Главная » Переводы » Вечный всадник, Л. Йон » Главы

Глава 27, Вечный всадник - Л. Йон

Глава 27

Кара так и не поняла, что произошло. Очнувшись, она обнаружила себя в объятиях Ареса. Среди останков демонов резвился Хэл, счастливо подбрасывая в воздух какие-то штуки вроде оторванных рук и ног, а остальные адские гончие… Кара, прищурившись, всмотрелась и тут же пожалела об этом. Арес не шутил, когда сказал, что эти существа чересчур любят свою добычу. С отвращением сглотнув, девушка отвела глаза от веселившихся адских псов и увидела людей в форме медперсонала, которые латали её союзников.
Эйдолон с Шейдом лечили своими светящимися рунами Син, а Кон держал её за руку. Сам вампир был изранен так, что Кару удивляло, как он может сидеть без посторонней помощи. Кинан подлечивал Рейфа, без конца сыпавшего ругательствами, а какой-то черноволосый парень, которого Кон назвал Люком, упорно, но безуспешно пытался обработать раны Ареса.
Арес, продолжая отпихивать парня, нежно обратился к Каре:
– Ты очнулась. Слава богу, ты очнулась.
– Где?.. – она откашлялась, чтобы избавиться от скрипучести, из-за которой её голос звучал так, словно она им не пользовалась десятки лет. – Где демоны? Мор? – Кара нахмурилась. – Цербер. Или мне всё это приснилось?
Не успели слова сорваться с её губ, как она поняла, что это был не сон.
– Адские гончие разбили армию Мора. Ему пришлось отступить. Цербер и большая часть псов погнались за ним. Шейд привёл помощь из Центральной больницы Преисподней.
– Как я осталась жива? – Черт побери, она ещё никогда не чувствовала себя лучше. Как будто к ней подключили батарейку размером с Эверест.
– Похоже, – проговорил Арес, – король адских гончих даровал тебе Адский поцелуй.
Видно, догадалась она, это нечто… весьма значительное. К ней, виляя хвостом, подбежал Хэл. Мы все. Теперь ты – часть нас всех. С тобой связаны все. Кроме тех, кто уже связан с кем-то другим. Ты – реуш, наша целительница.
– О, – выдохнула она. – Ух ты.
Арес так и поедал её глазами.
– Что?
– Похоже, я… э-э-э… связана со всеми ними. Они приняли меня как своего официального целителя или что-то вроде того.
Люк, потянувшийся было к санитарной сумке, которая лежала рядом с ним, застыл:
– Со всеми… адскими гончими?
– То есть… со всеми адскими гончими в мире? – добавил Арес.
– Так говорит Хэл.
– Ну и ну, – из-за спины Ареса донёсся голос Лимос, но Кара не смогла повернуться так, чтобы взглянуть на нее. – Это должно сделать тебя…
– Бессмертной. – Арес шумно и прерывисто выдохнул. – Ты бессмертна.
– И не только это. – Подойдя, Аид подобрал нечто, показавшееся Каре ногой какой-то твари, и бросил её Хэлу. – Апорт!
Хэл сорвался с места, и Аид повернулся к Каре:
– Любая нанесенная тебе рана будет поровну разделена между всеми адскими гончими, и ты исцелишься мгновенно. Теперь тебя сможет убить лишь сам Цербер… или Бог. – Он нахмурился. – Поверить не могу, что этот засранец так поступил. Он никогда этого не делал. Однажды я просил его сделать это для моей девушки, и он отказался. Руку мне отгрыз. – Аид фыркнул. – Она, конечно, потом всё равно меня продинамила. Сучка.
Всё это было так странно… и всё-таки всё постепенно приходило в норму.
– Погоди, а зачем им целитель, если я связана с ними? Раненый пёс будет брать у меня энергию, правильно?
Аид покачал головой:
– Узы Цербера действуют не так. Иначе они противоречили бы законам природы, поскольку менялся бы биологический вид. Ты сможешь брать у них жизненные силы, а взамен станешь их целительницей.
Каре такой обмен не показался равноценным, но жаловаться она не собиралась.
– Арес, ты в порядке? Твои ноги…
– С ними всё нормально. Эйдолон быстренько подлатал меня, когда появился здесь, а я восстанавливаюсь и долечиваю всё остальное. Так что никакой медицинской помощи мне не требуется. – Последние слова были адресованы Люку. Тот показал Аресу средний палец.
Скрыв улыбку, Кара потянулась к руке Ареса… и увидела, что Битвы на его плече нет. Её мгновенно пронзила тревога.
– Кони. Где кони?
– Им бы пригодилась твоя помощь, – мягко ответил Арес.
– И ты молчал?! – Кара спрыгнула на землю и невольно прикрыла рот рукой, чтобы сдержать вопль ужаса. Теперь она поняла, почему Арес держал её так, чтобы она не могла увидеть коней.
Бойня была… ужасающей. Танатос стоял на коленях рядом со Стиксом – сплошной массой костей, тут и там выпиравших из-под мышц. Ноги коня были изогнуты под неестественным углом, и из его тела торчало столько клинков и стрел, что он стал похож на дикобраза.
Битва и Кости выглядели не лучше, а вокруг коней толпились люди в медицинской форме, отчаянно пытавшиеся спасти жеребцов.
Кара пробралась к Стиксу, которому, похоже, досталось больше всех… впрочем, разницы не было почти никакой.
Глаза Стикса были закрыты, ноздри раздувались. Из многочисленных ран на его теле текла кровь, и, похоже, никакие действия медиков не помогали.
– О нет, – выдохнула Кара, опустившись на колени у головы жеребца.
Рука Танатоса поймала её запястье. Жёлтые глаза Всадника были полны боли, и страх очертил резкие складки на его красивом лице.
– Ты можешь помочь ему? Прошу тебя! Я знаю, я был груб с тобой…
– Я понимаю. – Судьба мира людей лежала на его плечах. Справедливо, что это заботило его больше, чем её чувства.
Кара мягко высвободила руку и положила ладони на тело Стикса. Закрыв глаза, она призвала свою целительную энергию. Сила взорвалась в ней, и голова девушки откинулась назад так резко, что её ладони соскользнули с тела коня.
– Что такое? – Стоявший сзади Арес обхватил её за плечи. Кара хлопала глазами, пытаясь избавиться от потрясения. Танатос смотрел на нее с тревогой, а Лимос обернулась, отвернувшись от своего коня, и наблюдала за ней с не меньшим беспокойством.
– Не знаю. – Кара помотала головой, стряхивая остатки головокружения. – Обычно я ощущаю лишь тонкую струйку силы, но сейчас она хлынула на меня рекой. Как будто прорвало плотину. Дайте-ка я попробую ещё раз.
Девушка вновь прижала ладони к телу жеребца, но на этот раз открылась силе не сразу, а постепенно.
Сквозь нее заструилась энергия в сотни раз мощнее той, что была у неё раньше, и это притом, что она установила «минимальные настройки». Кара неуверенно отпустила силу, позволив ей течь сквозь пальцы, и все вокруг ахнули.
Кара не открывала глаз. Мысленно она и так всё видела. Ей было ничуть не больно, но раны коня затягивались, плоть выталкивала оружие, а кости срастались. Как только Стиксу стало лучше, Кару накрыло огромной волной симпатии, и через несколько минут конь уже выражал ей свою благодарность посредством слов, образов и лёгких прикосновений бархатистого носа к её бедру.
Скоро лечить стало нечего, и Кара отозвала силу и открыла глаза. Медики смотрели на неё с благоговением, и даже Эйдолон, обладавший похожими способностями, не сводил с неё глаз, словно что-то обдумывая.
– А людей ты можешь лечить?
Кара покачала головой:
– Только животных.
Эйдолон, казалось, был разочарован. Танатос подал Каре руку, и она, чувствуя, что ему необходимо это сделать, приняла её, хоть и могла встать без его помощи. Арес отступил назад, по-видимому, почувствовав то же самое. Когда она встала перед воином-великаном, тот опустился на колени у её ног, склонив голову.
– В моё время жриц тотема почитали. Чтили их как потомков сидов(1).
Сидов?
– Это такой народ. Вы зовете их… эльфами. Они умеют исцелять животных и могут убить человека, разгневавшись. Их давно нет на свете, но в тебе, очевидно, течёт их кровь. – Танатос поднял на неё глаза и прижал ладонь к сердцу. – Я всегда буду относиться к тебе с благодарностью и уважением.
Каким-то образом Кара поняла, что только что стала равной Танатосу в его глазах. На душе у неё стало тепло, но она лишь поблагодарила его. О сидах ей придётся расспросить позже. А сейчас нужно было исцелить ещё двух коней.
Кости и Битва были исцелены точно так же, и, когда Кара закончила, то вовсе не чувствовала усталости.
И ей было ни капельки не больно.
– Ты берёшь силу у стаи адских гончих, – проговорила Лимос. – Это. Невероятно. Круто.
Арес помог Каре подняться, и к нему подошёл Битва. Неподалёку Хэл и Аид всё ещё играли в свою жуткую игру, а медики собирали вещи и готовили погибших к перевозке.
Кара обняла Ареса и крепко прижалась к нему.
– Как бы мне хотелось, чтобы моя сила действовала не только на животных. Я могла бы спасти кого-нибудь из твоих союзников.
Танатос мрачно кивнул:
– Я лишился двенадцати вампиров.
– А мне придётся сообщить Вульгриму о гибели четырнадцати его соплеменников. – Арес поцеловал Кару в макушку. – Но ты в безопасности. Ты по-прежнему носишь мой агимортус, но, поскольку тебя нельзя убить, ты больше не будешь мишенью для Мора или его приспешников. А это значит, что ты отправишься домой вместе со мной. – Всадник откашлялся. – Если, конечно, хочешь.
Ну, разве он не прелесть?
– Конечно хочу. Но… агимортус… я же лишу тебя сил.
Тан фыркнул.
– Что-то мне подсказывает, что он будет счастлив, если ты лишишь его сил.
– Ещё бы. – Арес пропустил её волосы сквозь пальцы – такое простое движение и в то же время такое интимное. – Даже не обсуждается.
Её беспокойство, должно быть, горело у неё на лбу, точно неоновая вывеска, потому что он бросил на неё серьёзный взгляд.
– Эффект временный, а получу я в тысячу раз больше.
– Фу. – Лимос изучала свои обломанные ногти. – Почему бы вам не уединиться?
– Есть и не очень хорошие новости, – предупредил Тан. – Теперь Мор придёт за мной и за Лимос. А если одна из наших Печатей окажется сломана, вскоре та же участь постигнет и остальные две.
– И клинок Избавления по-прежнему у него, – заметила Лимос.
Упоминание о кинжале обычно раздражало Тана, но он просто кивнул.
– Давайте выбираться отсюда.
– Вот бы больше никогда не оказаться здесь, – пробормотала Кара.
– Не окажешься. – Арес посадил её в седло Битвы и забрался сам. – Аид разобрался с туманными призраками у Хэррогейта, так что уносим ноги. Куда ты хочешь отправиться?
– Сначала к тебе в душ. Потом к тебе в постель.
Она тут же ощутила попкой его поднявшийся член.
– Всё, что угодно.
– Прямо-таки всё? – Кара обернулась в седле и, притянув к себе его голову, прижалась к его губам. – Ведь теперь, раз я бессмертна, у тебя не будет больше оправданий, так что полномасштабного насилия тебе не избежать.
Арес застонал.
– Всё, уходим отсюда.

____________________
(1) Сид, сиды (англ. Aos Sí) – в ирландской и шотландской мифологии — потусторонний мир, населённый туатами – существами, схожими с феями или эльфами, которых в народе за место своего обитания также именовали сидами (sidhe). Это также название холмов, поскольку считалось, что именно в них находится мир сидов.

Кара так и не поняла, что произошло. Очнувшись, она обнаружила себя в объятиях Ареса. Среди останков демонов резвился Хэл, счастливо подбрасывая в воздух какие-то штуки вроде оторванных рук и ног, а остальные адские гончие… Кара, прищурившись, всмотрелась и тут же пожалела об этом. Арес не шутил, когда сказал, что эти существа чересчур любят свою добычу. С отвращением сглотнув, девушка отвела глаза от веселившихся адских псов и увидела людей в форме медперсонала, которые латали её союзников.
Эйдолон с Шейдом лечили своими светящимися рунами Син, а Кон держал её за руку. Сам вампир был изранен так, что Кару удивляло, как он может сидеть без посторонней помощи. Кинан подлечивал Рейфа, без конца сыпавшего ругательствами, а какой-то черноволосый парень, которого Кон назвал Люком, упорно, но безуспешно пытался обработать раны Ареса.
Арес, продолжая отпихивать парня, нежно обратился к Каре:
– Ты очнулась. Слава богу, ты очнулась.
– Где?.. – она откашлялась, чтобы избавиться от скрипучести, из-за которой её голос звучал так, словно она им не пользовалась десятки лет. – Где демоны? Мор? – Кара нахмурилась. – Цербер. Или мне всё это приснилось?
Не успели слова сорваться с её губ, как она поняла, что это был не сон.
– Адские гончие разбили армию Мора. Ему пришлось отступить. Цербер и большая часть псов погнались за ним. Шейд привёл помощь из Центральной больницы Преисподней.
– Как я осталась жива? – Черт побери, она ещё никогда не чувствовала себя лучше. Как будто к ней подключили батарейку размером с Эверест.
– Похоже, – проговорил Арес, – король адских гончих даровал тебе Адский поцелуй.
Видно, догадалась она, это нечто… весьма значительное. К ней, виляя хвостом, подбежал Хэл. Мы все. Теперь ты – часть нас всех. С тобой связаны все. Кроме тех, кто уже связан с кем-то другим. Ты – реуш, наша целительница.
– О, – выдохнула она. – Ух ты.
Арес так и поедал её глазами.
– Что?
– Похоже, я… э-э-э… связана со всеми ними. Они приняли меня как своего официального целителя или что-то вроде того.
Люк, потянувшийся было к санитарной сумке, которая лежала рядом с ним, застыл:
– Со всеми… адскими гончими?
– То есть… со всеми адскими гончими в мире? – добавил Арес.
– Так говорит Хэл.
– Ну и ну, – из-за спины Ареса донёсся голос Лимос, но Кара не смогла повернуться так, чтобы взглянуть на нее. – Это должно сделать тебя…
– Бессмертной. – Арес шумно и прерывисто выдохнул. – Ты бессмертна.
– И не только это. – Подойдя, Аид подобрал нечто, показавшееся Каре ногой какой-то твари, и бросил её Хэлу. – Апорт!
Хэл сорвался с места, и Аид повернулся к Каре:
– Любая нанесенная тебе рана будет поровну разделена между всеми адскими гончими, и ты исцелишься мгновенно. Теперь тебя сможет убить лишь сам Цербер… или Бог. – Он нахмурился. – Поверить не могу, что этот засранец так поступил. Он никогда этого не делал. Однажды я просил его сделать это для моей девушки, и он отказался. Руку мне отгрыз. – Аид фыркнул. – Она, конечно, потом всё равно меня продинамила. Сучка.
Всё это было так странно… и всё-таки всё постепенно приходило в норму.
– Погоди, а зачем им целитель, если я связана с ними? Раненый пёс будет брать у меня энергию, правильно?
Аид покачал головой:
– Узы Цербера действуют не так. Иначе они противоречили бы законам природы, поскольку менялся бы биологический вид. Ты сможешь брать у них жизненные силы, а взамен станешь их целительницей.
Каре такой обмен не показался равноценным, но жаловаться она не собиралась.
– Арес, ты в порядке? Твои ноги…
– С ними всё нормально. Эйдолон быстренько подлатал меня, когда появился здесь, а я восстанавливаюсь и долечиваю всё остальное. Так что никакой медицинской помощи мне не требуется. – Последние слова были адресованы Люку. Тот показал Аресу средний палец.
Скрыв улыбку, Кара потянулась к руке Ареса… и увидела, что Битвы на его плече нет. Её мгновенно пронзила тревога.
– Кони. Где кони?
– Им бы пригодилась твоя помощь, – мягко ответил Арес.
– И ты молчал?! – Кара спрыгнула на землю и невольно прикрыла рот рукой, чтобы сдержать вопль ужаса. Теперь она поняла, почему Арес держал её так, чтобы она не могла увидеть коней.
Бойня была… ужасающей. Танатос стоял на коленях рядом со Стиксом – сплошной массой костей, тут и там выпиравших из-под мышц. Ноги коня были изогнуты под неестественным углом, и из его тела торчало столько клинков и стрел, что он стал похож на дикобраза.
Битва и Кости выглядели не лучше, а вокруг коней толпились люди в медицинской форме, отчаянно пытавшиеся спасти жеребцов.
Кара пробралась к Стиксу, которому, похоже, досталось больше всех… впрочем, разницы не было почти никакой.
Глаза Стикса были закрыты, ноздри раздувались. Из многочисленных ран на его теле текла кровь, и, похоже, никакие действия медиков не помогали.
– О нет, – выдохнула Кара, опустившись на колени у головы жеребца.
Рука Танатоса поймала её запястье. Жёлтые глаза Всадника были полны боли, и страх очертил резкие складки на его красивом лице.
– Ты можешь помочь ему? Прошу тебя! Я знаю, я был груб с тобой…
– Я понимаю. – Судьба мира людей лежала на его плечах. Справедливо, что это заботило его больше, чем её чувства.
Кара мягко высвободила руку и положила ладони на тело Стикса. Закрыв глаза, она призвала свою целительную энергию. Сила взорвалась в ней, и голова девушки откинулась назад так резко, что её ладони соскользнули с тела коня.
– Что такое? – Стоявший сзади Арес обхватил её за плечи. Кара хлопала глазами, пытаясь избавиться от потрясения. Танатос смотрел на нее с тревогой, а Лимос обернулась, отвернувшись от своего коня, и наблюдала за ней с не меньшим беспокойством.
– Не знаю. – Кара помотала головой, стряхивая остатки головокружения. – Обычно я ощущаю лишь тонкую струйку силы, но сейчас она хлынула на меня рекой. Как будто прорвало плотину. Дайте-ка я попробую ещё раз.
Девушка вновь прижала ладони к телу жеребца, но на этот раз открылась силе не сразу, а постепенно.
Сквозь нее заструилась энергия в сотни раз мощнее той, что была у неё раньше, и это притом, что она установила «минимальные настройки». Кара неуверенно отпустила силу, позволив ей течь сквозь пальцы, и все вокруг ахнули.
Кара не открывала глаз. Мысленно она и так всё видела. Ей было ничуть не больно, но раны коня затягивались, плоть выталкивала оружие, а кости срастались. Как только Стиксу стало лучше, Кару накрыло огромной волной симпатии, и через несколько минут конь уже выражал ей свою благодарность посредством слов, образов и лёгких прикосновений бархатистого носа к её бедру.
Скоро лечить стало нечего, и Кара отозвала силу и открыла глаза. Медики смотрели на неё с благоговением, и даже Эйдолон, обладавший похожими способностями, не сводил с неё глаз, словно что-то обдумывая.
– А людей ты можешь лечить?
Кара покачала головой:
– Только животных.
Эйдолон, казалось, был разочарован. Танатос подал Каре руку, и она, чувствуя, что ему необходимо это сделать, приняла её, хоть и могла встать без его помощи. Арес отступил назад, по-видимому, почувствовав то же самое. Когда она встала перед воином-великаном, тот опустился на колени у её ног, склонив голову.
– В моё время жриц тотема почитали. Чтили их как потомков сидов(1).
Сидов?
– Это такой народ. Вы зовете их… эльфами. Они умеют исцелять животных и могут убить человека, разгневавшись. Их давно нет на свете, но в тебе, очевидно, течёт их кровь. – Танатос поднял на неё глаза и прижал ладонь к сердцу. – Я всегда буду относиться к тебе с благодарностью и уважением.
Каким-то образом Кара поняла, что только что стала равной Танатосу в его глазах. На душе у неё стало тепло, но она лишь поблагодарила его. О сидах ей придётся расспросить позже. А сейчас нужно было исцелить ещё двух коней.
Кости и Битва были исцелены точно так же, и, когда Кара закончила, то вовсе не чувствовала усталости.
И ей было ни капельки не больно.
– Ты берёшь силу у стаи адских гончих, – проговорила Лимос. – Это. Невероятно. Круто.
Арес помог Каре подняться, и к нему подошёл Битва. Неподалёку Хэл и Аид всё ещё играли в свою жуткую игру, а медики собирали вещи и готовили погибших к перевозке.
Кара обняла Ареса и крепко прижалась к нему.
– Как бы мне хотелось, чтобы моя сила действовала не только на животных. Я могла бы спасти кого-нибудь из твоих союзников.
Танатос мрачно кивнул:
– Я лишился двенадцати вампиров.
– А мне придётся сообщить Вульгриму о гибели четырнадцати его соплеменников. – Арес поцеловал Кару в макушку. – Но ты в безопасности. Ты по-прежнему носишь мой агимортус, но, поскольку тебя нельзя убить, ты больше не будешь мишенью для Мора или его приспешников. А это значит, что ты отправишься домой вместе со мной. – Всадник откашлялся. – Если, конечно, хочешь.
Ну, разве он не прелесть?
– Конечно хочу. Но… агимортус… я же лишу тебя сил.
Тан фыркнул.
– Что-то мне подсказывает, что он будет счастлив, если ты лишишь его сил.
– Ещё бы. – Арес пропустил её волосы сквозь пальцы – такое простое движение и в то же время такое интимное. – Даже не обсуждается.
Её беспокойство, должно быть, горело у неё на лбу, точно неоновая вывеска, потому что он бросил на неё серьёзный взгляд.
– Эффект временный, а получу я в тысячу раз больше.
– Фу. – Лимос изучала свои обломанные ногти. – Почему бы вам не уединиться?
– Есть и не очень хорошие новости, – предупредил Тан. – Теперь Мор придёт за мной и за Лимос. А если одна из наших Печатей окажется сломана, вскоре та же участь постигнет и остальные две.
– И клинок Избавления по-прежнему у него, – заметила Лимос.
Упоминание о кинжале обычно раздражало Тана, но он просто кивнул.
– Давайте выбираться отсюда.
– Вот бы больше никогда не оказаться здесь, – пробормотала Кара.
– Не окажешься. – Арес посадил её в седло Битвы и забрался сам. – Аид разобрался с туманными призраками у Хэррогейта, так что уносим ноги. Куда ты хочешь отправиться?
– Сначала к тебе в душ. Потом к тебе в постель.
Она тут же ощутила попкой его поднявшийся член.
– Всё, что угодно.
– Прямо-таки всё? – Кара обернулась в седле и, притянув к себе его голову, прижалась к его губам. – Ведь теперь, раз я бессмертна, у тебя не будет больше оправданий, так что полномасштабного насилия тебе не избежать.
Арес застонал.
– Всё, уходим отсюда.

____________________
(1) Сид, сиды (англ. Aos Sí) – в ирландской и шотландской мифологии — потусторонний мир, населённый туатами – существами, схожими с феями или эльфами, которых в народе за место своего обитания также именовали сидами (sidhe). Это также название холмов, поскольку считалось, что именно в них находится мир сидов.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (23.09.2017)
Просмотров: 17 | Теги: переводы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar