Главная » Переводы » Темная сторона луны, Ш. Кеньон » Главы

Глава 14, Темная сторона луны - Ш. Кеньон

Глава 14

Когда Рейвин понял, что происходит, он чертыхнулся. Сьюзан оказалась права. Силы Охотников были на исходе, и Даймоны, зная это, согнали их вместе, чтобы ослабить окончательно. Тогда они станут легкой добычей для Спати. Черт возьми, надо было слушать Ника. Он даже о телефонах предупреждал. Кто ж знал, что этот злобный гаденыш говорит правду.
И, конечно, по закону подлости, Ник - единственный, кого сейчас с ними не было.
– Нужно разделиться.
Едва Каэль произнес эти слова, как вокруг них начали открываться порталы - Охотников загоняли в ловушку, узкий, грязный проулок.
На вершине и у подножия холма появлялись Спати.
– Ого, да нам конец, – сказала Белль, и, дернув кнут, обернутый вокруг талии, прищелкнула им в воздухе. – Идеи у кого-нибудь будут?
– Ага, - ответила Зои, вытаскивая нож из сапога, – учимся телепортироваться.
Все дружно посмотрели на Рейвина.
– Я бы с радостью помог, но, когда я умер, эту способность у меня отобрали.
Белль скривилась.
– И какой же от тебя толк, леопард?
В данный момент он и сам не знал. Ситуация препаршивая - все это понимали. Если в предстоящей драке у него случится выброс адреналина, тогда, скорее всего, он умрет. Рейв повернулся к Сьюзан.
– Мы должны вытащить тебя отсюда.
Ухмыльнувшись, она указала рукой на холм, на вершине и у подножия которого собирали свои силы Спати.
– Без обид, Котяра, но вряд ли Даймоны меня выпустят, разве что тебе известно то, чего не знаю я.
Тяжело было это признавать, но она права. Злясь на то, что позволил так просто себя поймать, Рейвин поднял вверх кол, который держал в руке:
- Ты ведь знаешь предание? Воткни это в сердце Даймону - и он сдохнет, – и передал его Сьюзан.
Девушка схватила оружие и смело улыбнулась Рейву, хотя в глазах ее промелькнул страх.
– Можешь звать меня Баффи. Я даже блондинка, как и она! Только не проси надеть топ на бретельках... – Затем, бросив взгляд на Зои, добавила: - Или корсет.
Рейвин поднес к губам руку, в которой она держала кол, и поцеловал костяшки пальцев. Стоя перед лицом неизбежной смерти, мужчина невольно проникся уважением к Сьюзан, подобного чувства он раньше не испытывал. Что-то невероятно нежное тронуло его сердце.
Как бы сегодня ни сложились события, он надеялся лишь на то, что Сьюзан каким-то образом останется целой и невредимой.
Девушка подбадривающе улыбнулась Рейвину и сделала шаг назад. Скрепя сердце он отпустил ее и развернулся, готовый принять бой.
Когда Даймоны начали медленно приближаться, Темные Охотники, став плечом к плечу, заняли круговую оборону. Рейвин попытался оттеснить Сьюзан в середину, но та воспротивилась.
– Сьюзан, зайди в круг.
Она, не дрогнув, встретилась с ним взглядом.
– Думай о сражении, Рейвин, и не волнуйся обо мне. Я - единственная, у кого еще остались силы.
В ответ на ее браваду Зои ухмыльнулась.
– Ты также единственная, у кого есть душа, которую они могут отнять, и кровь, которую могут выпить.
Сьюзан уже собиралась ответить, но сразу прикусила язык:
– Весомый аргумент, – и юркнула за спину Рейвина.
Он обернулся посмотреть, находится ли Сьюзан в безопасности, насколько это сейчас вообще было возможно.
Дрэгон выхватил свои нунчаки (1), а Менкаура обмотал запястье странной золотой цепью.
Даймоны не набросились на них сразу. Наоборот, они подходили медленно, словно наслаждаясь тем, как Охотники все теснее сбивались в кучу.
– Чего они ждут? – спросила Белль.
Когда Рейвин понял, то заскрежетал зубами.
– Чтобы мы ослабели еще больше.
– Черта с два! – прорычал Каэль и, издав воинский клич, ринулся к ближайшему Даймону. Когда за его спиной появились двое других, Рейвин недолго думая бросился Каэлю на помощь.
И тут словно ад разверзся - Даймоны обрушились на них. Сьюзан с трудом дышала, наблюдая за тем, как враги теснили ее друзей. Их было столько, что девушка сомневалась, держатся ли еще Охотники. Она попятилась, когда Даймон начал приближаться к ней, но тот, не доходя нескольких шагов, остановился и стал принюхиваться, словно собака, внимание которой привлекло кое-что интересное.
– Ты не одна их них, – произнес он, торжествующе улыбаясь. – Ты - человек.
– А ты - нет.
Даймон двинулся на нее. Сьюзан схватила его за рубашку и, падая, повалила на землю. Оказавшись на спине, уперлась в него ногами, перебросила через голову, откатилась и мгновенно встала. Враг приземлился в кучу возле мусорных баков, а на нее уже наступал следующий. Она ударила женщину-даймона локтем в лицо и развернулась, пытаясь воткнуть в нее кол. Та впилась клыками в руку Сьюзан. Девушка зашипела, когда боль пронзила ее насквозь.
– Ненавижу драться с девчонками, но... – Она схватила женщину за волосы и дернула изо всей силы.
Даймон завопила, и Сью ударила ее головой.
Рейвин повернулся, чтобы посмотреть, как девушка отбивается от нападающих. Заглядевшись на мастерство, с которым Сьюзан выполняла боевые приемы, он не заметил подобравшегося сзади Даймона. Что-то острое вонзилось в его плечо. Чертыхаясь, Охотник развернулся и ударил противника в лицо. Тот попятился и выпустил глубоко засевший в плече Рейва нож. Разразившись проклятиями, со свирепым выражением лица, мужчина выдернул его и метнул в грудь Даймона, который тут же взорвался, осыпав Рейвина золотистой пылью.
До того как нож успел упасть на землю, мужчина поймал его и направил оружие на Сью. Она использовала «удар с разворота», и провела прием так искусно, что это впечатлило бы и Брюса Ли. Слава Богу, Сьюзан-таки знала, как позаботиться о себе. Дрэгон превосходно натренировал ее.
Не успел Рейвин к ней приблизиться, как она уже набросилась на ближайшего Даймона и воткнула в него кол.
Мужчина замер, увидев, что девушка, убивая противника, действовала как профессионал. Сьюзан собиралась напасть и на Рейвина, но вовремя спохватилась, увидев, что волосы у того черные.
Он ухмыльнулся.
– Напомни мне, чтобы я больше никогда не злил тебя.
– Непременно.
Даймон подходил к ней со спины и Рейвин уже приготовился схватить его, но не успел и шага ступить, как Сьюзан локтем ударила того в лицо, повалила на землю, и обездвижила, выкрутив руку за спину и придавив его ногой.
Догадавшись, что она справится и сама, Рейвин повернулся и увидел, что Белль окружила группа врагов. Она была ранена и истекала кровью, а здоровенный Даймон, размахивая топором, наступал на нее.
Белль хлестнула нападавшего по щеке кнутом, тот отпрянул, зарычав, взмахнул топором и чуть не задел ее, но девушка успела отскочить вправо.
Чтобы отогнать Даймона, Охотник напал на него сзади. Даймон круто развернулся, за ним - двое других. Рейв слышал щелканье кнута Белль, звук ударов нунчак Дрэгона, сам же не отрывал взгляда от топора, пытаясь увернуться от очередного смертельного выпада. Он бросился на землю, перекатился и сбил Даймона с ног; схватив оружие, упавшее на тротуар, замахнулся - топор, описав дугу, врезался в грудь нападавшего, противник был повержен.
Но Даймоны все прибывали и прибывали.
Один из них прыгнул Охотнику на спину и повалил его. От удара о землю из рук Рейвина вылетел топор и упал к ногам другого Даймона. Хохоча, тот поднял оружие и начал приближаться.
Рейвин пытался отступить, но лишь наткнулся на еще одного, который, толкая, теснил его к топору. Противник замахнулся - Рейв мгновенно превратился в леопарда, и нападавший, промазав, снес голову Даймону. Но не успел Охотник даже опомниться, как лапу его зацепил топором другой.
От боли силы Рейвина иссякли и, взвизгнув, он, против воли, превратился в человека. Ему едва хватило времени, чтобы призвать на себя одежду и откатиться, прежде чем враги снова набросились на него.
Удивительно, но Сью оказалась рядом, с топором в руках, который она, по-видимому, отобрала у какого-то Даймона.
– Отвалите! – зарычала девушка, отгоняя их от Рейва.
Он попытался встать, но израненная нога, не выдержав веса, подкосилась. Рейвин совсем обессилел, остальные Охотники, он знал, были не в лучшем состоянии. Теперь, вопреки желанию, боль будет удерживать его в человеческой форме.
Они погибнут.
Казалось, Даймоны становились все сильнее и сильнее, тогда как Темные Охотники слабели с каждым ударом сердца. Несмотря на это, Рейвин не собирался подыхать на земле, словно загнанное животное. Он заставил себя подняться. Даймон ударил Охотника в челюсть, будто молотом раздробив его кости. Губа была разбита, во рту он чувствовал вкус крови. Сплюнув на асфальт, Рейвин ударил противника головой, оттолкнул ногой, внезапно внимание его привлекла какая-то вспышка, мелькнувшая справа.
Два Даймона с топорами загнали в ловушку Белль. Замерев от ужаса, Рейвин лишь беспомощно наблюдал, понимая, что добраться до нее вовремя он уже не успеет.
Горестная дрожь пронзила Охотников, когда они увидели, что девушка упала на колени, и Даймоны хладнокровно разделались с ней. Сьюзан в ужасе взирала на мертвое тело Белль, лежащее в море крови на темном асфальте, а враги праздновали победу. Зои закричала и набросилась на них, но ее тут же кто-то сбил с ног. Она упала лицом на землю, перевернулась и отбросила от себя ногами Даймона, который пытался зарезать ее.
Рейвина ударили так сильно, что он мог поклясться, будто слышал, как хрустнули три ребра. Прежде чем мужчина смог прийти в себя, Менкаура уже бросили на него. Этого было достаточно, чтобы переломать Охотнику оставшиеся ребра. Из-за боли дыхание давалось ему с трудом, Рейвин перехватил панический взгляд Менкаура, когда они одновременно подумали об одном и том же.
Шансов спастись у них не было.
Он столкнул тяжеленного мужчину с себя и, несмотря на ужаснейшую боль, которая, казалось, проникла в каждую клеточку его тела, попытался вздохнуть.
– Призовите Страйкера! – крикнул один из Даймонов. – Он захочет присутствовать на их похоронах.
– Да, – разнесся, отражаясь эхом от стен, глубокий, злой голос, – призовите этого ублюдка! У меня руки чешутся добраться до него.
Рейв затаил дыхание: последнее, что он ожидал услышать, - этот голос.
Когда Даймоны в самый разгар битвы внезапно остановились, Сью застыла в нерешительности. Они не отрывали взгляда от подножия холма. Девушка повернулась посмотреть, что же заставило их буквально застыть на месте, и почувствовала, как у нее от удивления открылся рот. И было из-за чего!
Невероятно высокий человек, с длинными черными волосами, в которых спереди пробивалась красная прядка, стоял, залитый ярким лунным светом. Словно любовника, его тело, лаская, окутывал странный легкий туман. Черные кожаные штаны, длинный кожаный плащ с закатанными по локоть рукавами, черные кожаные полуперчатки - выглядел мужчина как типичный гот - обитатель района Капитол Хилл. (2) Небрежной, размашистой походкой хищника он не спеша поднимался на холм и излучал при этом ауру такой опасной силы, что каждый волосок на теле Сьюзан встал дыбом.
Вокруг начали открываться порталы.
– А вот это вряд ли, – произнес незнакомец, и все порталы моментально закрылись, не дав Даймонам возможности ими воспользоваться.
Воздух разорвал ужасающий грохот, который, подобно ударной волне, распространялся от мужчины со скоростью звука. Девушка содрогнулась всем телом, когда звуковая волна прошла сквозь нее, а Даймоны вокруг, вопя от боли, взрывались, разлетаясь в разные стороны пылью.
Черт, такое умение им не помешало бы.
Все еще не уверенная в том, был ли этот мужчина другом, Сьюзан бросилась к Рейвину. Он держался за ребра, а изо рта, из рассеченной брови, из раны на ноге и плече текла кровь. Менкаура лежал рядом, изувеченный также сильно: бровь разбита, а рука, неестественно вывернутая, была, очевидно, сломана. Девушка опустилась возле Рейва на колени и помогла ему сесть.
– Ты как раз вовремя, придурок! – прорычала Зои, стирая кровь с подбородка. – Где тебя носило, черт возьми?!
Мужчина проигнорировал ее и молча прошел к тому месту, где была убита Белль, как будто точно знал, что здесь произошло. Страдание отразилось на его лице, он опустился на одно колено и поднял маленький серебряный кулон, который принадлежал девушке. Крепко стиснув его в кулаке, незнакомец склонил голову, будто молясь, и приложил руку с кулоном ко лбу.
Сьюзан замерла, ошеломленная поглотившим его страданием. Не оставляло сомнений, что он оплакивал потерю Белль. Мужчина поднес кулон к губам, поцеловал, затем медленно поднялся и повернулся к Охотникам лицом. Подвеску он положил себе в карман.
У Сьюзан, конечно, была безумная мысль, что это и есть таинственный Ашерон, лидер Темных Охотников, но, блин, откуда ей было знать, что Большой Злюка окажется не древним мудрым старцем, а каким-то малолеткой? Даже несмотря на то что мужчина был очень мускулистым, выглядел он всего на двадцать с небольшим.
Между тем в нем было что-то властное, что-то подавляющее и пугающее. Без сомнения, он, как и Савитар, человеком не был, ему подчинялись те древние силы, владеть которыми больше не было дозволено никому.
Ашерон обернулся, и Сьюзан увидела его глаза. Стоило ей только заглянуть в них, как она тут же попятилась и приземлилась посреди улицы на пятую точку. Таких глаз она прежде ни у кого не встречала. В них было столько силы, мудрости и столько боли, что ее словно пронзила молния.
То были не человеческие глаза. Ашерон осматривал место, а они переливались словно ртуть. Когда же взгляд его поочередно останавливался на каждом из Темных Охотников, раны их мгновенно затягивались.
– Спасибо Ашерон, – раздраженно сказал Дрэгон, вытирая о плащ окровавленные руки. – А пораньше ты прийти никак не мог?

(1) нунчаки, или нунтяку - разновидность оружия в восточных единоборствах (две палки, соединённые верёвкой или цепью)

(2) Capitol Hill, Капитол Хилл - самый большой исторический район округа Вашингтон, Сиэтл. Является центром ночной жизни города, со множеством развлекательных заведений. Здесь собирается большая часть представителей секс-меньшинств и субкультур.

Когда Эш протянул руку, чтобы помочь Дрэгону встать на ноги, буквально каждая частичка его тела источала гнев.

– Уж поверь мне, я пришел как только смог.
Рейвин поднялся с тротуара и повернулся, чтобы помочь Сьюзан:
– Слышал, что тебя привязали. Двойным узлом к кровати, если не ошибаюсь?
– Что? – спросил Эш обиженно. – Кто тебе сказал?
– Большая злобная птичка с доской для серфинга напела.
Ашерон болезненно поморщился.
– Он знает? Отлично. Только этого мне не хватало.
Зои скривилась:
– Мы умирали, потому что ты развлекался с подружкой?!
Эшь грозно взглянул на нее.
– Не лезь не в свое дело, Амазонка. Я не в настроении выслушивать твои комментарии. – Он посмотрел на остальных. – Как вы?
– Мы в ярости, самолюбие наше задето - а так все в порядке, – заявил Каэль. – Почему ты не отвечал на звонки?
– Не было возможности.
– Угу. – Каэля ответ не убедил. – Ну, добро пожаловать в Сиэтл. У нас тут ЧП с Даймонами. Они в сговоре с полицией и надирают нам задницы на каждой улице. Мы потеряли Троя и Алоизия, а теперь вот и Белль.
– Спасибо за объяснения, Каэль, но я уже в курсе.
– Отлично, потому что я собираюсь домой. Пусть теперь надирают твою задницу.
Менкаура приблизился к Эшу.
– Я рад, что ты появился, жаль только, что не пришел раньше.
Когда он удалился, Сьюзан услышала, как Эш прошептал:
– Знал бы ты, как жаль мне.
Ашерон посмотрел на остальных.
– Кто еще чем недоволен?
Зои собиралась что-то сказать.
– Можешь не начинать, – не выдержал Эш. – Я и так уже слышу тираду в твоей голове. Я сделал все возможное, ясно?
– Ага, только твое «все возможное» - полный отстой! – На этой фразе она развернулась на каблуках и ушла, бормоча что-то о пролитом кофе и бесполезных мужчинах.
Рейвин похлопал Сьюзан по руке и подошел к Ашерону.
– Ты как, нормально?
– Нет. Мои люди погибли, а у меня осталось очень мало времени, прежде чем я должен буду снова уйти. Как говорит Зои - это полный отстой.
– Ну ты же знаешь Зои...
Когда Рейвин похлопал Эша по спине, тот зашипел и попытался не двигаться, как если бы ощущал неимоверную боль.
– Как вы себя чувствуете? – спросила его Сьюзан.
Ашерон сразу пришел в себя.
– Отлично. Сейчас у нас проблемы посерьезнее.
Девушка обернулась посмотреть, что же привлекло его внимание. Полицейская машина. Пока машина не проехала и не скрылась из виду, Сью даже не смела дышать. Она взглянула на Рейвина:
– Чуть не попались.
– Вас нужно вернуть назад в «Серенгетти».
Слова Ашерона поразили ее.
– Откуда вы знаете, где мы остановились?
– Я всезнающий, Сьюзан.
Она почувствовала, как холодок пробежал по спине, - ведь Ашерон откуда-то знал ее имя.
– Угу. Похоже, здесь постоянно твориться такая чертовщина. – Сьюзан глянула на Рейвина. – Никогда не чувствовал себя не в своей тарелке?
– Все время.
Что ж, это многое объясняло.
Когда мужчины начали подниматься на холм, Сью не удержалась и окинула взглядом проулок. Ни следа битвы, произошедшей здесь. Ни единого. Даже пыли от Даймонов не осталось, также, как и от Белль.
Легкий ветерок гулял по узкому переулку, необычайно мирно и тихо было вокруг. Именно в этом и заключалась трагедия жизни Темных Охотников. Никто даже не подозревал о том, что они отдавали свои жизни за людей. А когда умирали, от них не оставалось ничего.
Наконец-то болезненное понимание того, что происходило, снизошло на Сьюзан. Сколько подобных битв пережил Рейвин за все столетия? Сколько ранений перенес, без Ашерона, который мог бы их залечить? Он действительно одинок, никого рядом с ним не было.
Господи, да ведь Рейвин умер бы, если бы она не пошла тогда в приют и не вытащила его оттуда. От этой мысли у нее заболела душа.
– Сьюзан?
Она взглянула на Рейвина.
– Ты в порядке, малыш?
Кивнув, Сью приблизилась к Рейвину и взяла его за руку: эмоции переполняли ее, она ощущала потребность почувствовать физическую связь с ним.
Взгляд Ашерона говорил, что он знал, о чем думала Сьюзан.
– Вы поможете нам остановить людей и не дадите им больше преследовать Темных Охотников? – спросила Эша Сью, когда они направлялись к машине Феникса.
Он открыл ей дверцу.
– Вопрос с подвохом, Сьюзан. На него не так просто ответить, как кажется.
Рейвин помедлил, собираясь сесть за руль:
– Ты приедешь в клуб позже?
– Да. Там и поговорим.
Сьюзан села в машину. Ашерон захлопнул дверцу с ее стороны, одновременно Рейвин закрыл и свою.
Девушка наблюдала за тем, как Эш отошел от машины и направился в сторону холма. Пока Рейвин трогался с места, Сью могла поклясться, что видела, как Ашерон растворился в тумане.
– Очень странный человек.
– Это точно.
– А он не может просто убить всех Даймонов, как сегодня?
– Наверное может.
– Тогда почему не убивает?
Переключая передачи, Рейвин взглянул на нее.
– Понятия не имею. Думаю, объяснить это можно его же словами: «Только потому что ты можешь что-то сделать, не значит, что следует это делать». В мире много бессмыслицы. Мне кажется, что Даймоны и Аполлиты сохраняют какое-то равновесие с нами, Охотниками, и если он перебьет их всех, то уничтожит это равновесие.
– Но ты не уверен.
– Не уверен. Это всего лишь предположение.
Пока они ехали по темным улицам, Сьюзан обдумывала эту мысль.
Равновесие...
Полная чепуха. Впрочем, что она могла знать? Она всего лишь журналистка, которая два дня назад даже не подозревала о существовании Темных Охотников.
– Как думаешь, что предпримут Даймоны теперь, когда Ашерон здесь? – спросила Сьюзан Рейвина.
– Не знаю, но на их месте я бы залег на дно.

Пронесшись в переулке за «Серенгетти», Ашерон глубоко и устало вздохнул. Он почувствовал, что в клубе присутствует тот, из-за кого ощущал неимоверную печаль.
Ник Готье.
Ашерон не видел его с той самой ночи, когда Ник совершил самоубийство и Эш вырвал его из царства Аида и лап Артемиды. Ник ненавидел его и имел на то полное право.
В приступе гнева он обрек его на смерть. Вина эта, словно открытая, незаживающая рана, терзала Эша изнутри.
Из-за ненависти Ника Ашерон не смог его тренировать, поэтому и отослал к Савитару. Эш понятия не имел, почему тот отправил Ника именно в это время и в этот город. Без сомнения, Савитару было что-то известно, но он ничего не расскажет.
Савитар умел хранить секреты даже лучше, чем сам Эш. Как же ему хотелось узнать судьбу Ника! Но Ашерону было запрещено видеть свое будущее и будущее тех, кто ему дорог.
– Незачем откладывать неизбежное, – произнес Эш чуть слышно. Он не был трусом.
Собравшись с духом, Ашерон вошел в клуб через черный ход. Первый, кого он встретил, был Дориан, Оборотень нес со склада ящик с бутылками.
- Эш? – сказал тот удивившись. – Ты в городе?
– Здравствуй, Дори. Как твоя пара?
– Нормально. Как Сими?
Он почувствовал, как татуировка с Демонессой Шаронте проползла по его бицепсу и расположилась на плече, любимом месте для сна.
– Все так же.
– Она с тобой?
Сими почти всегда была с ним.
– Может позже даже заглянет к вам.
– Ты нас заранее предупреди, а я попрошу Терру запастись соусом для барбекю.
– Без проблем.
Ашерон двинулся дальше на кухню, поздоровался с Террой и поварами, и направился к двери, ведущей в клуб. Здесь звучала громкая музыка в стиле хип-хоп. Это была песня «Grills» в исполнении Нелли(1).
Эша удивило, что Ник мог тусоваться в клубе под такую музыку. Ему самому нравилась любая, а вот Каджуна не привлекали ни хип-хоп, ни рэп, он слушал лишь метал и зидеко(2). Ашерон сразу почувствовал, что Ник увидел его. Ненависть, словно электрический ток, пробежала по позвоночнику. Боясь встречи, Эш развернулся - и оказался лицом к лицу с Ником. Хорошего друга, с которым они когда-то вместе шутили и смеялись, больше не было - перед ним стоял враг. Даже сейчас, заглядывая Эшу в лицо, он планировал его смерть. Ашерон знал это.
Ник выглядел невозмутимо.
– Смотрите-ка, кто у леопардов объявился. Диву даюсь, что ты соизволил поднять свою задницу.
– Привет, Ник.
– Да пошел ты! – Ник одним глотком осушил стакан виски и уставился на него. – Знаешь, что мне больше всего ненавистно в жизни Темного Охотника?
– То, что напиться в стельку невозможно?
Проходившей мимо официантке Ник поставил стакан на поднос.
– То, что приходится иметь дело с тобой.
Эш покачал головой. Слишком рано. Ему нужно время.
– Поговорим в другой раз.
Ашерон собрался уходить, но Ник схватил его за руку и развернул к себе лицом.
– Поговорим сейчас, урод!
Эш не успел и пошевелиться, как Каджун ударил его в челюсть. От силы удара Ашерон отшатнулся. Но если бы Ник был внимательнее, он заметил бы кое-что очень важное: самого удара Эш не почувствовал. Темные Охотники не могли причинить вред друг другу. Впрочем, Ашерон был не такой, как все.
Первым желанием его было ударить в ответ, но Эш остановил себя, пока не причинил Нику еще большего вреда. Тем временем толпа вокруг них расступалась: люди старались отойти подальше, а Оборотни обменивались нервными взглядами. Они словно спрашивали друг друга: следует ли встревать в перепалку двух Темных Охотников, даже больше – следует ли мешать Эшу.
Лицо Ника исказилось от ярости.
– Как ты мог разрушить Новый Орлеан?
Ашерон нахмурился.
– Что?
– Ты слышал. Меня убить тебе было недостаточно? Захотел наказать мою семью и моих друзей?
– Ник, прийди в себя.
Он толкнул Эша на стол.
– Последние несколько часов я просматривал снимки города... людей. Ты мог все остановить, но не сделал этого.
Ашерон почувствовал, как его охватывает гнев. В баре они привлекали к себе слишком много внимания.
– Ты сам не понимаешь, о чем говоришь.
Ник был непреклонен, он наступал на Эша.
– Все я понимаю. Я знаю, кто ты. Ты воскресил Кириана и Аманду. Ты спас их ребенка от Даймонов, а для того чтобы спасти мою мать, не сделал ничего. Говорил, что любишь Новый Орлеан, а сам ничем не помог, когда больше всего нужно было.
– Неправда, Ник. Я был там и сделал все возможное. Но даже для меня существуют правила и законы. Господи, ты же был мне как брат! Как ты мог подумать, что я хотел навредить тебе?!
– Ты убил меня, забыл?!
– Нет. Я любил тебя и твою мать так, как не любил ни одного человека на земле. Я не хотел видеть ваши страдания.
– Чушь собачья! Тебе стоило лишь пальцами щелкнуть, и ураган развернулся бы. Талон мог сделать это. Только ты не позволил ему, ведь так?
Ашерон покачал головой. Судьбу не настолько легко контролировать.
– Все далеко не так просто.
– Все очень даже просто. – Он снова толкнул Эша.
Теперь люди в баре встревожились, но больше всех - Оборотни. Ник привлекал слишком много внимания, к тому же он говорил о таких вещах, о которых не следовало упоминать вовсе.
– Отвали, Ник. Я не шучу.
Каджун схватил Эша за воротник и притянул к себе так близко, что смог прошептать ему в ухо:
– Или что? Убьешь меня снова?
Он захохотал, как будто эти слова его сильно позабавили.
Отпустив Ашерона, Ник разгладил лацканы его плаща и отступил на шаг.
– Знаешь что, я дико извиняюсь. Я совсем позабыл хорошие манеры, которым мама так старалась научить меня. – Он многозначительно прищурился. – Как там Сими поживает? Успехи с новыми парнями есть?
Эти слова были последней каплей, терпение Эша лопнуло. Он яростно зарычал и понял, что сорвался. Откинув голову назад, Ашерон заморозил всех в баре. Абсолютно всех. Люди застыли на месте, а музыка все продолжала играть. Эш и Ник смотрели друг на друга. Не как друзья - как враги.
Увидев настоящую форму Ашерона, Ник даже побледнел.
– У тебя всегда был слишком длинный язык, Каджун. – Голос Эша превратился в гортанное демоническое рычание.
– Кто ты?
Ашерон посмотрел на свои синие руки, расписанные серебром. От огня, что вихрем кружился в радужной оболочке и зрачках, его взгляд был поддернут дымкой.
Закрыв глаза, он подавил эмоции и вернулся в человеческую форму. Как же Эшу хотелось стереть память Ника! Но этот парень был одним из триллиона, кто имел иммунитет к его способностям манипулировать разумом. Именно поэтому они стали друзьями.
К сожалению, у Ника не было иммунитета к божественным способностям Ашерона, а это сделало их врагами.
– Ради твоего же блага, Ник, держись от меня подальше. И больше никогда не произноси при мне имя Сими!
Ник злобно хохотнул.
– Когда-нибудь, Эш, я найду способ убить тебя за то, что ты сделал с теми, кого я люблю.
– Не угрожай мне, парень. У тебя нет такой силы.
– Это не угроза, – ответил Ник, его глаза горели. – Это обещание.
Проталкиваясь сквозь толпу застывших людей, Ашерон зарычал.
– Да, уходи, Эш. Когда же почувствуешь, как я своей рукой нанесу тебе смертельный удар, помни: я здесь из-за тебя.
Ашерон замер, а потом развернулся к нему.
– Нет, Ник. Ты всего лишь еще одна ошибка Артемиды, которая не принесет мне ничего, кроме страданий.
Ник схватил первую попавшуюся бутылку и швырнул в Эша. Прежде чем бутылка долетела до него, Ашерон разбил ее вдребезги. Осколки на целых десять секунд зависли в воздухе, а потом безвредной пылью осыпались на пол. Повернувшись, Эш направился к двери, намереваясь проложить между ними такую дистанцию, которая только была возможна. Он был настолько напряжен, что даже не заметил в углу человека, который остался не замороженным. Единственного свидетеля всего произошедшего.
Когда комната приобрела нормальный вид, а Ник вернулся к бару, женщина в черном парике злобно улыбнулась.
Вот то, что действительно можно было использовать...

(1) «Grills» в исполнении Нелли - песня американского рэпера Нелли(Корнелл Хэйнс, более известный под сценическим именем Нелли - американский рэпер, актёр и предприниматель) из сборника "Sweatsuit", 2005.
(2) зидеко, или зайдеко - популярный негритянский музыкальный стиль южной Луизианы, соединяющий в себе танцевальные мелодии каджунов [Cajun country], ритмы блюзов и музыки стран Карибского бассейна. Обычно исполняется на гитаре, стиральной доске и аккордеоне небольшой группой музыкантов. Стиль появился в 1950-е.

 

 


Категория: Главы | Добавил: Somnia (08.10.2013)
Просмотров: 940 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Спасибо за новую главу))))
avatar