Главная » Переводы » Темная сторона луны, Ш. Кеньон » Главы

Глава 18, Темная сторона луны, Ш. Кеньон

Глава 18
 

Сьюзан глубоко вздохнула. Они ехали к дому шерифа на 18-ю Южную авеню, что неподалеку от Южной Люсиль стрит. Стояла ночь, и залитая лунным светом улица была совершенно спокойна.
– В такую ночь трудно поверить, до чего жесток может быть мир, правда?
– Да, – согласился Рейвин. – Поэтому я и не против быть Темным Охотником. В спокойствии ночи есть что-то, что успокаивает душу.
Приятно удивленная, Сьюзан улыбнулась ему.
– Я думала, у тебя нет души.
Сидевший за рулем Рейвин взглянул на нее.
– Я выразился метафорически.
– Ого, какие умные слова ты знаешь.
По лицу мужчины Сью поняла, что ему нравятся ее поддразнивания.
– Будь хорошей девочкой, а не то я высажу тебя и оставлю тут одну.
– Если учесть, что уже совсем скоро рассветет, тебе, пожалуй, не стоит со мной ссориться, не так ли?
Рейвин одарил девушку притворно сердитым взглядом, и это было действительно великолепно. Сьюзан очень нравилось, что он понимает шутки и видит ее юмор в истинном свете. Многие воспринимали ее иронию как насмешку. Но для Сью это было средством защиты. Рейвин не просто понимал, в чем дело – ему, похоже, на самом деле нравилось.
Прежде чем девушка успела сказать что-то еще, он остановил машину на квартал дальше дома шерифа и заглушил двигатель.
– Пожалуй, не стоит привлекать к себе внимание.
Сьюзан была полностью с ним согласна. Лично она по-прежнему считала, что им вообще не следует здесь находиться. Сью мельком взглянула на темный безмолвный квартал, где жили в основном люди с достатком выше среднего. Ни в одном доме не горело ни единого окна. Всё было неподвижно. Как будто они с Рейвином – последние двое выживших на Земле.
Это немного пугало.
– Думаешь, они дома? – спросила девушка.
– Не знаю. Скоро утро. Я уверен, что шерифу надо на работу, так что даже если их нет, они точно где-то неподалеку.
Сью кивнула и нахмурилась от мысли, что пришла ей в голову:
– Я, может быть, задам глупый вопрос, но не мог бы ты мне ответить?
– Разумеется.
– Что именно мы собираемся здесь делать?
Рейвин взглянул на нее, изогнув бровь.
– План такой: выстоять против всех плохих парней и отпраздновать победу.
Она кивнула в ответ на его спокойный тон.
– Замысел хорош. Есть идеи, как его осуществить?
– Ни одной. – Он вышел из машины и захлопнул дверцу.
Изумленная, Сьюзан выскочила на улицу и догнала его на тротуаре.
– Погоди. Ты шутишь, да?
– Нет, – честно признался Рейвин. – Я проникну к шерифу в дом и встречусь с ним лицом к лицу.
Сьюзан отрывисто рассмеялась.
– Можно я скажу, до чего дурацкий этот твой план?
– Уже сказала. – Он вложил в руку девушки, отмеченную знаком пары, ключи. – Ты можешь уехать в любое время. Вообще-то, мне бы очень хотелось, чтобы ты так и сделала.
Рейвин направился прочь.
Сьюзан пронзил страх, и она схватила его за руку:
– Тебя же убьют, Рейвин. Ты что, не понимаешь?
Мужчина сжал челюсти.
– Сражаться с даймонами – моя работа, Сьюзан. Для этого я и создан. – Он бросил взгляд на небо, которое с каждой минутой становилось все светлее. – Кроме того, спорить об этом нет смысла. Я не успею вернуться в Серенгети до рассвета. Сегодня всё закончится. И условия буду диктовать я. Не он.
- На рассвете. Как избито.
Рейвин покачал головой и направился к дому шерифа.
Сьюзан в нерешительности медлила. Каждая частичка ее души вопила, чтобы она садилась в машину Феникса и просто уезжала. И не останавливалась, пока не окажется далеко отсюда.
Но стоило ей взглянуть на Рейвина, уверенно идущего к дому, и она поняла, что не может этого сделать. Все эти столетия он был один. Если он действительно идет навстречу своей гибели, то она пойдет с ним.
Ты дура.
Так оно и есть. Возможно, сегодня утром она тоже умрет. Но, по крайней мере, она встретится лицом к лицу с человеком, который повинен в смерти Энджи и Джимми. Уж это она просто обязана для них сделать. А еще ей хотелось взглянуть в глаза этому человеку и лично сказать ему, какой же он паршивый ублюдок.
Сунув ключи в карман, Сьюзан побежала догонять Рейвина.
Охотник не ожидал, что девушка присоединится к нему, но, почувствовав, как она уцепилась за его руку, не смог сдержать потаенной улыбки. Их пальцы переплелись. А затем Рейвин обнял Сьюзан за плечи, и они медленно пошли к дому.
– Думаешь, здесь установлена сигнализация? – шепотом спросила девушка, когда Рейв указал на окно, расположенное достаточно низко, чтобы влезть.
– Может быть.
– Тогда как мы попадем внутрь?
Рейвин приложил ладонь к оконному стеклу и закрыл глаза, пытаясь определить, есть ли вокруг рамы электрическое поле. Есть. Он прижал к стеклу обе руки и при помощи своей силы обесточил розетку. Затем поднял шпингалет и толкнул створку окна.
Стояла тишина. Сигнализация не заметила, что в ней пробили брешь.
Сью покачала головой.
– Как ты это сделал?
– «Он волшебник, мама», – с усмешкой процитировал Рейвин песню «Heart»(1) и помог Сьюзан пролезть в окно. Как только девушка оказалась в доме, он влез сам, осторожно закрыл створки и задвинул шпингалет. Еще минута ушла на то, чтобы поправить шторы.
В доме было темно и тихо. На окнах висели тяжелые коричневые с золотом жаккардовые портьеры, так что внутрь не могло попасть ни единого луча солнца. Ни дать ни взять жилище ночных тварей, которые не переносят солнечного света.
В комнате вперемешку стояла современная и старинная мебель. Несмотря на это, дом выглядел как обычное человеческое жилище. На стене висели фотографии Пола, его сыновей и жены.
Сьюзан внимательно рассмотрела портреты, задержавшись на фото сыновей. Они выглядели так обыкновенно. Пока Сью не осознала, что их одежда такая же, как та, что носила в детстве она сама. Значит, его сыновьям было не „за двадцать“, как можно было предположить по их внешности, а, должно быть, уже „под сорок“.
Вдруг они с Рейвином услышали скрежет открывающейся двери в гараж. Кто-то возвращался домой.
– Что нам делать? – нервно выдохнула девушка, оглядываясь в поисках укрытия.
– Ждать, – громко ответил Охотник.
Безразличный к грозившей им опасности, он скрестил руки на груди, усевшись на подлокотник коричневого кожаного дивана, и положил ногу на ногу. Со стороны это выглядело так, будто родитель ждет возвращения блудного сына, прогулявшего где-то всю ночь.
Сьюзан не понимала его спокойствия. И ей очень не нравилась такая стратегия. Хорошо, что Рейвин не отвечал за безопасность страны. Это «я пойду и всё выясню» было ей не по душе.
– Не беспокойся, Бен, – прозвучал мужской голос, и послышалось, как закрылась дверь, которая, Сьюзан была уверена, вела в гараж. – Мы найдем его.
– Поверить не могу, что этот ублюдок мне соврал. – Голоса приближались.
Девушка отступила в тень и коротко помолилась, чтобы всё кончилось хорошо.
– Я же сказал, не беспокойся. Он заплатит за свою ложь. Мы найдем и Контиса, и остальных. Запомни мои слова.
– Запомнил и записал, – язвительно произнес Рейвин, когда в комнату вошли двое мужчин.
Пол с Беном замерли на месте.
– Что ты здесь делаешь? – гневно спросил шериф. Лицо его то бледнело, то краснело.
Охотник не двинулся с места. Даже глазом не моргнул.
– Слышал, вы меня ищете. Решил помочь с поисками.
Пол, похоже, взял себя в руки и перенял спокойный тон и позу Рейвина.
– Хм… интересно. И что мы теперь должны сделать? Устроить поединок?
Рейв пожал плечами:
– Конечно. Почему бы и нет?
– Не нравится мне это, – сказал шериф, самодовольно переглянувшись с сыном.
Ну, хоть в чем-то Сьюзан и Пол сошлись взглядами. Ей тоже всё это не нравилось.
– Да? – спросил Рейвин, задумчиво поднеся руку к подбородку. – В таком случае что предлагаешь ты?
– Мы просто убьем тебя.
Это Сьюзан не понравилось еще больше.
К счастью, Рейвину тоже.
– Должен сказать, теперь уже мне не нравится твой план. Слишком… – он заколебался, точно пытаясь подобрать правильное слово, и чертя рукой круги в воздухе, – смертельно для меня.
Лицо Охотника стало чрезвычайно серьезным, и он снова скрестил руки на груди.
– Я бы предпочел убить тебя.
Эта угроза не произвела на Пола никакого впечатления.
– Это тебе не поможет.
– И почему же?
Пол шагнул к Рейвину со Сьюзан.
– Даже если умру я, вам обоим не скрыться от ответственности за убийства. Полиция будет преследовать вас вечно.
Охотник рассмеялся.
– Вечно. Ты никогда не сможешь даже приблизиться к пониманию этого слова. – Он посерьезнел. – Поверь мне, человек. В моем мире "вечно" означает совсем иное. Но это к делу не относится. Думаю, ты сильно переоцениваешь своих людей и людскую память. Более того, ты определенно ошибаешься, если думаешь, что меня это хоть немного волнует. Идиот, я же Охотник-Оборотень. Я вот уже шестьсот лет охочусь за созданиями гораздо ужаснее и умнее тебя.
– Думаю, ты ошибаешься. Это ты определенно недооцениваешь мой народ.
Рейвин не ответил. По спине у него пробежало странное ощущение. Как будто в доме множество даймонов, хотя он знал, что это не так. Он никого не почувствовал, когда они вошли, а Бен стоял перед ним…
– Правда?
– Рейвин!
Он обернулся и увидел, что какой-то даймон держит Сьюзан. Проклятие! Как он сумел пробраться к нему за спину?
Но теперь Рейвин понял. Он ощущал присутствие даймона, но не мог с точностью определить, где тот находится. Они, должно быть, устроили пристанище где-то в доме. Теперь уже трудно было сказать, сколько их может здесь быть.
Пол самодовольно рассмеялся.
– Знакомься, это брат моей жены. Он иногда сопровождает моих сыновей, чтобы они были в безопасности.
Рейвин пристально смотрел на даймона, понимая, что, если попытается освободить Сьюзан, тот может перерезать ей горло.
– Отпусти ее.
Даймон, ухмыляясь, покачал головой.
– Зачем нам ее отпускать? – спросил Пол, снова привлекая к себе внимание Рейвина. – У нас теперь все козыри на руках.
Рейвин не отрываясь смотрел на Сьюзан. Лицо девушки искажала паника, и он не мог вынести того, что ей угрожает опасность.
Сью попыталась перекинуть даймона через себя или ослабить хватку, но не смогла. Он держал ее так крепко, что освободиться можно было, только убив его. А она закрывала собой сердце…
Их обвели вокруг пальца.
Пол, улыбаясь, подошел к окну и чуть-чуть отодвинул штору.
– О, смотрите-ка. Рассвет. Что за чудесное время. – Он зловеще улыбнулся Рейвину. – Почему бы тебе не полюбоваться на него самому, Темный Охотник?
– Ты же знаешь, я не могу.
– Действительно. Однако я уверен, что ты это сделаешь.
– Черта с два.
– Что ж, хорошо. – Он глянул на даймона, стоявшего у Рейвина за спиной. – Терренс, убей эту суку и забери ее душу.
– Нет! – вскричал Рейвин. – Не смей прикасаться к ней!
– Если такой сценарий тебе не по вкусу, как насчет другого? Ты умрешь в мучениях, так что я смогу насладиться твоими страданиями. И отпущу Сьюзан, если она напишет заметку о том, как ты убил всех учеников, которых воспитывали моя жена и сыновья. Ты мертв, моя жена отомщена, сыновья в безопасности, а Сьюзан жива – если поклянется, что забудет обо мне и обо всем, что здесь видела.
Рейвин в ответ фыркнул.
– Тогда мне пришлось бы тебе поверить. У меня нет никаких гарантий, что, если я умру, она будет жить.
– Тебе ничего не остается, кроме как довериться мне, Темный Охотник.
Рейвин выругался, с отвращением понимая, что шериф прав.
– И как же это всё произойдет?
– Просто. Вы оба подойдете к окну. Она его откроет, ты поджаришься, и тогда она сможет выбраться в это окно и уйти. Ни Терренс, ни Бен, безусловно, не смогут ее преследовать.
Рейвин обдумал его слова и покачал головой.
– Разряди свой пистолет, чтобы я был уверен, что ты не выстрелишь ей в спину, когда она побежит по газону. Ты шериф, начальник полиции. Тебе никто не будет задавать вопросов.
По лицу Пола было ясно, что эта идея ему не нравится, но он согласился.
– Не смей, – сказала Сьюзан. В ее голосе смешались гнев и страх. – Я не буду помогать тебе погибнуть.
– Нет, будешь, Сьюзан, – спокойно произнес Рейвин. – Это закон джунглей. Делать то, что необходимо, чтобы выжить. А твоя жизнь зависит от моей смерти.
– Ты не пытаешься выжить. Разве ты не должен сражаться за свою жизнь?
– Нет. Я сохраню жизнь своей пары. Такова наша природа.
Сьюзан стиснула зубы. Сердце у нее разрывалось от боли и горя. Ее природа была иной. Она не хотела, чтобы ее вынуждали убивать Рейвина ради того, чтобы выжить самой. Это неправильно.
Рейвин взглянул на шерифа.
– Отдай ей обойму.
Нет! – мысленно кричала Сьюзан, пытаясь бороться с Терренсом. Будь проклят этот подонок и его медвежья хватка! Она должна освободиться. Должна. Она не может допустить, чтобы Рейвин погиб.
Только не так.
Пол достал пистолет из висевшей у него на ремне кобуры, разрядил его и протянул обойму девушке.
Рейв подозрительно глянул на шерифа.
– Выстрели в стену – чтобы я убедился, что пистолет разряжен.
Пол, скривившись, послушался. Пистолет щелкнул, доказывая, что условие соблюдено.
– Удовлетворен?
–Тем, что твой пистолет разряжен – да. Тем, что ты придумал – едва ли. – Рейвин посмотрел на Сью.
Девушка перестала бороться. Сердце ее замерло, когда она прочла твердую решимость в черных глазах Охотника. Увидела мрачную готовность на его красивом лице.
– Не надо, Рейвин. Мы можем найти другой выход.
Рейвин утешающе улыбнулся. На самом деле ему хотелось прикоснуться к ней в последний раз. Почувствовать мягкость ее кожи.
– Всё хорошо. Я прожил очень долгую жизнь.
У Сьюзан защипало в глазах. Она не могла поверить, что он собирается пойти на это ради нее. Что он обречет себя на вечные муки, станет Тенью только ради того, чтобы спасти ей жизнь.
И тут она поняла, что действительно любит Рейвина.
Более того, не хочет без него жить.
Даймон подтащил девушку к окну.
– Открой шпингалет, Сьюзан, – ехидно скомандовал Пол. – Чтобы Рейвин мог помочь тебе вылезти наружу.
Сьюзан отодвинула штору ровно настолько, чтобы просунуть руку и открыть оконную задвижку. Но, лишь только она сделала это, ее осенило. Она поняла, как им отсюда выбраться.
Как спасти Рейвина.
– Готово, – произнесла девушка вслух.
Кивнув, Терренс отступил в безопасную тень, туда, где стоял Бен.
– Хорошо, – рассмеялся Пол. – А теперь, Темный Охотник, пора выйти на солнце.
Сердце Сьюзан колотилось. Она почувствовала, как Рейвин приблизился к ней сзади. Девушка закрыла глаза, наслаждаясь его силой. Жар его тела согревал ее.
А уверенность всё росла.
– Я понимаю, мы знакомы совсем не долго, Сьюзан, – прошептал ей на ухо Рейв, – но, мне кажется, я люблю тебя.
Ее рука на шпингалете замерла. Девушку окатило волной гнева. Слова Рейвина не согрели ее, а пронзили льдом. Сьюзан обернулась и в ярости уставилась на него.
Кажется? Тебе кажется, что ты меня любишь? Ты не знаешь точно?
Мужчина озадаченно нахмурился.
– Чего ты так злишься? Я собираюсь погибнуть… ради тебя. Как благородный рыцарь.
– Тогда тебе лучше было не раскрывать рта и не злить меня, а просто упасть замертво. Тебе кажется? Кажется? Что это значит? Ты, видно, просто выдаешь желаемое за действительное, потому что если бы ты хоть на секунду задумался, то понял бы, что это меня расстроит. Тьфу!
Сью очень хотелось убить его. Она вцепилась в тяжелую штору и, прежде чем кто-то успел понять, что она делает, изо всех сил дернула ее.
Карниз оторвался от стены. Всё еще злясь на это стоявшее позади „чудовище“, Сьюзан отступила от окна, и штора накрыла Рейвина, защитив его от заливших комнату лучей рассвета.
Оба даймона завопили от боли, когда солнечный свет поджег их. Сьюзан закрыла лицо руками, чтобы не видеть, как они умирают. Если бы она могла защитить нос от отвратительного смрада горящей плоти!
Не прошло и минуты, как оба были мертвы. Только тлеющие кучки пепла чернели на зеленом
персидском ковре.
– Бен! – раздался мучительный крик Пола. – Нет!
Он обернулся к Сьюзан. В его глазах полыхала ярость.
– Чертова сука! Ты мне за это заплатишь!
Шериф бросился к девушке, но врезался в Рейвина, уже перевоплотившегося в леопарда. Оба с грохотом упали на пол. Рейвин с силой ударил шерифа в плечо.
Тот перекатился, вскочил на ноги и, прижимая к себе пострадавшую руку, сломя голову бросился вглубь дома, к лестнице. Рейвин понесся по ступенькам следом.
Сьюзан последовала за ними, но тут же остановилась: из сумрака лестничной площадки наверху шагнул мужчина огромного роста, одетый в джинсы, черный свитер с высоким воротом и мотоциклетную куртку. Рейвин остался стоять на полпути наверх, а Пол подбежал к новоприбывшему.
– Страйкер, – выдохнул он, повернулся и указал на Рейвина и Сьюзан. – Убей их!
У Сьюзан отпала челюсть при звуке имени даймона. Так вот он какой, этот печально известный глава даймонов, о котором говорил Ник. Высокий и худощавый, с короткими черными как смоль волосами, в черных солнечных очках, он не походил на остальных даймонов, у которых волосы были светлые.
Но при этом он действительно внушал ужас. От него исходила аура безжалостной, холодной силы. Держался он так, что сразу стало понятно: жестокость доставляет ему удовольствие, и он пришел за кровью.
Их кровью.
Рейвин снова принял человеческий облик, призвал одежду и мрачно взглянул даймону в лицо.
– Зачем мне убивать их? – скучающе поинтересовался Страйкер.
Ярость шерифа превратилась в замешательство.
– Он – Темный Охотник. Смерть Темным Охотникам… верно? – Теперь в его голосе безошибочно угадывался страх.
Страйкер кивнул.
– Это действительно мой девиз. Но сегодня у меня несколько иные планы.
Он схватил Пола за горло и ударил его о стену, удерживая так высоко, что ноги низкорослого мужчины не доставали до пола.
Шериф обеими руками вцепился в руку Страйкера, пытаясь вырваться. Лицо его побагровело.
Гнев Страйкера был ужасен.
– Лживый ублюдок. Ты предал мое доверие, всадил мне нож в спину.
– Я ничего такого не делал, – отчаянно всхлипывая, выдавил Пол. – Я… я тебя и пальцем не трогал!
– О нет, ты ошибаешься. – Страйкер ослабил хватку, но тут же снова впечатал шерифа в стену. – Вонзив нож в спину Тратуса – моей правой руки, моего заместителя, – ты, в сущности, ранил меня. Меня. А замахиваться ножом на меня не смеет никто. Понимаешь, ничтожество? Если бы я оставил тебя в живых после того, что ты сделал, мои воины стали бы считать меня слабаком. А этого я допустить не могу.
Рейвин сделал шаг вверх по лестнице.
– Стоять! – раздраженно прикрикнул на него Страйкер. – Тебя это не касается, Темный Охотник. И ты, и твоя женщина можете уходить.
Рейвин покачал головой.
– Не могу, и ты это знаешь. Хоть он и лживый мешок дерьма, он все-таки человек, а я дал клятву защищать людей от даймонов.
Страйкер устало вздохнул, и его лицо застыло.
– Спати!
В комнате в мгновение ока появились двадцать даймонов. Трое – рядом со Сьюзан, остальные – на лестнице, между Страйкером и Рейвином.
Охотник кинулся на них, но добился лишь того, что его стащили с лестницы. Он встал рядом со Сьюзан.
Девушка даже не пыталась сражаться, поскольку было ясно, что Спати более чем способны надрать им задницу.
Страйкер повернулся к Полу и обнажил клыки.
– Пока я тебя не убил, хочу, чтобы ты знал: сегодня на закате мои воины прикончат каждого человека, помогавшего тебе. Всех до единого. В качестве наказания за твое предательство. Ни одно человеческое ничтожество не смеет убивать моих даймонов. Никогда.
Пол выпучил глаза.
– Нет! Как ты можешь? Мы собирались объединиться и управлять Сиэтлом вместе. Мы союзники!
– Серьезно? После того, как ты убил Тратуса? Теперь у меня есть союзник гораздо сильнее тебя.
Не сказав больше ни слова, Страйкер снял очки и вонзил клыки Полу в горло.
Не в силах вынести это зрелище, Сьюзан с отвращением отвернулась и зажмурилась, а через мгновение в доме раздался мучительный крик Пола. Девушка была потрясена до глубины души. Несмотря на все злодеяния шерифа, ей было жаль его. Такой смерти не заслуживал никто…

(1) Heart – американо-канадская рок-группа, образованная в1974 году в Сиэтле. «He’s a magic man, Mama» – строка из их песни «Magic Man».

Сью слышала, как Пол колотит ногами по стене, продолжая молить о пощаде, а Рейвин пытается прорвать заграждение даймонов, чтобы помочь шерифу. Безуспешно.
Вдруг воцарилась полная тишина. Это было так неожиданно, что у Сьюзан едва не сдали нервы. Пришел их черед?
С лестничной площадки донесся глухой звук падения.
Девушку затошнило. Она оглянулась и увидела, что шериф лежит на полу у ног Страйкера, который стирает с губ и подбородка кровь.
Снова надев очки, Страйкер беспечно перешагнул через тело и не спеша стал спускаться по лестнице. Поравнявшись с Рейвином, он остановился, облизнул губы и сморщился, точно вкус ему не понравился.
– Что за слабак. Его трусливая душонка едва ли сойдет даже за закуску.
– Ублюдок! – рванулся к нему Рейвин, но даймоны удержали его.
Страйкер рассмеялся.
– Да. Обожаю это слово.
– Убить его, милорд? – спросил один из даймонов.
Страйкер склонил голову, точно обдумывая ответ.
– В другой раз, Дейвин. Сегодня мы проявим милосердие к нашему достойному противнику. В конце концов, это он научил меня не верить человеческим скотам. Только бессмертным понятны законы ведения войны.
Он шагнул сквозь строй даймонов и остановился прямо перед Рейвином.
– Должен сказать, ты произвел на меня впечатление, Контис. Ты пережил все мои атаки. И так держался сегодня… мне, право, было интересно, как ты выпутаешься.
Тут Страйкер взглянул на Сьюзан, и его резкие черты вдруг смягчились.
– Ты напоминаешь мне мою жену. Она была та еще чертовка, и так же, как ты с Рейвином, сражалась со мной, даже во время схваток с другими.
Почему-то – Сью и сама не понимала, почему – ее вдруг охватила острая жалость к главе даймонов. Он, видимо, очень любил свою жену.
– Я всегда уважал лишь одно. Силу, – вновь обратился к Рейвину Страйкер. – Мы сразимся в другую ночь, кузен. А пока… мир.
Открылся портал, и Страйкер шагнул в него. Даймоны отпустили Сью и Рейвина и быстро последовали за ним.
Сьюзан была совершенно ошеломлена увиденным и услышанным.
– Это всегда так?
– Нет. – Рейвин, похоже, был сбит с толку не меньше нее. – Думаю, мы стали свидетелями небывалого для даймонов события.
Девушка глубоко вздохнула.
– Черт. Ну и денек… а ведь еще и половины седьмого нет.
– И не говори.
Возблагодарив небо за то, что они оба остались живы, Сью улыбнулась Рейвину и позволила себе упасть в его объятия. Закрыв глаза, она прижалась к нему… и тут ей вспомнились его слова.
– Так тебе кажется, что ты меня любишь?
– Мы же не будем начинать всё сначала, правда?
– Нет, будем. Как это бессердечно! Я уж было подумала, что что-то для тебя значу, раз ты готов был погибнуть ради меня. И вдруг слышу, что ты даже не знаешь, любишь ли. Что ты скорее покончишь с собой, чем останешься в живых и… что? Будешь связан со мной? Ну, спасибо. Ты даже не сказал, что я тебе нравлюсь. Наверно, пошел бы на смерть ради любой смазливой мордашки.
Рейвин озадаченно уставился на девушку.
– Вовсе нет. Если бы ты была просто какой-то смазливой мордашкой, я не стал бы придавать этому такого значения.
– Но всё равно погиб бы за нее?
– Я этого не говорил.
– Ты дал это понять! – Не успела она продолжить свои обвинения, как он закрыл ей рот страстным поцелуем.
Язык Рейвина дразняще касался губ Сьюзан, и девушка растаяла. Голова у нее закружилась, а все противоречивые чувства сплелись в одно-единственное…
Любовь к этому мужчине.
Игриво лизнув ее губы, Рейвин слегка отодвинулся, прижавшись лбом к ее лбу.
– Так лучше?
– Не знаю. Пожалуй, мне нужен еще один поцелуй, чтобы удостовериться.
Рассмеявшись, он прижал ее к себе и снова поцеловал.
О да, это сработало. Сью определенно чувствовала себя лучше. По крайней мере, пока кое-что не осознала.
– Как мы попадем домой?
– Похоже, тебе придется сесть за руль. – Рейвин взглянул на верхнюю площадку, где лежало тело Пола. – Нам надо позвонить в полицию и уходить.
– Да уж, не хочу здесь больше оставаться. Слишком много смертей на одно утро.
Рейвин поцеловал ее в последний раз, отступил назад и превратился в леопарда.
Сьюзан, помедлив, опустила взгляд и рассмеялась. Так вот что за жизнь ее ожидает…
Слишком ненормальная даже для нее.
– Знаешь, – прошептала она, – мне всегда хотелось погладить дикого кота.
Детка, ты можешь гладить меня, когда захочешь.
Так странно слышать его голос в голове.
– Ты же не как Эш, не можешь читать мои мысли или что-то в этом роде?
Нет.
Слава богу! Она и сама не знала, почему, но предположение, что он может, прочно засело у нее в голове. Сьюзан с облегчением наклонилась и погрузила пальцы в его мягкий мех. И тут же чихнула. И еще раз.
– Напомни мне про бенадрил(1). Пожалуй, придется купить пару упаковок.
Шмыгая носом, девушка выпрямилась и направилась к двери, но тут до нее дошло, что, хотя Рейвин в облике леопарда, солнце всё равно причиняет ему боль.
Так и есть – он с шипением отскочил от двери вместо того, чтобы пройти в нее.
У Сью защемило сердце, и она, сняв куртку, закутала Рейвина.
– Бесполезно.
У девушки перехватило дыхание при звуке этого голоса – не то Дориана, не то Феникса. Подняв голову, она увидела в гостиной близнецов и их отца. Испугавшись того, что они могут сделать с Рейвином здесь, где нет защиты санктуария, Сьюзан метнулась к нему, заслоняя собой.
– Что вы здесь делаете?
Гарет двинулся вперед. Его походка, походка смертельно опасного хищника, была совсем как у Рейвина. Сощурившись, он втянул носом воздух рядом с девушкой, точно почуяв запах чего-то, что сбило его с толку.
Рейвин тут же снова обратился в человека.
– Дай ей уйти. Ты пришел сражаться со мной, а не с ней.
Не успели Сью и Рейвин двинуться с места, как Гарет схватил девушку за руку и, повернув ладонью вверх, увидел метку пары. Его пальцы впились в запястье Сьюзан, точно тиски.
– Ты его любишь?
– Не твое дело.
– Отпусти ее, – прорычал Рейвин.
Гарет лишь перевел на сына холодный взгляд.
– Было бы так просто убить тебя – здесь и сейчас. – Вдруг в его глазах промелькнуло странное выражение. – Думай, что хочешь, но я любил твою мать больше жизни. Я хотел быть связанным с ней, но она отказалась. Она очень боялась, что мы оба умрем и оставим тебя сиротой. Я размышляю об этом по ночам. Она наверняка рассердилась бы, если бы узнала, как мы с тобой поступили.
Сьюзан оглянулась на Рейвина. В его глазах застыла мука.
Гарет посмотрел на девушку.
– Ты была права, и я рад, что у него есть ты. – Он отпустил ее запястье. – Я не надеюсь, что ты простишь нас. Но сейчас мы нужны тебе, чтобы ты смог добраться до дома.
Гарет протянул сыну руку.
Рейвин заколебался, словно на него разом нахлынули все страдания прошлого. В конце концов, он всё еще оставался тем мальчиком, который любил отца. Мальчиком, которому просто хотелось снова попасть домой. Но тот дом, что остался в его памяти, был разрушен триста лет назад. И способа вернуться в семью, какой он ее помнил, не существовало.
Рейв взглянул на Сьюзан. Девушка с нежностью и надеждой смотрела на него, ожидая, что он ответит отцу. Теперь она – его семья, и Рейвин знал, ради этой женщины он сделает что угодно.
Но чтобы защитить ее… любить ее, необходимо оставаться в живых.
Он не готов всё простить, отнюдь нет. Однако отец сделал над собой усилие, а он не тот, кто делает нечестные предложения.
Не вполне уверенный в том, что ждет его впереди, Рейвин взял отца за руку.
– Феникс, доставь Сьюзан домой.
Сью увидела, что Рейвин и Гарет исчезли.
– Куда они делись?
– Расслабься, – успокоил ее Дориан. – Никто не причинит Рейвину вреда.
– Ну, ладно, – проворчал Феникс. – Где, черт возьми, моя машина?
Сьюзан, рассмеявшись, вынула из кармана ключи и подбросила их на ладони.
– Стоит кварталом дальше.
– Целая?
– Да.
Близнецы отреагировали одновременно: Дориан расхохотался, а Феникс облегченно вздохнул.
Дориан взял ключи:
– Перегоню машину домой, – и тут же испарился.
Феникс подошел к Сью.
– Ты мне веришь?
– Ничуть, но зато верю, что Рейвин откусит тебе башку, если ты допустишь, чтобы со мной что-то случилось.
Он посмотрел на метку на ее ладони.
– Ты так и не ответила моему отцу. Ты любишь Рейвина?
– Почему это так важно?
– Потому что, если любишь, то не отпускай его. Поверь мне. Самое худшее на свете – знать, что ты потерял того, кто был тебе дороже всех, из-за собственной трусости. Не повторяй моей ошибки.
В эту минуту в Сьюзан вновь проснулось уважение к Фениксу. Приподнявшись на цыпочки, она поцеловала его в щеку.
– Спасибо.
Он склонил голову, и девушка взяла его за руку. Не прошло и минуты, как они уже были в Серенгети.

Следующие две недели пролетели незаметно – все вернулись к обычной жизни. С помощью Лео и тех Оруженосцев, что работали в отделе внутренних дел Сиэтла, убийства, в которых обвиняли Сью и Рейвина, удалось переложить туда, где им и положено было быть.
На плечи Пола.
Сью даже разрешили написать об этом, и ее статью приняли в Ассошиэйтед Пресс(2). После публикации истории о том, как она пережила двое суток с безумным шерифом – серийным убийцей, Сьюзан посыпались предложения о сотрудничестве от газет всей страны.
И, честно говоря, она рассматривала их всерьез. Снова иметь официальную работу – это всё, о чем она мечтала.
Но ради этого ей придется оставить Рейвина…
Прохладным ясным днем они хоронили Энджи и Джимми. Светило солнце, и Рейвин не мог сопровождать Сьюзан в человеческом обличье. Однако, желая быть с ней рядом, он настоял, чтобы она взяла его с собой в облике кота.
Никто никогда не делал для нее ничего более милого. Сью несла кошачью переноску, накрытую темной тканью, и поглаживала Рейвина сквозь решетчатую дверцу, пока шла служба.
Когда церемония завершилась, и они вернулись домой, она несколько часов плакала, вспоминая годы, проведенные рядом с погибшими друзьями, а он обнимал ее.
И с каждым часом, что они с Рейвином проводили вместе, девушка чувствовала, что любит его всё сильнее.
– Сьюзан?
Услышав его голос, она вынырнула из своих мыслей. Поднявшись с кресла перед компьютером, девушка направилась в прихожую, а оттуда – на балкон. С балкона была видна большая комната внизу, где стоял Рейвин.
– Что?
–Звонят из Пост(3). Придется тебе взять трубку.
В его глазах Сьюзан увидела страх. Официально они всё еще не стали парой. Рейвин хотел, чтобы у нее было столько времени, сколько нужно, но его время подходило к концу, и, если они вскоре не станут парой, он будет кастрирован.
– Хорошо. Я поговорю с ними.

Рейвин сглотнул, видя, как Сьюзан повернулась и пошла в его кабинет. Он смутно подозревал, что она не откажется работать в округе Колумбия. В конце концов, это ее мечта.
Но эта мечта убивала его. Он не хотел, чтобы Сьюзан уходила. Он хотел, чтобы она осталась.
Будь сильным. Будучи животным, он знал, что нельзя посадить кого-то в клетку и ожидать, что он будет там жить. Сью нужна свобода, чтобы она могла жить своей жизнью… с ним или без него.
На сердце у него было тяжело. Он вернулся к себе в комнату и поднял трубку телефона. Ему хотелось подслушать разговор, но он не мог поступить так со Сьюзан.
Она сама решит, рассказать ли ему эту новость.
Рейвин сел, взял книгу, которую читал до этого, и попытался сосредоточиться на сюжете. Но не смог. Все мысли были только о том, что за жизнь у него будет без Сьюзан. Он знал ответ. Именно так он и жил несколько веков.
Дверь открылась. Мужчина поднял глаза и увидел, что в комнату входит Сьюзан, и лицо у нее хмурое.
Вот оно. Она собирается всё ему рассказать и пойти собирать вещи. Взяв себя в руки, он наблюдал, как девушка приблизилась к краю кровати и протянула ему свою последнюю статью. Несомненно, она укрепит Сьюзан в ее официальном статусе репортера.
Усилием воли он постарался не показать, как ему больно, взял статью, начал читать… и тут сердце у него ухнуло куда-то вниз.

 

Я ВЫШЛА ЗАМУЖ ЗА СИЭТЛСКОГО ЧЕЛОВЕКА-КОТА

И у моего супруга есть кошачий туалет. По крайней мере, он не гуляет по ночам…


– Что это, черт возьми?
– Моя статья.
– Ничего не понимаю.
Сьюзан засмеялась.
– Придется сдать ее Лео. Я ему только что позвонила, и он сказал, что я могу вернуться.
– Я думал, ты ненавидишь эту работу.
– Уже нет. Я только что поняла, что работать с ним будет гораздо веселее, чем писать для Пост или даже для Уолл Стрит-Джорнел (4). Не говоря уж о том, что я получу возможность обниматься с самым привлекательным мужчиной-котом в городе.
Рейвину всё еще не верилось.
– Так ты остаешься?
– Котик, ты что, оглох? Да, остаюсь. Теперь-то ты женишься на мне или как?
Рейвин, расхохотавшись, притянул ее к себе и заставил их одежду исчезнуть.
– О да, детка. И я намерен убедиться, что ты тоже не будешь гулять.
Сьюзан задрожала, ощутив прикосновение прохладного воздуха к коже, а потом – тепло руки Рейвина, скользнувшей по ее спине. Его волосы сами собой собрались в хвост на затылке, чтобы не заставлять ее чихать.
Девушка рассмеялась в ответ на его предупредительность. Прижавшись к нему, она наклонила его голову к себе и коснулась губ. Ей было трудно поверить, что после всего, что случилось, она больше никогда не останется одна.
С ней будет Рейвин.
Он – ее семья. Как и Лео, и даже Отто и Кил. Парни, конечно, слишком похожи на ее чокнутых кузенов, но и они ее семья. На большее она никогда не надеялась.
Нет, Рейвин – нечто большее. Как может мистер Зло быть таким добрым? Это невозможно… и все-таки это правда. Сью и представить себе не могла, что ей будет так хорошо с другим мужчиной. Он подходил ей идеально.
Чем больше она узнавала о нем, тем больше любила.
От сладости ее рта у Рейвина кружилась голова. За все прошедшие столетия он никогда не думал, что у него будет другая пара, и все-таки она у него была.
Сьюзан. Ласковая, несносная, прекрасная. О большем он и мечтать не смел. Откинувшись назад, он прижался щекой к ее щеке и вдыхал цветочный аромат ее волос…
Пока она не чихнула.
Улыбнувшись, он повернул ее спиной к себе.
– Что ты делаешь? – спросила она.
– Ритуал, – прошептал он ей на ушко и вытянул перед ней руку с меткой. – Приложи свою метку к моей.
Сьюзан послушалась. Их пальцы переплелись, и он прижался небритой щекой к ее шее. Ей нравилось ощущать прикосновение его кожи. Оно посылало дрожь по всему ее телу.
– Теперь мне нужно, чтобы ты направила меня внутрь себя.
Сьюзан фыркнула, осознав, что, пока Рейвин, стоя сзади, обнимает ее, это легче сказать, чем сделать.
– Я, между прочим, не гуттаперчевый мальчик. Как, по-твоему, я это сделаю?
Он рассмеялся, поцеловал ее в щеку и обхватил свободной ладонью ее грудь, дразня сосок подушечками пальцев, отчего все ее тело запылало.
– Тогда я сам, но тебе придется сказать, что ты принимаешь меня как свою пару.
– Поэтому мы и голые, да?
– Сьюзан, – его голос внезапно стал совершенно серьезным. – Для моего народа это важный шаг. По нашим законам мне не дозволяется считать женщину своей парой, пока она не будет уверена на все сто, что принимает меня и наш мир. Я не катагариец и не собираюсь навязывать тебе свою волю. Я аркадианец, а мы никогда не нарушаем этот священный ритуал.
Она обернулась и поймала его сумрачный взгляд.
– Я ни разу в жизни не была так серьезна, Рейвин. Я хочу, чтобы ты стал моей парой.
– Навеки?
– Навеки.
Черты его лица смягчились, и он, наклонив голову, стал покусывать ее шею. Сьюзан задрожала от удовольствия, и тут он плавно и глубоко вошел в нее. Ладонь у нее зажгло. Она приподнялась на цыпочки и опустилась, стремясь соединиться с ним как можно плотнее.
Одна его рука лежала у нее на бедре; второй он прижимал ее к себе. Это был самый потрясающий момент во всей ее жизни. Так вот какое оно, замужество…
Оно было ей по душе.
Рейвин глухо рычал, притягивая к себе ее бедра, а она двигалась в такт с ним. Сью была такая теплая и влажная, что он чуть не излился раньше времени. Однако ему хотелось насладиться каждым мгновением. Впервые они занимались любовью как супруги, и он хотел, чтобы они достигли пика вместе.
Сьюзан принадлежала ему. Рейвина охватило чувство собственника. Пока они живы, он никогда больше не сможет взять другую женщину. С ним всегда будет лишь Сьюзан, и не только потому, что так решили Мойры. А потому, что он любит ее. Очень. Всеми фибрами души.
Было время, когда такое обязательство заставило бы его бежать прочь со всех ног, но после всех прошедших столетий он с радостью принял ее как часть своей жизни.
Сьюзан – не просто еще одна случайная любовница. Она – его товарищ. Подруга. Только она знает, как он любит, когда ему чешут за ушком. И хотя от этого ладонь у нее зудела, она никогда не забывала делать это ночью, когда они лежали в постели. Она и сейчас этим занималась.
От ее прикосновений его бросало в дрожь, и, когда они одновременно достигли пика, это было наивысшее блаженство всей его жизни.
Он быстро отпустил ее руку. Он еще не готов оказаться связанным с ней.
Она пока не так принадлежит ему, как он ей. У нее всё еще есть возможность жить своей жизнью, и Рейвин не хотел посягать на это. Его собственную жизнь отнял эгоизм одного человека, и он не собирался поступать так же со Сьюзан.
– Я люблю тебя, Сьюзан, – признался он, нежно целуя девушку в щеку.
Та промурлыкала, почесывая у него за ушком:
– Я тоже тебя люблю, Рейвин.

(1) Бенадрил - антигистаминный препарат.
(2) Ассошиэйтед Пресс – одно из крупнейших международных информационно-новостных агентств мира. Изначально — новостной кооператив газетных издательств. Штаб-квартира — Нью-Йорк.
(3) «Пост» (The Post) – одна из крупнейших американских газет. Основана в 1801 году.
(4) «Уолл-стрит-джорнел» (англ. The Wall Street Journal) — ежедневная американская деловая газета на английском языке. Издаётся в городе Нью-Йорк (штат Нью-Йорк) с 1889. Одно из крупнейших и влиятельнейших американских
изданий.


Категория: Главы | Добавил: Нафретири (11.02.2015)
Просмотров: 739 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
Спасибо)))
avatar
0
5
Спасибо большое, 135 всегда очень жду 61
avatar
0
4
Оооо спасибо девочки за перевод..жду не дождусь окончания чтоб проглотить все целиком  7
avatar
0
3
Спасибо)
avatar
0
2
спасибо за новую главку!
avatar
0
1
Огромное СПАСИБО 60 !
avatar