности и самочувствии девушки стоила задержки в несколько дней.
Она осторожно свернула ткань в несколько раз над его бедром.
– Твой брат умер в битве при Шерифмюре?
– Да, – мужчина зажмурился, вспоминая, как на его глазах пушечное ядро разорвало грудь брата и всё тело задрожало, словно взвинченная пружина.
Мэгги скупо кивнула, потом притихла, тщательно очищая рану, устраняя осколки, о существовании которых он даже и не догадывался с самой битвы.
Пока она работала, Логан внимательно разглядывал её волосы, лицо, то как, сосредотачиваясь, она поджимала губы. Несколько капель пота выступило у неё на лбу. Когда Мэгги хмурилась, маленькая родинка над левым глазом исчезала между бровей.
– Ну, вот! – встав на ноги, она бросила грязный лоскут ткани в казанок.
– Теперь, пусть подсохнет несколько минут, и тогда я сделаю перевязку.
Он начал подниматься, но девушка положила руку ему на грудь, толкая обратно на постель. Мэгги одарила его грозным взглядом.
– Что это ты надумал?
Ответом послужил смущённый взгляд.
– Думаю, теперь неплохо было бы воспользоваться виски.
– Оставайся на месте. Я сама принесу, – подняв с пола бутылку, она подошла к столу и налила его в чашку. Логан рассматривал её профиль. Округлый изгиб скул, небольшой носик. Непокорные волосы упали на лицо, и девушка смахнула их, повернувшись к нему с кружкой в руках.
– Спасибо.
Когда он брал виски, она скривила губы. Это выражение было настолько редким, что показалось мужчине странным, поэтому ему пришлось сделать над собой большое усилие, чтобы улыбнуться.
Мэгги сидела рядом и ощупывала его ногу.
– Хорошо. Всё подсохло. Теперь сделаю перевязку, – взяв полоску ткани из вороха белья, что лежало на краю кровати, она начала обматывать его ногу.
Логан поставил чашку на пол и опёрся на спину, поднимая ногу с постели, чтобы девушка могла обернуть ткань вокруг неё. Он опять чуть не улыбнулся, наблюдая за ней, так как она старательно не отводила глаз от раны, пытаясь не заглянуть выше под плед, где его непокорный член снова ожил, после небольшой передышки во время очистки раны, и с каждой секундой становился более требовательным.
Мэгги молча закончила перевязку и отошла, чтобы заняться камином. Она была так прекрасна. Сама того не понимая, девушка являлась самым совершенным созданием, что он когда либо видел. Он был полностью очарован ею с момента, когда она открыла свои голубые глаза и посмотрела на мужчину, не выказав и следа страха.
– Завтра ведь Рождество, так? – прошептала Мэгги, не отрывая взгляда от огня.
Логан нахмурился. Когда он начал своё шествие на север, дни слились в один, хотя он и пытался вести им счёт.
– Полагаю, что так.
– Тогда, сегодня – Сочельник, а у нас нет рождественского полена, чтобы горело всю ночь. (2)
Она обернулась к нему, опалив горячим взглядом.
– Тем не менее, торф должен гореть до рассвета. Когда я была маленькой, мама всегда настаивала на этом. Она говорила, что в эту ночь на улицу выходят эльфы и огонь – единственный способ их отогнать.
То, как Мэгги улыбалась ему, немного печально и слегка иронично, заставило тело Логана напрячься.
Когда мужчина только принёс её с холода, то раздел догола. В тот момент, желание спасти девушку пересилило все основные инстинкты. Ухаживая за ней, он мог противостоять природной реакции на изгиб её губ, тонкую талию, молочно-кремовые холмики грудей. Логан сосредоточивался на том, чтобы согреть незнакомку. Тем не менее, при попытке передать ей тепло своего тела, мужчина не мог не получить удовольствие от гладкой нежной кожи, от совершенной женственности этой девушки. Она была мягкой там, где он - твердым, шелковистой, где он - жестким, узкой, где он - широким, изящной, где он - огромным.
Сейчас, несмотря на синяки, она была цела и невредима, жизнь била в ней ключом, как ни в ком другом, когда-либо встречавшемся ему на пути. Один только взгляд на неё, пусть даже одетую в бесформенный плед, заставлял кровь закипеть. А в данный момент, когда Мэгги смотрела на него, свет от камина ореолом окружал её волосы, легкий румянец появился на бледных щеках, глаза излучали какое-то чувство - желание может быть?
Возможно ли, что она тоже его хотела?
Логан серьёзно кивнул.
– Хорошо. Мы поддержим огонь. Не хотелось бы, чтобы эльфы утащили виски.
Девушка улыбнулась, и кровь закипела в жилах мужчины. Каждый дюйм его кожи непреодолимо желал прикосновения к ней.
С трудом отведя взгляд, он встал, сдёрнул куртку и перекинул плед через плечо, ни разу не оглянувшись. Если бы Логан снова взглянул на неё, то просто не представлял, что мог сделать. Ему нужно было уйти, пусть даже на несколько минут, чтобы успокоить неудержимое желание, овладевшее всем телом. Застёгивая целый ряд пуговиц на куртке, мужчина придумал идеальное оправдание.
– Пойду, поищу твою фибулу.
– Не стоит. Когда я согласилась на это, то не знала про твою ногу.
– Я сказал, что поищу сегодня, значит сегодня, – прервал он её. – Оставайся в хижине, а я вернусь до того, как стемнеет.
– Нет!
Логан развернулся, вопросительно подняв бровь.
– Я... я пойду с тобой.
– Слишком опасно. Опять собирается вьюга.
Девушка пожала плечами.
– Ты ведь сказал, что нашёл меня неподалеку.
– Слишком холодно, чтобы на это отважиться. А твоя одежда…
– Полностью высохла, – объявила она, с самодовольством победителя. Мэгги схватила с полога чулки и натянула на себя.
Обречённо вздохнув, он пошёл засыпать огонь. К тому времени как мужчина закончил, она полностью оделась, уже перекинув сорочку через голову. Очевидно, она ни раз одевалась перед другими, поскольку лишь на какой-то миг он увидел бледную плоть, а потом плед упал на пол, и ткань прикрыла наготу. Девушка подняла одеяло и обернула вокруг себя, пристегнув его одолженной булавкой. Потом она подошла к комоду и вытащила огромные мужские кожаные сапоги.
Зашнуровав их как можно теснее, Мэгги выпрямилась и улыбнулась.
– Ты готов?
Логан открыл дверь и подставил лицо под мягкие снежинки, позволив прохладе столкнуться с жаром, что охватил его тело.
Закрыв глаза, он молча пожелал себе терпения.

При дневном свете место, где Логан нашёл девушку, выглядело совсем иначе, но из глубин сознания Мэгги всплыло воспоминание о маленькой отвесной скале, которая, как она думала, должна была защитить её от бури.
Девушка смотрела на обнажённую породу и, не веря, покачала головой.
– Наверное, я помешалась, раз думала, что здесь безопасно.
Логан стоял в нескольких шагах, держа лопату, которую нашёл у внешней стены хижины.
– Холод помутил твой рассудок.
Девушка обняла себя руками, и Логан обернулся к ней. Он смотрел словно опекун и защитник.
– Но теперь ты в безопасности.
Понимание пришло как гром среди ясного неба. Если бы не этот мужчина, она бы умерла в сугробах. До сего момента Мэгги не могла по-настоящему поверить в это. Она с трудом моргнула.
– Спасибо.
Он покачал головой, а на скуле задергалась жилка.
– Я потерял твою брошь.
– Но спас меня, – робко улыбнулась девушка. – Думаю, это важнее.
В конце концов, ничто человеческое ей не чуждо. Мэгги ещё никогда не чувствовала себя такой уязвимой, как сейчас, смотря на место, где могла умереть, если бы не незнакомец, что стоял рядом.
Она рассматривала резкие непоколебимые черты лица Логана, его сжатые губы и тёмные глаза. Больше он не был незнакомцем. Он спас ей жизнь. За последние несколько недель мужчина пережил войну, плен, ранение, горе и тюремное заключение. Тем не менее, он спас её от верной смерти и убедился, что она пришла в себя после этого испытания. Ко всему прочему Логан прислушивался к ней. Обращался уважительно.
Девушка доверяла ему.
Смотря на него, Мэгги поняла, что дрожит. Этот сильный трепет шёл глубоко изнутри. Логан резко выдохнул, бросил лопату и в два шага оказался рядом. Он протянул руки и крепко обнял её, прижав к своему тёплому твёрдому телу.
Больше она не могла противостоять его прикосновениям. Да и не хотела. Это властное объятье было таким радушным и утешающим. Ей хотелось полностью обернуться в это тепло и остаться так навсегда.
Целуя девушку в макушку, он пробормотал:
– Ты важнее всего, Мэгги.
Она поражённо замерла. От его искренности перехватило дыхание, и слова застряли в горле.
Внезапно, Логан отстранился, сделав шаг назад. Лёгкий румянец оттенил его щёки и, прочистив горло, он сказал:
– Займемся поисками. Ты помнишь, где уронила фибулу?
– Нет, – пробормотала девушка, почему-то не в состоянии встретиться с ним глазами. – А ты помнишь, где видел её?
– Я отвлёкся. Как только увидел тебя, напрочь забыл о ней, – ответил Логан.
Мэгги стала на колени и начала просеивать снег, пока её пальцы не покраснели, онемев от холода. Она ползала туда-сюда в большущих сапогах, обыскивая всю территорию возле скалы. Потом девушка нашла палку и начала разгребать ею сугроб.
Прошёл час, тучи скрыли последние солнечные лучи и неожиданно начался снегопад. Дальше горного хребта трудно было что-либо разглядеть. Расстроившись, девушка выпрямилась и подошла к Логану.
– Это просто смешно.
Он поднял голову вверх, смотря из глубокой ямы, которую вырыл в снегу. Мужчина трудился на славу и, несмотря на холод, на его лбу выступила испарина.
– Ты о чём?
– Если продолжим, насмерть простудимся. Это безнадёжно, – она сильно стиснула зубы, но губа всё равно задрожала, к тому же ей не удавалось сдержать слезу.
– Чёрт возьми, – девушка со злостью вытерла соленые дорожки тыльной стороной руки.
– О, Мэгги.
Девушка никогда и не знала, насколько эта фибула была ей дорога, но с потерей украшения появилось ощущение, что Мэгги снова утратила мать. Это чувство нахлынуло на неё словно вышедшая из берегов река. Она спрятала лицо в шерстяных лацканах куртки Логана. Он отбросил лопату и обнял её, окутав в защитный кокон, а Мэгги вцепилась в него и зарыдала.
В конце концов, истощение взяло верх, и она смахнула последние слезинки. Тьма поглотила прощальные дневные лучи, и всё затихло в снежной мгле.
Вытерев влажные дорожки на щеках, девушка посмотрела на него.
– Пожалуйста, Логан, забери меня назад в хижину. Давай уйдём отсюда.

----------------------------------------
1. Якобиты — приверженцы английского короля Якова II, свергнутого в результате государственного переворота 1688—89 гг. (так называемая Славная революция), и его потомков. Якобитами были в основном знатные аристократы-католики, сторонники абсолютизма. К ним принадлежали также некоторые члены партии тори, крупное дворянство Верхней Шотландии, часть ирландских лендлордов. В 1715 г. и 1745 г. якобиты предпринимали безуспешные восстания в пользу династии Стюартов.
2. Корни традиции уходят в древние языческие времена. В день зимнего солнцестояния сжигалось большое бревно из дуба, вяза или вишни. Оно своим горением олицетворяло возвращение солнца и прибавление дня.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 476 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar