Главная » Переводы » Вечный всадник, Л. Йон » Главы

Глава 26, Вечный всадник - Л. Йон

Глава 26

Аресу очень не хотелось этого делать. О, его тело трепетало от возбуждения – оно жаждало битвы. Жаждало ощутить, как под ударами клинка рвётся плоть и ломаются кости. Но сердце и разум его были далеки от этого. Ведь он знал, что, как бы ни обернулись события, Каре не вернуться с их набега на Шеул.
Ривер, перед которым Арес должен был извиниться и который был потрёпан не меньше Хавистер, согласился помочь всем, чем сможет; он не мог ступить на землю региона, куда они отправлялись, но прислал помощь в лице Кинана, который был неуязвим, и демона-Семинуса – блондина по имени Рейф, отчасти вампира и, по всей видимости, тоже неуязвимого. Рейф приходился братом Эйдолону и Шейду. Син, их сестра, и её муж, вампир Кон, тоже пришли, поскольку в конечном счете именно Син была в ответе за то, что Печать Мора оказалась сломана.
Пришёл и Шейд, чтобы обеспечить Каре прилив сил. Благодаря ему у девушки появился румянец на щеках и прояснились глаза, но в лёгких у нее слышались хрипы, и Шейд поверх её головы покачал головой, словно говоря Аресу: долго не протянет.
Чёрт.
Они вышли из Хэррогейта – целая толпа народу и три боевых коня. Их встретила мрачная тишина. Её нарушали лишь глухие удары копыт жеребцов об утоптанную почву Ситбладда.
Арес покрепче обхватил сидевшую перед ним Кару за талию.
– Я никогда раньше не был в этом регионе.
Танатос огляделся:
– Я тоже.
– Может быть, потому, что здесь так паршиво. – Рейф перебросил метательный нож из одной руки в другую. – Я думал, мы будем с кем-то сражаться. Ну и отстой. Я всерьёз разочаровался в вас, Всадниках.
– Кинан! – ласково окликнула Лимос. – А более раздражающего демона ты не мог с собой взять?
– Не-а. – Кинан снял станг с перевязи, прикрепленной под его кожаной курткой. – Более раздражающих демонов не бывает.
– Хочешь что-то сделать – сделай сам, – пробормотал Рейф, удаляясь к участку скопления теней. Тусклый свет, падавший на эти земли, казалось, не мог проникнуть через непроглядную тьму.
– Что происходит? – голос Кары прозвучал тихо, но было тому причиной её медленное угасание или страх, Арес не знал. – Где Хэл?
– Что-нибудь из этого кажется тебе знакомым? Ты видела это во сне?
– Честно говоря, нет. В моём сне было полным-полно демонов. Висело целое облако дыма. Я видела высокие утёсы и вьющиеся лозы. А здесь ничего нет. Это место похоже на серую пустыню.
– По-моему, этот эгидовец нас одурачил, – прорычал Тан.
Кинан всмотрелся в небо, где плавали клочья красноватого тумана, создававшие ощущение глубины.
– Спасибо, что позволили Риверу забрать Дэвида в Эгиду. Его больше никогда не выпустят.
Лимос с сомнением фыркнула, а Кара принюхалась.
– Странно. Пахнет точно так же. И я клянусь, что чувствую Хэла. Дайте мне минуту.
Она откинулась назад, опираясь на Ареса, и опустила голову на его ставшую мягкой броню. Он обнял девушку, словно стремясь защитить, и её чересчур потускневшие глаза закрылись.
Отчаяние, печаль и гнев Ареса слились воедино, и эта смесь угрожала выбить у него почву из-под ног. Он никогда не чувствовал ничего подобного по отношению к другому человеку, и его сердце оказалось в неведомых краях. От несправедливости этого положения ему хотелось кричать, но пришлось взять себя в руки и не показывать вида, потому что сейчас ему нужно было быть сильнее, чем когда-либо.
– Я его слышу. – Кара, не открывая глаз, указала прямо перед собой. – Туда. Он рычит. Он говорит… он говорит, они здесь. – Кара нахмурилась. – Не понимаю. Какой-то призрак. И завеса. Завеса… шёпота?
– Дерьмо! – Арес рывком развернул Битву. – Откройте врата! Откройте чертовы врата!
Син и Кон рванулись к Хэррогейту. Землю сотряс оглушительный грохот, и все, включая коней, едва не упали. Завеса шёпота, - магия сокрытия, - слетела, обнажив целое море демонов и оружия, а перед Хэррогейтом будто из-под земли выросла тварь, словно вся состоящая из клочьев тумана, с акульими зубами и когтями, длиной тягавшимися с ростом Ареса.
– Чертов туманный призрак! – Кон сбил с ног Син, и на том месте, где она только что стояла, тут же сомкнулись челюсти твари.
Арес терпеть не мог туманных призраков. Их можно было привязывать к Хэррогейтам. Одной твари было не справиться с Аресом, его братом и сестрой, но тут появились ещё три, каждая заметно крупнее первой, которая была почти четырех метров ростом. Вчетвером они могли причинить вред Всадникам, если бы те попробовали выбраться отсюда через открытые врата. И ему не нужно было пытаться открыть собственный портал, чтобы понять, что Мор нейтрализовал эту способность.
Стаи демонов кинулись на них со всех сторон, даже сверху.
– Берегитесь стрел! – закричал Тан, отразив одну из них мечом.
Их острия, несомненно, были смазаны слюной цербера.
– Отнеси меня к Хэлу… – Кара осеклась: с неба к ней ринулся отвратительный демон размером с человека, безглазый, но с крыльями, как у летучей мыши, и чуть не выбил её из седла. Арес успел поймать её за руку, попытался поднять обратно, но тут в грудь Битвы вонзился топор. Конь пронзительно заржал, взвился на дыбы, и Кара рухнула на землю.
– Кара!
– Иди, - выдохнула она. – Я к Хэлу. – Она взглянула куда-то за его спину. – Сзади!
Арес рывком обернулся и едва успел увернуться от удара мечом вдвое больше него самого, которым размахивал тролль. Кипевший вокруг бой словно замедлился, и он встретился глазами с Карой.
Иди, - одними губами произнесла она. – Я люблю тебя.
Он пытался сказать ей то же самое, но с его губ не сорвалось ничего, кроме «Ступай к Хэлу!»
Жизнь Кары была куда важнее его чувств.

 

* * *



– Ступай к Хэлу! – прокричал Арес, но этого и не нужно было. Каре отчаянно хотелось к церберу, даже сквозь визг и гвалт сотен, а может быть, и тысяч демонов она слышала, как он скулит.
Арес говорил, что Хэла будут держать в яме с теми же символами, что удерживали его в клетке, в которую его посадил Сестиэль. Ей нужно было лишь уничтожить символы, и тогда Хэл окажется на свободе.
Пока Кара ползла, её едва не разрубило надвое лезвие огромного топора. Демон уже замахнулся было для второго удара, но тут Кинан снёс ему голову чем-то похожим на заточенный фрисби(1). На Кару дождём хлынула отвратительная черновато-малиновая кровь. Пара капель попала ей в рот, и её едва не вырвало. Не думай об этом. Не думай об этом…
Адреналин придал слабеющему телу сил, которые были ей так нужны, и Кара на четвереньках пробралась под какой-то ужасной крылатой тварью, проскользнула между ног другого чудовища. По обе стороны от неё бились Арес и Танатос, прикрывая её от самых опасных демонов. Перед ней расчищал дорогу Рейф. Его, как и Кинана, ничто не могло коснуться. Если бы Каре не приходилось то и дело увёртываться от оружия, она бы восхитилась тем, как твари, налетавшие было на этих двоих, в последний миг спотыкались или падали, или их случайно убивало что-нибудь еще.
Когда она доползла до ямы, у неё чуть не остановилось сердце. Вдоль краёв ямы метров в пять глубиной тянулись огромные пики из слоновой кости, направленные внутрь, чтобы не дать выбраться Хэлу… или любому другому брошенному туда существу. Кровь, свежая и уже запекшаяся, покрывала стены и потоками стекала на грязный пол. Боже милостивый, это было настоящее варварство. Каре жутко хотелось взять ублюдков, которые это сотворили, бросить их в яму к Хэлу и посмотреть, понравится ли им, когда их будут рвать на куски.
Вот только… Хэл был не в состоянии ни с кем сражаться.
Он лежал у стены и часто, с трудом дышал, и на губах у него вздувалась розовая пена. Он махнул хвостом и снова лёг, борясь за жизнь.
– О боже, – прошептала Кара. – Помоги мне спуститься. – Она схватила Рейфа за брючину. – Помоги мне спуститься!
Демон поднял её и, одним ловким прыжком перелетев через пики, легко приземлился на дно ямы. Хэл зарычал, но совсем тихо, рык перешел в скулеж, и у Кары оборвалось сердце.
Всё ещё в объятиях Рейфа, она указала на каменные стены, покрытые странными символами:
– Нам надо их уничтожить.
– Это не сдерживающие символы. – Рейф обернулся так стремительно, что Кара вскрикнула. Он с силой метнул вверх булаву, и похожий на летучую мышь демон, прыгнувший было в яму, перекувырнулся в воздухе и шлёпнулся в грязь у ног Рейфа.
– Мразь.
– Ненавижу это место, – пробормотала Кара.
– Я тоже. – Рейф повернулся к Хэлу. – Ошейник. Вот куда нанесены сдерживающие символы.
– Опусти меня. И прикрой сзади.
Рейф опустил её на землю. Кара сделала шаг и пошатнулась. Сделала второй, и ноги перестали её держать. Рейф подхватил девушку, не дав удариться о землю. Очень осторожно он опустил её рядом с Хэлом.
– Привет, малыш, – прошептала она. Хэл лизнул ей руку, не поднимая головы.
Наверху бушевала битва, демоны прыгали в яму, но Рейф сбивал их ещё в воздухе; Кара же трудилась над ошейником, пытаясь справиться со множеством крошечных штырьков, удерживавших ошейник на месте. Слёзы туманили ей глаза, пальцы дрожали, и из-за этого дело шло мучительно медленно. Снятие ошейника, должно быть, причиняло Хэлу невыносимую боль, но он стоически терпел. Но вот последний штырёк выскочил из гнезда, и ошейник упал на землю.
Хэл не двинулся с места. Его грудь вздымалась и опадала сбивчивыми рывками, и Кара осознала, что её собственное дыхание стало поверхностным и хриплым. Она обняла Хэла, сдавшись охватившему её изнеможению, и всё вокруг закружилось и опрокинулось.
Она умрёт в адской яме, да? Это… ужасно.
– Рейф… – из-за горячего воздуха ямы во рту у Кары было сухо, и ей пришлось собрать немного слюны, чтобы продолжить. – Помоги остальным. Нужен кинжал.
– Вас обоих я тут не оставлю. – Подобрав кость какого-то давным-давно погибшего существа, Рейф перечеркнул символы на стенах. С каждым перечеркнутым символом пики на краях ямы втягивались внутрь стен. – Пошли наверх, пока сюда не набежали демоны.
Сердце Кары пронзил страх. Если случится так, как сказал Рейф, это будет катастрофа. Он, может быть, и неуязвим, но демонов будет много, и, если хоть один проскользнет мимо него, Каре и Хэлу конец.
Рейф поднял с земли их обоих, крякнув под их весом, прыгнул и вновь мягко приземлился на полусогнутые ноги. Хотя жизненные силы и мыслительные процессы Кары слабели, она оценила ситуацию мгновенно.
Все, кто сражался на их стороне, за исключением Кинана, были покрыты кровью, и по большей части собственной. Их одежда и доспехи были разорваны, разбиты, проломлены.
Бой продолжался, но, как только Рейф опустил Кару и Хэла на землю, Арес очутился рядом, и все остальные, не опуская оружия, сомкнули ряды, образовав вокруг Кары и Хэла защитный круг. Стая демонов, несмотря на все окровавленные и изувеченные трупы, лежавшие на земле, казалось, не поредела вовсе.
Остановитесь!
Демоны застыли: через их сомкнутый строй скакал Мор, сбивая не успевших убраться с дороги.
– Объявляю пятиминутное перемирие. – Он cклонил голову в сторону Ареса. – И не говори, что я никогда ничего для тебя не делал.
Он указал в сторону Хэррогейта.
– Приветствую, Всадники!
Кара подобрала под себя ноги и, уложив голову Хэла себе на колени, прищурилась и всмотрелась в дымную тьму. Сквозь орду тварей пробился огромный мужчина с тёмно-синим ирокезом. Его можно было бы назвать привлекательным, если бы не чрезвычайная бледность кожи, на которой резко выделялись черные вены. Обнажённую спину украшали черные кожистые крылья, достававшие до лодыжек. Кара понятия не имела, что за штаны на нём были, но они были серебристыми, облегающими и всё время двигались, словно постоянно меняя форму и подстраиваясь под его тело.
Когда он проходил мимо, демоны кланялись и преклоняли колени, а те, что оказались перед ним, врезались друг в друга и падали, стремясь убраться с дороги. Судя по его улыбке, ему это доставляло удовольствие.
Танатос широко улыбнулся разбитыми губами:
– Аид(2). Черт возьми, как же ты вовремя.
Аид? Тот самый Аид?
– Заткнись. – Аид провёл ладонью по своей лишённой волос груди. – Попробуй договориться с Азаготом об остановке наплыва душ в Шеул-гра, чтобы ты мог передохнуть, и посмотрим, сколько времени это займет у тебя.
Рейф наклонился и зашептал Каре на ухо:
– Азагот – это темный жнец(3). Я вроде как его родственник. Круто, правда?
Кинан повесил станг на перевязь.
– Только и делаешь, что хвастаешься своими связями.
– Зачем ты здесь? – Арес вытер кровь с глаз тыльной стороной ладони. – Скажи мне, что ты не заодно с Мором.
– Благодарности от вас не дождешься. – Аид развернулся. – Наверное, я вам не нужен.
– Аид, перестань ребячиться. – Лимос метнула на Ареса уничтожающий взгляд, утихомиривший даже Битву, хотя мускулы коня подёргивались. – Он здесь потому, что ты велел попросить об одолжении. Каре нужно было одолжение.
Всё тело Ареса содрогнулось.
– О дьявол. Об этом я… не подумал.
– Не подумал о чем? – Кара задрала голову, чтобы взглянуть на него.
Аид обернулся. Его крылья с тихим шелестом расправились и сложились снова.
– Ты – человек. Если ты умрешь в Шеуле, твоя душа навсегда окажется здесь в ловушке. Я пришёл, чтобы сопроводить твою душу на поверхность.
О боже.
– Спасибо, - прошептала Кара.
Аид пожал плечами:
– Раз в тысячу лет можно и совершить доброе дело. Да и Лимос пообещала мне «Баскин Роббинс»(4).
– Время истекло! – крикнул Мор. – Я не говорил о своём секретном оружии? Нет? А, ну да, иногда я бываю забывчив.
Он взмахнул рукой в выразительном жесте, и с неба слетело три десятка крылатых мужчин, которые опустились перед его конём.
– Черт, – выдохнул Рейф. – Падшие ангелы.
– Что ж, – мрачно произнес Кинан, - ты говорил, что хочешь сражаться.
– Не понимаю, – Кара отвела глаза от одного из крылатых пришельцев – Зрезила, у которого на лице было написано, что ему не терпится во что-нибудь вонзить свой топор, и желательно в кости Всадников.
– Единственные существа, которые могут причинить вред мне и Рейфу, – это ангелы. В том числе и Падшие.
– И их чертовски трудно убить, если только ты сам не ангел. Или не Всадник. К тому же Мор, скорее всего, знает о чарах, которые на нас наложены – спасибо Дэвиду, – клыки Рейфа блеснули. – Черт, если меня убьют, Дэвиду не спастись от Серены, хоть он и её брат. – Он почему-то улыбнулся этой мысли. – Моя жена бывает такой хулиганкой. Это так заводит.
– Ладно, парни, – раздался резкий голос Мора. – Убейте человека и псину, и да начнётся Апокалипсис!
Танатос освободил свои души, и они, хрипло вопя, рванулись к адскому войску. Демоны, точно восстановив силы после краткой передышки, бросились в бой с ещё большей свирепостью, чем прежде. Это было кошмарное месиво из зубов, клыков и оружия. Беспомощность уничтожила всю храбрость, какая еще оставалась у Кары, и Арес каким-то образом это понял. Он бросил ей кинжал – это, конечно, было оружие «на крайний случай», но теперь она могла хотя бы нанести удар демону, который сумел бы пробиться сквозь кольцо её защитников.
Если, конечно, у неё хватило бы сил им воспользоваться.
Все, включая Аида, от одного прикосновения которого демоны попросту взрывались, доблестно сражались, но кони падали один за другим, и Всадников подмяла под себя стая чудищ. Кару затопили отчаяние и страх, и она даже не смогла закричать, когда на них с Хэлом обрушился град ударов. Рейф и Кинан прыгнули к ним, заслонив их своими телами, но клинки всё равно сумели до них добраться.
Кару пронзила боль, острая, как лезвие, вонзившееся в её плоть. Глубоко внутри возникло странное тянущее ощущение, и она почувствовала, словно с нее снимают кожу, как кожуру с банана. Когда пришло понимание, Кара вскрикнула.
Оба эти ощущения означали, что её душа пытается покинуть тело.
Вокруг раздавалось рычание. Крики. Теплая кровь брызнула ей на лицо. Рейф и Кинан отстранились, и тяжесть, давившая на неё, ушла. Арес. Где Арес?
– Твою мать, – пробормотал Кинан. – Проклятье.
Кара не могла двигаться и едва дышала, лежа на боку в позе эмбриона и обнимая Хэла. Она понимала, что жить ей осталось совсем недолго, но, черт возьми, ей хотелось посмотреть, чем всё закончится. С усилием она открыла один глаз, который ещё открывался, хотя веко было будто сделано из проволоки и царапало. Сквозь мглу и кровь она увидела огромные черные лапы. Зубы. Красные светящиеся глаза.
Адские псы.
– Должно быть, их там тысячи, – проговорил Рейф.
Лес черных лап сделал круг и разделился. К ним приблизилось нечто огромное, и, не успела Кара глазом моргнуть, как перед ними очутился чудовищный трёхглавый адский пёс, как минимум вдвое крупнее даже самых больших остальных.
– Привет, Цербер(5), – произнес Аид.
– Цербер? – выдохнул Кинан.
– Ага. – Аид провел ладонью по ирокезу. – Это не к добру.
– Почему это?
– Он ненавидит меня за то, что я привязал его к Шеул-гра. Он может уйти оттуда только тогда, когда ухожу я сам. Наверно, пришёл разорвать меня в клочья. Опять.
Зверь отошёл от Аида, и Кара наконец увидела Ареса. Его доспехи были разбиты, левая рука изувечена, ноги переломаны невозможным образом, но он полз к ней, помогая себе здоровой рукой. Ей захотелось плакать, но то тянущее чувство завладело ею, и слезы, казалось, остались вместе с телом, а не с душой.
Арес подполз к ней, а все остальные сдвинулись и загородили путь Церберу, стоявшему прямо перед ней и Хэлом.
Все три головы Цербера зарычали в унисон.
– Всё хорошо, – голос Кары был очень слаб, едва различим, но, по-видимому, этого оказалось достаточно, потому что все посторонились, позволив Церберу пройти.
Огромная тварь обнюхала её, а потом одна из голов лизнула Хэла. Тот открыл глаза, и Кара услышала одно-единственное слово. Дедушка. Он сказал это не ей, но она каким-то образом услышала, как он обращается к трехглавому адскому псу.
Одна из голов повернулась к ней. Малиновые глаза пылали. Ты - реуш, целительница зверей. Редкий дар. Ты не умрёшь.
Похоже, это «не умрёшь» было не просто возможным вариантом. Кара с шумом вдохнула воздух… и дыхание не покинуло её. Девушку поглотила тьма, но она успела ощутить, как её губ коснулся тёплый язык.

_______________________
(1) Фрисби (летающий диск) —спортивный снаряд, представляющий собой пластиковый диск с загнутыми краями диаметром 20—25 сантиметров. Диск сделан таким образом, чтобы при его полёте создавалась подъёмная сила, что позволяет бросать диски на значительные расстояния и с большой точностью.
(2) Аид - в древнегреческой мифологии бог подземного царства мёртвых.
(3) Тёмный жнец (англ. Grim Reaper) - персонификация смерти в виде физической сущности. Часто изображается в виде скелета с косой, облачённого в чёрный балахон с капюшоном.
(4) Баскин Роббинс (англ. Baskin Robbins) – американская сеть кафе-мороженого.
(5) Цербер (англ. Cerberus) - в греческой мифологии порождение Тартара и Геи, трёхголовый пёс, у которого из пастей течёт ядовитая смесь. Цербер охранял выход из царства мёртвых Аида, не позволяя умершим возвращаться в мир живых.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (23.09.2017)
Просмотров: 19 | Теги: переводы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar