Главная » Переводы » Вечный всадник, Л. Йон » Главы

Глава 12, Вечный всадник - Л. Йон

Глава 12

Дыхание цербера было отвратительным.
Кара понятия не имела, почему глядя на острые, словно бритва, зубы животного, которое, казалось, было готово съесть ее, могла думать только о его дыхании.
- Кара, назад, ко мне, - прозвучала команда Ареса у нее за спиной. – Медленно.
Зловещее рычание пса сообщило девушке, что именно он думал об этой идее, и она настолько прочно и крепко поставила ноги на пол, что могла бы пустить корни.
Боковым зрением Кара видела, как Арес и Танатос пробирались вдоль противоположных стен, окружая животное. С очередным рычанием цербер огрызнулся и, ухватив девушку лапой за талию, притянул ее к себе. Его зубчатые когти разорвали футболку. Кара вскрикнула больше от удивления, чем от боли, хотя кончики когтей уже впивались в кожу.
- Отпусти ее, - низкий голос Ареса был искажен от ярости.
В голове у девушки вспыхнуло внезапное видение себя, обезглавленной и разорванной на части, и собаки, пожирающей ее труп. Кара всегда обладала способностью чувствовать эмоции животных, но это выходило за рамки чувств. Она читала мысли цербера, знала, что он хотел сделать с ней. В голове мелькнула еще одна вспышка, Тело Ареса изуродовано, кости раздроблены, он беззвучно кричит от того, что свора псов кормится им. Печать на его шее сломана, а в окружении темноты, улыбаясь, стоит Чума.
В сознание девушки продолжали поступать планы животного относительно нее и Ареса. Проглотив желчь, Кара старалась сдержать рвотные позывы.
Знак на ее груди горячо вспыхнул, а способность, обычно похороненная глубоко внутри, устремилась наружу. Она желала убивать, что так или иначе было связано с агимортусом, и у девушки появилось отвратительное ощущение того, что сила, которая и раньше была мощной, в настоящее время стала атомной.
- Отпусти ее, - прорычал Арес. – Иначе, клянусь, я спущу с тебя шкуру живьем, и пройдут недели, прежде чем ты сможешь умереть.
Это не было пустой угрозой. Он сделал бы это. От жестокости, витающей в воздухе, на девушку накатила волна головокружения. Она должна была что-то сделать. Все, что угодно. Ее руку покалывало от силы, сконцентрировавшейся в ладони.
Насилие для тех, у кого не хватает ума найти другой способ.
Верно. Ладно… думай. Кара проанализировала то, что знала о церберах - на самом деле, ничего. Но одному из них девушка спасла жизнь. Могла ли она рассказать об этом зверю? Прежде Кара никогда не устанавливала связи с животными, во всяком случае, не на словах. До Хэла. Но то было во сне. Сработает ли это с цербером, не связанным с ней?
Неуверенно она провела рукой по жесткому меху на плече своего захватчика.
- Привет, большой парень. Давай успокоимся, хорошо?
Девушка слышала гул голоса Ареса и ужасающий рокот в горле пса, но проигнорировала все это, пытаясь сосредоточиться и молясь о том, чтобы зверь настроился на ее волну. Почти мгновенно животное замерло, и в голове Кары пронеслись его воспоминания - словно кадры фильма в ускоренной перемотке. Информации было так много, что она не могла осмыслить ее всю сразу, пришлось выбирать сцены с участием Чумы, Ареса и даже Хэла. Столько смертей и разрушений…
Ее барабанные перепонки болезненным гулом пронзил вой. Цербер швырнул девушку через всю комнату, и пол уже стремительно приближался к ней, но прежде, чем она ударилась о кафель, ее смог подхватить двигавшийся словно кот Танатос. Сквозь звон в ушах прорвались звуки ломающейся мебели и ударяющихся о стены тел.
Как только Тан поставил ее на ноги, она обернулась и увидела Ареса лежащим на полу - его доспехи были смяты, а сломанный меч покоился под лапой цербера. Танатос оттолкнул Кару к себе за спину и сделал выпад в сторону пса, его клинок описал дугу.
Этот удар должен был бы лишить зверя головы, если бы пес внезапно не исчез.
Тан выбежал из комнаты, зовя Вульгрима и приказывая ему обыскать имение. Поскольку Арес поднялся не сразу, Кара протянула ему руку:
- Ты в порядке?
Он проигнорировал этот жест и быстро встал на ноги. Выпустив тираду на языке, которого девушка не знала, Всадник схватил ее за плечи и резко притянул к себе.
- Он обидел тебя? – его голос был грубым, отрывистым, и Кара попыталась смягчить свой собственный, в надежде успокоить мужчину.
- Он собирался, но нет.
- Как он нашел меня? – отпустив девушку, Арес вцепился руками в свои волосы. – Как, черт возьми, он сделал это?
- Твой брат, - пробормотала Кара. – Чума рассказал ему, как найти тебя. И меня.
- Откуда ты знаешь? – Его вопрос больше напоминал требование, а холодный, пристальный взгляд идеально подошел бы следователю.
- Он сказал мне. Я не знаю точно, как, но он сказал мне. Его зовут Хаос, и он хочет твоей смерти.
- Я в курсе, - рявкнул Арес. – Чувство взаимно. Так почему он не убил тебя?
- Потому, что Хэл – его сын.
Мужчина выглядел как громом пораженный:
- Он что?
- Они преследовали Сестиэля, когда Эгида ранила Хэла - вот как он в итоге оказался у меня дома. Я не узнала от цербера много, но думаю, что он планировал убить меня… пока не узнал, что со мной связан его щенок.
- Сукин сын, - Арес резко поднял свой сломанный меч и швырнул его в стену. Когда мужчина вновь обернулся к Каре, весь его вид выражал гнев: от нахмуренных бровей и сверкающих глаз до сжатых кулаков и широко расставленных в агрессивной боевой стойке ног.
Но не смотря на это, в воздухе повисло чувственное электричество. И чем дольше они смотрели друг на друга, тем это ощущение становилось интенсивнее. До тех пор, пока воздух не стал густым и горячим, а тело девушки не вспыхнуло внезапным возбуждением.
Пристальный взгляд Ареса опасно потемнел… и опустился вниз, скользя по ее телу, словно запоминая каждый изгиб.
- Ты надела мою футболку. Сними ее. - Голос Всадника был низким, хриплым, напоминающим громовые раскаты.
Кара напряглась.
- Возможно, я должна была спросить тебя, но ты ушел, а у меня не было никакой сменной одежды.
- Сними. Ее. - Ноздри Ареса раздулись, челюсти сжались. – Ты нужна мне обнаженная.
Ох. Серьезность ситуации и сухость во рту лишили ее голоса. Но гнев вернул обратно.
- Не приказывай мне. Таким образом ты ничего не добьешься.
Слишком поздно она поняла, что бросила перчатку, и это был не тот человек, который бы отступил. От вызова глаза мужчины загорелись. Всадник двинулся к ней, мышцы широких плеч перекатывались с каждым беззвучным шагом. Сердце девушки забилось в бешеном ритме, и вместе с этим вырвался резкий протяжный звук, возросло желание позволить Аресу сделать то, что, как она думала, он собирался сделать.
Ты нужна мне обнаженная.
Стоп. Нужна. Не хочу.
Мне нужно, чтобы ты заткнулась и разделась. Это были слова одного из напавших на нее людей. Кого именно, вспомнить не удавалось.
Агимортус пульсировал, и, не смотря на то, что он доставлял приятные ощущения в прошлый раз, когда Арес приблизился к ней, теперь вокруг груди сжалось удушающее напряжение. Что, если ее способность вырвется наружу в самый неподходящий момент? Всадник сказал, что он бессмертен, его невозможно убить, но она видела, на что способна ее сила. Тело Кары сковал страх.
- Держись от меня подальше! – вслепую она нащупала на комоде глиняную миску и схватила ее. Арес превратился в размытое пятно в момент, когда, двигаясь с грацией атакующей пантеры, выбил предмет рукой.
Вскрикнув, девушка попятилась. Ее нога запуталась в брошенном на пол полотенце, и, наткнувшись на деревянный комод, Кара полетела вниз. Но за мгновение до того, как девушка ударилась головой о пол, вокруг нее сомкнулись руки и резко дернули вверх.
- Арес! – от рева Танатоса задрожал воздух. С рычанием Арес прижал девушку к своей груди и повернулся лицом к брату. Два сильных, смертельно опасных зверя, приготовившихся к бою.
Вися с болтающимися над полом ногами, Кара, вероятно, выглядела тряпичной куклой. Футболка задралась неприлично высоко, позволяя голой попке чувствовать впечатляющую выпуклость в штанах Ареса, и, скорее всего, выставляя напоказ намного больше, чем хотела бы девушка. Но братья были слишком заняты, сверля друг друга взглядом, чтобы заметить что-нибудь еще.
- Отпусти ее, парень, - произнес Танатос, на этот раз успокаивающе, мягко, растягивая слова. – Тебе нужно наведаться в паб. Или найти себе жестокую, кровавую войну.
Мышцы Ареса дернулись, хватка немного ослабла.
- Вот так, - продолжал Танатос. – Иди, позаботься о себе. Лимос приведет мага, чтобы он наложил защитное заклинание вокруг дома. Ни один цербер не проникнет сюда снова.
Сердцебиение Ареса замедлилось, и он отпустил девушку.
- Прости… я бы не… черт.
Его кожа блестела от пота, а глаза были дикими, напоминая Каре пойманного в ловушку зверя - раненого, испуганного и не понимающего, что с ним случилось. Было трудно представить Ареса испуганным или загнанным в ловушку, но сейчас он выглядел таким уязвимым, что это кольнуло девушку в самое сердце.
- Арес, - тихо позвала она тоном, который использовала с Хэлом. – Все нормально.
Всадник сосредоточил взгляд на ней, и постепенно на смену дикому блеску в глазах пришел спокойный оттенок черного дерева. Одновременно с этим сильнее запульсировал агимортус, превратившись в некий трос, привязавший ее к мужчине. Кару буквально за кожу тянуло к нему. Она балансировала между удовольствием и болью, подходя ближе. Арес дернулся, словно девушка его ударила.
- Я должен уйти. - Он без оглядки выбежал из комнаты, оставив Кару наедине с Танатосом.
Девушка хотела пойти за ним, но все, что могла сделать, это глубоко дышать, не в силах избавиться от ощущения, будто они только что избежали бури.
- Что… что с ним не так?
Лицо Танатоса не выражало ничего, но он смотрел на нее с интересом хищника, и это заставило Кару задуматься о том, что, возможно, буря еще не прошла. Во всяком случае, глаза мужчины говорили именно об этом.
- Его демоническая половина взяла над ним верх.
Демоническая половина? Лучше ей этого не знать.
- Что?
Взгляд светлых глаз Танатоса опустился на голые ноги девушки, и она с трудом подавила желание натянуть майку пониже. В глазах мужчины был некий мучительный голод, который Кара не могла понять и не была уверена, что хотела.
- Как много он рассказал тебе о нас?
- По большому счету ничего.
Сухожилия на шее Всадника напряглись, заставив татуировки «танцевать».
- Прикройся, - отвернувшись, проговорил он.
- С удовольствием, - пока Танатос рассматривал стену, она надела свои пижамные штаны. – Ну и какова история?
Он не обернулся.
- Краткая версия: наша мать была демоном-суккубом, отец – ангелом. За исключением Лимос, все мы воспитывались на Земле, как люди, пока не узнали правду. Мы не слишком хорошо приняли это, и в итоге наши действия привели к массовым человеческим жертвам. В качестве наказания на нас было наложено проклятие - мы стали хранителями Печатей Армагеддона. И вместе с этой честью появились побочные эффекты, намекающие на то, кем мы станем, как только наши Печати будут сломаны.
- И побочный эффект Ареса - это…
- В его присутствии люди становятся агрессивными и бросаются в драку. Он, в свою очередь, зависим от человеческих беспорядков. Если в мире случается война или начинается крупномасштабный продолжительный конфликт, это привлекает его. Нуждаясь в физическом освобождении, он вызывает еще большее желание сражаться. Драка или… так как наша дорогая мамочка была демоном секса, он должен заняться сексом. И в моменты, когда ситуация накаляется, он с трудом сдерживает себя.
Разве не символично, что насилие являлось тем, чего она боялась и ненавидела больше всего на свете, а Всадник, с которым застряла тут, был самым настоящим воплощением насилия.
- Так куда он ушел?
- Искать женщину или драку.
Ох! В груди неприятно кольнуло, а мысль об Аресе с другой женщиной слегка огорчила ее. Кара не ревновала… не имела на это права. Тогда почему же образ его обнаженного, обнимающего другую женщину вызывал в ней столько недовольства?
Нужно сменить тему. Сейчас же.
- И, эм-м, кто ты? Который из Всадников, я имею в виду.
Танатос обернулся.
- Смерть.
Кара сглотнула. Ясно.
- Что-то вроде Грима Рипера(1)?
Мужчина фыркнул.
- Это не совсем одно и то же. Он имеет дело со злыми душами. Сопровождает их в Шеоул–гра, который служит своего рода хранилищем, до тех пор, пока они не смогут возродиться. Я не буду сопровождать души. Я буду убивать, освобождая души из их тел.
Она приняла это к сведению. Также она поняла, что никак не отреагировала на тот факт, что «Смерть с косой» действительно существовала.
- Значит, Аресу необходимо держать под контролем все эти побочные эффекты. А с чем тебе приходится иметь дело? – не считая татуировок, которые были объемными и, казалось, двигались.
- Тебя это не касается.
- Ясно.
Она изучала Танатоса, пытаясь раскусить его, но понять этого высокого воина оказалось ещё труднее, чем Ареса. Его лицо не было столь жестоким, глаза не излучали расчетливость, и, вероятно, две эти вещи делали мужчину более привлекательным. Но в нем определенно присутствовала некая тьма, и Кара чувствовала, та пряталась настолько глубоко, что даже с помощью бесчисленных раскопок отыскать ее было невозможно.
- То есть это нормально, раскрывать секреты своего брата, но не свои собственные.
Глаза Всадника опасно потемнели, и вокруг него сгустились тени, которых – она могла поклясться - раньше не было. Знак на ее груди горячо вспыхнул, когда мужчина подошел слишком близко, не давая ей возможности отстраниться.
- Я рассказал тебе все это только потому, что ты застряла здесь вместе с ним, так что тебе стоит понимать, почему он ведет себя именно так. - Всадник направился к двери, но задержался у порога. - То, что ты узнала сегодня, не предназначено для чужих ушей. Если проболтаешься кому-нибудь, ответишь лично мне, но уже не как Танатосу. А как Смерти.
Капля страха ударила в сердце, но Кара встретила его взгляд, отказываясь пасовать.
- Меня нельзя убивать.
- Все дело в том, что ты можешь жить столько, сколько я позволю. В муках, - ответил он голосом столь же холодным, как могила. – Мне не нужно убивать для того, чтобы вызвать страдания. Я преуспел в том, что заставляю людей молить меня о смерти.

(1) Грим Рипер — (англ.) Мрачный жнец; в Северной Америке бог смерти, изображается как «Смерть с косой».
 
Арес был чертовски возбужден. Он сидел верхом на Битве, все его тело сковало напряжение, а учащенное дыхание обжигало горло. Что, черт возьми, только что произошло?
Прежде чем ворваться в комнату и обнаружить там пса, готового вцепиться Каре в горло, он сходил с ума от страсти. Но после, его одолела ярость, которая лишь усилилась от того, что в присутствии девушки он стал уязвимым для цербера. Броня смягчилась, меч был разломлен на части, а он сам потерял способность предсказывать следующий ход противника.
Пес одержал над ним верх, и если бы не Танатос…
Твою. Мать.
Арес не чувствовал себя таким беспомощным со времен своих «человеческих» дней, до проклятия. О, он был ужасно беспомощным, когда от укусов церберов в течение нескольких недель оставался парализованным, но то было другое. Тогда никто не рассчитывал на его защиту. На этот же раз… не окажись Танатоса рядом, Ареса бы укусили, а Кару могли убить. Девушка сказала, что зверь не навредил бы ей, потому что узнал о связи с его щенком, но церберы были лживы, им не следовало доверять, и он не станет полагаться на информацию, полученную от ублюдка.
Особенно, если тот работал с Чумой.
В то время, пока Битва скакал легким галопом через весь остров, распыляя следом за собой песок, Арес думал о Каре и задавался вопросом, когда все стало настолько сложным. Жалость в глазах девушки, спросившей в порядке ли он, зацепила его «натяжную проволоку»(1), что в сочетании с его абсолютным унижением от поражения в схватке с цербером, распалило мужчину еще больше. Ну а дальше он уже несся на полном баке похоти, поэтому, когда увидел Кару в своей хоккейной футболке, его самоконтроль тут же улетучился. Эти ноги. Святое дерьмо, девушка была великолепна. Вид ее влажной кожи, только что после душа, заставил его рот наполниться слюной, мокрые волосы навязали желание пропустить их сквозь пальцы, а длинные, стройные ноги вынудили жаждать раздвинуть их и устроиться между ними.
Что-то невероятно примитивное нашло на Ареса в тот момент, когда он заметил, что Кара облачилась в его одежду. Мозг мужчины скатился до уровня пещерного человека и начал кричать «моя» снова и снова. После этого не возникало ни одной мысли - их все вытеснила потребность заявить на девушку свои права.
И это был чертовски приятный момент, который прервал Танатос. Хотя, по правде говоря, крик Кары пробрался сквозь туман вожделения Ареса, и он уже собирался отпустить ее, когда в комнату ворвался брат. Что пробудило другую гребаную реакцию - дикое желание защитить… будто бы Тан был большей угрозой для девушки, чем цербер.
Проклятье. Опасность все еще, словно по кругу, вращалась в его голове. Он, как и прежде, видел зубы около ее шеи. Когти на ее талии. Кара пребывала в ужасе, но в тоже время была невероятно храброй. Она провела рукой по шерсти Хаоса и спокойно заговорила с ним. Этот умиротворяющий голос ошеломил Ареса. Ужас, исходящий от девушки, был непостижимым, и все же она смогла переступить через него, чтобы спасти их всех.
За всю свою жизнь Всадник никогда еще не видел ничего подобного. Мужество Кары перед лицом опасности было тем, на что стоило обратить внимание, и стало самым большим потрясением. Возможно, девушка не знала этого, возможно, и не захочет узнать, но она обладала душой воина. О, эта ее черта по-прежнему была «на поводке» - подавлялась бременем приличного общества, моралью и, вероятно, воспитанием. Проблема – он знал – возникнет тогда, когда ее внутренний воин освободится. Это могло оказаться опасным, разрушительным и неуправляемым. Арес направил Битву мимо виноградника, в сторону южной оконечности острова. Жеребец запрокинул голову, дернув поводья так сильно, что они почти вылетели из рук мужчины. К разговору о неуправляемости. Конь был взволнован, чувствуя настроение своего хозяина.
Впереди, между двумя древними каменными столбами, мелькал Херроугейт. Битва прогарцевал внутрь, и темная комната расширилась до их размера. В момент мерцающая вуаль затвердела, и на обсидиановых стенах появились две карты - одна Земли, вторая Шеоула. Арес коснулся карты Шеоула, и она мгновенно развернулась на дюжину уровней. Он дотронулся до третьего уровня сверху, очерченного синим светом, после чего продолжил поворачивать и приближать карту до тех пор, пока не нашел Херроугейт, который был открыт приблизительно в ста ярдах(2) от паба Четырех Всадников.
Битва выскочил на болотистую землю. Арес предоставил ему полную свободу, и конь, который точно знал, куда он направляются, понесся сломя голову. Именно поэтому, Всадник решил использовать постоянные ворота вместо вызываемых – так же, как и ему, животному необходимо было выпустить пар.
Удары копыт коня своей невероятной силой сотрясали землю, отдаваясь в ногах и загривке животного, а также во всем теле Ареса. Всадник любил чувствовать подобный прилив энергии. Единственное, что могло быть лучше, так это ввязаться в кровавую драку.
Проклятье, Кара довела его до безумия, и теперь кровь в венах бурлила, адреналин обжигал мышцы, словно крапива, а зрение обострилось из-за того, что тело было настроено на вызов. Самки Нитул могли ответить на этот вызов - кровь была бы пущена, а зубы нашли бы плоть.
По телу прошла дрожь желания. Сможет ли Кара дать ему все это? Когда он будет крайне возбужден, сможет ли она подарить ему схватку, которую он так жаждет? Мыслями Всадника завладели картины того, как он берет ее у стены, на скалистых утесах, в руинах храмов, что захламляли его остров. В некоторых из этих образов девушка царапалась, впивалась в него ногтями, кусала и, одновременно с этим, кричала от удовольствия. В других же, она ласкала его плечи, массируя мышцы и прокладывая путь из поцелуев вниз по телу.
На что это будет похоже? С тех пор, как умерла жена, в сексуальной жизни Ареса не осталось места ласке. И даже с Нерой брак был не по любви. Между ними была страсть, но никакой настоящей нежности. Так почему, черт возьми, он представлял все это сладкое дерьмо с Карой?
Со злобным рыком он остановил Битву перед таверной. Арес не потрудился призвать жеребца к себе. Прямо сейчас они оба были на взводе - извивающаяся метка станет лишь отвлекать его и окончательно выведет из себя. Всадник распахнул дверь… и направился в самую многочисленную толпу женщин, которую он когда-либо видел возле паба.
Он тут же был окружен ими - руки, лапы, копыта оказались повсюду на его теле. Аресу это не нравилось. Фактически, он уже был готов вырваться из этого ада. Но в воздухе чувствовался острый запах зла, от которого по телу мужчины побежали мурашки. Что-то было не так. Совсем-совсем не так. Он за руку выхватил из толпы ближайшую женщину - изящного, человекоподобного суккуба.
- Что происходит?
- Чума здесь, - зрачки суккуба расширились и сузились, как у кошки. - Он стал горячее, чем когда-либо, теперь, когда у него появилась эта аура зла.
Дыхание Ареса со свистом вырвалось сквозь зубы.
- Где?
Самка терлась об него, в ее горле грохотало мурлыканье.
- На заднем дворе вместе с Флэл и Со.
Всадник осмотрел комнату, остановив взгляд на задней двери, и проревел:
- Дайте пройти!
Демонессы мгновенно попятились от него, и как только он двинулся в сторону задней части паба, бросились врассыпную, словно рыбешки перед акулой. Достигнув двери, мужчина остановился. Самка Сора, Сетия, сидела на скамейке, сгорбившись и опустив голову, ее обычно ярко-красная кожа побледнела до серовато-кирпичного оттенка. А хвост… что за черт? Он был завязан в узел.
- Эй, - обхватив пальцами подбородок, Арес приподнял лицо девушки и был поражен слезами, которые текли по ее щекам. – Что случилось?
- Он не такой, как прежде, - прошептала Сора. Слегка махнув хвостом, она заметно вздрогнула от боли.
- Это сделал Ресеф-Чума? – резко спросил Всадник, ощущая, как пошатнулось его самообладание.
Сетия кивнула, и от нарастающего гнева у мужчины запульсировало в висках. Ресеф никогда не был садистом. Даже в моменты, когда его демоническая сторона вырывалась на поверхность - что происходило довольно редко - женщины никогда не становились объектами его ярости.
- Отправляйся в ЦБП(3). Они приведут в порядок твой хвост.
- Моя сестра работала там, - отстраненно ответила девушка. - Она умерла.
- Я знаю, ты скучаешь по Циске, но ты должна пойти, иначе лишишься хвоста. И отныне держись подальше от моего брата.
Захлопнув дверь таверны, он оказался в зловещем лесу, частично скрытом красной дымкой. Молча достав меч, Арес двинулся сквозь густую листву и туман.
Он почувствовал запах крови задолго до того, как достиг места происшествия, но, все же, выйдя на поляну, был поражен. Флэл безжизненно лежала на земле, ее обнаженное тело было почти неузнаваемым, а горло искромсанным до самого позвоночника. Ресеф, голый, с пронизанной черными венами кожей, прижимал к дереву Со, его клыки впивались в ее шею. Их обоих покрывала кровь, и хотя большая ее часть, казалось, принадлежала демонессе, Ресеф имел свою собственную добрую долю ран.
Женщина сопротивлялась.
- Ты больной придурок, - зарычал Арес.
Ресеф обернулся, его клыки по-прежнему находились в шее Со. Глаза мужчины вспыхнули злым темно-красным светом, и он с улыбкой зубами вырвал горло демону. Бросив труп на землю, Чума направился к Аресу. Его мокрые пальцы мелькнули возле глифа(4) на шее, и тело тут же покрыла металлическая броня. Чтобы сохранять функциональность, доспехи - изготовленные троллями, практически несокрушимые, самовосстанавливающиеся - необходимо было подпитывать кровью. Несомненно, их хорошо «покормили» недавно.
- Война. Почему ты так потрясен? Ведешь себя, словно никогда не убивал женщину.
- Я никогда не получал от этого удовольствия, - рявкнул Всадник.
- Станешь. Когда ты обратишься, мы будем праздновать. Танатос же сможет питаться нашими объедками. - Ресеф облизнул губы, поймав струйку крови в уголке рта. - Твой приятель нашел тебя?
Горячий ветерок всколыхнул покрытые шипами листья на деревьях, донеся до ноздрей Ареса запах смерти.
- Если ты имеешь в виду цербера, тогда да. Ты указал правильное направление.
- У него есть имя, ты же знаешь. Пожиратель Хаоса. Или Пожирающий Хаос. Что-то вроде этого. Хороший пес. Не знаю, почему вы двое так долго воюете, - усмехнулся Ресеф. – Ах, да. Он съел твоих лучших друзей, любимого брата и сыновей. Не повезло.
- Не могу поверить, что ты пошел туда, - выдавил Арес. – Не верю, что ты заключил с ним союз.
- И я наслаждался этим.
- Знаешь, чем собираюсь насладиться я? – Арес поднял меч. – Тем, что вскрою тебя от промежности до подбородка.
Ресеф остановился на расстоянии двух ярдов(5).
- Подумай хорошенько, брат. Потому, что именно ты будешь тем, кто потерпит поражение. А я, сразу же после того, как разотру тебя в пудинг из органов и костей, отправлюсь за человеком, - усмешка Чумы продемонстрировала его клыки. - Надеюсь, она умрет не слишком быстро.
Картина, как Кара подвергнется тому же, что увидел Арес, придя на поляну, была подобна «Драно» (6) в головном мозге. Обжигая, она вычистила все рациональное мышление. Взревев, Второй Всадник напал. Его меч опустился на плечо Ресефа скользящим ударом, поскольку тот успел увернуться. Уже в следующий момент Чума держал в руках лук и, между ударами сердца, пустил стрелу. Она пробила незащищенное место на стыке плеча и шеи Ареса, и боль пронзила его, отдаваясь в черепе.
- Аут! - Ресеф пустил еще одну стрелу. Рядом с ним возник Победа.
Арес ушел с траектории полета стрелы, но она изменила курс и вонзилась в его шею рядом с первой. От ритмичного стука копыт задрожала почва, создавая впечатление землетрясения. После чего Битва, очевидно, принял на себя удары другого жеребца. Задыхаясь, Второй Всадник вырвал стрелы из своего тела и замер от звука хлопающих крыльев. Сотни. Возможно, тысячи.
Вот дерьмо.
Они спустились, как облако саранчи. Демоны-каннибалы, «саранча» размером с канюка(7), гастбаты напали на Ареса и Битву. Их раскрытые рты были наполнены острыми, как бритва, зубами, когти напоминали иглы, а конец каждого крыла украшали костяные шипы. За считанные секунды конь был покрыт ими, и пронзительно ржал в моменты, когда они ранили его. Победа продолжал наступление, его копыта наносили Битве резаные раны, вырывая куски плоти.
Ареса защищали доспехи, но существа царапали лицо и вонзали свои шипы между кожаными швами. Копыта и зубы его коня сокрушили десятки гастбатов, но существ было слишком много.
- Откажись от человека, и я отзову их, - предложил Ресеф.
- Иди на…
- Инцест, брат? – Чума пожал плечами. – Отлично, черт возьми, все остальное я уже успел попробовать с тех пор, как моя Печать была сломана…
Второй Всадник отшвырнул свой меч, нанося Ресефу удар в челюсть. В воздух полетели зубы, куски плоти, брызги крови, и, прежде чем брат оправился от удара, Арес вскочил на Битву. Гастбаты продолжали кусать и царапать. Второй Всадник почти ослеп из-за когтя, застрявшего в глазу, но ему, все же, удалось вызвать Хэрроугейт. Открывшиеся врата разрезали на кусочки дюжину мелких паразитов, после чего Битва, не медля, прыгнул внутрь, и они оказались около входа в замок Ареса.
К ним бросились охранники, обнажая мечи для того, чтобы уничтожить существ, которые все еще цеплялись за Всадника и жеребца. Битва споткнулся, и Арес спрыгнул, освободив коня от своего веса. Пока Рамрилы отправляли гастбатов обратно, через арочный вход он завел Битву в дом, в гостиную.
Конь хромал, истекал кровью, натыкался на стены и мебель. Ох, черт, он был ослеплен.
Из кухни не спеша вышел Танатос:
- Что, черт возьми, случилось?
- Наш брат случился, - прорычал Арес.
Тан тихо присвистнул.
- Это сделал Ресеф?
- Не Ресеф. Чума. Он сильнее, чем когда-либо, и прежде чем ты еще что-нибудь спросишь, я могу тебя заверить, что он больше не наш брат.
Арес ожидал, что Танатос начнет оспаривать решение поставить крест на Ресефе, и на мгновение выражение лица Тана стало бесстрастным, не предвещая ничего хорошего, но затем Битва, задрожав, с грохотом рухнул на пол.
- Дерьмо! – Вытирая кровь со своих глаз, Второй Всадник опустился на колени и выкрикнул приказы Вульгриму: - Неси полотенца, воду. Иглу и нить.
Он оценил состояние обширных, зияющих ран, в которых виднелись мышцы, сухожилия и кости. Битва выглядел так, словно из него сделали отбивную гигантским шипованным молотом тролля, и боль животного ранила Ареса сильнее, чем любое лезвие из тех, которыми мог владеть Чума. Битва был значительно сильнее обычного коня, сверхъестественная связь с Аресом предоставляла ему возможность регенерации… но если раны достаточно серьезны, то он мог умереть. Лимос потеряла своего первого скакуна спустя сотню лет после проклятия, когда демон отрубил коню голову. Замена была дарована ей лишь раз – отказаться девушка не могла – и теперь она оказалась связана с хищным, адским жеребцом, в сравнении с которым даже цербер покажется дружелюбным.
Арес услышал за спиной шаги - слишком легкие, чтобы принадлежать одному из демонов. Верная интуиция, приводящая в готовность к мировым конфликтам, зазвучала приглушеннее.
- О, мой Бог, - бросилась к ним Кара.
- Тан, уведи ее отсюда.
С поразительной ловкостью девушка обогнула Танатоса, оказываясь вне его досягаемости.
- Что происходит? – Кара опустилась на колени рядом с Аресом. – Господи… Боже.
У Всадника не было ни времени, ни терпения для этого - она, вероятно, начала бы кричать, плакать... Или еще какое дерьмо. К тому же, Аресу мешало само присутствие девушки, которое истощало его.
- Иди в спальню и оставайся там.
- И не подумаю.
- И не подумаешь? – Всадник одарил ее недоверчивым взглядом. Никто не ослушивался его приказов.
- Я говорила тебе, не командовать мной. - В ответ на его приказ, Кара с явным вызовом засучила рукава хоккейной футболки. – Я могу помочь. В течение многих лет я работала с животными.
- Тогда помоги. - Раздраженно сыпля проклятьями, Арес провел большим пальцем по горлу, избавляя себя и Битву от доспехов, которые уже потеряли свою прочность, и схватил девушку за запястье, когда та потянулась к боку коня. – Но он не похож на твое обычное животное.
- И почему я не удивлена? - пробормотала она.

(1) Натяжная проволока - Военный термин. Имеется в виду натяжная (для выдергивания боевой чеки) проволока взрывателя.
(2) 100 ярдов - 91.44 метра
(3) ЦБП - Центральная Больница Преисподней
(4) Глиф – (др. греч. вырезаю, гравирую) Рельефно вырезанная фигура; вырезанный или написанный на камне (петроглифы) или дереве символ: пиктограмма, идеограмма, слог или логограма.
(5) 2 ярда - 1.83 метра
(6) Драно - Немецкое средство для прочистки труб.
(7) Канюк - Хищная птица, длина тела 51—57 см.

 

 


Категория: Главы | Добавил: Somnia (13.03.2014)
Просмотров: 761 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
подскажите как скоро это скоро произойдет??_)
avatar
0
4
Вот черт!) жду не дождусь уже продолжения. Не хочу читать следующие книги, пока эту не прочту) надеюсь, "скоро" это очень скоро)))
avatar
0
5
да, это уже очень скоро. Мы действительно стараемся. 16
avatar
0
2
Девочки спасибо огромное за Вашу работу!!!Серия потрясающая.Но очень долго ждем новые серии.Когда будут?
avatar
0
3
Скоро.
avatar
0
1
Суперовсая глава
avatar