Главная » Переводы » Темная сторона луны, Ш. Кеньон » Главы

Глава 1, Темная сторона луны - Ш. Кеньон

Глава 1

Сиэтл, 2006

"МОЛЬ-УБИЙЦА СЪЕЛА МАЛЬЧИКА".

Прочитав заголовок своей последней заметки, Сьюзан Майклс застонала. Она знала, что дальше статью лучше не читать, но что-то внутри нее так и жаждало очередной дозы унижения.Прости Господи, если она снова начнет гордиться своей работой.

Выращенные в лаборатории Южной Америки, эти сверхсекретные мошки представляют собой будущее поколение военных убийц. Они на генетическом уровне запрограммированы самостоятельно находить дорогу к вражеским укрытиям, где, посредством укуса в шею, поражают цель ядом, который невозможно обнаружить и который убивает жертву в течение часа.В настоящее время они вырвались из лаборатории, и в последний раз были замечены двигающимися на север, в сторону центральной части США. Берегитесь. Уже в течение месяца они могут быть в вашем районе.

Господи, это хуже, чем она ожидала.

Руки Сьюзан затряслись от злости, она встала из-за стола, и направилась прямиком в офис Лео Кирби. Тот, как всегда, сидел в Интернете - читал блог какого-то зануды, делая множество заметок.

Это был худой мужчина невысокого роста, с длинными черными волосами, собранными в хвост. Образ довершали небольшая козлиная бородка, холодные серые глаза, которые никогда не смеялись, и странная татуировка в виде паутины на левой руке. Лео был одет в мешковатую черную футболку и джинсы. Под рукой у него всегда находилась гигантская кружка Старбакс. В свои тридцать с лишним он выглядел бы симпатичным, если бы не был таким занудой.

– Моль-убийца? – спросила она.

Лео оторвался от блокнота и пожал плечами:

– Ты сказала, что на нас надвигается рой мотыльков. Я просто попросил Джоуни переписать статью, чтобы сделать ее привлекательнее.

Сьюзан открыла рот от удивления:

– Джоуни? Ты попросил Джоуни переписать статью? Женщину, которая носит в бюстгальтере фольгу, чтобы люди с рентгеновским зрением не смогли увидеть её грудь? Эту Джоуни?

Он даже не вздрогнул.

– Да, она мой лучший журналист.

Кстати, об оскорблениях…

– Я думала, что я твой лучший журналист, Лео.

Тяжело вздохнув, он развернулся на стуле, заглядывая ей в лицо:

– И была бы, имей ты хоть капельку воображения, – он всплеснул руками, будто пытаясь доказать свою точку зрения. – Ну же, Сью, прислушайся к ребенку внутри себя. Прими абсурд, который живет среди нас. Мысли творчески, – он опустил плечи и еще раз устало вздохнул. – Но ты никогда этого не делаешь, не так ли? Я отправил тебя расследовать историю про мальчика-мотылька, живущего в старой церковной колокольне, а ты вернулась с историей о мошках, которые поселились в стропилах. Что, черт возьми, это такое?

Скрестив руки, она насмешливо посмотрела на него:

– Это называется реальность, Лео. Ре-аль-ность. Тебе давно пора задуматься об этом.

Он фыркнул и перевернул страницу своего блокнота, лежащего возле кофе.

– Забудь о реальности. Она не кормит мою собаку. Она не платит за мой Порше. Она не кормит меня. А нелепости кормят… и мне это нравится.

Увидев его сияющее лицо, Сьюзан закатила глаза.

– Ну, ты и жаба!

Он помедлил минутку, пораженный этой мыслью. Потом взял блокнот и быстро что-то написал:

– «Работница целует босса-жабу, и он превращается в античного бессмертного принца»… Нет, лучше бога. Точно, античного бога, – Лео ткнул в нее своей ручкой, – греческого бога, проклятого вести жизнь секс-раба… а что? Мне нравится. Можешь себе представить? Женщины по всей стране станут целовать своего босса, чтобы проверить теорию.

Лео развернулся к ней и ухмыльнулся.

– Может, проведем эксперимент?

Сьюзан посмотрела на него с отвращением.

– Когда ад замерзнет. А это произойдет не скоро. И, поверь мне, даже после тысячи поцелуев ты все еще будешь жабой.

Лео совсем не боялся ее. В основном потому, что эти двое дразнили друг друга еще со времен колледжа.

– Все равно, думаю, нужно попробовать, – он приподнял брови. Сьюзан раздраженно простонала.

– Знаешь, я бы обвинила тебя в сексуальных домогательствах, но это значит, что у тебя в жизни уже был секс, а для меня ты пример сексуально неудовлетворенного человека.

Он посмотрел на нее невидящим взглядом, а потом опять что-то написал:

– «Сексуально неудовлетворенный босс превращается в кричащего безумца. И убивает женщину, которая его возбуждает».

Сьюзан зарычала. Не знай она его лучше, то приняла бы заголовок за угрозу. Но это предполагало какое-то действие с его стороны, а Лео всегда умел переводить стрелки. Его девизом было: «Зачем делать самому, если можно нанять или заставить кого-то сделать это за тебя».

– Лео! Хватит превращать все в кричащие заголовки, – и, пока он не успел ответить, она быстро добавила, – знаю, знаю, благодаря кричащим заголовкам ты платишь за свой Порше.

– В яблочко!

Сьюзан потерла уголок правого глаза, который начал нервно подергиваться.

– Послушай, Сью, – сказал Лео, ощутив, несвойственное ему, чувство симпатии, – я знаю, какими тяжелыми для тебя были эти последние несколько лет. Но ты больше не репортер, занимающийся расследованиями.

Ее грудь сжало от этих слов. Слов, которые не обязательно слышать. Они и так преследовали ее каждый день и каждую минуту. Два с половиной года назад Сюьзан была самым перспективным репортером страны в области криминалистики. Бывший босс прозвал ее Гончая Сью, за способность учуять историю за милю, расследовать ее и принести готовый материал. И по большой глупости весь ее мир полетел в тартарары. Она была настолько ослеплена, что бежала сломя голову, за тем, что оказалось подставой, и полностью разрушило ее репутацию.

Это почти стоило ей жизни.

Сьюзан потерла шрам на запястье, гоня прочь воспоминания о той ужасной ноябрьской ночи – единственный раз в жизни, когда она действительноощутила себя слабой. Придя в себя, Сьюзан поклялась, что больше никогда и никому не позволит заставить чувствовать себя такой беспомощной. Несмотря ни на что, это была ее жизнь, и она собиралась прожить ее на своих условиях.

Если бы не Лео, которого она встретила в колледже, где они вместе работали над студенческой газетой, ей бы никогда больше не заниматься журналистикой. Не то, чтобы работу в «Дейли Инквизитор» можно было считать журналистикой, но, по крайней мере, это позволяло ей оплачивать долги и счета. И, хотя девушка ненавидела свою работу, у нее была крыша над головой. За это стоило благодарить маленькую жабку.

Лео оторвал листок бумаги и протянул его Сьюзан.

– Что это? – спросила она, беря листок.

– Адрес сайта. Там есть какая-то студентка под ником Тёмный Ангел, утверждающая, что работает на живого мертвеца.

Сьюзан посмотрела на него. Ну что ж, жизнь ее была далека от идеала. Как же хотелось вернуть все утраченное с процентами.

– Вампир?

– Не совсем. Она утверждает, что он бессмертный воин, который может менять свою форму, и до чертиков ее раздражает. Девушка местная, поэтому я хочу, чтобы ты всё проверила и выяснила, что еще она может рассказать. Потом доложишь.

Неужели это происходит с ней? Сьюзан слышала, как внутренний голос хохочет над ней.

– Меняет форму? Это происходит до или после того как она обкуривается?

Лео раздраженно вздохнул:

– Почему тебе хотя бы не попробовать вникнуть в суть работы? Знаешь, всё не так уж и плохо. Даже очень интересно. Почувствуй жизнь, Сью. Оставь свой сарказм. Наслаждайся.

Наслаждайся… Наслаждаться тем, что она посмешище, после работы на «Вашингтон Пост»? Как же. Сложно было писать чепуху в то время, когда всё, что она хотела - это вернуть свою репутацию. Но этот поезд ушел. Она никогда больше не сможет быть настоящим репортером. Такой теперь была ее жизнь. Похоже, волшебная фея не справилась со своей работой.

«Нет, - думала Сьюзан, когда грудь сжалась от боли, - это не правда». Она сама не справилась со своей работой. Сердце заныло, но девушка развернулась и пошла прямиком к своему рабочему столу, глядя на адрес сайта в руке.

Это глупо. Не делай этого. Даже не заходи на сайт…

Но прошло совсем немного времени, и вот она смотрит на черную страницу с готическим рисунком на сайте deadjournal.com, Сьюзан бросился в глазах заголовок:

[i]«Размышления тёмного, извращенного ума проклятой студентки».[/i]

Это был журнал девушки, назвавшейся Тёмный Ангел. Ее записи так и кричали о типичной экзистенциальной тревоге среднестатистического студента... серьезно помешанного, которому необходимы годы терапии в стенах "мягкой комнаты".

3 июня, 2006, 06:45

Кто-нибудь убейте меня, пожалуйста. По-жа-луй-ста. Слово «пожалуйста» невозможно подчеркнуть еще больше. Я сижу и пытаюсь подготовиться к завтрашнему тесту. Обратите внимание на слово «пытаюсь». Итак, я полностью погрязла в трудностях Вавилонской математики, что, мягко говоря, совсем не увлекательно, когда вдруг звонит мой мобильный, и пугает меня до смерти, потому что в доме тихо, как в могиле, а я видела достаточно могил и склепов, чтобы знать наверняка.

Сначала, по глупости, я подумала, что звонит мой отец, но потом посмотрела на номер и поняла – не он. Те, кто читал мой журнал, знают, что это мой босс, ведь кто еще будет звонить в такое недетское время, думая, что у меня нет других дел, кроме как служить всем его прихотям и нуждам. Примите дружеский совет, никогда не работайте на бессмертных. Они совсем не уважают нас - смертных.

Половина шестого утра, и вот он звонит, сказать, что истребил кучку живых мертвецов (Ладно, вампиров. Но я ненавижу это слово, потому что оно привлекает всех ненормальных, желающих узнать, как стать одним из них или как найти знакомых мне, которые не обратят их, но точно убьют. Однако, вернемся к моей изначальной мысли...) и что я должна приехать за ним, ведь скоро рассвет, и он не успеет вернуться домой до того, как взойдет солнце. А эта мысль не так уж и плоха: поджаренный босс равно счастливый Тёмный Ангел.

Меня бесит то, что он не обычный оборотень. Будь обычным, не было бы необходимости за ним тащиться. Сам мог бы добраться домой. Просто телепортировавшись. Но когда он пошел на сделку, став бессмертным, эту способность у него отобрали, вместе с той, которая дает возможность путешествовать сквозь время и выходить на свет, как обычный человек. А почему у него всё отобрали? Только по одной причине. Чтобы превратить мою жизнь в ад рабства, вот почему.

И еще, я должна привезти одежду, поскольку он, вероятно, будет в обличье кота на Рыбном рынке - это для него единственный способ выходить днем, не опасаясь быть поджаренным. Поэтому, когда он снова обернется в человеческую форму, будет голым, и ему понадобится одежда. Кстати, для людей с богатым воображением: в принципе, обнаженный он выглядит как бог. Но поскольку я знаю его всю свою жизнь, это как увидеть брата нагишом – одним словом, «фу»!

Ну, хорошо, это меня достает, но я еду, ведь он мне платит, а если я не поеду, будет снова названивать, и доставит такие неприятности, о каких я сейчас и думать не хочу. Итак, когда добираюсь до нужного места, чтобы спасти его задницу, что же я вижу?

Угадали. Парочку бездомных, которые думают, что я спятила: ищу «кота», держа в руках мужскую одежду, которая, как я припоминаю, все равно не пригодится, поскольку, он не сможет обернуться в человека до тех пор, пока я не отвезу его домой. Чертов ублюдок и его выходки! Будь он проклят! Нет, надеюсь, он подцепит блох (а еще лучше, клещей, но тогда, вероятно, у меня будет лаймская болезнь, так что пусть лучше блохи). Полчища блох!

Я уверена, этот мяукающий идиот нашел себе пушистую кошечку на день, но, черт возьми, он что, не мог позвонить и сказать? Нет. И вот я здесь, пыхчу с экстра-кофеиновым эспрессо в руках, надеясь, что не засну во время теста сегодня после обеда. Большое спасибо, босс. Премного благодарна. Ты лучший. И где эти ловцы животных, когда они так нужны? Лучше найдите мне топор, чтобы я отрубила ему голову, и я имею в виду совсем не ту, что у него на плечах.

Настроение: Достали

Песня: «Всё о тебе», Кид Джо.

 

Потирая лоб, Сьюзан тяжело вздохнула. О да, девчонке точно нужна серьезная профессиональная помощь. Но, чем черт не шутит? Других-то дел нет. Всё, что оставалось - это идти расследовать дело бессмертного Человека-Кота на Рыбном рынке.

Сьюзан поежилась: "Ну вот, теперь и я придумываю... кричащие заголовки." Она со стоном потерла глаза: „Если бы моя жизнь была лошадью, я бы пристрелила ее».

 

***

Независимо от местонахождения и времени суток, казалось, каждый приют для животных имел один и тот же едкий запах антисептического средства, смешанный с запахом влажной шерсти. И, несмотря на то, что приюты обогревались, в воздухе чувствовался холодок, пробирающий до костей.

Сегодняшний день не был исключением. Вдоль двух стен тянулись кошачьи клетки, Пока одни животные спали, другие играли, ели или умывались.

Все, кроме одного.

Он пригнулся, словно готовясь напасть, и следил за происходящим вокруг глазами, в которых читался расчетливый ум жестокого хищника, что противоречило его маленьким размерам. Он не был похож на остальных. Только дурак мог считать иначе.

На первый взгляд он казался обычным домашним бенгальским котом, но присмотревшись, становилось очевидно, что некоторые черты были совсем не свойственны данной породе. Кот был очень похож на арабского леопарда, только вот весил, самое большее, семь килограммов вместо тридцати.

Более того, глаза имели мрачно-черный цветнеобычный для такого зверя. И еще, невозможно было не заметить, что в то время, как на остальных животных были простые белые ошейники, на этом был серебряный - специальный, отражающий свет и сияющий сверхъестественным блеском.

Что делало ошейник таким необычным? Совсем не то, что ремешок был очень тонким, или отсутствие пряжки. С изнаночной стороны проходил невидимый контур, специально разработанный для того, чтобы препятствовать обращению. Его излучение не мог почувствовать ни человек, ни зверь, если только существо не было и тем, и другим одновременно.

Дьявольское изобретение тех, кто хотел обрести контроль над магией других - ошейник удерживал необычного кота в его кошачьей форме.

И это сильно его бесило.

Когда человек осмелился подойти к его клетке, Рейвин зашипел. Если бы он смог выбраться, то оторвал бы уроду руки и избил бы его ими же. Но, к сожалению, он не мог – для этого ему самому нужно иметь руки, что в нынешней форме совершенно невозможно.

Сам во всем виноват. Будь проклят и он, и его либидо, вместе взятые. Если бы Рейвин просто прошел мимо той секс-богини в очень короткой юбке на рассвете, он сейчас счастливо пребывал бы дома. Ну, может, не вполне счастливо, ведь ему пришлось бы выслушивать эту стерву, Эрику. Хотя, быть дома, в собственной постели, определенно лучше, чем сидеть запертым в этой чертовой клетке.

Могла ли повредить одна невинная ласка? Он посмотрел на клетку и зашипел от очевидного ответа. Да. У Эш будет отличный повод повеселиться над ним.

Конечно, если он отсюда выберется. Похоже, что в этот раз будет нелегко. Из-за ошейника его силы, как Тёмного Охотника, так и оборотня, очень ограничены. Естественная форма Рейвина, как оборотня-Аркадианца, была человеческой. Поэтому, оказаться запертым в форме кота в дневное время было болезненно и очень-очень расстраивало. Даже с ошейником, не позволяющим использовать сверхъестественные силы, он мог не удержаться в этой форме, и его же магия, обернувшись против него, могла убить.

Единственная отрезвляющая мысль.

– Как он?

Рейвин сосредоточил взгляд на высоком блондине-ветеринаре, который был Аполлитом. Как правило, большинство из них держались в стороне от войны, свирепствовавшей между Даймонами и Тёмными Охотниками. Но только до момента, когда Аполлиты начинали красть души людей, чтобы продлить свои короткие жизни, становясь из-за этого Даймонами, с которыми и сражались Тёмные Охотники. Как-никак, именно для того они и были созданы. Тёмные Охотники единственные могли убить так, чтобы освободить человеческие души до того, как власть Даймонов их уничтожит.

Очевидно, этот Аполлит хотел получить фору в охоте.

– Лютует и свирепствует. Как еще? – ответил помощник человека — невысокий, темноволосый, с взлохмаченной бородой мужчина порядка тридцати лет. Он кивнул в сторону Рейвина, изучая его с безопасного расстояния: – Как думаешь, он Аркадианец или Катагариец?

Ветеринар пожал плечами и нагнулся к клетке:

– Не знаю, но надеюсь, Аркадианец.

– Почему?

Рейвин оскалился на тюремщика, который улыбнулся в ответ.

– Потому, что в таком случае, магия, удерживающая его в кошачьей форме, в конце концов приведет к взрыву в голове. Перед смертью он будет адски страдать.

Помощник рассмеялся:

– И не будет никаких девяти кошачьих жизней. Вот жалость. Но мне нравится. – Он развернулся и посмотрел на доктора: – Может, кастрируем его, пока он в таком виде?

– Ты знаешь, неплохая идея…

Кот оскалил зубы, когда ветеринар потянулся к блокноту, висевшему над клеткой, и сделал пометки. Рейвин зашипел и послал ментальное предупреждение Аполлиту: [i]«Кастрируешь меня, сукин сын, и я станцую на твоих внутренностях».[/i] Эта частичка злобы вернулась к нему в десятикратном размере - ошейник сдавил шею и ударил разрядом электричества, достаточно больно, но не настолько, чтобы заставить изменить форму.

Ветеринар ухмыльнулся и повесил блокнот обратно на гвоздь.

– Не представляю, как ты собираешься это сделать в своем нынешнем положении, ты, комок шерсти?

Помощник ударил ладонью по ладони ветеринара:

– Не могу дождаться, когда Страйкер и Пол доберутся сюда и прикончат его. - Смеясь, эти двое оставили кота наедине с остальными животными.

Рейвин попытался выбить дверцу клетки, но только причинил себе боль. Будь они все прокляты. И как им удалось поймать его? Откуда знали, где его искать? Он прятался в тени Рыбного рынка, ожидая, пока за ним приедет его Оруженосец, Эрика, и, следующее, что он помнилпутана в красной юбке, схватившая его и, до того, как он смог отбиться или понять намерения, застегнувшая на нем ошейник. Как только ошейник оказался на месте, Рейвин потерял магическую силу.

Крепко удерживая, женщина завернула его в свою шаль и передала группе людей, заплативших ей за услуги пятьдесят долларов. Затем люди подбросили его в местный приют для животных. И здесь Рейвин будет оставаться до тех пор, пока от ингибиторов в ошейнике у него не взорвется голова, или пока он не придумает, как выбраться отсюда, не имея магии и рук.

Да, шансы не просто маленькие, их вообще не было. Надеяться оставалось только на то, что когда он не объявится после наступления ночи, Эрика начнет волноваться...

Стоп, это же Эрика Томас. Эрика. Девушка, которой нравилось притворяться, что она не работает на него. Девушка, которая изо всех сил старалась избегать его и своих обязанностей. Она несколько дней не заметит, что хозяина нет дома.

Нет, это маленькое чудовище закатит вечеринку, узнав, что пока она игнорировала его исчезновение, какой-то сумасшедший Аполлит кастрировал Рейвина, сделав импотентом. Потом она позвонит всем своим друзьям и будет долго над этим смеяться.

Я в полном дерьме…

 

Сьюзан вздохнула, играя маленьким золотым медальоном, который хранила в сумочке. Чуть больше серебряника, совсем не дорогой, но когда она его выиграла, он казался дороже лотерейного билета на миллион долларов.

Она помедлила, рассматривая его, и старые воспоминания хлынули потоком. Сьюзан получила премию Стерлинга за политический репортаж-расследование в 2000 году. Тогда она чувствовала себя на седьмом небе от счастья.

Сжимая награду в руке, девушка выругалась себе под нос:

- Просто продай это чертову вещицу через Интернет.

Но она не могла, и ненавидела себя за это. Было сложно отпустить славу прошлого, даже если это приносило только боль. Возможно, она не должна была становиться настолько самоуверенной. Возможно, это ее наказание.

Чушь собачья. Сью не верила в божественное возмездие. Она была там, где была, потому что в погоне за еще большей славой, позволила себя обдурить. И винить тут больше некого. Она оказалась глупой и доверчивой, и ей придется платить за эту ошибку до конца своей жизни.

Раздался телефонный звонок.

Благодарная за то, что болезненные размышления прерваны, девушка подняла трубку:

– Сьюзан Майклс.

– Привет, Сью! Это Энджи. Как дела? – тон подруги казался не очень оптимистичным, но всё равно приятно было услышать голос друга.

– Нормально, – ответила Сьюзан, пряча свою награду подальше в сумку. Если кто и мог поднять ей настроение, то это Энджи. Острая на язычок вегетарианка всегда находила, что высмеять в любом вопросе – это настоящий дар, за который Сью была очень благодарна. – А у тебя как?

– Пять на пять, как всегда.

Девушка закатила глаза. Это из сериала Баффи[color=green]1[/color], который Энджи обожала. Так она описывала себя, поскольку была кругленькой и пухленькой.

– Может, стоит притормозить?

– Ни за что. Поверь мне, я что вширь, что ввысь – одинакова, но сейчас не об этом. У тебя найдется свободная минутка?

– Да, а что?

– У меня есть новости, которые тебе точно захочется выслушать.

Несмотря на зловещий тон подруги, Сьюзан улыбнулась:

– Хью Джекман развелся, случайно наткнувшись на мое фото в старом журнале, и решил, что я именно та женщина, которая ему нужна?

Энджи рассмеялась:

Черт, ты слишком долго работаешь на эту газетенку. Уже начинаешь верить в ту чушь, которую публикуешь.

– Очень смешно. Так что ты хотела рассказать?

– Так вот, ты слышала о пропавших людях? Джимми много говорил про эти дела, которые, по его мнению, связаны друг с другом?

– Ну?

– Они действительно связаны.

Сьюзан застыла, когда в ней вновь проснулся репортер:

– Как именно?

– Это не телефонный разговор, понятно? Я, вообще, звоню из будки, и ты не представляешь себе, как сложно в наше время такую найти. Но мне нельзя рисковать. Ты сможешь примерно через часик заглянуть ко мне и притвориться, что ищешь кота?

Скорчив гримасу, Сью раздраженно вздохнула:

– Фу! У меня ужасная аллергия на этих существ.

– Поверь, это того стоит. Просто приезжай… – Телефон замолчал.

Сьюзан повесила трубку, а в ее голове уже прокручивались тысяча сценариев. В голосе подруги слышалась настоящая паника. Настоящая. А это совсем не походило на нее. Судя по всему, ситуация была серьезной, и Энджи была напугана.

Сью постукивала ноготками по телефону, а ее мысли разлетались в разные стороны. Но все они возвращались к одной – этот странный звонок мог стать единственной ниточкой к спасению репутации и респектабельности.

 

1. Баффи - истребительница вампиров - американский молодежный сериал с Сарой Мишель Геллер в главной роли.


Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 691 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar