Главная » Переводы » Вечный всадник, Л. Йон » Главы

Глава 11, Вечный всадник - Л. Йон

Глава 11

Горячий душ в отделанной белым мрамором ванной с шестью душевыми и скамейками с подогревом совсем не помог Каре почувствовать себя нормально. Она уже осознала реальность происходящего, но не знала, впишется ли она в этот новый мир, полный демонов, легенд и световых порталов, через которые можно было мгновенно попасть в любую точку земного шара.
К тому же что-то происходило... неважно, что... между ней и Аресом. Она поцеловала его. Он ответил на поцелуй. Ему определенно не удавалось скрыть своего влечения к ней, особенно когда он прижимал ее к стене, и Кара ощущала, как его член уткнулся ей в живот.
Так что да, в воздухе между ними пробегали почти осязаемые искры. Но временами казалось, что есть и что-то еще. Может, Арес и резок, и полный наглец, но он нежно касался кожи Кары и позволял ей цепляться за себя, когда девушка пугалась до полусмерти. И нельзя было забывать о том, что Арес спас ей жизнь и привел в безопасное место. Обеспечить ее защиту, конечно, было в его же интересах. Но все же он, если бы захотел, мог бы сделать ее пребывание здесь куда менее комфортным.
Да еще это смехотворное заявление о том, как его возбуждает насилие. Какая-то порочная ее часть продолжала его поддразнивать, и Кара сама не до конца понимала, почему. Может быть, потому, что, если Арес прав, у ее жизни скоро выйдет срок годности, а сдаваться без боя она не собиралась.
Кара никогда не отличалась набожностью, но молилась за полное восстановление своей силы, которой обладала до вторжения в дом. Два года девушка жила в надежде избавиться от постоянных паранойи, нервозности и ужаса, которые настигали ее и сдавливали горло каждый раз, когда она слышала странный звук или стук в дверь.
Остерегайся своих желаний. Да, она наконец смогла подступить ко внутреннему колодцу своей силы, но лишь потому, что на нее напали, ее похитили, заклеймили, и на нее идет охота. Кара не была уверена в том, что на такую сделку можно согласиться.
Впрочем, нет, она была уверена. Нельзя.
Мокрая, в одном полотенце, Кара прошла в спальню, и тут до нее дошло, что единственная одежда, которая у нее есть, - пижамные штаны. Вот что получается, если не готовиться к похищению как следует.
Не видя другого выхода, девушка порылась в комоде Ареса, где нашла подходящую для сна футболку. Каре страшно не хотелось это признавать, но Арес прав: ей нужно найти Хэла. Теперь, когда ее жизнь связана с жизнью цербера, отыскать его и доставить в безопасное место намного важнее, чем когда-либо. И все же, по правде говоря, сама мысль о том, что ее роль заключается только в том, чтобы спать, ужасно ее раздражала.
Она спала два года, делая лишь то, что было необходимо, чтобы выжить, и ее уже тошнило от этого. Кара хотела снова стать прежней, такой, какой была до вторжения. Человеком, который ставил цели и достигал их. Именно поэтому девушка переехала в Южную Каролину и начала работать в ветеринарной клинике. Может, она и скрывала свои необычные способности, но это не означало, что она не могла использовать их как метод нетрадиционной медицины.
В расстроенных чувствах девушка натянула через голову красно-белую футболку. Низ доходил до середины бедер, а рукава - до локтей. Нахмурившись, Кара натянула перед, чтобы прочитать надпись. «Детройт Ред Уингз»(1). Арес оказался фанатом хоккея. Славная жестокая игра.
Насилие меня возбуждает.
Его слова заставили её содрогнуться, несмотря на то, что по жилам растекалось запретное желание. Кара с детства была пацифисткой, выросла с верой в то, что перо могущественнее меча, а физическая сила – крайняя мера, но даже тогда должны соблюдаться правила и беспристрастность, а кровопролитие должно быть минимальным. Ее отец считал, что война недопустима ни в каком случае.
«Лучше умереть самому, чем испачкать свою душу убийством другого человека», - говорил он. Кара могла только догадываться, что испытал бы отец, узнав про того незнакомца, что проник к ней в дом... да. Она могла только гадать.
«Насилие – для тех, у кого не хватает ума найти другой путь». Еще одно из его любимых высказываний, которое сейчас заставило ее улыбнуться, потому что отец никогда не встречался с Аресом. Всадник был совсем не глуп. Высокомерен, дерзок и властолюбив, но не глуп.
Кара рассеянно подняла руку и коснулась метки, которая начала пульсировать, когда Арес дотронулся до нее, и до сих покалывала. Но теперь покалывание стало другим, более... настойчивым. Метка горела. Что за?.. Кара заглянула за ворот футболки. Метка стала даже ярче, чем раньше; ее выпуклые линии яростно пульсировали.
Так... это нехорошо. Определенно нехорошо, подумала девушка, ощутив знакомый запах. Так пахло в ее ветеринарном кабинете в то утро, когда она обнаружила его перевернутым вверх дном.
Так пахло от Хэла.
За спиной у нее раздалось приглушенное рычание, и у Кары волосы встали дыбом. Охваченная ледяным ужасом, она медленно и неуклюже повернулась.
И оказалась нос к носу с цербером размером с носорога.

 

***



Шах и мат? Она, черт возьми, поставила ему шах и мат?
Арес метался, как тигр в клетке. В нем росло раздражение, и не только из-за того, что Кара одержала над ним верх.
Она была в спальне, за закрытой на замок дверью, а он - в коридоре, и ему отчаянно хотелось войти. Арес почти протер дыру в гребаном каменном полу, а мочка его уха горела после ее укуса. Это было не больно, но произвело неотразимое впечатление на его член, который хотел такого же обхождения.
Насилие меня возбуждает.
Какую же чушь он сморозил. В основном потому, что это была правда. Для определения «кровожадный» существовала причина. Черт побери, все-таки это слово было вторым именем Ареса.
Не то чтобы он возбуждался от созерцания бессмысленного насилия. Но когда он находился в самой гуще схватки, когда в крови бил адреналин, а тестостерон выходил из-под контроля... с этим не могло сравниться ничто.
Ничто, кроме близости Кары.
Черт, ему хотелось войти в нее. Но то, что случилось потом, все испортило. Арес почувствовал, будто его сердце связано с агимортусом на ее груди. Это ощущение трудно было назвать эротическим... пока его сердце не заработало как бензонасос, перекачивая топливо из его тела в ее. На глазах Ареса кожа девушки начала излучать розовое сияние и, хотя он мог приписать происходящее гневу и, возможно, возбуждению, он ощутил, как в ней растет сила. От Кары исходила энергия, как от гребаной атомной электростанции, а Арес чувствовал, что слабеет.
Нет, не то чтобы слабеет… ощущение не было неприятным. Просто... непривычным. Арес утратил способность чувствовать враждебность. А что еще хуже, его мысли упростились донельзя – он даже засомневался, смог ли бы он найти выход хотя бы из торгового центра.
Раздались шаги, и Арес понял, что это Танатос. Понял по его тяжелой походке и буханью латных сапог.
- Я заглянул в храм Лилит, но Тристеллы и след простыл... Какого черта ты делаешь?
Арес громко и пространно выругался.
- Я идиот.
- Понятное дело, - ухмыльнулся Тан. Весельчак он был известный. - И все же что ты делаешь?
- Облажался. Я так облажался. - Арес ударил кулаком по стене и зашипел от боли. Он никогда не делал таких глупостей, потому что если навредишь себе, то не сможешь сражаться. Конечно, кости, которые он только что сломал, срастутся за час, но все-таки. - Она победила меня.
- Тебе понравилось?
- Опять не смешно. - Арес так стиснул челюсти, что едва мог разобрать собственные слова. - Кара знает, насколько она важна, и поймала меня на этом.
Дьявол, она несказанно его удивила. До этого девушка была робкой мышкой, боялась, что кто-нибудь выскочит и скажет «Бу!» – и внезапно показала зубки.
Наверное, агимортус оторвал ему яйца и пересадил ей.
Танатос рассмеялся, и Аресу захотелось выбить брату все зубы.
- Наконец-то кто-то взял над тобой верх. И не кто иной, как человеческая женщина.
- Иди на...
- Мне нельзя заниматься сексом.
- Я не шучу, братец. - Каждый мускул Ареса передернуло. - Я хочу ее.
Тан выгнул бровь, сверкнув серебряной серьгой:
- Тогда возьми.
- Это не так-то просто. Ей меня не вынести. - Арес продолжил ходить взад-вперед, его внутренности крутило, а член ныл. - Но она так смотрела на меня...
Со страстью? Слишком громко сказано. С жаждой? Слишком неопределенно. Но, черт побери, он чувствовал ее желание, представлял, как ее тело выгнется под его телом...
Танатос снова засмеялся, и Арес сжал кулаки.
- Ты можешь получить любую демонессу в подземном мире, стоит лишь щелкнуть пальцами, а сейчас ты хочешь человеческую женщину, но не знаешь, как ее заполучить. Прекрасно. - Тан склонил голову и поглядел на Ареса. – Как думаешь, ты хочешь ее, потому что она человек? В этом соблазн?
Резонный вопрос. Арес не был с человеческой женщиной с тех пор, как его прокляли. Он был вынужден удовлетворять свою похоть с демонессами, которые были похожи на людей. Полукровки были лучше всего — они, по крайней мере, были демонессами только наполовину.
- А это имеет значение?
Глаза Тана сузились, и он вмиг стал серьезным:
- Это не просто возбуждение, верно? Ты вот-вот лопнешь.
- Ага.
Возбуждение, флюиды мирового насилия, которые на него обрушивались, и злость из-за того, что тело, доспехи и оружие подводят его в присутствии Кары... Арес готов был взорваться. И это не шутка.
- Дерьмово.
- Да уж.
Танатос прислонился плечом к стене, и его поджарое тело приняло обманчиво расслабленную позу:
- Тебе нужно найти Подстрекательницу, чтобы расслабиться.
Арес запустил руки в волосы:
- Знаю.
Его тело жаждало освободиться от напряжения... с помощью хорошей схватки или секса, или того и другого. Чем дольше он жил с этим, тем большей опасности подвергал людей. Уже сейчас жители ближайших городов на материке вовлекаются в насилие, теряя самообладание. Чем дольше это будет продолжаться, тем дальше будет распространяться насилие.
- Я могу остаться здесь, а ты пока сходи в «Четырех Всадников».
Это было бы лучше всего. Он мог бы найти демонессу, которая не против грубого обращения, потому что сейчас успокоить его могло только это.
- Чёрт, - вздохнул Арес. – Так плохо мне не было с тех пор, как нас прокляли.
Около пятидесяти лет после того, как они стали Всадниками, Арес не мог контролировать свою демоническую половину и утопал в жестоких буйствах и сексе. Это было темное время для них всех. Настолько темное, что они очень редко говорили о нем. Тан - вообще никогда.
- Тебе надо идти. Пересечешься с Флэл или Со. Или с обеими.
Арес зарычал. Со и Флэл - демонессы Нитул, сестры, названные в честь орудий пыток(2). Нитул - так называлась жестокая, склонная к насилию раса демонов-рабовладельцев, которые не походили ни на людей, ни на демонов. Сестры были красавицами с эльфийскими чертами лица, и Арес мог бы обладать ими.
Но он не хотел. Он хотел обладать Карой.
- Ладно, хорошо. Я в любом случае туда собирался. Заодно попробую раздобыть какую-нибудь информацию о Море. – Арес пристально посмотрел на дверь спальни. - Только сначала проверю ее.
- Плохая идея.
Он должен. Должен убедить себя, что не хочет ее. Заставить ее возненавидеть его или что-то в этом роде. Что угодно, чтобы унять эту безумную похоть. И дело не только в физическом голоде – он должен быть уверен, что сможет действовать как надо. Отвлекшийся солдат - мертвый солдат... а отвлекшийся командующий вскоре обнаружит у себя под началом не что иное, как армию мертвецов. Сейчас, когда от Ареса зависело все человечество, он не мог позволить себе отвлекаться.
- Со мной все будет в порядке, - настаивал он.
- Арес...
- Отойди. - Арес оттеснил брата плечом, но, когда Тан, пытаясь удержать его, положил ему руку на плечо, Арес потерял самообладание. – Убери от меня свои гребаные лапы!
Тан сильным ударом припечатал его к стене. Зарычав, Арес нанес брату ответный удар в челюсть. У Танатоса изо рта брызнула кровь, в янтарных глазах горела ярость, но он не стал больше драться.
- Ради всех чертей, Арес, я пытаюсь тебе помочь. Ты зашел так далеко, что не видишь собственного безрассудства. - Тан стер кровь, сочившуюся изо рта. – Ты, может, не помнишь, какой кровавый след за тобой тянулся, когда ты думал не головой, а задницей, как сейчас, но я помню. Я следовал за тобой по дороге, вымощенной трупами, как наркоман за дилером, и черта с два я сделаю это снова.
Слова Танатоса пробились сквозь затуманенное сознание Ареса, но лишь едва. Тана притягивала смерть, и Ареса это беспокоило, но он ничем не мог помочь. Массовые смерти подпитывали Тана как ничто иное, давали ему оргазм, который он не мог получить другим способом.
Закрыв глаза, Арес сделал глубокий успокаивающий вдох, который был примерно так же эффективен, как плевок в лесной пожар.
- Прекрасно. Я ухожу. Передай Лимос, чтобы...
Дымная вонь зла ударила в ноздри так неожиданно, что у Ареса заслезились глаза, и они с Таном кинулись к дверям спальни. Арес ворвался в комнату, сорвав одну из дверей с петель. И застыл на месте. Его сердце бешено стучало, норовя вырваться из груди.
Цербер, который убил его семью, стоял в нескольких дюймах(3) от Кары.
А его зубы – в сантиметрах от ее горла.

____________________
(1) Профессиональный хоккейный клуб, играющий в НХЛ, одна из команд «Оригинальной Шестерки», 11-кратный обладатель кубка Стэнли.
(2) Со (англ. Saw) - пила; Флэл (англ. Flail) - цеп.
(3) 1 дюйм = 2,54 см.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (22.02.2014)
Просмотров: 1102 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
avatar
0
2
Как же страсти наколяются.........
avatar
2
1
девочки спасибо за долгожданную очередную главу...
Спасибо!!! 60 60 60
avatar