Главная » Переводы » Вечный всадник, Л. Йон » Главы

Глава 9, Вечный всадник - Л. Йон
Глава 9 

Кара стояла, как олень в свете фар: мысли спутаны, сердце стучит так, словно хочет выскочить.
- Думаю, мне все же следует присесть.
Ее ноги были свинцовыми, когда она шла по мраморному полу к толстому ковру, на котором стоял огромный журнальный «столик», выполненный в виде шахматной доски. Перед тем как опуститься в мягкое, кожаное кресло, девушка убрала с него две шахматные фигуры размером с жестяную банку.
- Тебе нравится играть в шахматы? - спросила она приглушенным голосом. Совершенно идиотская фраза.
- Да.
- Значит, ты чертовски здорово играешь? - Еще одна идиотская фраза.
Кара рассуждала о таких приземленных вещах как шахматы, в то время как Арес рассказывал о падших ангелах, демонах и ее смерти.
Всадник поставил фигурки на места.
- Еще никто ни разу не победил меня.
- Напоминай мне не соревноваться с тобой в этой игре, - пробубнила девушка.
- Было бы мудро не соревноваться со мной ни в чем. - Арес подошел к одной из дальних дверей комнаты и позвал кого-то по имени Вулгрим.
Его неоправданная высокомерность раздражала Кару, но такая реакция вполне устраивала ее. Девушка не успела ответить, как гигантское существо с бараньими рогами и широким носом появилось в комнате, его копыта цокали по полу. Его – по крайней мере, она предполагала, что это существо мужского пола - густой, рыжевато-коричневый мех был зажат в кольчугу, поверх которой красовалось нечто вроде кожаной туники.
Кара думала, что ничто не сможет удивить ее больше, чем есть, поэтому притворилась каменной статуей, пытаясь стать как можно более незаметной, пока Всадник разговаривал с «вещью».
- Мой господин? - громко сказала «вещь».
Арес наклонил голову:
- Вульгрим, принеси орочью (1) воду для человека. Предупреди остальных, чтобы давали девушке все, что она захочет. - Он посмотрел на нее многозначительным взглядом: - Кроме свободы. Охраняйте ее ценой собственной жизни.
Орочью воду? Несомненно, он сказал «орхидеевую воду». Как, например, розовая вода. Только с орхидеями. Господи, прямо сейчас она захотела залиться безумным смехом, потому что в комнате находился монстр, а она думала о цветочной воде. Кара бросила взгляд на Ареса и пересмотрела свой вывод. В комнате было два монстра.
Вульгрим поклонился, развернулся на своих копытообразных ногах и исчез.
- Что... - девушка прочистила горло, чтобы избавиться от унизительной хрипоты: - что это было?
Мужчина снял куртку и положил ее на спинку дивана.
- Демон-козел. В моем распоряжении около тридцати таких слуг и стражей. Они не навредят тебе.
Конечно нет. Потому что, зачем демонам вредить ей?
- Все демоны похожи на козлов?
Арес глубоко вдохнул, набираясь терпения для ответов на вопросы:
- Существует множество видов демонов так же, как и млекопитающих на земле, хотя многие из них похожи на людей. Мы называем их тер'тацео. Сейчас ты можешь чувствовать или видеть некоторых из них, так как принадлежишь к моему миру.
Кара вспомнила парня, который вышел из паба в Йорке, того, который на пару ужасных секунд превратился в отвратительное существо. Что-то мохнатое промелькнуло в комнате, и она забыла о том парне.
- Это... существо за тобой - демон?
Всадник развернулся, и глупая ухмылка смягчила его грубые черты лица:
- Да.
Он издал какое-то мурлыканье, и существо размером с бигля (2) - уменьшенная, более округлая, кудрявая копия Вульгрима - пало ниц. Девушка наблюдала, удивленная неожиданной нежностью Ареса, когда он с любовью пощекотал его.
- Иди домой, Рет. Твой отец, должно быть, волнуется.
Маленький «козлик» проблеял и убежал.
- Это внук Вульгрима. Ему только несколько месяцев отроду, а уже любопытный, как черт. Его мать умерла.
Мужчина... у Кары накопилось бесчисленное количество вопросов для него, но она даже не знала, с чего начать. Возможно, с причины, почему она здесь? Девушка снова устроилась в кресле и, когда Арес нахально осмотрел ее, подтянула колени к груди и поправила испорченную пижаму, хотя в данный момент это должно было быть не так важно - он уже видел все.
- Вежливые люди не пожирают глазами, - отрубила она, потому что, черт возьми, этот мужчина видел все, но ему не следовало пускать слюни.
- Как раз они и пожирают глазами, - растягивая слова, произнес Всадник. - Просто они очень деликатны касательно этого.
Неважно.
- Почему ты привел меня сюда?
С застывшим выражением лица, Арес принялся широкими шагами мерить комнату.
- Чтобы защитить от своего брата.
- Твоего брата? Это он пытался меня убить?
- Он - мужчина на белом коне, и он не единственный, кто хочет убить тебя. За ним выстроилась половина подземного мира. Вот поэтому ты должна быть здесь. Мой брат может найти остров, но больше никто. Он будет подозревать, что я привел тебя сюда, но у него нет доносчиков - я очистил остров от паразитов и летучих мышей, а мои демоны-козлы, с помощью охотничьих соколов, уничтожили всех птиц. - Прочитав на ее лице немой вопрос, Арес добавил: - Мой брат может общаться с различными переносчиками болезней и использовать их в качестве шпионов.
Ах, да. Поэтому Всадник спрашивал о крысах.
- Твой брат создает впечатление «привлекательного» мужчины.
Наступила долгая пауза, нарушаемая только звуками шагов.
- Когда-то он на самом деле был таким.
Так или иначе, Кара не могла представить психопата на демонском коне по-настоящему привлекательным.
- Может быть, самое время рассказать, кем являетесь ты и твой брат? Потому что, честно говоря, мне трудновато переварить полученную информацию.
Арес покачал головой:
- От того, что ты будешь знать о нас, тебе не станет легче.
- Что? Станет еще хуже?
- Будет трудно в это поверить.
- Эй! - Девушка показала в сторону, куда ушел козлоподобный демон. - После всего, что я увидела, даже если ты назовешь себя Дартом Вейдером (3), я не удивлюсь.
Всадник улыбнулся уголком рта прежде, чем снова превратить его в твердую, отталкивающую линию. Но за эту секунду Кара почувствовала влечение к нему, которое испытала впервые увидев его на своем крыльце.
- Моего брата зовут Ресеф, - резко сказал он. - Звали Ресефом. Сейчас он тот, кого вы привыкли называть Чумой, первый Всадник Апокалипсиса.
Ладно, она ошибалась насчет того, что сможет остаться безразличной. Девушка была просто ошеломлена новостью и делала все возможное, чтобы успокоить прерывистое дыхание. Брат. Брат Ареса - Чума. Наконец, она смогла говорить, но звук голоса был больше похожим на кваканье:
- Тогда ты...?
- Война. Второй Всадник Апокалипсиса.
Демон Вульгрим принес бутылку воды, которую мужчина протянул Каре:
- Выпей.
Все еще оставаясь ошеломленной, девушка сделала, как он приказал. Холодная вода оживила пересохший язык, и она успела выпить половину содержимого до того, как его руки аккуратно отобрали бутылку. Слово «аккуратно» совершенно не соответствовало Аресу, но прямо сейчас вся эта пугающая сила исчезла, и даже резкие черты его лица и непривлекательный изгиб рта стали менее суровыми.
- Достаточно, женщина, - проворчал Всадник. - Сейчас большим количеством воды ты шокируешь организм.
Слишком поздно. Хуже, чем есть сейчас, уже не будет.
- Никакого цветочного аромата. - Она что, королева идиотских утверждений сегодня? Арес смерил ее взглядом, словно она была возбужденным душевнобольным, а он боялся подхватить вирус. - Просто ты сказал, что это - орхидеевая вода.
Всадник нахмурился, тихо повторил ее слова, а потом засмеялся. И, Господи, каким же прекрасным он стал.
- Орочья вода. Я приказал Вульгриму добавить сюда орочьих трав, чтобы помочь тебе расслабиться.
Кара должна была бы разозлиться за то, что он подпоил ее, но, кажется, вещество подействовало, потому что ей стало все равно. На самом деле, по венам стало распространяться возбуждающее тепло, а мышцы приятно расслабились.
- Что дальше?
- Нам необходимо найти твоего цербера раньше Чумы. Если моему брату известно про вашу связь, то он станет пытать его, чтобы убить тебя. - Арес протянул руки и обхватил ее шею, вздувшиеся бицепсы проверяли крепость его рубашки. - Ты приехала в Йорк, чтобы найти эту собачонку, верно? Ты знаешь, где она?
- Не совсем. Но в одном из своих снов я видела название улицы. Ньюлендский машинный парк.
- Тогда я начну поиски оттуда. Несомненно, Чума уже послал своих прислужников прочесывать город.
Не спрашивай... не спрашивай...
- Почему он хочет убить меня? Почему подземному миру понадобилась моя смерть?
- Почему? - Глубокий голос мужчины проник в самые глубины ее души, и ей понравилось это ощущение. - Потому что подземный мир населен множеством демонов.
Всадник опустил взгляд на руку, где двигалась татуировка лошади, как будто бриз колыхал ее гриву. Кара вспомнила, как его настоящий конь превратился в дым, а потом в татуировку, и да, это было еще одной темой для разговоров.
- Большинство демонов, живущих в человеческом мире, не могут смириться с тем, что творит мой брат. Но те, кто застрял в Шеоуле, хотят выбраться оттуда, поэтому они присоединились к Чуме. А тот хочет тебя убить, так как твоя смерть сломает мою Печать.
- Это плохо?
Арес невесело засмеялся, и в этот раз от его смеха в жилах застыла кровь, которая, благодаря орочьей воде, итак текла медленно.
- Плохо? Кара, твоя смерть вызовет Апокалипсис. Окончательное разрушение. Конец мира, который мы знаем. Поэтому да, твоя смерть - плохая штука.
- Это будет досадная ситуация.
В какой-то момент девушка схватила его руку. Должно быть, она была не в себе, потому что поглаживала ее. Но ведь она сама только что сказала, что ее смерть будет обычной досадной ситуацией, так в чем дело?
- Орочья вода потрясающая.
Одна коричневая бровь вздернулась.
- Мне кажется, Вульгрим сделал ее крепче, чем обычно.
- Ага! Говоря о крепости... водка. Я же не пила водку, верно? Той ночью я позаботилась о Хэле, а ты меня похитил.
Длинные пальцы мужчины переплелись с ее пальцами, и все ее тело стало влажным и теплым.
- Я инсценировал все после того, как подправил твою память. Я хотел заставить тебя думать, что у тебя нет причины вспоминать о произошедшем.
- Могло бы сработать, только вот я не пью. Никогда. - Кара наклонилась вперед: - Можно мне еще орочьей воды?
Арес усмехнулся и поставил бутылку вне пределов досягаемости.
- Не думаю, что это хорошая идея.
Вряд ли. Особенно после того, как ее веки стали тяжелеть. Но тело вело себя совершенно по-другому: ее гормоны, вероятно, разбуженные от глубокого сна со времени встречи с Аресом, определенно хотели станцевать джигу (4).
- Ты очень вкусно пахнешь. И ты невероятно привлекательный. Хотя твое лицо выглядит немного жестоким.
Сердитый взгляд Всадника подтвердил ее мысль.
- Твой брат был ужасным. Ты тоже ужасный. Ты есть зло?
- Пока что нет. Вот поэтому мы должны сделать все возможное для твоего спасения, Кара. Если ты умрешь, я стану очень, очень плохим.
- Таким, каким ты был, когда поцеловал меня? Твой поступок был плохим.
- Это был не поцелуй. И это было неплохо. - Это прозвучало так, словно его поймали с поличным, и девушка не сдержала улыбку.
- Твой рот был на моем.
Ее зрение затуманилось, но Кара могла четко видеть его губы. Они такие идеальные. Насколько она помнит, они еще были твердыми, но гладкими. Девушка потянулась и дотронулась подушечкой пальца до его нижней губы.
Его рот приоткрылся от глубокого вдоха, и что-то вздрогнуло у нее в животе. Возможно, орочья вода. Кара медленно обводила его губы своим пальцем, и да, они оказались мягкими. Бархатными. Ей захотелось снова почувствовать их.
Где-то, в уголках ее сознания внутренний голос кричал, что это неправильно, но девушка была сонной, сумасшедшей и немного... сексуально озабоченной.
- Я покажу, - пробормотала она, когда наклонилась вперед, - как на самом деле выглядит поцелуй.
Арес отклонился, но Кара поймала его губы своими, и он ослеп, как если бы она ударила по выключателю. Хихиканье прорывалось, но девушка никогда не позволила бы ему вырваться наружу. Ни за что. Ее губы были слишком заняты.
Она никогда не выступала в роли провокатора, если дело касалось отношений. Это, должно быть, повлияла орочья вода. Девушка целовала его губы так, как это делал он. Его язык обводил контуры ее губ, поэтому сейчас она делала также.
- Вот, - прошептала Кара, - как ты целовал меня.
Животный, мужской звук вырвался у него из груди - что-то среднее между стоном и рычанием - и Арес взял все в свои руки. Он толкнул девушку в кресло, его тело давило на ее, его бедра оказались между ее. Снова внутренний голос закричал, что это - ошибка, но тело было расслабленным, вялым, и после адских деньков все, что Кара хотела - это забыться.

-----------------------------------------------------------------------------------
(1)Орк - другое название для гоблина, введенное Толкиеном в трилогии «Властелин Колец». Слово было создано от англосаксонского «orc-nea», означающего монстра или демона. Само же англосаксонское слово возникло от латинского «Orcus» («бог смерти»).
(2)Бигль - порода английских гончих.
(3)Дарт Вейдер - злой и пугающий персонаж из «Звездных войн». Он громко дышит и носит черный костюм с маской, полностью закрывающей его голову.
(4)Джига - быстрый старинный британский танец кельтского происхождения.




Арес уперся в ручки кресла и приподнялся над Карой. Ах, черт! Это было совсем не смешно. Девушка находилась под наркотическим действием орочьей травы, и Всадник знал, что должен был остановить ее еще в тот момент, когда она коснулась пальцем его рта.
Но вместо этого он с любопытством наблюдал за ее действиями. Всадник не думал, что девушка поцелует его. А когда она это сделала... это был самый сладкий поцелуй в его жизни. Ее рот был требовательным, а язык - приятным и горячим, и от этого у Ареса внутри разгорелся огонь, который, как он думал, погас давным-давно.
И, когда пальцы девушки обхватили его шею, пламя вышло из-под контроля. Его инстинкты воина требовали, чтобы он двигался вперед, шел в нападение и побеждал. Кара была у него в руках - тело мужчины стало настойчивым и напряженным, его рот пробовал на вкус, готовую на все, возбужденную женщину.
Теперь он накрыл ее собой - напряженный член прижался к ее лобку, а его мускулистая грудь часто вздымалась от неровного дыхания. Девушка спала.
Слезь с нее, кусок дерьма.
Его шею стало покалывать от ощущения, что за ним наблюдают, и Арес повернул голову в поисках этого существа. В дверном проеме, который соединял столовую и гостиную, стоял Вульгрим. В его маленьких, свинячьих глазках светились предположение и любопытство. Конечно, Арес редко приводил сюда женщин. Но, когда он так поступал, они не тратили время на посиделки в гостиной и никогда не накачивали себя наркотиками до бессознательного состояния.
Да уж, нынешняя картина смотрится отлично.
- Что? - выкрикнул Арес, когда слез с Кары. Всадник с трудом подавил желание объяснить, что это произошло не под влиянием рогипнола (1). Он может иметь любую женщину, какую захочет. Ему не нужно накачивать их наркотиками, и вообще, слуг не должно касаться даже, если он занимается сексом с человеком.
- Я вижу, вы... заняты, - сказал Вульгрим, и в его обычно скучном голосе промелькнули нотки веселости. - Я приберусь позже.
- Хорошо. И скажи Торренту, чтобы лучше присматривал за Ретом.
Не то, чтобы Всадник возражал против маленького комка меха в своем доме, но если Чума найдет кроху ремрила... Боже, Арес даже не хотел углубляться в такие мысли.
Он поднял Кару на руки. Ее голова откинулась, оторванные пуговицы и потрепанная пижама дополняли великолепную картину «трахни-ее-пока-она-спит». Замечательно.
- Я слышал, рогипнол даже лучше, чем орочья вода, сэр, - выкрикнул Вульгрим, когда Арес спускался с девушкой по лестнице.
- У меня есть пыточная в подземелье, - ответил на замечание Всадник, и он только отчасти шутил. Проклятый демон.
Проблема состояла в том, что демон боялся Ареса вполовину меньше, чем должен был. К тому же, как бы Арес ни старался спокойно относиться к Вульгриму и его семье у себя в приближении - не мог. Он не любил демонов. Но Вульгрим – другой, и живет рядом с Всадником с того дня, как еще в детстве был спасен им от смерти.
Кара на руках мужчины зашевелилась, прижалась к груди и обвила руками его шею. Все его тело наполнило необычное тепло - что-то, что Всадник не смог определить, но оно было... приятным.
В нашем мире нет места для доброты. Воины сражаются. Они трахают. Они убивают. И все. Голос отца - человеческого мужчины, воспитавшего его - по-прежнему звучал в голове у Ареса, даже спустя столько времени. В детстве его били за проявление доброты к животным и рабам. Благородная сторона Всадника, буквально, исчезла к тому времени, как ему исполнилось десять лет. Слова звучали громко и понятно: не привязывайся ни к кому и ни к чему, потому что имущество можно легко потерять, власть изменчива, а живые существа легко умирают.
Да... со временем он забыл этот урок, и его семья заплатила за его ошибку. Кровью.
Кара начала храпеть, и Арес попытался найти эти изысканные звуки непривлекательными. «Не прелестные. Именно, совсем не прелестные». Он твердил себе это снова и снова, пока нес ее в свою личную, из пяти имеющихся, спальню. Там были ванная, большая кровать и кресло в углу, где он мог сидеть и смотреть на девушку, если захочет. Из окна можно было увидеть край отвесной скалы, самую лучшую панораму и патио (2), а так же почувствовать морской бриз. В дополнение ко всему, эта комната являлась недосягаемой с улицы.
Всадник положил Кару на кровать, убрал ее пальцы со своей шеи и накрыл одеялом, пытаясь сделать все возможное, чтобы оторвать взгляд от разодранной пижамы. Ладно, не все возможное. Проклятие, жалкая попытка. Ему нужно найти для девушки новую пижаму. Немедленно.
С легким вздохом Кара свернулась калачиком, уютно устроившись на простынях. Ареса уколол приступ ревности: ему никогда не удавалось расположиться на кровати таким образом - так мог сделать только человек. Даже тогда, когда Всадник верил в то, что он - человек, появлялось чувство разобщенности, словно он не принадлежал к этому миру. Арес прошел через радости брака, семьи и наслаждался жизнью, но всегда в глубине души знал, что что-то было неправильно - что он предназначен для чего-то большего, и ему не нужны человеческие вещи или чувства.
Мужчина понял, что потерявшись в мыслях, склонился над Карой; ее голова покоилась на его руках, так как на кровати не было подушки, а его пальцы дотрагивались до ее нежных щек. Зашипев, Всадник отстранился так резко, что потерял равновесие и, зацепившись за кресло, приземлился на задницу. Сукин сын. И это падение, и скользящие мысли были нескладными, нехарактерными, и, он хотел винить в этом Агимортус... ладно, да, он винил его. Ни одна из женщин не одурманит Ареса и неважно, насколько красивой она будет.
Восстановив настрой воина, Всадник выставил стражу в патио, на крышу и в поле зрения каждого окна. Когда он убедился, что никто - даже ни одна из крыс Чумы - не проскользнет в комнату, то написал сообщения Лимос и Танатосу. Оба приехали в течение часа, и Арес встретил их в гостиной.
- Скажи мне, что человек у тебя, - произнес Танатос после приветствий.
Он был готов к сражению - одетый в демонские металлические доспехи. Когда он шагал, его ботинки грохотали как удары грома. С помощью кожаного ремешка, Тан убрал свои светлые волосы назад, но две тонкие пряди по обеим сторонам висков свободно свисали и били его по лицу во время движения. В руке мужчина держал холодную бутылку виски - Танатос имел пристрастие к этой жидкости.
На Лимос, появившейся после него, были оранжевые шорты, желто-оранжево-голубой гавайский верх и шлепанцы в цветочек. В ее черных волосах даже виднелся желтый цветок. Она была так похожа на девочку.
- Привет, брат. - Лимос хлопнула Ареса по груди, проходя мимо него. - Что случилось?
- У меня человек. Она сейчас спит.
- Хорошо. - Тан выпил половину содержимого бутылки. - У тебя есть проблемы с ней?
«Поверь мне».
- Если тебя интересует, агрессивна ли она в моем присутствии, то нет.
- Как Агимортус влияет на тебя?
Арес сжал и разжал кулаки. По сравнению со всем, с чем ему пришлось столкнуться с тех пор, как он стал Всадником, потеря сил и, возможно, слабость – были самыми раздражающими явлениями.
- Когда я сражался с Ресефом в Йорке, доспехи и оружие подвели меня, но, с тех пор как я забрал Кару, мне не нужно было пользоваться ни одной из своих способностей.
Лжец. В отеле его реакция замедлилась - близость к девушке притупила способность чувствовать опасность. Но Арес был не в состоянии признать свои ошибки, даже перед братом и сестрой. Он мог перечислить все логические доводы: что это была не его вина, что это не случится ни с кем другим и так далее, и тому подобное... А что в итоге? Это так унизительно.
Ли бросила на него скептический взгляд, словно хотела предложить сверхъестественную виагру для его проблем с Агимортусом, но мудро решила промолчать.
- Как она? Должно быть не испытывает радости от того, что большинство подземных жителей хочет ее смерти.
- Она держится, как может.
Арес подошел к барной стойке, со встроенной раковиной и водопроводным краном, около камина. У текилы есть свойство замещать грубый огонь стыда своим собственным огнем.
- По крайней мере, сейчас.
- Есть признаки слабости? - Фиолетовые глаза Ли засветились, когда Арес встал за гранитную барную стойку. - Да, пожалуйста. Что-нибудь фруктовое.
- Тебе с зонтиком? - Она показала ему «птичку».
За эти дни его сестре придется научиться использовать приличные жесты - никакой приторной порнографической фигни.
- Пока никакой слабости я не заметил. Связь с цербером продержит ее силы немного дольше. Мы обязаны найти животное, потому что из-за того, что оно умирает, умирает и она. У меня есть начальное место поиска - улица в Йорке, но, если потребуется, мы обойдем каждую дверь. Также нужно найти падшего ангела, чтобы Кара смогла передать Агимортус - нам нужна передышка.
Лимос вздохнула:
- Вернусь домой и соберу кое-какие вещи. Тебе нужен хотя бы один из нас здесь, чтобы защитить девушку.
- Отлично. Я пойду за дворняжкой. Тан, ты ищешь Непадшего. Я начну с Храма Лили - найду там Тристеллу.
Арес полагал, что она настолько тупа, чтобы остаться.
- Заметано.
- Я надеюсь. Тристелла сказала, что осталась всего дюжина, или около того, падших ангелов. Другие либо были убиты Чумой, либо вошли в Шеоул, чтобы спастись от его клинка. - Когда Тан грубо выругался, Арес стал в этом уже не так уверен: - Еще новости?
Танатос кинул свою бутылку в мусорную корзину:
- Ресеф попытался убедить одного из моих вампов подсыпать афродизиак (3) в мое питье.
- Арес пристрастился к орочьей воде, - выкрикнул Вульгрим из кухни, и да, в подземелье появился комплект цепей с его именем.
Лимос нахмурилась:
- Что сказал твой демон?
- Ничего, - буркнул Арес. Он положил кусочек льда в стакан Тана, который наморщил лоб в попытках понять, о чем говорил ремрил. - Очевидно, план Ресефа не сработал?
- Я подозревал, что он попытается подобраться ко мне через мой персонал, поэтому предупредил их, что столб (4) всегда ждет того, кто предаст меня.
Ли изучала свои ногти, выкрашенные в розовый и желтый цвета:
- Лучше бы ты обходил стороной «Паб Четырех Всадников». По всей вероятности, Ресеф остановился там и пообещал вечное место рядом с собой после Апокалипсиса каждому, кто приведет тебя. Женские особи уже ищут цепи, которые смогут удержать тебя. Есть даже несколько мужских, готовых к действию.
- Мило. - Глаза Танатоса вспыхнули как желтые алмазы.
Арес влил в блендер ром для девичьего напитка Лимос:
- Теперь вы видите, что мы вынуждены уничтожить его?
- Я сказал, нет. - Короткая вспышка мрака сделала темным пространство у ног Тана. - Мы найдем другой способ. Ривер обещал помочь.
Лимос закатила глаза:
- Я поверю в это только, когда увижу собственными глазами.
- Я слышал, что... - пробормотал Тан, - технически, он не сможет помочь. Ангел предложил привести представителей Эгиды, чтобы мы встретились с ними.
- Встретиться с ними? Они, наверняка, хотят убить нас.
Несколько сотен лет назад у Лимос была пренеприятная схватка с группой Эгиды, и они проинформировали ее, что убийство Всадников предотвратит Апокалипсис. Каким-то образом, они узнали о том, как влияет на всех четверых укус цербера, и подстрелили ее стрелой, пропитанной собачьей слюной. Они продержали девушку парализованной целую неделю прежде, чем Ресеф спас ее, и, хотя то, что они сделали с Лимос не являлось в представлении Ареса парализацией, ей понадобились недели, чтобы полностью отойти от пережитого.
Да... парни из Эгиды хороши в техническом плане, но определенно - не друзья.
Арес положил в дайкири (5) со льдом свежую клубнику. «Фу...»
- Если они до сих пор пользуются нашей уязвимостью к укусам церберов, то мы можем угодить в ловушку.
- Или они могут помочь нам, - сказал Тан. - Я ненавижу соглашаться с Ривером, но в данный момент мы не можем позволить себе отворачиваться от любой помощи. Кроме этого, они в состоянии помочь нам найти Освобождение прежде, чем кинжал заполучит Ресеф.
- Мне это не нравится. - Лимос топнула ногами так, что ее шлепанцы клацнули о пол.
Арес рассмотрел их возможности, и, к несчастью, таковых оказалось не так уж много.
- Мы должны поговорить с ними, но сделаем это на своих условиях. Тан, скажи Риверу, что мы встретимся с ними у тебя.
- Что? - сказала Лимос. - Со всей долбаной группой?
Арес покачал головой:
- Нас трое, значит, мы разрешим им выставить не более трех представителей от их группы. Кара будет с нами, а я не могу рисковать ее безопасностью.
- Как они доберутся туда?
- Это проблема Ривера.
Арес включил блендер.
- Я по-прежнему думаю, что это ошибка, - сказала Лимос после того, как прибор остановился.
- Ли, мы искали твой Агимортус тысячелетия, и безуспешно. Если до сих пор не смогли обнаружить его, значит, уже никогда не найдем. Но у Эгиды есть средства, которых мы не имеем. У нас нет выбора. Сейчас у Ресефа поддержка злых сил, включая их ресурсы. Если он найдет твой Агимортус раньше нас...
- Да, да. Я поняла. Но мне это не нравится.
- Мне тоже, но...
Ареса прервал крик.
Кара. Всадник бросился бежать по коридору, Тан и Ли следовали за ним по пятам. Он ворвался через двойные двери в спальню, где на кровати сидела Кара. Ее лицо было напряженным, а в глазах отражался животный страх. Пальцы девушки сжимали одеяло у груди так сильно, что костяшки побелели.
- Арес, - выдохнула она, а потом ее рот открылся от удивления при виде Тана, меча в его руке, и Ли, которая успела облачиться в штаны и самурайскую тунику из кожи гадюки. Арес, в какой-то момент, тоже приготовился к битве, и его доспехи лязгали, когда он пересекал комнату.
- Это мои брат и сестра.
Инстинктивно, Арес проверил каждый дюйм комнаты перед тем, как облокотиться о стену перед окном, из которого выглядывал ночью. Его ремрилы замерли, и ничто их не тревожило.
- Что случилось?
- Кто-то забрал Хэла, - с трудом выдохнула Кара. - Они ранят его.
Танатос убрал меч. Звук задвигающегося в ножны куска металла снял напряжение в комнате.
- Хэл?
- Цербер, с которым связана Кара, - объяснил Арес; его голос прозвучал так же пронзительно, как до этого меч Тана. - Кто забрал его?
Кара подтянула одеяло к шее, ее взгляд метался между Танатосом и Лимос:
- Их было шестеро. Пять мужчин и женщина. Он не хотел идти. Тогда они начали подталкивать его копьями... и он оказался в клетке, из которой не может выбраться.
Из глаза девушки вытекла слеза, и у Ареса возникло нелепое желание убрать ее. Это было ощущение, которое он не мог почувствовать, когда носил доспехи. Но, находясь так близко к Каре, их твердая кожа превратилась в мягкую оленью, и эмоции, которые должны были быть заблокированы, оказались близки к выходу.
- Ты можешь описать их? - Танатос облокотился о шкаф. К большому неудовольствию Ареса, находясь в спальне и расспрашивая Кару, Тан чувствовал себя более комфортно.- Их оружие? Одежда?
Кара ответила, но обращаясь к Аресу:
- Большинство из них было одето в джинсы. Кто-то в кожу. У одного на шее висело распятие, а в руке была бутылка с какой-то жидкостью.
- Святая вода, - пробормотал Арес. - Что-нибудь еще?
Кара потянулась к горлу, показывая туда, где у нее совсем недавно — когда Арес спас ее от Хранителей - была рана. - Они были такими же странными, и у них были такие же S-образные штуки. На обоих концах, лезвия. Одно - золотое, другое - серебряное.
- Станги, - проворчала Ли. - Оружие Эгиды. Чертовы человеческие ублюдки.
- Проклятье, - выдохнул Арес. - Танатос, договорись с Ривером о немедленной встрече с представителями Эгиды. Мы хотим получить некоторые ответы, и собираемся вернуть этого чертового цербера, пока они его не убили.
Аметистовые глаза Лимос сверкнули:
- Они не убьют его прямо сейчас. Сначала проведут эксперименты.
- А я ослабну, пока они будут это делать. - Глаза Кары встретились с глазами Ареса, и он почувствовал, что тонет в них - то, благодаря чему человеческий мужчина с готовностью идет на смерть, влекомый русалкой. - Ведь так?
- Да. - Всадник мог бы приукрасить, но девушка уже обо всем знала. А он, в свою очередь, ни разу в жизни ничего не приукрашивал. - Ты будешь терять силы, пока не умрешь и не запустишь конец этого проклятого мира.
__________________________
(1) Рогипнол - запрещенное снотворное без цвета, запаха и вкуса; часто используется маньяками ради секса с жертвой «в отключке».
(2) Патио - открытый внутренний двор.
(3) Афродизиак - средство, усиливающее сексуальное влечение.
(4) Столб - столб, к которому привязывали присужденных к сожжению.
(5) Дайкири - коктейль из рома, сока лимона или лайма и сахара.



Ты будешь терять силы, пока не умрешь и не запустишь конец этого проклятого мира.
Кара размышляла о том, сколько раз ему пришлось сказать эти слова, чтобы она, наконец, осознала - от нее зависит судьба человечества.
Не отдавая себе в том отчета, она потянулась к руке Ареса - не понимая до конца почему. Возможно потому, что мужчина со светло-желтыми, ястребиными глазами и проколотой бровью уставился на нее, а девушка с иссиня-черными волосами и лиловыми глазами ворчала что-то о человеческих отбросах, и прямо сейчас Арес был ее единственным другом.
Если его действительно можно назвать «другом».
Кара украдкой рассматривала новоприбывших. Мужчина не был таким широким в плечах, как Арес, немного худощавый, волосы более светлые и длинные; но сходство в самодисциплине, заостренных чертах и напряженном выражении лица поражало. Девушка относилась к тому типу, который Кара ненавидела: безупречная кожа, длинные черные ресницы, обрамляющие великолепные глаза, и ослепительная красота без макияжа.
- Так значит, это твой брат? И сестра?
Еще один Всадник и... Всадница?
- Это Танатос. - Арес показал на «Желтые Глаза». - Девушку зовут Лимос. Они не навредят тебе.
Нагнувшись, он подтянул одеяло выше, чтобы прикрыть ее обнажившуюся грудь. Затем бросил взгляд на брата и сестру:
- Можно нам минутку?
В его голосе прозвучала нотка раздражения, что, как предположила Кара, было обычным делом.
- Конечно. - Танатос пристально осмотрел ее, и девушка почувствовала себя голой. У него вырвался какой-то звероподобный рык, голос зазвучал ниже и резче:
- Мне нужно... идти. Я вызову Ривера.
- А мне нужно упаковать некоторые вещи, если уж предстоит нянчиться с твоим человеком.
Лимос поправила цветок у себя в волосах, затем провела пальцами по горлу, и ее доспехи исчезли - она осталась в шортах, шлепанцах и майке с надписью «Гавайи».
Ситуация продолжала становиться все более странной. Удивительно, но Кару больше не беспокоили вещи, которые заставляли ее сердце учащенно биться всего пару дней назад. А в действительности, еще вчера.
Через минуту они с Аресом остались наедине, и девушка оглядела скудно обставленную спальню.
- Как я здесь оказалась? Не помню, чтобы я заснула.
- Я дал тебе слабое успокоительное.
Слабое? Выглядело так, словно он влил в нее бутылку виски. Кара потерла глаза, но это не помогло избавиться от сонного состояния. Она поняла, что продолжает держать Ареса за руку, но не отпустила. На самом деле, девушка сжала руку сильнее - как будто Всадник был ее единственной опорой. Мужчина выглядел немного смущенным, стоя и не зная, что делать.
- Спасибо.
- За что?
Арес попытался высвободиться, но Кара не отпускала. Может он и казался незнакомцем, но в данной ситуации был единственным, кого она более или менее знала.
- За то, что ты здесь.
Кара инстинктивно погладила его большой палец. Руки мужчины были такими грубыми, но за все время, пока ему приходилось возиться с ней, он еще ни разу ей не навредил.
- Твои брат и сестра пугают меня.
- Так и должно быть.
Она вздохнула:
- У тебя не очень хорошо получается обеспечивать комфортную жизнь, да?
- Я воин, а не няня.
В его голосе не было и тени симпатии.
- Действительно, - пробубнила девушка. - Так почему они ненавидят меня? Твои брат и сестра.
- Они не ненавидят тебя.
- Возможно, - сухо сказала Кара, рассматривая шрам между большим и указательным пальцами. Как странно. Если он бессмертен, почему у него шрамы?
- Похоже, я спала в теплых объятиях.
Арес высвободил руку и сделал шаг назад, сжимая пальцы так, словно хотел избавиться от ощущения ее прикосновения.
- Они не верят тебе. Ты - человек. Которого легко развратить и которому легко «промыть мозги» - слабый и телом, и духом.
Слабый. Слово как копье вонзилось в сердце, полностью перекрывая досаду от того, что Всадник опоил ее.
Однажды она оказалась слабой, но потратила два года на свое восстановление. Терапия. Тяжелая атлетика. Курс самообороны. Впрочем, ни одна из тренировок не пригодилась, когда на нее набросились убийцы демонов. Страх взял верх, и в разгар нападения девушка забыла все, что знала о самозащите.
А вот сейчас вспомнила.
Метка на груди начала пульсировать, когда Кара свесила ноги с кровати и встала, не заботясь о том, что верх пижамы распахнулся.
- Возможно я не легендарный библейский воин, но и не совсем беззащитна.
- Против созданий моего мира - беззащитна. - Арес окинул девушку взглядом, немного задержавшись на груди, и у него вырвался какой-то звук: по мнению Кары, это было что-то вроде проклятия. - Поэтому ты слушаешь меня и делаешь то, что я говорю.
- И что же? Ты затащил меня на свой остров, напоил, засунул в эту комнату и держишь как пленницу?
- Это еще нужно доказать. - Всадник развернулся на каблуках и направился к двери. - Постарайся снова заснуть и связаться со своей адской собачонкой. Нам нужно узнать, где Эгида держит его.
Только не это. Ее больше не будут удерживать против воли. Переполняемая яростью и разочарованием от собственной беспомощности, своего положения и Ареса, в присутствии которого ее тело испытывает непонятные ей самой ощущения, Кара бросилась. Всадник развернулся и с легкостью поймал занесенную для удара руку; и в ту же секунду девушка оказалась прижатой спиной к стене. Его тело пригвоздило ее, одна рука сдавила плечо, другая взяла за подбородок так, что она не могла пошевелиться.
- Я единственный, кто стоит между тобой и смертью, - процедил Арес сквозь сжатые зубы. - Поэтому, на твоем месте, я был бы немного благодарен.
- Ты совсем спятил? - Кара попробовала вывернуться, но с таким же успехом она могла бы попытаться передвинуть валун. - Хочешь, чтобы я была благодарна? Хорошо, и за что же? Я буду благодарна, когда ты найдешь кого-нибудь другого, чтобы передать это... это... аги-что-то. Я была бы благодарна, если бы ты защитил падшего ангела, у которого это было, чтобы ему не пришлось передавать это мне. А больше всего я буду благодарна, если ты освободишь меня. - Девушка дернулась снова, и на этот раз руки мужчины поддались, но после легкой вспышки удивления на его лице, хватка стала сильнее.
- Послушай меня внимательно, Кара. - Голос Всадника стал совсем тихим. Страшно тихим. - Никогда не применяй ко мне насилие. Оно... возбуждает меня. Вряд ли захочешь испытать это на себе.
Его темные глаза сузились, челюсти сжались, и на мгновение девушка даже решила, что зашла слишком далеко. Кара ничего не знала о реальных Всадниках. Информация же о библейских ограничивалась тем, что она видела в фильмах, читала в книгах и слышала в церковной школе много лет назад, и ничто из перечисленного не выставляло их в хорошем свете. Ее сердце колотилось от злости, а потом едва различимая перемена в лице мужчины заставила сердце трепетать по другой причине.
Арес смягчился. Даже его хватка ослабла, и еще, он каким-то образом стал ближе. Метка у нее на груди запульсировала, и когда девушка посмотрела на бьющуюся венку на виске мужчины, ей показалось, что у них одинаковый ритм.
Кару охватило множество ощущений, в том числе она почувствовала сексуальную энергию, исходящую от Всадника, и хотя в комнате было тепло, давление его тела, его жар... посылали сильные флюиды желания в самый центр ее существа.
А его рот... девушка помнила, как прикоснулась своими губами к его. Да... когда они были в комнате с демоном-козлом. Они разговаривали, она выпила немного воды, а потом... потом появилось странное чувство. От внезапного осознания похолодело в груди.
- Ты сказал, что добавил в воду успокаивающее средство!
- Я так и сделал.
- Тогда почему оно сделало меня... - Кровь прилила к ее щекам.
- Сексуально озабоченной? - закончил Арес. - Орочья вода является афродизиаком для некоторых видов. Для других, например для людей, она - успокоительное. На тебя, очевидно, влияет и так, и так.
- Ну разве это не замечательно?! - выкрикнула Кара. - И ты держал этот наркотик для изнасилования под рукой... Почему?
Возможно, не самый разумный упрек мужчине, который в три раза больше тебя самой, и чье имя – Война, но девушка устала быть жертвой. Устала быть беспомощной...
- О Боже, ты не...
- Нет, - сказал Всадник, и было ли это ошибкой снова заметить, как хорошо он пахнет? Кожей и лошадьми, раскаленным песком и пряностями. - Мне не пришлось. Ты приставала ко мне сама.
- Потому что ты накачал меня!
Арес пожал плечами - медленный перекат массивных мышц.
- В конце концов, это произошло бы. Женщины всегда поддаются моему влиянию.
Поддаются? Какой. Дурак.
- Какие женщины? Демонессы?
Он провел пальцем по ее щеке, и Кара возненавидела себя за то, что ей это понравилось.
- Я предпочитаю человеческих женщин, но... - Всадник заскрежетал зубами так сильно, что девушка услышала хруст.
- Но что? - выдавила Кара. - Они слишком умные, чтобы слушать твою чепуху?
- Я делаю их агрессивными.
- Ничего себе! С твоими данными я не могу представить, почему.
Что-то грустное промелькнуло на лице Ареса, но затем исчезло, снова замещенное выражением безжалостности.
- Это мое проклятие. Когда я рядом с людьми, они хотят драться.
Кара поежилась в его руках.
- Ты это так называешь?
Улыбка мужчины получилась одновременно и чувственной, и злобной.
- Это - обычная драка. Но, кажется, у тебя иммунитет к моему влиянию.
- Неужели? Это потому, что на самом деле ты меня раздражаешь.
Он действовал на нее и по-другому, так, как не должен был, и, кажется, когда это случалось, ее тело и мозг вступали в борьбу.
- Да. Точно. - В глазах Ареса промелькнуло изумление. - Если бы у тебя не было иммунитета, то ты безумно злилась бы без причины и не смогла бы здраво мыслить.
Как раз это сейчас у нее и не получалось, можно было быть уверенной.
- А я единственный человек, на которого ты не влияешь? Не из-за этой ли штуки? - Метка начала гореть, и Кара почувствовала, как сильный поток энергии растекся по ее коже и, проникнув в вены, кажется, начал циркулировать по всему телу.
- Эта «штука» называется Агимортус. И да, хотя у Хранителей тоже есть иммунитет, они носят специальные ювелирные изделия, чтобы еще больше ослабить мое влияние. Я - причина тому, что они поставили на первое место увлечение дорогими побрякушками.
Казалось, Всадник гордился этим.
- Рада за тебя, - нахмурилась Кара, вспомнив, как легко она отбросила Сестиэля через всю улицу в Йорке. - Что еще делает Агитатус такого, о чем я должна знать?
Да, она знала, что выражалась неправильно, но она была сейчас вне себя, и хотела контролировать хоть что-то, даже если это будут незначительные слова.
- Ничего.
- Может оно делать меня сильнее?
- Почему ты спрашиваешь?
- Потому что... это странно, но я чувствую себя так, словно могу поднять сотню фунтов (1).
Его лицо потемнело.
- Оно убивает тебя, ты должна чувствовать слабость.
Боже, как она ненавидела это слово.
- Хорошо, но я не слабею. Теперь скажи мне, существует другой способ избавиться от этой штуки, кроме передачи ангелу?
- Другого способа нет.
- У тебя есть компьютер? Книги?
Арес расценил это как хитрую уловку.
- Зачем?
- Это называется поиском, древне-библейский легендарный парень. Я не собираюсь сидеть в стороне и ничего не делать. Возможно, есть нечто, что ты упустил касательно избавления от аги-что-то и связи с церберами.
Его бровь поползла вверх.
- По интернету?
Кара выдохнула:
- Загуглить можно что угодно. - Она проигнорировала его фырканье. - Можешь отпустить меня?
- Я не знаю. - Всадник придвинулся ближе, и о-о-о... у него была эрекция. Да еще в сопровождении этого низкого, хриплого голоса. Ее мозг не мог определиться, стоит ли ей начинать нервничать или возбуждаться, но тело победило разум. Между ног стало жарко, груди уплотнились, а дыхание участилось. - Пообещаешь ли ты сделать все, что я скажу? Потому что вот, в чем дело: ты умрешь - миру настанет конец. С этого момента ты слушаешь меня, потому что ты не что иное, как... как... - Арес нахмурился, словно подыскивал подходящее слово, а когда заговорил снова, голос был немного похож на рык. - Пешка. Ты не что иное, как пешка в этой игре, а я собираюсь выиграть.
Пешка? Гребаная пешка? Слишком сильно сказано, для возбужденного мужчины. Девушка признала, что Всадник нужен ей, и что в этом мире без него она пропадет. Но, если верить прежним его утверждениям, сейчас она - самый важный человек на планете.
- Я буду слушать тебя, но ты должен обращаться со мной с большим уважением. Потому что твои слова прозвучали так, словно я не просто пешка. Они прозвучали так, словно я - нечто большее, чем даже королева.
Вена на его виске забилась сильнее, Кара осмелела; ощущение силы исходило из метки на груди, наполняя душу смелостью, которую она потеряла после вторжения Эгиды два года назад. Понизив голос до возбуждающего шепота, девушка прикусила мочку его уха.
- Шах и мат.

(1) Фунт:
1) единица, использовавшаяся ранее для измерения веса золота, серебра и т.п.; = 373,2 г.,
2) современная мера веса, используемая в англоговорящих странах; = 453,6 г. (100 фунтов ~ 45,5 кг.)


Категория: Главы | Добавил: Somnia (17.07.2013)
Просмотров: 595 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar