Главная » Переводы » Вечный всадник, Л. Йон » Главы

Глава 24, Вечный всадник - Л. Йон

Глава 24

«Пора» не всегда означает «пора».
Разве Арес вообще может это сделать? Если с Хэлом всё более или менее в порядке, Каре придётся страдать ещё долго – до тех пор, пока его энергия подпитывает её, заставляя сердце биться даже после того, как в него вонзится острие кинжала. Боль будет мучительной.
Ему теснило грудь.
– Не могу, – выдавил он. А что, если Кайнан ошибся?
– Ты должен. Ты сам знаешь, что должен, – Кара ободряюще сжала его руку. Какая ирония. Он – закалённый в боях воин, отчасти демон, отчасти жестокий ангел, и его рука дрожит, а Кара, простой человек, непоколебима как скала.
Хотя нет, простого в ней нет ничего.
Они обрели друг друга, но поздно. Слишком поздно.
– Мы можем подождать. Ещё чуть-чуть.
От её грустной улыбки у Ареса защипало в глазах.
– Ты же знаешь, что не можем. Я слабею всё сильнее. И Хэл слабеет. В любую минуту моя жизнь может оборваться, и что тогда станет с тобой?
Зло. Он станет злом. А вскоре после этого и его брат с сестрой станут такими же чудовищами, и миру людей придёт конец. Он это знал и всё же не хотел терять ни единой лишней секунды, проведённой с Карой.
– Я отнесу тебя обратно в госпиталь, и Шейд сможет поддерживать твою жизнь ещё какое-то время.
– Я не хочу так жить. В кровати, и чтобы какой-то странный демон переливал мне энергию? Это не жизнь, и ты это знаешь. – Кара прижала острие кинжала к груди, и по коже скатилась струйка крови. – Убей меня.
Арес прекрасно владел этим искусством. Будь на месте Кары кто-нибудь другой, он бы нанёс удар так, что жертва оказалась бы мертва, даже не успев осознать случившегося.
Но Кара успеет. Она будет страдать. А ему придётся наблюдать, зная, что причина её мучений – он сам. Зная, что он ничем не может ей помочь.
Отпрянув, Арес выпустил кинжал.
– Не сейчас. Я не могу. Не могу этого сделать. Мне нужно… пару минут.
– Арес!
Почти в панике он скатился с кровати, распахнул дверь и выскочил в холл. Собственная нагота его не волновала – комплексами он не страдал, а его служащие частенько видели его голым. Он услышал торопливые шаги в спальне, предательский шорох одежды. Кара идёт за ним. Проклятье. Арес ушёл в гостиную, проклиная возвращение чувств, настраивавших его на всеобщие распри, и повернулся к камину. Камин не горел. Там было холодно и пусто, как и в груди Ареса.
Чувство опустошённости было ему знакомо – оно сопровождало его всю жизнь. Чёрт, даже когда у него была семья, и он считал себя человеком, ему чего-то недоставало. А потом в его жизнь вошла Кара, и пустота у него внутри заполнилась. И теперь, разумеется, опустошённость ощутимо напоминала о себе. Прежде она была чем-то привычным. Но теперь он познал, что такое тепло, и больше не хотел мёрзнуть.
– Арес! – прозвучал у него за спиной мягкий голос Кары. Стоило ей приблизиться, как всё его боевое настроение растаяло, и вместо того, чтобы ощутить себя без него чем-то неполным… он почувствовал покой. Понимание точно ударило его под дых. Когда он с ней, он не теряет способностей. Он обретает покой.
Как он станет жить без неё?
Кара неслышно подошла к нему и обняла за талию, прижавшись к его спине. Арес не шелохнулся. Она обернула его бёдра принесённым полотенцем, и он улыбнулся бы её заботливости, если бы не был на грани потери самообладания.
Её щека прижималась к его лопатке, кожу овевало её жаркое дыхание.
Это было так правильно. Так ужасно правильно. А скоро ничего этого не будет.
– Милорд?
– Что, Вульгрим? – вопрос прозвучал резче, чем намеревался Арес, но ему осталось провести с Карой лишь несколько минут, и он не хотел терять ни секунды.
– Вас хочет увидеть человек из Эгиды. Он говорит, что у него есть то, что, возможно, поможет Каре.
Арес не смел надеяться, но сердце у него перевернулось. Он затянул полотенце на талии. Повернувшись с гораздо большим спокойствием, чем ощущал на самом деле, он загородил Кару собой. Вульгрим отошёл в сторону, пропуская вперёд человека в сопровождении двух стражей.
– Весьма необычно, – произнёс Арес. – Кто ты… погоди… я тебя видел неподалёку от главного управления в Йоркшире.
Мужчина кивнул.
– Меня зовут Дэвид. Кайнан и Эрик заняты, так что прислали меня.
– Прислали тебя? Зачем? – глаза Ареса сузились. – Как ты сюда попал?
– Через Ривера. – Дэвид разжал кулак, и Рамрилы, стоявшие по обе стороны от него, схватились за оружие. Мужчина сглотнул и очень медленно протянул руку. – Мы нашли его в наших архивах. Оно лежало в шкатулке с изображением символа Агимортуса. Мы подумали, что Агимортус можно перенести на это устройство и держать в нём.
Арес нахмурился, но сердце у него заколотилось.
– Никогда о таком не слышал.
– Мы тоже. Мы почти ничего о нём не знаем. Надеялись, что ты поймёшь, что с ним делать. Так или иначе, пусть лучше оно будет у тебя.
Арес кивнул Вульгриму. Тот взял предмет у Дэвида и положил его на ладонь Ареса. Это был металлический шарик размером примерно с мячик для гольфа. Арес не смог прочесть выгравированные на нём символы… похоже, какой-то язык демонов. Но откуда демонические символы на устройстве, предназначенном для хранения Агимортуса?..
Твою мать!
Он бросил шарик на пол, но тот взорвался, и в кожу Ареса впились крохотные иглы. По руке, въедаясь всё глубже, разлилось знакомое жжение укуса цербера. Мышцы и суставы парализовало, однако разум остался при нём. Арес попытался предупредить Кару, велеть ей бежать, но яд уже добрался до его губ и языка.
– Арес! – зазвенел её панический вопль, но его тут же заглушили звуки битвы.
Оба Рамрила избивали человека, сбив его с ног, а Вульгрим заслонил собой Ареса и Кару.
– Отведите его в подземелье, – прорычал он. – Выясните, что творится снаружи!
Арес уже знал. Там был Чума, и единственное, на что был сейчас способен Арес, – это молиться о появлении Лимос и Тана.
Его обняли руки Кары, тёплые и успокаивающие.
Лучше бы он убил её, когда у него была возможность. Боже, помоги ему, лучше бы он это сделал. А теперь ей придётся страдать в лапах Чумы, и всё из-за того, что ему не хватило духу отпустить любимую женщину. Всё, во что он всегда верил, насчёт того, что любовь делает мужчину слабаком, оказалось правдой.

* * *

Лимос и Тан бежали к дому. Крик Вульгрима ударил им в уши, как только они вышли из своих порталов.
– Опоздали! – рявкнул Тан.
Проклятье! Лимос хотела дать Аресу с Карой немного побыть вместе, так что они отправились исследовать догадки Танатоса насчёт местонахождения Чумы. Его они не нашли, зато нашли одного из его приспешников, который захлёбывался от восторга по поводу какого-то плана Чумы. Тот собирался забрать Освобождение у Ареса.
Они с Таном тут же отправились сюда, но, судя по доносившимся из дома звукам, вовремя не успели.
Брат с сестрой ворвались в дверь и ринулись в гостиную. Арес недвижимо стоял перед камином, Вульгрим загораживал его собой, а Кара свирепо сверкала глазами, хотя и выглядела бледной, изнурённой и, возможно, была на грани обморока.
– Его отравили ядом цербера, – буркнул Вульгрим. – Мои парни заперли виновного внизу.
– Я слышала конское ржание, – сказала Кара. – Но не знаю, где. Где-то снаружи, наверное.
Звон разбитого стекла заставил Лимос метнуться в коридор.
– Кинжал! – Кара бросилась было вслед за Ли, но Танатос удержал её.
Ли вбежала в спальню, на ходу призывая доспехи, и увидела там Чуму в полном боевом облачении. В ладони он сжимал рукоять Освобождения.
– А, Лимос. Как приятно тебя видеть. – Он нахмурился. – Хотя… твоё присутствие портит мой план – убить Кару. Впрочем, она и так уже почти мертва.
В Лимос волной поднялось отвращение, без следа смыв все остававшиеся у неё радостные надежды в отношении брата. Как и Танатосу, ей хотелось верить, что в стоявшем перед ней существе осталось ещё хоть что-то хорошее, но, в отличие от Тана, она знала, что им нельзя на это рассчитывать.
– К твоему сведению, я полностью поддерживаю идею воткнуть этот кинжал в твоё чёрное сердце.
– Правда? – Чума взвесил кинжал на ладони. – Я тут на днях видел Тёмного Лорда. Он спрашивал о тебе.
Лимос фыркнула:
– Ты послал его куда подальше?
– Я сказал ему, что ты ждёшь не дождёшься, когда сможешь раздвинуть перед ним ноги.
– Ни за что.
– Ты не сможешь ему сопротивляться, сестрёнка. А когда твоя Печать будет сломана, и не захочешь. Но он всё равно тебя возьмёт. У него кончается терпение. Он хочет детей.
Лимос вздрогнула, не в силах представить отродье дьявола у себя в утробе.
– Ты всегда клялся, что защитишь меня от этого. До чего же мелочь вроде сломанной Печати тебя изменила.
Его хохот действовал ей на нервы.
– Печать тут ни при чём. Даже если бы она не была сломана, я бы оставил тебя на произвол судьбы, как только узнал, какая же ты лживая, коварная сука.
Лимос застыла. Чума наклонился к ней, едва не касаясь губами её уха:
– Я знаю твой секрет.
– Ты всегда знал, что Эгида не теряла Освобождения. Ты помогал мне замести следы.
Когда брат спас её от лап Эгиды, она во всём созналась. Он помог ей весьма творчески переработать память членов Эгиды и пообещал не выдавать её братьям.
Подвох заключался в том, что она солгала и Ресефу тоже. Даже он не знал истинной причины, заставившей её украсть кинжал.
– Теперь я знаю, зачем ты его украла, – промурлыкал он, и у Лимос внутри всё сжалось. – Но я имел в виду не этот секрет. Я о другом. О большом секрете.
Лимос позабыла, как дышать. Ноги стали ватными, кровь застыла в жилах. Когда Чума шагнул в Хорроугейт и исчез, она едва не упала – ноги её не держали.
Он знает. Боже милостивый, он знает.
И если он проболтается Танатосу и Аресу, она лишится всего.


Категория: Главы | Добавил: Нафретири (22.07.2016)
Просмотров: 420 | Комментарии: 1 | Теги: переводы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Большое спасибо за главу! Осталось совсем чуть-чуть, жду с трепетом! 60
avatar