Главная » Переводы » Вечный всадник, Л. Йон » Главы

Глава 3, Вечный всадник - Л. Йон
Глава 3

Чума всегда любил Мексику. Когда он еще был Ресефом, они вместе с Лимос развлекались там сутки напролет. В самых разных частях страны: от туристических центров, до самых отдаленных селений, где жители называли их brujos(1) - своего рода "магами" - даже учитывая, что брат и сестра ни разу не выдали своих секретов... за исключением долгой жизни. Они навещали деревни на протяжении десятилетий и знали многих стариков, когда те были еще детьми.
Теперь, Первый Всадник стоял в центре одного из тех горных селений, наблюдая, как последний из жителей – юноша, примерно двадцати лет - корчился у его ног, отчаянно пытаясь вдохнуть воздух через свои сузившиеся бронхи.
- Отличная работа. - Чума оглянулся на Жнеца. Падшая женщина-ангел - одна из двух Хранителей, приставленных ко Всадникам - критически изучала проделанную работу. - Как быстро эти люди поняли, что ты принес им не подарки?
- Достаточно быстро.
Как только дети увидели Чуму, они побежали к нему навстречу, ожидая конфет, а взрослые принялись готовить праздник, достойный самого короля. Ресеф никогда не приезжал без пожертвований для бедных крестьянских общин: от скота и медицинских препаратов, до книг и детской обуви.
Поэтому, когда он выпустил свою первую стрелу, жители застыли от шока.
Пока Всадник не схватил девушку-подростка, не впился своими клыками в ее горло, и не заразил ужасной формой геморрагической лихорадки(2). Всего за несколько минут болезнь распространилась по всей деревне. Парень у его ног был последним умирающим; заключительный булькающий вдох - и его глаза вытекли из глазниц.
Жнец присела около покойного и пропустила сквозь пальцы смешавшуюся с грязью слизь, вытекшую из тела человека.
- Это что, уже четвертая чума в Мексике? - Лицо падшего ангела скрывали длинные черные волосы, но мужчина смог прочесть недовольство по ее напряженным плечам. - Все - маленькие изолированные деревушки. В Африке, Китае и на Аляске.
- Скоро я нанесу удар и по большим городам, - произнес мужчина, не в силах сдержать нотку оправдания в голосе. - У меня есть план.
Жнец распрямилась во весь свой рост - шесть с половиной футов(3) - и посмотрела прямо в глаза Чуме:
- Лжешь. Ты уничтожаешь все то, что напоминает тебе о прошлой жизни, - усмехнулась ангел. - Теперь, когда печать сломана, тебе нужно показать себя в действии, чтобы расширить влияние подземного мира.
- Разве ты и Похититель не должны быть беспристрастными?
Она фыркнула:
- Вряд ли. Мы здесь лишь для того, чтобы убедиться в справедливой игре. Похититель хочет остановить Апокалипсис, а я - увидеть его начало. Возможно, я не вправе оказывать тебе помощь напрямую, но готова поспособствовать укреплению твоих позиций, находясь в тени. - Она изучала свои, покрытые черным лаком, ногти. - Я могла бы указать на то, что должно быть разрушено. Ходят слухи, что к тебе и твоим сибсам(4) собираются приставить больше Хранителей, а у меня нет никакого желания делить свою работу с кем бы то ни было еще. Так что, двигайся дальше.
- Я работаю над этим. Я заколол Батарил...
- Да, но перед этим она успела переместить агимортус Ареса.
Чума схватил Жнеца за тунику и притянул к себе так близко, что каждый мог ощущать дыхание другого.
- Мои приспешники охотятся за НеПадшими даже на краю земли. За последние два дня, я убил уже шестерых. Десятки скрылись в Шеоуле, только чтобы спастись от меня. Даже если я не смогу найти Сестиэля быстро, не останется никого, кому он мог бы передать агимортус.
Просто отвратительно, что спусковое устройство не может быть перемещено на Падших Ангелов — изначально Непадших, которые добровольно перешли в Шеоул и превратились в ужасных Собственно Падших. Те с радостью пожертвовали бы своей жизнью ради того, чтобы печать Ареса была уничтожена.
Кожа Жнеца покрылась пятнами, проступили синеватые вены, а сквозь ее зеленые глаза проглядывали красные жилки. Появились кожистые, черные крылья.
- Идиот, - выпалила она. - Агимортус можно передать и человеку. Если Сестиэль почувствует отчаяние, то в его распоряжении окажутся миллиарды потенциальных носителей.
- И ты не упомянула об этом раньше... почему? - выдавил Чума.
- Это, - сказала она - тебя не касается.
Ее крылья поднялись выше, распахнувшись. Действие, несомненно, было рассчитано на то, что мужчина задрожит перед ее величием. Как бы не так.
Он думал о том, сколько сил потребуется, чтобы оторвать крыло у Падшего Ангела.
- Надеюсь, он передаст Агимортус человеку. Его можно прикончить так же легко, как муху. - Чума сжал кулак, сминая тунику Жнеца и пресекая любую попытку к бегству.
- Хотя, что может быть более упоительным, чем убийство Падшего.
Ангел прошипела:
- Я всегда недолюбливала тебя. Однако была уверена, что когда твою печать сломают, и ты станешь Чумой, то перестанешь быть бездельником, и приложишь все усилия, чтобы сделать себе имя. Очевидно, я ошибалась.
Мужчина заскрежетал зубами:
- Я намерен проявить себя самым достойным из сибсов перед Темным Лордом. Когда Земля и Шеоул станут одним целым, у меня будет право первым выбирать царство.
Да, было предсказано, что в результате Апокалипсиса, царство демонов поглотит царство людей, а потом одно единое разделят на четыре части с разным количеством воды, еды, земли и населения людей и демонов. Всадник, проявивший себя наилучшим образом, получит право первого выбора, и превратит свою часть владений в рай страдания и удовольствий.
Чума хотел стать таким Всадником.
Жнец улыбнулась, сверкнули клыки.
- Ты не можешь по-настоящему рассчитывать на это. Арес победит только потому, что всегда побеждает.
Зарычав, Чума швырнул Ангела в одну из хибарок. От силы толчка в стене образовалась дыра, и они оба шагнули в помещение.
- Я не имею права убивать тебя, - прорычал он, ударяя ее об опорную балку, - но могу заставить желать смерти.
- Правда горька, не так ли? Падшая вывернула крыло за его спину и вогнала ему в шею коготь. Боль пробежала по позвоночнику и отрекошетила внутрь черепа, но Чума не доставил ей радости своим криком. - Ты всегда ревновал ко Второму Всаднику.
Не всегда. Пока печать Ресефа была цела, великий Арес не пробирал его до костей. Брат был прекрасным командиром, как человек. Ни разу не проиграл ни одного сражения. Был воплощением греческого Бога с таким же именем(5). И так далее, до бесконечности....
Теперь пришла очередь Первого Всадника. Он собирался причинять своему брату боль, всеми возможными способами - его слуги прилагали для этого максимум усилий. Черт побери, да, Чума хотел сделать себе имя. Он будет самым устрашающим из Всадников. Еще долго после окончания Апокалипсиса, его имя будут произносить с благоговением. С трепетом. Со страхом.
Чума завел руку за спину и ухватился за коготь Жнеца. Резко дернув, он сломал кости в крыле, и тут же пресек ее вскрик тем, что впился клыками ей в горло. По груди Падшего Ангела потекла кровь, покрывая мужчину своим липким теплом.
Нет, он не мог ее убить. Это не по правилам. Но мог дать ей ощутить дыхание смерти.
Кроме того, Чума хотел убедиться, что первые рассказы о его ужасном правлении появятся из первых уст.

***
Помоги мне.
Кара услышала голос, когда "летала" в темной холодной комнате; ее тело - лишь призрачная тень. Ниже, в клетке, выла собака. Красные мигающие глаза животного следили за каждым движением девушки. Кара приблизилась, непонятно каким образом - она парила в воздухе - но, в любом случае, внезапно очутилась перед самыми глазами собаки.
Найди меня.
Кара вздрогнула. Голос исходил от пса. Ненастоящий голос - скорее похожий на мысли, вспыхивающие в голове.
- Кто ты?
Я твой. Ты моя.
Моя? Твой? Это было так странно. Девушка приблизила лицо вплотную к клетке. Удивительно, но она совсем не боялась существа внутри. Совсем щенок, но от него исходила сила и смертельная опасность. Шерсть была такой черной, что, казалось, могла поглотить слабый свет, льющийся сквозь жалюзи, на единственном крохотном окне; а зубы - больше походили на челюсти акулы, чем на собачью пасть.
Кара поискала замок... черт, дверь... но ничего не нашла, только странные символы, выгравированные на решетке. На цементном полу под клеткой тоже был какой-то знак.
- Как тебя освободить?
Ты должна найти меня.
Так... этот сон немного глуповат.
- Я нашла тебя.
В другом мире.
У нее определенно не все в порядке с головой - разговаривает с собаками.
- Кто запер тебя здесь?
Сестиэль.
Кто такой Сестиэль? Кара взлетела выше и осмотрела помещение, похожее на подвал. Стены оказались выстроены из облицованного камня, что указывало на старинную постройку. Девушка подплыла к пыльным полкам, на которых стояли только несколько банок без этикеток, сломанный карандаш и стеклянная колба, наполовину заполненная прозрачной жидкостью. Как ни странно, колба пыльной не была. Кара потянулась за ней, но рука просто прошла сквозь стекло и полки.
Может это не сон. Может она - призрак. Но когда, черт возьми, успела умереть? Она ничего не помнила.
Отдаленный стук привлек ее внимание, и девушка резко обернулась к собаке.
- Что это было?
Это - что?
Звук раздался снова – глухой нарастающий стук - и она почувствовала, что летит к этому звуку; тело растягивалось, как ириска. Что-то теплое укачивало ее, а свет ослеплял. Кара заморгала, пока глаза не привыкли, и села.
Ее гостиная. Она находилась в своей гостиной, на своем диване. Странный сон растаял, сменившись реальным замешательством. Очевидно, девушка заснула здесь, но... почему на кофейном столике стоит стакан и пустая бутылка водки? Кара не выпила ни капли после того первого случая, два года назад. Она осознала, что жизнь хрупка и полна сюрпризов, и не хотела, чтобы хотя бы одно из ее чувств или рефлексов было затуманено; это относилось и к лекарствам, и к алкоголю.
Кара почувствовала беспокойство, пробежавшее по позвоночнику, когда провела рукой по лицу - кожа была стянутой. И тревога усилилась еще больше, когда губы оказались опухшими и воспаленными.
Словно ее целовали.
Внезапно, в голове пронеслось видение невероятно высокого мужчины... и она у него на руках, и... стоп, это не могло являться ни чем, кроме сна, потому что ни один из людей не мог быть таким большим. И привлекательным. Видение сменилось: теперь его идеальный рот опускался к ее. Кара даже могла почувствовать тепло его языка, ласкавшего губы. Ощущение казалось настолько реалистичным, что тело девушки запылало.
От прилива крови кожа покраснела, но, когда волоски на шее уже стали подниматься от удовольствия, Кара, внезапно, потеряла то нараставшее чувство. Появилось ощущение, словно кто-то наблюдал за ней. Забыв об опухших губах и человеке-видении, девушка осмотрела комнату, но никого не обнаружила. Проклятье, она страдала паранойей, но это не остановило ее от досконального изучения каждого уголка.
Удовлетворенная отсутствием кого-либо, Кара и сама не заметила, как ее глаза остановились на экране телевизора, где показывали чрезвычайные новости об эпидемии малярии в Сибири. Тот регион не был подвержен частым вспышкам этой инфекции, поэтому болезнь оказалась большой проблемой, переросшей в катастрофу от того, что эксперты никогда раньше не встречались с подобным штаммом.
- Сибирская вспышка является лишь одной из десятков других странных вспышек инфекций - например, чумы - по всему миру, - говорил ведущий. - Служители церкви заявляют о конце света, а ученые советуют людям прислушаться к голосу разума. Вот, что сказал нам один из представителей Всемирной Организации Здоровья: "Люди кричали об Апокалипсисе во время последней вспышки свиного гриппа. Ранее, то же говорилось во время птичьего. На самом деле, таким образом природа контролирует численность насекомых и количество химических веществ и антибиотиков в окружающей среде." Когда ведущий посмотрел в камеру, лицо его было мрачным. - А сейчас о Балканском полуострове, где растет напряженность...
Кара выключила телевизор. Похоже, за последнее время были только плохие новости, полные болезней, войн и растущей паники.
Девушку пошатывало...
Что это, черт побери? Ее пижама выглядела такой запачканной, словно девушка каталась по земле на скотном дворе. Перед был разукрашен грязными пятнами, а рукава - покрыты травяными разводами. А это что? Кровь?
Сердце бешено забилось, Кара ощупала себя в поисках травм, но, не считая затекшей шеи - в чем был виноват неудобный диван - она чувствовала себя нормально.
Если брать за норму потерю рассудка.
Звук мотора ворвался в поток ее мыслей. Благодарная за возможность отвлечься, девушка шагнула в сторону тяжелых штор на окне и увидела исчезавший из вида джип почтальона. Теперь понятно, что это был за стук, разбудивший ее. Кара подошла к двери и удостоверилась, что все замки закрыты. Но все же, почему она такая грязная? Она - лунатик? Или во всем виноват десяток рюмок водки?
Кофеин. Чтобы все вспомнить, ей нужно выпить кофе. Казалось, кто-то ловил ее мысли и разбрасывал их, чтобы не возникло связного объяснения.
Девушка отомкнула замки, посмотрела в глазок, сняла цепочку и забрала коробку и завязанный пакет, оставленные почтальоном. Большинство писем оказалось счетами.
Так, электричество и воду можно считать излишествами?
Кара не стала распечатывать коробку с кофе для гурманов - ее придется вернуть. Теперь, уволившись с временной работы в библиотеке, девушка больше не могла позволить себе даже такую маленькую радость. Не с постоянно растущими счетами, без возможности найти работу в этом маленьком городе и без покупателя на этот дом. Черт возьми, ей, похоже, придется бросить даже бакалейное дело.
Содрогнувшись от этой мысли, Кара швырнула письма на журнальный столик, закрыла замки и пошла на кухню, надеясь, что сможет растянуть пару ложек оставшегося кофе подольше. Но, когда девушка завернула за угол коридора, то резко остановилась.
Дверь в ее офис была открыта.
Кара не заходила в эту комнату с тех пор, как перестала практиковать. Боже, что произошло, пока она спала? Заглушив растущее чувство тревоги, девушка прокралась по коридору к распахнутой двери.
Она сделала что-то еще - не только пила водку и валялась в грязи.
Еще с порога девушка заметила, что ящики с материалами раскиданы по полу, а их содержимое вывалено. По стенам стекала темная жидкость, подозрительно похожая на кровь. Кара вошла в комнату... и увидела поломанную мебель и разбитые шкафы.
Что здесь случилось, и чья это кровь?
И почему, Господи, почему ей казалось, что за ней следят?

_______________________________________________________________________
(1) brujos(исп.) - ведьма, ведьмак, маг.
(2)Геморрагическая лихорадка - острое лихорадочное заболевание вирусной этимологии. Наблюдается поражение сосудов, приводящее к развитию тромбогеморрагического синдрома (нарушение свертываемости крови по причине массивного освобождения из тканей тромбопластических веществ).
(3) 6,5 футов ~ 198 см.
(4) Сибсы - родные сестры и братья.
(5) Арес — в древнегреческой мифологии Бог войны.

Шпионаж можно считать искусством, если ты - не сверхъестественное существо, пребывающее в Хоте. Арес чувствовал себя сейчас «Писклявым Томом» (1), как называли таких в народе.
Но он не мог просто взять и материализоваться, а потом спросить Кару, что ей снилось прошлой ночью. Не сейчас, когда она обнаружила беспорядок в своем ветеринарном кабинете. Может внешне девушка и выглядела спокойной, но все же заметно побледнела, а когда пятилась из комнаты, то споткнулась, и Арес чуть не вышел из Хота, чтобы подхватить ее.
Идиот. Он наблюдал, как Кара прошлепала из коридора на кухню, где заварила кофе, насыпала в миску хлопьев и съела как на автомате, отточенными движениями. Она должна была бы помнить, что пижама вымазана грязью и покрыта пятнами крови, но это не смущало ее. Шок. Определенно шок.
Закаленный в боях командир, с одной стороны, хотел уйти - стань выше всего этого, солдат. Но другая его сторона желала... Чего? Утешить ее? Заключить в объятия и нашептывать приторную милую чепуху ей на ухо?
Гребаный идиот. Мужчина провел пальцем по горлу, и появились доспехи. Было глупо прийти сюда без них.
В Аресе воспитали воина - и, черт побери, он был лучшим. Мужчина обучился искусству войны от человека, которого считал своим отцом, и отточил врожденные навыки, благодаря настоящим родителям: демонессе и ангелу-воину. Но потом, когда каждому из сибсов выдали печати - не в соответствии с особенностями характера и желаниями, а по принципу "лучшему – худшему" - его постоянно снабжали огромной дозой ненужной, как он сам считал, информации.
Во Втором Всаднике всегда горело желание затеять хорошую битву. И это не зависело от глупых пророчеств.
Пришло время пнуть себя под зад и сделать то, что от него требовалось. Судьба всего человечества легла на его плечи и если ради спасения целого мира придется причинить вред одной маленькой женщине - да будет так.
Арес уже готов был рассеять Хот, когда Кара взяла телефон, набрала номер и произнесла монотонным голосом:
- Ларена, это Кара. Мне нужно знать, что значит - увидеть во сне черную собаку. Это был цербер в клетке. И если имя Сестиэль тебе о чем-нибудь говорит - это тоже поможет. Спасибо.
В клетке? Значит, именно цербер находился в руках у Сестиэля, а не наоборот. Рассчитывал ли Ангел связать себя с дьявольским псом? Хотя Падшие и относились к тем немногим, кто имел возможность укрощать церберов, теперь тот монстр был связан с Карой. Никто другой больше не мог контролировать его, приручить или связать с собой. Сестиэль не должен знать, что его ожидания - увидеть в цербере защитника - не оправдались. По крайней мере, с этим монстром.
А вот надежды Ареса все еще были живы – вполне вероятно, что это тот самый зверь, которого он искал. Кровь Всадника закипела в предвкушении мести. То, что человеческая женщина могла стать дополнительной проблемой, не имело значения. Арес чувствовал, что даже если он снимет доспехи, ненависть к чудовищу все равно перевесит укол совести, возникавший, если в конфликт оказывались впутанными люди.
Кара повесила трубку и на автопилоте побрела в спальню. Движимый любопытством, Всадник последовал за ней и, когда девушка начала раздеваться, он решил, что материализоваться сейчас — не самая лучшая идея.
Воин возбуждался, находя в наготе неведомые ему ранее прелести, и не мог отвести глаз от этого тела. Естественно, как и любой другой полноценный мужчина, в порыве страсти Арес мог оценить красоту обнаженной женщины, но, черт возьми, ему нужно было нечто большее, чтобы возбуждение стало действительно сильным. И все же, когда Кара стянула с себя пижаму, его тело, определенно, отреагировало.
Как будто почувствовав, что за ней наблюдают, девушка отошла в сторону, но было слишком поздно. Ее высокие полные груди с темноватыми сосками уже отпечатались в его памяти. Всадник вынужден был признать, что вид сзади, так же оказался очень даже привлекательным.
Независимо от количества времени, проведенного на улице, кожа Кары всегда оставалась бледной - кроме нескольких веснушек, она была безупречной, молочной и гладкой. Мужчина страстно желал дотронуться до нее, прочувствовать, на самом ли деле она такая мягкая и теплая, как выглядит. При каждом движении, видна была упругость мышц. Тело девушки оказалась гораздо более сексуальным, чем он предполагал. Это могла подтвердить его напряженная мошонка.
Арес всегда предпочитал войну сексу. Он находил секс скучным, поскольку тот не вызывал духа соперничества, ничего нового... Но, когда девушка наклонилась, складывая пижаму и нижнее белье, мужчина едва не проглотил язык. У него были мускулы, чем он очень гордился, но у Кары - прекрасная задница.
Конечно, не очень благородно, пожирать глазами обнаженную женщину, совсем недавно пережившую шок. Но! Он никогда и не утверждал, что благороден. Кара прошла в ванную и, словно опять почувствовав его присутствие, прикрыла дверь. Щелкнул замок.
Через тонкую стену Всадник услышал шум льющейся воды. Он мог бы создать Хорроугейт и там, но у него возникла идея получше.
Арес вызвал ворота и шагнул в свою греческую крепость; переоделся в брюки цвета хаки и белую льняную рубашку, не застегнув на ней пуговиц. Он хотел выглядеть непринужденно и не вызывать страха. По началу, Всадник даже одел свои кожаные шлепанцы - ни один мужчина не выглядел отморозком в шлепанцах.
К сожалению, они не были предназначены для поездок верхом, а Арес хотел бы проехаться, поэтому, в конце концов, переобулся в сапоги; взял пачку долларов, и ни вещью больше. Всадник полагал, что у него есть пара свободных минут, пока Кара принимает душ, поэтому занялся проверкой почты. Он надеялся обнаружить догадки либо слухи от своих шпионских источников. Любая кроха информации о местонахождении Чумы, его действиях, передвижениях... любая деталь... могла стать гигантским рывком вперед.
- Произошла очередная вспышка менингита в Уганде и бубонной чумы на Филиппинах.
Арес потер переносицу большим и указательным пальцами перед тем, как взглянуть на Ривера. Белокурый Ангел любил появляться без предупреждения. Он стоял у двери в кабинет Ареса, сложив руки на широкой груди и сверкая глазами цвета сапфира.
Всадник просмотрел сайт CNN(2).
- В новостях об этом еще не сообщали.
Ривер нахмурил брови:
- БСВ всегда публикует сенсационные сообщения раньше других.
Арес готов был поспорить, что подземный мир часто оказывался в курсе происходящего намного раньше, чем, так называемая, Божественная Система Вещания, но на это не стоило тратить время. Ангелы не любили признавать, что демоны обладали большей информацией. И потом, Ривер не был обычным ангелочком. Парень провел некоторое время как Падший, и работал в Клиническом Госпитале Преисподней годами, пока не заслужил свои крылья назад. Именно поэтому, у него был исключительный взгляд на демонов. С некоторыми из них он даже остался в дружеских отношениях.
Странно.
- Уверен, что Танатос рассматривает вспышки болезней, как дело рук Чумы.
Танатос - Третий Всадник, который станет Смертью, если его печать сломают - был, естественно, помешан на сценах массовых катастроф, точно так же, как Арес - на масштабных сражениях. Они оба никогда не упускали возможности увидеть происходящее своими глазами.
Мужчина откинулся на спинку стула, вытянул свои длинные ноги и скрестил их в щиколотках.
- Знаешь, ты был бы более полезен, если бы мог помочь.
- Тебе известны правила.
Да, да.
- К черту правила.
- Вот за что я люблю в тебе воина, - растягивая слова, произнес Ривер. - Ты так красноречив.
- Нам и не нужно быть ораторами - мечи говорят громче слов.
Ангел лишь качнул головой:
- Ты уже нашел носителя своего агимортуса?
- Я продолжаю получать мимолетные вибрации через печать, но как только начинаю следовать за носителем, они снова исчезают. Ты не знаешь, где он может быть?
- Он прячется даже от меня.
- Ты бы не сказал, даже если бы знал, - проворчал Арес. - Но у меня есть его имя. Слышал ли ты что-нибудь о Сестиэле?
- Сестиэль? - Ривер задумчиво потер подбородок. - Он упал несколько столетий назад - поддался человеческим искушениям и слишком часто не исполнял свои обязанности. Последнее, что я слышал - он пытался вернуться на Небеса.
- С кем он общается?
Над ладонью Ривера, слегка подпрыгивая, возник золотой шар света. Арес ненавидел, когда ангел так поступал - одна ошибка, и весь остров будет навечно поглощен яркой вспышкой.
- Ты знаком с Тристеллой?
Всадник кивнул. Падшая была на земле так давно, сколько Арес себя помнил, но по-прежнему четко придерживалась границы между добром и злом.
- Сестиэль десятилетиями пытался искупить ее вину. - Ривер подмигнул. - Нет, эта информация не поможет. Это - общеизвестный факт.
Отлично. Тристелла может быть полезной в поиске Сестиэля.
В голове Ареса зазвенело, и рядом с добрым Смотрителем возникла Жнец. Ангел отпустил шарик света и посмотрел на нее сверху-вниз.
- Что с тобой случилось?
- Не твое дело, - огрызнулась она.
Падшая всегда была упрямой и ее стервозность обычно сопровождалась сарказмом. Но, все-таки, за два тысячелетия, что она была Смотрителем, он ни разу не видел ее такой... побитой.
Внесем ясность. Жнеца не просто потрепали, но избили: черные крылья, слишком измятые, чтобы сложиться, подметали пол; голова безжизненно свисала, словно шее было больно; и, Арес мог поклясться, всего лишь на секунду, но в ее глазах промелькнул страх. Все дело в том, что ангелы исцелялись быстро. Значит то, от чего она пострадала, должно было быть либо равной ей, либо большей по мощности силой - а таковых Всадник мог пересчитать по пальцам.
Ривер одарил ее натянутой улыбкой:
- Что, кто-то смог, наконец, отомстить за все унижение?
Как ни странно, Жнец промолчала. Она подошла к компьютеру, на мониторе которого, по-прежнему, был открыт сайт CNN.
- Человеческие правительства стараются сохранить в тайне работу Чумы. Вы заметили?
Арес заметил. Еще он заметил, как она прихрамывала на левую ногу.
- В любом случае, зачем ты здесь? - Он бросил взгляд и на Ривера. - Тебя это тоже касается.
- Я пришел, чтобы рассказать тебе о событиях, за которые ответственен Чума, - сказал Ангел. - Он распространяет инфекции по всему миру и убивает всех Падших, повстречавшихся ему на пути. Думаю, он расстроен, что не может найти Сестиэля.
Возможно, но Ресеф никогда не был горячей головой. Когда Арес, Танатос и Лимос злились, Первый Всадник всегда оказывался на шаг впереди и успокаивал их. Возможно, превращение в Чуму что-то изменило, но Арес очень в этом сомневался. Нет, ему было глубоко наплевать на того, кем стал Ресеф. Если бы Второй Всадник оказался на месте брата, он отрезал бы Сестиэлю пути отхода, не тратя времени на мелкую месть.
- Я знаю, что он делает - уничтожает любого, кто потенциально может стать агимортусом, - выругался Арес, - и использует вспышки эпидемий как приманку.
Крылья Жнеца дрогнули:
- Это как?
- Падшие подвержены болезням, - размышлял добрый Смотритель. - Ангелы и Падшие - не исключение. Они питают надежду, что умерев, получат обратный билет на Небеса.
Арес изучал огромную карту мира на стене. Кнопками были отмечены места, подвергшиеся нападению Чумы. Всадник прошелся вдоль комнаты.
- Чума расставляет ловушки. Так же, как и я.
Дверь в кабинет открылась, и Вульгрим, один из демонов-слуг Ареса, появился с подносом холодного чая, который поставил на стол. После его ухода, Ривер отметил еще одну территорию на карте:
- Давайте просто надеяться, что Сестиэль не запаникует и не совершит глупость. Пока ему удается избегать разоблачения.
- Глупость?
Жнец схватила стакан чая с подноса так, будто боялась, что кто-нибудь успеет взять его раньше.
- Есть еще один вид, который может стать агимортусом - человек.
Твою же... Арес отодвинулся от стола.
- Ты могла сообщить это раньше? Ведь ты знала об этом на протяжении двух тысячелетий!
Всадник выругался, не дожидаясь от Смотрителей какого-нибудь идиотского замечания вроде „ты в курсе правил":
- Человек хрупок. Его легко убить. Если один из них примет агимортус...
- Это не главная проблема, - сказал Ривер.
- Стать легкой добычей - для меня звучит, как самая большая гребаная проблема. Так что же еще?
- Люди не должны принимать его. Агимортус убьет их. У человека, если он согласится, останется, в лучшем случае, только сорок восемь часов.
Жнец улыбнулась. Арес испытал облегчение, вновь увидев ее злую сущность.
- И к вашему сведению, Чума тоже об этом знает. Он убивает всех Падших, и Сестиэль будет вынужден использовать человека. Так что смотри, как твой мир рушится, Всадник.

_______________________________________
(1) чрезмерно любопытный человек.
(2) информационный канал кабельного телевидения (первая в истории сеть кабельного телевидения, основана Тедом Тернером)

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (14.02.2013)
Просмотров: 687 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar