Главная » Переводы » Вечный всадник, Л. Йон » Главы

Глава 2, Вечный всадник - Л. Йон

Глава 2
Цербер?
Они с ума сошли.
– Это же просто собака.
– В самом деле? – обманчиво мягким тоном спросил державший пулю рыжеволосый веснушчатый незнакомец, смутно напомнивший ей Кэррота Топа(1). – А парень, который возник в комнате и забрал собаку, – просто человек?
Кара открыла было рот, чтобы ответить, но что она могла сказать? Тот блондин попросту растворился в воздухе.
– Я... кем же еще он может быть?
– О, демоном, например. Вроде тебя.
Поддержи разговор... и успокой. Теоретически план превосходный, вот только кто успокоит ее? Показная смелость, по крайней мере, заставляла её говорить.
– А вы кто, ребята?
Тот, который ударил Кару, выхватил из перевязи на груди странный S-образный обоюдоострый клинок и приставил к ее горлу позолоченное острие.
– Ты правда тупая или прикидываешься?
– Гарсия! – «Кэррот Топ» положил руку ему на плечо. – Посмотри на нее, приятель. Она в ужасе. Она не понимает, кто мы.
– Значит, она тупая. – Гарсия провел кончиком клинка по ее горлу. Кара почувствовала укол и теплую капельку крови. – Я знаю, ты слышала о Хранителях.
– Хранителях?
Он перевернул оружие и провел уже серебряным кончиком по другой стороне её горла. Ещё один укол, ещё одна капля крови.
– А Эгида? Ну, знаешь, убийцы демонов?
Они это серьезно? У них явно проблемы. Наверное, переиграли в ролевые игры. Или под кайфом.
– Я не... – Кара замолчала и откашлялась, избавившись от хрипоты. Но не от страха. – Я не демон. Я человек. Собаку сбила машина. И выстрел...
Девушка осеклась: «Кэррот Топ» распахнул куртку, демонстрируя пистолет в кобуре.
– Мы в курсе, – шепнул ей на ухо державший ее мужчина; от его горячего дыхания и ледяного тона по спине у Кары поползли мурашки. – Это мы подстрелили ублюдка, а потом выследили мужика, который привез его сюда.
– Тогда с чего вы взяли, что я демон? Я ничего не сделала, просто забрала собаку у человека, который привез её ко мне.
– Я же уже сказал. Церберы исцеляются быстро, но всё же не настолько быстро. – Гарсия хмуро взглянул на свой необычный серебристо-золотой клинок. – На тебя не действует ни один из этих металлов. Мы можем попробовать что-нибудь ещё.
Не действует? По горлу у неё стекали два ручейка крови, вот уж спасибо. Кара поняла, что, должно быть, произнесла эти слова вслух – Гарсия ударил ее по лицу. Вечно она не может удержать язык за зубами.
– Чувак, – сказал «Кэррот Топ» с сарказмом. – У меня возникла идея. Может, она и правда человек. Ведьма, шаманка или прислужница какого-нибудь демона. Тогда, ясное дело, никакой металл на нее не подействует.
Бредбредбред...
Похоже, его слова заставили Гарсию задуматься, но Кара понятия не имела, чем они могут быть чреваты для неё.
– Какой магией ты исцелила цербера?
Этого девушка объяснить не могла. Потому что, хоть у неё и вырвалась случайно всего лишь струйка энергии, то, что она сделала с собакой, действительно было магией. Черной магией. О, некоторые люди более широких взглядов называли это даром, а другие говорили, что на самом деле это Рейки(2) в очень интенсивной форме. Что угодно. Она так и не нашла никакой литературы, где бы описывалась сила, которой она владела.
Не услышав ответа, Гарсия помахал клинком перед лицом девушки.
– Мы можем заставить тебя говорить.
Глубоко внутри тела Кары дар, который она презирала, начал растекаться по её жилам. Дыши... держи себя в руках...
«Кэррот» снова предостерегающе коснулся плеча Гарсии.
– Ты знаешь правила. Если она – человек или человекоподобное существо, мы обязаны вызвать инспектора.
– К черту. Новые снисходительные, смягченные правила для защитничков природы!
– Идиот. – Мужчина, державший Кару, передвинулся и наступил на ее босые пальцы, но девушка сдержала крик боли, хотя ее сила пульсировала в жилах, желая выбраться наружу. — Защитники природы — это экологи.
– Ты понял, что я имел в виду. Чертовы защитники демонов. – Гарсия осклабился. – Даже если она не демон, значит, работает на них. А значит, она ничем не лучше их. Всё по правилам.
Легкие девушки сдавило, дышать становилось всё труднее из-за подступающего приступа паники.
– Пожалуйста, – прошептала Кара. – Просто уйдите. Я никому ничего не скажу.
Слабачка. Да, но она будет корить себя за это потом.
Если выживет.
Разве может быть человек настолько везучим, чтобы пережить одно и то же дважды?
– Уйти? – Гарсия приставил кончик странного оружия к чувствительной коже под её левым глазом. – Не раньше, чем получим кое-какие ответы.
Кара отпрянула, налетев головой на грудь державшего её мужчины, и замерла, пока клинок ненароком не проткнул ей веко. Пальцы покалывало. Её рука почти сама собой поднялась, чтобы коснуться Гарсии. Нет! Боже милосердный, что она делает?
Должен был быть другой выход, но думать надо было быстро. Эти люди убьют её, но сначала хорошенько помучают.
Кара заметила покрытый пылью телефон, висевший за спиной у «Кэррота». Если бы только дотянуться до него... То что? Ее убьют – она даже 9 набрать не успеет, не говоря уже об 1-1. И все же надо попытаться. Дай им то, чего они хотят, в разумных пределах, конечно. Голос ее инструктора по самообороне нашептывал на ухо, а сталь приветственно упиралась в спину.
– Я скажу вам все, что захотите, - пообещала Кара, хотя и не знала точно, что имеет в виду… или что ей, в сущности, известно. – Только отпустите меня.
Она заёрзала в руках мужчины и едва сдержала крик, когда тот ударил ее кулаком в грудь, чтобы утихомирить.
– О, ты всё нам расскажешь, – согласился Гарсия. – Но для разговоров тебе не нужны глаза.
– Гарсия! – «Кэррот» шагнул вперед, словно хотел остановить своего приятеля, и Кара воспользовалась этой заминкой.
Вспомнив рекомендации инструктора, которые сводились к «ударь нападавшего по яйцам, а потом беги прочь, как сумасшедшая», девушка ударила Гарсию коленом в пах, одновременно заехав локтем в живот мужчине позади нее. Его кряхтение было далеко не так приятно, как вид сложившегося пополам Гарсии, но это дало ей шанс метнуться к двери.
– Черт, – просипел Гарсия. – Взять ее!
Вокруг неё сомкнулись руки, и «Кэррот» развернул ее к тому, кого она ударила локтем. На сей раз он обращался с ней куда менее вежливо.
Комнату осветила еще одна вспышка, и кошмар стал куда ужаснее.
На том же месте, где исчез парень с Хэлом, стоял великан в кожаных доспехах; жёсткий взгляд черных глаз, по лицу видно, что идти на уступки он не склонен. В руке он держал меч размером с саму Кару. Такой же устрашающий, как все трое убийц демонов, вместе взятые, этот незнакомец явно превосходил их по силе. Кара даже прильнула к державшему ее человеку, словно он мог – или стал бы – её защищать.
Великан в доспехах, похоже, оценил ситуацию за какую-то долю секунды. Он двигался молниеносно, как ядовитая змея. Один удар огромной руки отправил Гарсию и «Кэррота» в полёт через всю комнату. Мужчина позади Кары толкнул ее в сторону, но затянутый в кожаную броню мужчина выбросил вперёд кулак, отправив противника в общую кучу бесчувственных тел.
У Кары не было времени даже закричать. Или убежать. Или упасть в обморок. Всего один шаг – и вновь прибывший стоял перед ней. Девушка, попятившись, наткнулась на смотровой стол. Он следил за ней; от его близости кружилась голова, как будто он завладел всем воздухом, а ей приходилось бороться за каждый вдох.
– Тебе, – произнес мужчина невероятно глубоким и низким голосом, – придётся кое-что объяснить.

* * *

Проклятые идиоты из Эгиды!
Вообще Арес поддерживал их и в прошлом даже сражался на их стороне против демонов. Но убийцы демонов вбили себе в голову, что все, что они не в силах понять, – это зло.
Он взглянул на троих Хранителей - нет, четверых. Один был мертв. Оставшиеся в живых пытались подняться на ноги. Их лица исказились от боли, но глаза горели жаждой убийства. Человеческая женщина попятилась к смотровому столу; запах ее страха, почти осязаемый, мешался с запахом крови – ее, Хранителей и... цербера.
Однако здесь не было никаких признаков присутствия Сестиэля, падшего ангела, за которым Арес гнался до этой самой комнаты, и внезапно Всадник вообще перестал чувствовать падшего.
Всадник оценил обстановку и решил, что убивать представителей Эгиды нет никакой необходимости, но нужно выяснить, что же здесь произошло. Для него было очень важно найти Сестиэля раньше Ресефа, но теперь, когда у падшего ангела в распоряжении мог оказаться гребаный цербер, задача усложнилась: животные действовали как приборы, создающие помехи на радарах, и, пока Сестиэль находился рядом с цербером, Арес не мог определить, где тот находится.
Следовало подумать и о худшем варианте – а что, если не цербер в распоряжении у ангела, а наоборот? Тогда Аресу понадобятся даже те крохи информации, которые он сможет выудить у человеческой женщины, и он добьется ответа так или иначе.
Ей не повезло. Схватив девушку за руку, Арес притянул её к себе, открыл врата и шагнул в мерцающую завесу, ничуть не заботясь о том, что, люди, очутившиеся по ту сторону Хэррогейта, умирают. Нет, одним из неоспоримых преимуществ призванных Хэррогейтов было то, что люди могли проходить сквозь них вместе со Всадниками. Не то чтобы это случалось часто. Особенно с тех пор, как у них испортились отношения с Эгидой.
Они вышли из врат и ступили на скалистый берег, усыпанный белым песком. В лицо им ударил теплый соленый ветер. В ста ярдах(3) от них, посреди острова в Эгейском море, раскинулось белое здание – его греческий особняк. Этот остров не был отмечен на карте, люди не могли увидеть его или засечь с помощью техники; Арес жил здесь уже три тысячи лет, с тех пор, как отобрал эту цитадель у построившего её демона. Это было замечательное место, особенно после того, как Арес привнес сюда современные удобства и комфорт.
Но их путь лежал не туда.
Всадник развернул женщину лицом к себе. Она стояла босиком на самом краю утеса, спиной к морю.
– Кто ты? – Он крепко сжал ее плечи, пальцы впились в голубую фланелевую пижаму в пингвинах. Она носит пижаму с пингвинами.
– П-пожалуйста...
Ветер бросил светлые рыжеватые волосы ей в лицо, и из-за какого-то странного порыва Аресу захотелось убрать их.
Он сдержался.
А ты кто?
– Я не... не демон.
Девушка так тяжело дышала, что он испугался, как бы она не лишилась чувств.
– Как тебя зовут?
Она моргнула, словно не понимая вопроса, и, когда он повторил, наконец, пробормотала:
– Кара. Меня зовут Кара. Я не демон. Клянусь, не демон.
– Это я уже слышал. – Арес вздохнул, снова ощутив горький запах ее страха. А ешё – слабый дымный привкус цербера. Девушка контактировала с ним напрямую.
- Почему тебе пришлось справляться с цербером? Он на тебя напал?
Кара слабо пискнула, точно страх сковал ей горло. Церберы вполне могли так подействовать на человека. Но Аресу некогда было нянчиться с изнеженной женщиной и залечивать ее душевные раны. Ему нужны были сведения, и сейчас же.
Он щелкнул пальцами перед лицом Кары, выведя девушку из транса.
– Тебя спасли эти, из Эгиды?
– Мужчины? Они... они пытались убить щенка.
Арес не понимал: то ли она слегка... туго соображает, то ли просто потеряла голову от страха. А может, и то, и другое. Даже если так, его присутствие должно было бы волновать её чуть больше, и Всадник гадал, в чем дело. Сделав глубокий вдох, он заговорил спокойным тоном, хотя у него не хватало ни времени, ни терпения на это дерьмо.
– Да, наверняка они пытались его убить. Это их работа.
– Убивать собак?
Демонических собак. Церберов, понимаешь?
– Это все нереально, – прошептала Кара. – Я хочу домой... – Она помотала головой, тут же передумав. – Нет, не домой! Там те люди. Это все нереально...
Черт. Он терял ее. Пока девушка не успела окончательно потерять самообладание, Арес схватил ее за плечи и взглянул ей прямо в глаза. Цвет её глаз в точности совпадал с морскими волнами, плескавшимися внизу, когда солнечные лучи падали на них под прямым углом. Прозрачно-синие, с зелеными и золотистыми искорками. Потрясающе.
– Послушай. Мне надо знать, видела ли ты в комнате другого мужчину. С длинными светлыми волосами. Похожего на ангела.
Девушка кивнула, не сводя с него широко раскрытых глаз, словно боясь отвести взгляд. Как будто он – спасательный круг, и если она отпустит его, то погрузится в пучину безумия.
– Где Хэл?
– Хэл?
– Собака.
Она дала церберу кличку? Этой дерьмовой, ненасытной, грубой твари… от внезапного подозрения у Ареса всё оборвалось внутри. Неужели цербер уже даровал ей Адский Поцелуй?(4) Нет, не то. Они никогда, ни разу не поступали так с людьми.
И все же... Арес наклонился ближе и вдруг ощутил сквозь запах цербера и страха более женственный аромат. От девушки пахло чистотой – мягкий цветочный аромат весеннего луга. Его член встал. Вот глупый ублюдок. Девушка напугана, она человек и, возможно, связана с одним из самых отвратительных созданий, каких когда-либо порождал Шеул.
– Что ты делаешь?
Вместо ответа Арес поцеловал ее. Из груди девушки вырвался потрясенный вздох. Проклятье, она такая сладкая. В ее дыхании чувствовался легкий мятный запах зубной пасты, а когда Арес провел языком по нежным губам, то ощутил предательское онемение. Поцелуй цербера. Теперь понятно, почему девушка ему не сопротивлялась – соединив Кару с собой, пес связал ее и со сверхъестественным миром. Она оставалась человеком, но… с некоторыми улучшениями.
Ему следовало сразу же отступить, но ее рот был таким мягким, а тело – податливым. А он не целовал женщину – настоящую человеческую женщину – уже несколько тысяч лет. У Ареса закружилась голова, и он притянул девушку к себе. Это было неожиданно, потрясающе...
И вдруг пах пронзила резкая боль. Сдавленно выругавшись, Арес согнулся пополам, прикрывая пах, куда Кара только что врезала коленом.
– Ублюдок! – Кара тут же заехала этим своим убийственным коленом ему по носу.
Изумленный, что девушка застала его врасплох, Арес замешкался, и она попыталась проскочить мимо него, но они стояли слишком близко к краю пропасти. Она поскользнулась и взвизгнула, когда земля ушла из-под ног.
Твою!.. Всадник бросился вперед, упал на живот и едва успел ухватить падающую с обрыва девушку за руку. Он попытался найти опору, но камни и земля разъезжались под ним. Вдруг огромный ком земли под грудью Ареса раскрошился, бедра Всадника повисли над пропастью, и он потерял равновесие. От падения их отделяла какая-то пара секунд.
Волны бились о скалы внизу, посылая вверх тучи брызг, словно пытаясь дотянуться до них и утащить в водяную могилу. Ладно, может, могилой море станет для неё. А Арес просто будет мучиться в агонии, пока не восстановится.
– Битва, – позвал Всадник сквозь стиснутые зубы. – Выходи!
Кара отчаянно цеплялась за его руку, но, увидев, что та дымится, от испуга чуть не выпустила ее. Дымок обвился вокруг его плеча, Арес услышал фырканье и почувствовал, как жеребец вцепился зубами в его икру. Ногу пронзила мучительная боль, но плотные доспехи не дали зубам коня прокусить плоть.
Битва потянул их назад. Арес вытащил Кару и откатился с ней подальше от края, оказавшись сверху. На какое-то мгновение Кара уставилась на него. В её широко открытых испуганных глазах плескалось недоверие.
И тут все полетело к чертям.
Закричав, она стала молотить его кулаками и пытаться укусить. Арес отпрянул, едва увернувшись от её зубов. Тут Битва предупреждающе опустил огромное копыто прямо у ее головы, и девушка закричала от ужаса так, что у Ареса загудело в груди.
– Ладно, – пробормотал он. – Кара, успокойся...
Слова не помогут, и он это знал. Её вытолкнули за рамки объяснимого, и она не в силах была с этим справиться. Единственное, что он мог сейчас сделать для неё, – это отключить сознание девушки и повернуть время вспять.
Что ж, Всадник мог вырвать ей глаза и погрузиться в её воспоминания, но при всей своей беспощадности он все же предпочитал применять радикальные меры только при необходимости и по возможности только против других воинов. А это означало, что если кто-нибудь из Эгиды всё ещё у неё дома, то у них, пожалуй, ситуация «на-войне-все-средства-хороши».
К несчастью для Кары, просто так уйти она тоже не могла. Если девушка связана с цербером, она нужна ему. Эта зверюга вернется к ней – наяву или во сне – и сможет привести Ареса к Сестиэлю. Кара станет приманкой в ловушке Ареса. Ему нужно лишь вернуть ее домой и подождать.
– Битва, ко мне.
Арес мог поклясться, что конь огрызнулся, прежде чем вернуться к нему на плечо. Это зрелище, разумеется, заставило Кару вскрикнуть еще раз. Обхватив девушку рукой, Арес призвал врата, прошел сквозь них вместе с ней, и они оказались на мягкой зеленой лужайке возле ее дома.
Прежде чем Кара успела возобновить истерику, Всадник провел рукой перед её лицом. Её черты обмякли, глаза остекленели. Арес за минуту подправил ее воспоминания... новые он создать не мог, зато мог стереть самые недавние события. Жизнь Всадника таила в себе несколько весьма полезных умений.
Закончив, Арес отнес девушку в дом. Там воняло кровью и цербером. Члены Эгиды, похоже, ушли, но он не хотел рисковать. Арес осторожно уложил Кару на диван и проверил все комнаты. Чисто. Настоящее стихийное бедствие, но никого нет. Хранители разнесли на куски заднюю дверь – наверное, когда вломились сюда, – а перед тем, как забрать мертвого и уйти, прошлись по ящикам и шкафам. В комнате, похожей на ветеринарный кабинет, где он нашёл Кару, повсюду была кровь. Завтра, проснувшись, девушка придет в шок от всего этого.
Ну и ладно... черт, по крайней мере, он припас для нее разумное объяснение потере памяти. Арес обыскал кухню и обнаружил то, что ему как раз и было нужно – рюмку и пыльную бутылку водки. Вылив содержимое в раковину, он намочил тряпку для мытья посуды и вернулся к девушке.
Она лежала на боку, длинные волосы закрыли ей лицо. В какой-то момент она смахнула на пол бумаги, лежавшие на журнальном столике – по большей части, как он понял, просроченные счета. Некоторое время Всадник просто смотрел на нее и размышлял, может ли снять доспехи, защищавшие его не только от оружия, но и от сильных эмоций. Прочную кожу, выделанную из шкуры демона-герунти, любили носить несколько видов демонов – работорговцы, ассасины и наёмники, словом, те, кто не мог позволить себе слабость любого рода... а эмоции – это слабость. Но Арес уже давно понял, что иногда, сбросив доспехи, воин получает уникальные возможности.
Понимая, что чувствует враг, можно причинить ему самую сильную боль. Или, при таких обстоятельствах, как сейчас, если позволить себе увидеть мир таким, каким видит его твоя цель, то можно пересмотреть свою стратегию и извлечь преимущества из её положения.
Отбросив сомнения, Арес провел кончиками пальцев по серповидному шраму под челюстью с левой стороны шеи. Доспехи растаяли, оставив его в черных военных штанах и черной же футболке. Это была его повседневная одежда, в которой Всаднику было удобнее всего. Но сейчас Арес почему-то чувствовал себя голым и как будто нуждался в своей кожаной защите.
Но от чего защищаться? От спящей человеческой женщины?
Арес помотал головой, пытаясь очистить разум. Должно быть, ему пудрят мозги слуги Мора.
Кара пошевелилась и повернула голову к нему. Глаза у неё опухли, а на щеке расплылся огромный синяк в форме отпечатка ладони. Теперь Арес был не защищен от эмоций, и от поднявшейся внутри волны гнева его бросило в жар.
Сукины дети из Эгиды. Надо будет найти время и порвать их на куски. Арес понимал, зачем надо проявлять безжалостность: в Войне ничего хорошего нет, и Эгида занимается спасением человечества. Но пытать мирное население, в особенности женщин… такого в боевом уставе нет. Существуют гораздо более легкие и безобидные способы добыть информацию.
Арес молча проклинал убийц демонов, осторожно вытирая остатки грязи с лица и рук Кары. Он задержал взгляд на ее пальцах – изящных, с прямоугольными ноготками, покрытыми прозрачным лаком. У него всегда был пунктик на красивые руки. Его голову заполнили образы, в том числе и её прикосновения к его телу. Арес чувствовал, что руки девушки легкие и нежные, и его это почему-то возбуждало.
«Она просто другая», - подумал Арес. Его член стоял из-за этой «другой», и мужчина заерзал в поисках свободного пространства в штанах. Закончив вытирать ее пальцы, он повернул золотое кольцо у неё на мизинце крошечным рубином вверх. Такое женственное, как и она сама. Даже в пижаме, меньше всего на свете походившей на сексуальное белье, Кара выглядела нежной и хрупкой. Вытирая кровь с горла девушки, Всадник вновь с бешенством думал о воинах Эгиды. Сами раны, нанесенные, очевидно, острым клинком, уже затянулись и, благодаря связи с цербером, через несколько часов полностью заживут. Как и синяки и ссадины. Но Арес не был уверен в том, как прошла чистка её памяти, и не мог ничего поделать с пятнами от грязи и травы на пижаме.
Отмыв последние капли крови и грязи, Всадник отступил от девушки... и замер – ее рука схватила его за запястье. Глаза девушки были широко распахнуты, но в них не было ужаса, какой бывает, когда проснувшийся видит перед собой незнакомца.
Кара по-прежнему спала.
Девушка притянула его к себе, словно ища успокоения и защиты.
– Ш-ш-ш. – Арес погладил ее по волосам и большим пальцем закрыл глаза, и через несколько секунд Кара изящно захрапела. Арес включил телевизор на случай, если она из тех, кто засыпает перед ним, и позволил себе улыбнуться, кивнув в молчаливом прощании.
Заперев двери и окна, Арес направился обратно в ветеринарный кабинет. Нащупал под рубашкой Печать, надеясь обнаружить Сестиэля. Ничего.
Обычно в такой ситуации он ругался бы до посинения. Но сейчас у него в рукаве был козырь – маленькая человеческая женщина. Последний раз взглянув на нее, Всадник открыл врата и растворился в них.
Но он еще вернется.

---------------------------------

(1) Скотт «Кэррот Топ» Томпсон – американский актёр и комик, известный своими ярко-рыжими волосами, шутками с использованием реквизита и самоуничижительным юмором.
(2) Рейки - вид комплементарной медицины, в котором используется техника так называемого «исцеления путем прикасания рук».
(3) 100 ярдов — 91,4 метра.
(4) Адский Поцелуй - поцелуй, формирующий своего рода связь между существом и цербером, отношения типа "Хозяин-Питомец".

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (29.01.2013)
Просмотров: 773 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar