Главная » Переводы » Темная сторона луны, Ш. Кеньон » Главы

Глава 10, Темная сторона луны - Ш. Кеньон

Глава 10

Рейвин бросился наверх и замер, Сьюзан стояла в шаге позади. Он заслонял ее одной рукой, всматриваясь в трещину в дверях. Охотник увидел трех офицеров в форме и высокую блондинку, одетую во все черное, в боевой стойке. Похоже, она их главарь. Рейвин принял бы ее за Даймона или Аполлита, только вот клыков у нее не было, а его чувства Темного Охотника не реагировали.
– Что это? – спросил Дориан, всматриваясь в клочок бумаги. Феникс с отцом стояли позади.
Женщина покосилась на Дориана.
– Это ордер на обыск клуба. У нас есть причины считать, что вы укрываете разыскиваемых беглецов.
Дориан выглядел также паршиво, как Рейвин себя почувствовал. Они так волновались о Даймонах, которые придут за ними и даже не подумали о том, что могут сделать люди. Ордер на обыск – единственная вещь, от которой не спрятаться. Одно из правил санктуария – подчиняться человеческим законам.
Дориана арестуют также как Рейвина и Сьюзан…
– Здесь ничего нет, – зло ответил его отец. – Это полный бред.
Игнорируя его выпад, женщина повернулась к офицеру справа.
– Приведи остальных и скажи, чтобы были осторожны при обыске. Помни, эти двое разыскиваются за убийство и вполне могут быть вооружены. Если кто станет мешать – арестуй.
Дориан поднял руку в жесте, по которому было видно, что он пытается управлять сознанием женщины.
– Не нужно обыскивать наш клуб. Здесь для вас ничего нет.
Женщина раздраженно посмотрела на него.
– Ну, вот и проверим.
Черт, она слишком сильна, ее воля не поддается влиянию. Ситуация не на шутку ухудшилась.
Отец повернулся и посмотрел в трещину, из которой наблюдал Рейвин, словно он точно знал о его местонахождении, а Феникс тем временем говорил отцу, что их следует выдать Аркадианцам.
Коп развернулся, подошел к входным дверям и распахнул их. Как только он это сделал, Рейвин глазам своим не поверил. Вместо обычного человека, там стоял тот, кого он не видел уже столетия… в буквальном смысле этого слова.
Сьюзан протолкнулась мимо Рейвина, чтобы самой взглянуть в трещину и разобраться что происходит. Она нахмурилась, увидев перед Дорианом женщину.
– Она была в клубе "Удачная Охота".
Рейв хмуро взглянул на Сью.
– Что?
Девушка понизила голос, чтобы только он один ее слышал.
– Она была с группой Даймонов, что стреляли в тебя транквилизатором.
– Ты уверена?
– На все сто. – Так и было. Ей никогда не забыть женщину, которая затмила жену Каэля в красоте и грации.
Но внимание Сьюзан от женщины отвлек мужчина, который вошел в заднюю комнату, производя такое сильное впечатление, что все незамедлительно сосредоточились на нем. Не говоря уже о его решительной походке, излучающей яростный гнев и проклятие. Было ясно, что сюда он пришел ради пролития крови, и даже не скрывал это. Мужчина был одет в черно-синий водолазный костюм, который выгодно подчеркивал худощавое мускулистое тело. Промокший до нитки, лицо его было грубовато и в тоже время невероятно красиво: щетина, как минимум недельной давности, тёмно-каштановые волосы, длинною до плеч.
– Ты, – сказал он копу слева, остановившись возле женщины, – иди-ка поешь пончиков со своими друзьями.
Женщина обратила все свое раздражение на него. Она окинула его насмешкой, говорящей, что для нее он был не больше грязи, прилипшей к ботинку.
– Ты кем себя возомнил?
Мужчина изогнул губы в насмешливом оскале.
– Малышка, не задавай МНЕ такой вопрос. Я точно знаю кто и что я… и, что более важно, на что способен. – Он вытер капельки воды на щеке и продолжил. На этот раз его низкий грубый голос был исполнен злости и звучал зловеще и холодно. – Да как ты посмела притащить в один из моих клубов свою изнеженную задницу и творить такую хрень. Тебе повезло, что все еще дышишь.
Он ее ошеломил.
– Я тебя арестую.
– А я сожру тебя на завтрак, девчушка. – прорычал мужчина. – Я не Страйкер. В моем сердце нет к тебе братской любви. Вообще-то, в моем сердце совсем нет никакой любви… по большому счету. – Он откинул влажные волосы, что закрывали темно-карие глаза. – Итак, я только что отправил твоих парней с улицы на остров Банбридж. Они не будут знать, как туда попали, и, к твоему счастью, о тебе они тоже помнить не будут. И пусть так все и остается, ради твоего же блага, а также блага твоего недоделанного братца. Заваришь эту кашу снова и мне наплевать, кому ты служишь, или кого, по твоему мнению, знаешь, ты труп. Поняла?
Женщина казалась несколько подавленной.
– Откуда тебе известно о Страйкере?
Он холодно посмотрел на нее.
– Я знаю все обо всем и, перед тем как я до конца высохну, просто не переношу этот видок, тебе же лучше пойти, забрать Тратуса и убраться отсюда подальше, не искушайте остатки моего терпения. - Казалось, воздух вокруг него потрескивал от сильнейшей энергетики, словно исходящей изнутри него. – Вы будете следовать правилам, которые я установил для санктуария, либо я использую ваши кишки себе на повязки. Все понятно? Больше НИКОГДА не смейте раскрывать Оборотней людям.
Женщина выпрямилась, злоба снова охватила ее.
– Если, как сам утверждаешь, тебе все известно, тогда ты в курсе, что не можешь меня остановить.
Он захохотал.
– Ага, в следующий раз, когда будешь охотиться для тетушки, передавай привет от Савитара, посмотришь как ее потаскуха отхлестает тебя лишь за то, что привлекла мое внимание к ней.
– Как ты…
Он не дал договорить, подойдя так близко, что ей пришлось отступить на шаг и вытянуть шею, чтобы хорошо его видеть.
– Как я уже говорил, малышка Сатара, что знаю все обо всем. Я даже знаю о богине, которая по-настоящему до чертиков тебя пугает. Поверь. Разрушительница не просто так заслужила свое имя, и она не прикидывается. Ты можешь выиграть эту небольшую потасовку, в которой пытаешься драться, но спроси себя: стоит ли это того.
– Понятия не имею, о чем ты.
Мужчина издал глубокий злой смех.
– Еще как знаешь. И, когда через несколько секунд, ты окажешься в Калосисе вместе с ошеломленным Тратусом и взбешенным Страйкером, помни, что я наблюдаю, и Оборотни в этой игре неприкасаемы. Хочешь играть с Артемидой, валяй. Хочешь играть со мной… пиши завещание.
Женщина мгновенно исчезла.
Савитар взглянул мимо Дориана, Феникса и их отца, на дверь, где прятались Сьюзан и Рейвин.
– Вы двое, выходите. Они ушли.
Первой вышла Сьюзан, но, приближаясь к Савитару, волосы у нее на затылке стали дыбом. В нем было что-то такое могущественное и пугающее, что девушке захотелось убежать. Сам воздух вокруг этого мужчины трещал от какой-то зловещей энергетики. Словно стоишь около гудящего ядерного генератора, который мог взорваться и уничтожить тебя, да и весь город в любую секунду.
– Савитар, – дружелюбно вымолвил Рейвин, протягивая ему руку. – Давно не виделись.
– Да, давненько. – Он пожал Рейву руку и повернулся взглянуть на Дориана и его семью.
– Без обид, Дориан. Да черт с ним, обижайся сколько влезет, мне-то какое дело. – Савитар снова посмотрел на Рейва. – Скучаю по временам, когда ты еще не перешел на темную сторону. Когда ты все еще заседал в Омегрионе. С тобой было необычайно весело. А Дориан, наоборот, до занудства скучен.
– Рад узнать, что был чем-то полезен.
Странный огонек меркнул в глазах Савитара.
– У тебя есть больше, чем когда-либо мечтал.
Рейвин застыл.
– Ты о чем?
Савитар склонил голову.
– Дориан и другие, передохните.
Они исчезли, не успев сказать ни слова или двинуться. Глаза Сьюзан полезли на лоб от того, как Савитар, казалось, творил с людьми все что угодно, не зависимо от их воли.
– Не переживай, – сказал ей тот, словно знал мысли девушки. – Тебя я не отошлю без предупреждения. Просто стой здесь и благоговей от моей красоты. Это самый безопасный способ поведения возле меня.
Ага…
– Можно спросить…
– Ты не готова к ответу, – наотрез ответил он. - Единственный человек, которому нужно знать кто я, уже знает. Это я сам. Все остальные пусть остаются в догадках, так мне больше нравится.
Странно, но, принимая во внимание все факты, Сьюзан нравился этот загадочный мужчина, даже, несмотря на его огромное эго и пугающие силы.
– Впрочем, вернемся к Рейвину. – Он положил руку, всю в татуировках, на плечи Рейва и обнял того, словно любящий брат. – С тебя услуга.
– С меня?
– Да. – Савитар отступил и похлопал его по спине. – Есть небольшое дельце, с которым мне понадобится твоя помощь.
– Тебе нужна МОЯ помощь?
– Удивительно, не так ли?
– По меньшей мере. – Рейв обменялся с девушкой озадаченным взглядом, а она размышляла, что понадобилось такому человеку от Оборотня. – Так что за услуга?
– Друга моего друга нужно научить.
– Научить чему?
– Быть Темным Охотником.
Эти слова поразили Рейвина. Впервые за много столетий. Он начал сомневаться в умственных способностях Савитара.
– Я не могу учить другого Темного Охотника. Мы друг друга ослабим.
– Обычно, это так, но конкретно этот Темный Охотник немного отличается от остальных.
Вот теперь Рейв занервничал. Отличаться необязательно означало в хорошую сторону, особенно в этой работе.
– Чем отличается?
– Много чем. Его поручили мне, но я понял, что учить кого-либо драться – не мой конек. – Савитар скривился. – Вообще-то меня осенило, что я не дерусь. А просто убиваю все, что действует на нервы, и с концами. Не говоря уже о том, что этот парень портит мне весь имидж, а меня данный факт просто бесит и, если я его убью, то накличу на себя кучу неприятностей, с которыми не хочется иметь дело. Ах, да, он также постоянно ноет о том, как сильно ему хочется начать учебу, ухты, ухты. – Он вздохнул. – Я просто не могу забивать себе голову всем этим. В этом море слишком много волн... понимаешь о чем я?
Не совсем.
– Угу, и кто же этот парень?
Савитар щелкнул пальцами.
Сьюзан ахнула, когда возле нее появился симпатичный мужчина за двадцать. Ростом в шесть футов, четыре дюйма(1), черноглазый шатен больше всего привлек внимание девушки татуировкой Темного Охотника, в виде двойного лука и стрелы, покрывавшей его шею и часть отнюдь нерадостного лица.
– Что, черт возьми, это такое, Савитар? – требовательно воскликнул мужчина.
– Ты же хотел учиться, Ник. Знакомься, твой новый учитель - Рейвин Контис, а это Ник Готье.
Рейвин ахнул при имени, что совсем ничего не значило для Сьюзан.
– Ник Готье? Исчезнувший Оруженосец из Нового Орлеана?
Савитар забавно взглянул на него.
– Ну, он явно не исчез. Глаза открой, чувак. Он стоит прямо перед тобой.
Рейв нахмурился.
– Без обид, Савитар, но время не самое подходящее. У меня тут разгар проблемы.
– Да, знаю. Ты, честно говоря, в жопе. Но, вообще-то Ник может тебе тут помочь. Не говоря уже о том, что вам не хватает одного Темного Охотника. Он может его заменить.
– Можно спросить?
Савитар тяжело вздохнул.
– Я знаю тебя, Рейвин. Мы сто лет знакомы, а Ник – особенный представитель этого мира. Я бы никому другому не доверил его учить.
Рейв хотел было возразить, но единственное, что ему было известно о Савитаре, это то, что он не любил вопросы. Как тот сам говорил, он убивал то, что действует ему на нервы, а вопросы как раз из этой области.
Савитар подошел к Нику.
– С тобой было весело, Готье. По крайней мере, большую часть времени. И ты круто играешь в бильярд. Перед тем как уйти, я должен сказать тебе две вещи, запомни их. Первое - держись подальше от демонов Шаронте. У тебя из-за них будут большие проблемы.
Казалось, Ник не удивился такому совету.
– А второе?
Мощная волна вспыхнула в комнате, а с лица Савитара исчезло шуточное выражение.
– Неужели жизнь, которую ты жаждешь отобрать, стоит той, которую ты когда-то сможешь сотворить?
Ник нахмурился.
– И как это понимать?
– Узнаешь. – Когда он похлопал Ника по спине, его глаза выражали что-то, напоминающее печаль. – Помни, Ник, во всем мире есть лишь двое людей, судьба которых меня волнует... и ты не один из них.
– Вот черт, – шутливо промолвил Рейвин. – Савитар, это жестоко.
Савитар принял это как должное.
– А никто и никогда не говорил мне, что я другой. Не без причины, должен признаться.
Оборотень кивнул. Это бесспорно правда. Охотник посмотрел на Сьюзан. Которая была полностью подавлена присутствием Савитара.
– Перед тем как ты уйдешь, можно задать последний вопрос?
– Спрашивай.
– Ты знаешь, где Ашерон?
– Да, – ответил Савитар без промедления.
Рейв ждал пока тот продолжит, а когда этого не последовало, он подтолкнул того к ответу:
– И где же?
– На данный момент он привязан.
– Привязан, как?
– Двойным узлом, к стойке кровати, хотя, не твоего ума дело. Этот парень всегда был слишком доверчивым ради своей пользы. К этому времени нужно было уже поумнеть. Так нет. Он точно глупый. Лично я привязал бы эту стерву, надел бы намордник и ездил бы по комнате, да еще б пришпоривал, только разве кто спрашивает мое мнение? Нет. Да и куда мне знать? Я ведь всего лишь бог.
Хоть что-то из всего этого имело какой-то смысл? Но не успел Рейвин спросить, как Савитар исчез.
Он просто остался стоять там вместе со Сьюзан и Ником между ними. Атмосфера вокруг Готье была переполнена злостью и беспокойством. Ясно, что мужчина хотел оказаться где угодно, только не здесь.
Рейвин возмущенно выдохнул.
– Вот незадача.
– Ага, – согласился Ник. – Достало, что меня постоянно кидают на незнакомцев.
Можно было себе представить.
– А почему тебя не учит Ашерон?
Ненависть полыхнула в глазах Коджунца и он искривил губы.
– Придется тебе самому у него спросить. Похоже, у него кишка тонка встретиться со мной после того как подвел меня.
Рейвин втянул воздух, стиснув зубы. Он знал Ника заочно, благодаря доске объявлений Темных Охотников, которую тот вел, будучи Оруженосцем. В то время, Готье был достаточно дружелюбным, а иногда даже язвительным. А потом, однажды ночью, года два назад, просто исчез. Никто не знал, что с ним случилось.
До сих пор.
Сьюзан сочувственно улыбнулась ему.
– Как я понимаю, у вас с Ашероном не лучшие отношения.
– Что, заметно? – Ник оглянулся вокруг, словно пытаясь определить, что это за место. – Где я?
Перед тем как ответить Рейвин обменялся со Сью неловким взглядом.
– В Сиэтле.
Ник нахмурился, смотря на девушку.
– А она кто?
Что-то в этом взгляде и тоне вызывало у девушки тревогу.
– Знаешь, я ведь прямо здесь, в комнате, а не заглядываю с улицы. И ответ на твой вопрос: я - Оруженосец.
– Вот и молодчина, – безразлично сказал Ник. Он искривил губы. – Какое сейчас число?
Рейвин почувствовал, как его охватила волна отвращения. Он помнил из прошлого, когда был членом Омегриона, что дом Савитара - плавающий остров, существовал вне пределов традиционного понятия время. Скорее всего, Ник даже не представлял, сколько отсутствовал и, что более важно, какие события произошли в Новом Орлеане за последние несколько месяцев.
– 3 июня, 2006.
У Ника отвисла челюсть.
– Я пропустил почти два года жизни.
– Нет, Ник, – спокойно ответил Рейвин – Ты пропустил два года своей смерти.
При этом упоминании он притих.
– Давай я позову Дориана, – сказала Сьюзан, ее голубые глаза выражали сочувствие человеку, которого она даже не знала. – Уверена, у него найдется для тебя место.
Но, не успела она промолвить и слово, как дверь комнаты открылась, и вошел Отто, держа большую коробку в руках.
Лишь взглянув на Ника, он замер как вкопанный. Время словно остановилось, когда двое мужчин шокировано и ошеломленно смотрели друг на друга. Было ясно, что они уже никогда не надеялись увидеться.
Первым пришел в себя Ник.
– Отто? Что ты здесь делаешь?
– Это я то? Ты вроде мертвый… – Он положил коробку и подошел к Нику, словно человек, который впервые увидел призрака. Оруженосец протянул Нику руку и когда тот пожал ее, притянул его к себе и по-мужски обнял.
Отстранившись, взгляд Отто упал на татуировку в виде лука и стрелы на лице Ника.
– Господи, это все-таки правда. Ты – Темный Охотник.
Черты лица Ника ожесточились, словно этот факт ему был ненавистен.
– Почему ты в Сиэтле?
– Я.. ээ.. меня сюда перевели.
– Почему?
Выражение лица Отто стало непроницаемым. Нужно было отдать ему должное, этот человек как никто другой мог выражать беспристрастие. Он, также как и целая команда оруженосцев Нового Орлеана, были эвакуированы из города буквально перед тем, как ударила Катрина. С тех пор, они понемногу возвращались в Луизиану, а Отто, Тэд и Кил должны были уехать последними. Их задержали, пока Совет Нового Орлеана приведет все в порядок. Да и к тому же, после урагана, Даймоны там почти бездействовали.
– Наказ Совета, – без эмоций ответил Отто.
Ник понимающе кивнул.
На лбу Отто пролегла глубокая морщина, он продолжал вглядываться в Ника, словно тот был неудачным научным экспериментом.
– Что ты здесь делаешь?
– Я должен его учить, – ответил Рейвин.
Беспристрастное выражение лица сразу изменилось, и у Отто отвисла челюсть.
– Ты?
– Судя по всему, да.
– А как же Эш?
Ник чертыхнулся.
– Он отказался. – Воздух был настолько напряжен, что можно было почти почувствовать это.
– Нужно найти Нику место, чтобы переночевать, – промолвила Сьюзан, пытаясь смягчить молчаливую враждебность.
Отто передвинул коробку.
– Может спать в моей комнате. Мне все равно некоторое время не удастся уснуть. – Он прошел мимо Ника и направился к лестнице. Они ушли, а потом, через минуту, Отто вернулся один.
Он приблизился к двум оставшимся и тихо прошептал:
– Что бы вы ни делали, не говорите Нику о Катрине. Не думаю, что ему нужно знать о случившемся в Новом Орлеане, пока он не привыкнет, что снова здесь. К тому же, его родной район – Девятый Округ(2).
– Не волнуйся, – ответил Рейвин, – я ему не скажу.
Кивнув, Отто снова ушел.
– Ты в порядке? – спросила Сьюзан.
Рейв пожал плечами.
– Честно говоря, сам не знаю. Еще меньше мне непонятно почему Савитар оставил Ника на меня. Как мне его учить, если тут происходит такое дерьмо?
– По его словам, он тебе доверяет.
Да уж, только вот почему. Этот день был совершенно бессмысленным. Усталый и сбит с толку, Охотник протянул девушке руку, с намерением вернуться вниз.
– Пошли. У нас осталось еще много незавершенных дел.

***
Эш зарычал, крутанув веревку, которой был привязан к столбику кровати Атремиды. Сейчас он ненавидел ее. Нет, постойте, по сути, он ненавидел ее каждую минуту и каждый день, но конкретно в этот момент, ему неимоверно хотелось оторвать ей голову и поиграть той в бейсбол. Он посмотрел на золотые песочные часы, что стояли на полке по другую сторону кровати, наблюдая, как упали последние черные песчинки.
Следовало уже знать, что с Артемидой никогда ничего не бывает просто. Заключив с ней сделку, он забыл оговорить, что ОНА должна была оставаться в комнате целый час. Вместо этого, после пятого оргазма, она исчезла из-под него до того, как он успел свершить свою часть сделки.
Но, не раньше, чем успела привязать мужчину к постели, чтобы не дать ему направиться следом. Откинув голову, Эш раздраженно стиснул зубы. Да, он мог бы использовать свои силы, чтобы освободить руку, но Артемида бесилась каждый раз, как он вытворял подобное, потому что другие боги на Олимпе могли почувствовать это. Предполагалось, что они «не должны» знать, о его присутствии.
Да, как же. Они на протяжении столетий были в курсе, что Эш оставался с Артемидой в ее храме, только притворялись и смотрели на все сквозь пальцы, лишь бы не пришлось иметь дело с приступами гнева богини. Вот бы мне так повезло…
Возле постели, одетая в длинное ниспадающее белое платье, появилась Артемида. Она изобразила шок, когда увидела, что песочные часы опустели.
– О, нет, неужели время закончилось?
– Сама знаешь, что закончилось.
Она зацокала.
– Тогда, наверное, нужно начать сначала, верно?
– Арти…
– Не говори со мной таким голоском, Ашерон. – зловеще проговорила она. – Ты принял условия своего освобождения. – Артемида освободила его руку, потерла синяк от веревки на запястье. – Ну, ну, любимый, не будем обижаться.
Эш опять принял выражение обычного безразличия, которое использовал рядом с ней. Отлично. Теперь, зная правила, он мог обратить их против нее. Встав с кровати, мужчина пошел к песочным часам и перевернул их.

***
Сьюзан почувствовала, что засыпает. Моргнув, она подавила зевок. Рейвин нагнулся и отнял ее руку от клавиатуры.
– Пора закругляться.
– Но…
– Сьюзан, ты настоящий боец, но уже наступил рассвет, и ты с ног валишься от усталости. Так дальше нельзя. В таком состоянии можно скорее проглядеть что-то, чем найти.
Как бы ей не хотелось это признавать, но Рейв был прав. Девушка прочитала последний абзац с десяток раз, но все еще не понимала о чем он. Голова раскалывалась, и основным заданием было не уснуть.
– Наверное, ты прав.
В этот раз Сью не сдерживалась и зевнула, когда Рейвин закрыл компьютер вместо нее.
– Нашла что-нибудь? – спросил он.
– Пока нет. Есть несколько записей о пропавших студентах, чьи родители звонили, пытаясь их найти. Джимми написал, что сделал запрос об этом у шефа, но ему ответили, чтобы не волновался насчет сбежавших. Шеф приказал ему сосредоточиться на других делах. Странно, правда? То есть, если его начальник прикрывает Даймонов, тогда все ясно. Иначе, почему он не позволил Джимми продолжать расследования о местонахождении пропавших?
– Понятия не имею. У меня не очень большой опыт работы с полицией. Предпочитаю избегать их как можно чаще.
Сьюзан потерла глаза, а потом помогла Рейвину собрать папки с файлами, которые он читал.
– А как у тебя успехи?
– Тоже не богато. Все по мелочи. Есть несколько дел, где упоминается пара свидетелей, изменивших свои показания в одном расследовании, что вел Джимми, касательно женщины, которую он выслеживал. Но нет ни настоящих имен, ни другой информации. Все настольно мутно, что я даже не уверен, на чем он строил предположения.
– Ну же, Джимми, – выдохнула девушка, отложив папку с файлами, – подскажи мне что-нибудь, что поможет нам в раскрытии.
Рейвин поднял и притянул Сью к своей твердой груди. Самая успокаивающая вещь, когда-либо происходящая с ней. А если закрыть глаза, она даже могла представить, что они больше чем незнакомцы. Но это было глупо. Девушка прекрасно это понимала.
– Хватит, Сьюзан. Тебе нужно поспать.
– Знаю. – Она посмотрела вниз, на невзрачный матрац.
Рейв встал и направился к двери. Девушка нахмурилась.
– Ты куда?
– Сказать Дориану поселить тебя в спальне наверху, где ты сможешь по-человечески отдохнуть днем.
– Почему?
Он посмотрел на нее словно на глупенькую.
– У тебя нет аллергии на дневной свет, и незачем оставаться в этой отвратительной дыре со мной. Пусть хоть одному из нас удастся хорошенько выспаться.
Его заботливость согревала. Сьюзан поймала мужчину за руку и потянула назад в комнату.
– Все нормально. Лучше останусь здесь с тобой.
– Сьюзан…
– Шшш, – ответила она, приложив палец к его губам. – Не спорь. К тому же, я слишком устала, чтобы опять взбираться по этим ступенькам, уверена, ты тоже. – Девушка затянула его назад в комнату и закрыла дверь. – Мы можем вести себя разумно.
В этом Рейвин не был так уж уверен. Единственное, на чем он мог сосредоточиться, это губы, молящие о поцелуе. Он взглянул на ее тело и почувствовал ответное возбуждение своего собственного. Не говоря уже о том, что ее запах давил на его животные чувства…
Ага, он мог вести себя разумно…
Выключив свет, Охотник позволил девушке притянуть его на матрац. Рейв схватил покрывало и накрыл их. Потом повернулся к ней спиной, надеясь, что искушение станет меньше.
Сью чихнула.
– Рейвин?
– Да?
– Ты можешь повернуться?
От этого вопроса сердце подпрыгнуло.
– Зачем?
– У меня аллергия на твои волосы, а мне нужно спать на левом боку. Не знаю почему, но только так я могу уснуть.
Не совсем тот ответ, который ему был нужен. Он-то надеялся, что она хотела поприставать к нему, и потому попросила повернуться. К сожалению, ему не повезло.
– Ты это серьезно?
Она снова чихнула.
– Да. На все сто.
Отлично. Просто великолепно. У нее на него аллергия. Ну, это что-то новенькое. Тяжело вздохнув, мужчина повернулся и понял, что это была большая ошибка. Нежный утонченный запах девушки нахлынул прямо на него. Не говоря уже о том, что его рука была в опасной близости от груди, которую ему хотелось исследовать.
Сью открыла глаза, и ее взгляд говорил о том, что она также небезразлична к нему, как и он к ней. Обычно, такое приглашение подталкивало его к действию.
Но эта девушка - Оруженосец, абсолютно запрещенный плод, а последнее что ему нужно, это физическая связь с человеком, к которому он небезразличен. Не то чтобы мужчина был уверен, что за чувства испытывал, но она точно не станет связью на одну ночь. Рейв не мог просто переспать с ней и исчезнуть. Это неправильно и не нужно никому из них.
Что означало – следует держать руки при себе. Раздраженный, он перешел на другую сторону и лег к ней спиной.
– Так нормально?
– Отлично, – ответила она таким сонным голосом, что Рейв даже засомневался, в сознании ли она.
Он улыбнулся, услышав ее опьяненный голос.
– Спокойной ночи, Сьюзан.
– Спокойной ночи, красавчик. – Едва слова слетели с ее уст, он услышал, как девушка погрузилась в глубокий сон.
Хотел бы он, чтобы и ему было так же легко, но эрекция пульсировала так сильно, что ему оставалось лишь неподвижно лежать, чтобы никак не спровоцировать себя.
Закрыв глаза, он представил Сью в своих объятьях, ее обнаженное тело прижималось к нему, а он все глубже погружался в нее. Или лучше так, она сверху, объезжая его медленно и нежно, и они оба познают свой кусочек рая…
Эта картина и мучила и успокаивала мужчину, а потом он почувствовал, что и сам медленно засыпает.

***
- Кто такой этот Савитар? – спросила Сатара, смотря на разгневанного Страйкера в главном зале Калосиса. Тот был пуст, кроме нее и брата, что восседал на своем троне, барабаня пальцами по резной ручке. Он смотрел на нее со злобой.
– Это вопрос d‘éternité (3), сестренка. По сути, он то, что делает всех злобными, и наоборот, заставляет трястись от страха. Я еще никогда не встречал бога, который бы не содрогнулся при его приближении, включая и того ублюдка, пожертвовавшего спермой чтобы нас сотворить. Савитар так сильно пугает богов, что они даже не осмеливаются вымолвить его имя вслух, боясь привлечь его внимание. По иронии судьбы, единственный кто его не боится это Ашерон. Черт знает почему.
Это не предвещало ничего хорошего ее планам. Как служанка Артемиды, Сатара никогда даже не слышала об этом человеке, но судя по тому, что рассказал ей брат, это вполне понятно. Артемида не любила высовываться.
– Как нам с ним драться?
– Никак. Я уже сказал, с ним мы не связываемся.
Ей хотелось придушить его за упрямство и страх. Если она что и не выносила, так это слабость.
– Тогда, как нам попасть в Серенгети, чтоб добраться до Рейвина?
– Повторяю, никак. – Страйкер встал и сошел с помоста. Он направился вперед, тихой, зловещей поступью, пока не подошел к ней. – Мой план касательно Сиэтла, в своем первоначальном варианте, разлетелся на кусочки. Теперь, когда Темные Охотники в курсе того, что мы задумали, нет смысла продолжать. Игра окончена.
– Не так быстро, – ответила она, прокручивая в голове все, что пошло не так. – Каков был твой изначальный план?
– Ты о чем?
– До того как Сиэтл стал для тебя доступен, что ты планировал?
Ответа не последовало. Но, даже так, Сатара знала.
– Тебе нужен Ашерон. Хочешь увидеть его страдания. – Она подошла ближе, чтобы прошептать и не дать возможности богине, правящей этим царством, услышать ее. – Более того, тебе нужна сама Аполлими, за всю причиненную ими боль.
Ответной реакции не последовало, но девушка все равно знала, какую боль скрывал Страйкер. Чтобы доказать свою преданность Аполлими, он перерезал глотку своему сыну и сделал Уриана злейшим врагом.
Тот был единственным, кого Страйкер когда-либо любил. Она не исключение. Он держал ее рядом, лишь потому, что не хотел остаться в полном одиночестве, но, в конце концов, она прекрасно понимала, какое место занимает в его привязанностях. Умри Сатара мгновенно, он просто отмахнется и пойдет дальше. Уриан, с другой стороны, был никогда незаживающей раной, что разъедала его изнутри.
– Есть ли смысл в том, что ты говоришь? – спросил Страйкер, стиснув зубы.
Она кивнула, словно, родилась новая идея.
– Есть еще способы ударить по Ашерону здесь и сейчас.
– Какие, например?
– О, Страйкер, – ответила Сатара жалостливым голоском, – из всех людей, не тебе ли наверняка известно, как нанести вред кому-либо. Что ударит сильнее, чем человек, которому ты больше всех доверяешь, предавший тебя?
Выражение его лица ожесточилось, и она знала, что Страйкер думал о дне, когда узнал, что Уриан лгал ему, защищая семью, которую тот поклялся уничтожить.
– Да, – прошептала девушка ему на ухо. – А теперь, представь, если мы перетянем одного из людей Ашерона на нашу сторону, втайне от него. Мы можем сделать с ним тоже, что он сделал с тобой…
Его глаза потемнели от подозрения.
– Как?
Сатара захохотала низко и злобно.
– Что всегда было Ахиллесовой пятой людей, братишка?
– Гордость, – ответил он без промедления.
– Это вряд ли. – Девушка подняла руку к лицу и дунула сквозь пальцы, а потом окинула его злым взглядом. – Любовь, братишка. Это единственное, ради чего люди убьют. Единственное, что заставит их делать вещи, которые они никогда бы не совершили в здравом уме. Вещи, которые они даже вообразить не могут. И это будет единственное, что, в конце концов, поставит Ашерона на колени. Его Темные Охотники это именно та слабина, к которой мы сможем подобраться и использовать. Мы еще не потеряли Сиэтл. Еще есть способы захватить город и вбить кол прямо в сердце Ашерона.
– А если ты ошибаешься?
– Что нам терять? И вправду? – Сатара стояла на цыпочках и их взгляды сошлись на одном уровне. На ее лице появилось небольшое подобие улыбки, выражающей надежду, хотя его лицо все еще оставалось непоколебимым и беспощадным. – А если я права?
Страйкер моргнул и отвернулся, словно обдумывая слова сестры. Когда он снова посмотрел на нее, его глаза были полны грубой жаждущей потребности выиграть войну с Ашероном и Аполлими.
– Если ты права, Сатара, то я доставлю тебе этого Атланта на серебряном блюдце и лично вручу кинжал, чтобы вырезать из груди его сердце.
– Это не то, что МНЕ нужно, Страйкер. Это твоя мечта.
Его глаза вспыхнули жадным ожиданием.
– Отлично. Ты сделай это для меня, а я расскажу тебе секрет, как убить Артемиду и навсегда освободиться от прислужения ей.
Сатара закрыла глаза, пытаясь представить себе это. Скорей бы уже не видеть больше эту стерву в своей жизни.
Свобода…
Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Ее сердце бешено колотилось от этой перспективы, она протянула руку Страйкеру.
– Договорились, Братец?
Он пожал ей руку и притянул к своему сердцу.
– Договорились.

1)шесть футов, четыре дюйма - 193 см.
2)Девятый район (Ninth Ward) – район Нового Орлеана. Географически самый большой из всех 17 районов. Очень сильно пострадал во время урагана Катрина.
3)d‘éternité (фр.) – вечность.

 

 


Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (27.01.2012)
Просмотров: 1014 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar