Главная » Переводы » Рыжая и волк, Э. Андерсон » Главы

Глава 4, Рыжая и волк - Э. Андерсон
Глава 4

- Рив? – спросила она, распахивая дверь и врываясь в ванную. Девушка боялась, что увидит огромного волосатого оборотня, сидящего в глубокой ванне, но к ее облегчению, он все еще оставался человеком. Ну, не совсем. В янтарно-карих глазах появился яркий золотой оттенок, которого Сара никогда не видела прежде. И мужчина издавал глубокое гортанное рычание – плохой знак.
- Рив? – спросила она опять, надеясь, что в нем осталось достаточно от человека, чтобы узнать ее. – Рив, борись! Не позволяй себе измениться!
- Я пытаюсь... - Его глубокий голос был грубым рычанием, а короткие черные волосы уже казались длиннее. – Ты… нашла способ… помочь? – спросил он, очевидно, с трудом выговаривая слова.
- Я… да. – Сара хотела найти способ избежать неловкости, но язык, казалось, завязался узлом.
- Сара? – Мужчина встал, по нему стекали капли, падая в ванну, от загорелой кожи исходил ароматный запах. За исключением животного взгляда и растрепанных волос, Рив выглядел, как одна из самых ярких фантазий Сары. Богиня, она так сильно его хотела, но не знала, как сказать.
- Я… я…- Губы по-прежнему не слушались, тогда он вышел из ванной и приблизился к ней, его странные глаза наполнились голодом.
- Пожалуйста... - Его горло дернулась в попытке сказать что-то большее, но было ясно, что мужчина не может вымолвить и слова.
Сара знала, как он себя чувствует. Рив возвышался над ней голый и мокрый, и все, что она хотела - прижаться к нему всем телом и насладиться каплями воды на мускулистой груди, но не могла сказать ему об этом. Существует только один способ, решила девушка. Ей нужно показать ему.
Не сводя глаз с лица Рива, она потянула за пояс своего халата и аккуратно сдернула его. Как в замедленной съемке красный шелк скользнул вниз, и Сара осталась перед ним голой - обнаженная грудь и раскрасневшиеся соски, а также аккуратно подстриженные волосы на лобке. Ее лоно стало влажным и набухшим, готовым для него, несмотря на то, что Сара была неопытна, а он - огромен.
- Я могу помочь тебе, Рив, - сказала она, слыша свой голос, словно принадлежащий другому человеку, которого девушка, честно говоря, не знала. – Я могу тебе помочь сдержать проклятье. Но ты должен стать ближе, сейчас.
Ей не пришлось просить дважды. В одну минуту она стояла полностью обнаженная в распахнутом халате, а уже в следующую - оказалась прижата сильными руками к твердой плоской груди. Он все еще был мокрым после ванны, пряный аромат смеси трав любовь-похоть-верность пропитал его загорелую кожу, и вдруг Сара поняла, что натворила.
«Если я сейчас сделаю это, то привяжу его к себе» - подумала она, паника сжала ее изнутри, словно холодная рука на горле. – «Я использую силу Богини в собственных интересах, заставляя его думать, что он любит меня, хотя в действительности это просто сила трав и секс-магия, которую мы собираемся освободить».
- Рив, подожди! - Девушка резко толкнула его в мускулистую грудь, чтобы остановить то, что происходило. Мужчина не знал, что получится в результате, и это было несправедливо, обмануть его, влюбить в себя, когда он не испытывает к ней ничего, кроме дружбы. Но это могло плохо повлиять на его проклятье. Может, ей стоило отвести Рива в лес, где много дичи? Она снова толкнула его в грудь, но, вероятно, с тем же успехом можно было колотить по железу.
Стало слишком поздно.
«О, Богиня!». Сара поняла, что не рассчитывала на настойчивую потребность, которая из-за проклятия для встала ее друга на первое место. Магию, действующую не него, следовало реализовать либо посредством обращения в животное, либо через секс, иначе никак. Нельзя было остановить то, что сейчас происходило, когда ее голые затвердевшие соски терлись о его обнаженную грудь, заставляя задыхаться. Тем не менее, возможно, ей удастся замедлить ход событий и смягчить действие трав, по крайней мере, немного.
- Рив, - сказала она снова, но это скорее напоминало страстный напряженный стон. Он целовал ее шею, прикусывая острыми зубами, которые не царапали кожи, просто властно отмечая, словно волк свою пару. Ниже девушка могла чувствовать горячий твердый член, упирающийся во внутреннюю поверхность ее бедра. Липкая смазка оставляла теплый след на голой коже, пока он пытался проникнуть в нее, а его руки, казалось, были повсюду - лаская спину, бока, изгибы ее груди, грубо теребя соски.
«Надо немедленно остановиться», мысли Сары были слишком хаотичными, голова шла кругом, хотя тело реагировало на чувственные прикосновения, как изголодавшаяся женщина на банкет. Соски стали такими твердыми, словно сделанными из хрусталя, а лоно невероятно влажным. Она знала, что через секунду Рив найдет скользкий вход и протолкнет себя в нее без всякого сопротивления. Если девушка не будет действовать быстро, то окажется заполненной большим членом, который будет погружаться в нее, трахать, брать ее, чего она так отчаянно желала.
«Но если я уступлю ему, он будет привязан ко мне. Несправедливо привязан». - Сара знала, что это правда. Ей следовало сделать что-то еще, и быстро, до того, как мужчина пронзит ее своим толстым членом, пульсацию которого она могла чувствовать возле своей ноги.
- Рив, - прошептала девушка в третий раз. – Рив, позволь мне… Я хочу сделать кое-что для тебя. Позволь мне попробовать кое-что.
Или он не слышал или не понимал ее осторожных слов, но его хватка стала подобна железным тискам, когда она начала бороться. Решив попробовать другую стратегию, Сара склонила голову и сделала именно то, что ей хотелось - слизнула капельки воды с его широкой груди. Зарычав, Рив ослабил хватку, и Сара смогла продолжить свое путешествие вниз по его телу. Страстно обнимая его, она очерчивала каждый рельеф мышц накачанного торса, позволив рту задержаться на медных дисках сосков прежде, чем двинуться ниже. Девушка изучала кубики его пресса, ощущая напряжение под загорелой кожей, когда проводила по ним языком, но Рив не пытался остановить ее. Фактически, когда девушка добралась до его паха, он одобрительно зарычал.
- Сейчас я просто попробую тебя на вкус, Рив, – сказала Сара, чтобы успокоить зверя внутри него. Она нежно обхватила член одной рукой, удивившись, когда пальцы не смогли охватить его полностью. Богиня, он огромен! Девушка надеялась немного уменьшить жажду Рива оральным сексом, но солгала бы, уверяя себя, что не хочет сделать этого.
Наклонившись вперед, она слизнула капли смазки с головки члена, как будто ела мороженое. Послышалось еще одно мягкое одобрительное рычание, а затем Рив зарылся руками в ее волосах. Сара застонала и взяла широкую головку в рот, посасывая, чтобы получить больше. Теперь она стояла на коленях, пушистый синий коврик в ванной щекотал колени, когда ее руки вцепилась в его твердые как камень бедра. Естественный мужской мускусный запах был также силен, как и прекрасный солоноватый вкус смазки во рту. Вдруг Саре стало стыдно оттого, что ей так сильно хотелось сделать это, и что она наслаждалась происходящим.
«Я делаю это не для собственного удовольствия», строго сказала себе девушка. «Просто пытаюсь заставить его сдержаться». Это была правда, или таким образом она пыталась убедить себя в этом. Если ей удастся заставить Рива кончить ей в рот, а не выплеснуть горячую сперму глубоко в лоно, то у нее будет шанс сдержать проклятье на ночь без завершения обряда приворота, и не привязав мужчины к себе. Правильно ли она поступила, оказавшись на коленях с членом Рива во рту? Она думала, нет… Сара, на самом деле, поступала так для его блага. А то, что ее половые губы распухли от невыносимой потребности, а клитор пульсировал, не имело с этим ничего общего.
Они оба застонали, когда она взяла его глубже, всасывая головку члена так, что тот уперся в заднюю стенку горла, и обхватывая ствол губами. Он был такой толстый, что Сара даже не представляла, как сможет взять его в рот полностью… нет, если, конечно, у нее нет таланта «глубокого горла». Но она решила сделать все, что могла. Девушка с нетерпением сосала и лизала, пока Рив осторожно двигался у нее во рту.
Челюсть начала болеть, но Сара уже могла чувствовать, как струйка смазки превращается в поток, и знала, что это не продлиться долго. Скоро она станет глотать соленые извержения спермы, и проклятие будет остановлено, по крайней мере, до следующего полнолуния. И девушка избежит того, что он начнет верить, что влюблен в нее, хотя на самом деле это не так. Но, видимо, у Рива были другие планы. Когда она уже собиралась глотать, он нежно, но твердо потянул ее вверх и поставил на ноги.
- Эй, что…? – Губы Сары распухли, и она едва могла говорить.
- Спальня. – Глаза Рива вспыхнули нечеловеческим золотом еще ярче, и ему с трудом удавалось что-то произнести.
- Я… я могу закончить все здесь с тем же успехом, - неуверенно предложила Сара. Но Рив резко покачал головой
- Не ртом… нужно… нужно быть внутри тебя.
- Внутри меня? – переспросила Сара таким тихим голосом, что сама едва смогла расслышать. Когда она делала ему минет, то пришла к выводу, что будет лучше удовлетворить его таким образом, а не переспать с ним. И не только потому, что ей не хотела несправедливо привязывать его к себе, но и потому что у него оказался такой огромный член, что девушка даже не представляла, как он войдет в ее тесное лоно, ведь у нее всего дважды был секс. Снова и снова в ее голове звучали слова из книги Арэйлии: «Но будь осторожна! Монстр станет отыгрывать свой голод на том, кто отдастся в жертву. И это будет нелегко».
- Нужно взять тебя. Нужно войти в тебя. - Он крепко сжал ее плечи своими большими сильными руками. – Спальня, Сара. Или ты хочешь…х очешь, чтобы я взял тебя прямо здесь. У стены.
- Нет, нет… спальня там, – поспешно сказала девушка. Он был прав, если ей предстоял грубый секс, то уж лучше, если это произойдет на мягкой кровати королевского размера, чем у кафельной стены ванной.
Она собиралась показать дорогу, но Рив не планировал ее отпускать. Единственное, что Сара могла - быстро пройти дальше по коридору, поскольку он прижался к ее спине. Через шелковый халат, который все еще висел у нее на руках, она могла чувствовать жар и твердость его эрекции, прижатой к ее ягодицам и внутренней части бедра. Богиня, как ей пройти через это?
Через минуту, кровать появилась в поле зрения, Рив направился к ней, но когда девушка попыталась повернуться к нему лицом, он ей не позволил. Вместо этого мужчина прижал Сару к высокой спинке кровати, так, что ее талия оказалась на уровне матраца, а ноги оставались на паркетном полу.
- Сейчас, - зарычал он, полностью срывая с нее красный шелковый халат. Сара вздрогнула, ощущая себя раздетой и выставленной напоказ. На этот раз она не пыталась развернуться, потому что боялась того, что могла увидеть. Был ли Рив сейчас монстром? Мог ли измениться за то время, пока они шли от ванной до спальни? Собиралась ли девушка заняться сексом с настоящим оборотнем?
Но когда он прижал свой мускулистый торс к ее голой спине, она не почувствовала никаких лишних волос. И руки, прикасавшиеся к ее груди, были огромными, но определенно человеческими. Когти не заменили ногтей, а кожу не покрывал мех. Однако было ощущение настойчивости, когда он ласкал ее мягкую плоть и крутил набухшие соски, теперь немного сильнее.
Сара ахнула, и Рив, наверное, расслышал боль в голосе, потому что зарычал ей в затылок:
- Прости, ничего не могу с собой поделать.
- Знаю, что не можешь, - прошептала девушка. – Делай... делай то, что должен, Рив. Не волнуйся обо мне.
- Конечно же, я волнуюсь о тебе. Забочусь, – зарычал он, но, казалось, действие проклятия усилилось, и руки на ее теле стали настойчивее. Его теплые мозолистые ладони заскользили по ее дрожащим бокам вниз к нежному местечку между бедер.
- Раздвинь свои ноги. – Это был приказ, а не просьба, и Сара почувствовала, как холодок пробежался по всему телу. Насколько болезненно это будет?
- Ты…ты собираешься войти в меня? – спросила она, стараясь, чтобы голос не дрожал. Богиня, девушка чувствовала, что сердце сейчас выскочит из груди.
- Нужно убедиться, что ты готова. – Большие руки были уже на внутренней стороне ее бедер, с силой раздвигая их, открывая доступ к обнаженному лону для своей атаки. Но вместо тупой головки члена, Сара почувствовала два толстых пальца, поглаживающие ее влажные складки. Она застонала и прижалась к нему, когда рука нашла клитор и грубо потерла его, посылая волну чистого удовольствия через все тело. Тогда он скользнул ниже, ища вход, и находя его. Не теряя времени, мужчина погрузил пальцы глубоко во влагалище, проверяя, насколько она влажная, оценивая ее способность принять его. Сара задохнулась от этого вторжения. Богиня, это так хорошо! Может быть, все окажется не так уж плохо.
- Такая тесная, - услышала она его стон, - такая влажная. – Пальцы исчезли, и девушка почувствовала, как Рив изменил положение позади нее. Вдруг рука толкнула ее между лопаток лицом на кровать. Теперь, распростертая на матраце, когда он нависал над ней, Сара ощущала себя невероятно уязвимой. Если раньше она волновалась, видно ли обнаженное лоно, то сейчас чувствовала себя словно картина, выставленная в художественном музее. Девушка догадывалась, что видит Рив, когда смотрит на нее - розовое влагалище, блестящее и мокрое от ее потребности в нем.
- Сейчас, - прорычал он, и что-то огромное толкнуло ее в бедро, ища вход. На этот раз она уже знала, что это не пальцы. Сара прикусила губу, когда широкая головка вторглась в нее, и она молилась, чтобы Рив входил медленно.
Ее молитвы остались без ответа. В одном яростном движении он полностью погрузил свой член в ее тесное влагалище, пронзив до конца.
Сара вскрикнула и сильнее прикусила полную нижнюю губу, пытаясь контролировать боль между ног, агония стала такой сильно, словно ее натянули на вертел. Но она не пыталась отодвинуться от него, сейчас не существовало никакого выхода. Он был глубоко внутри нее, головка члена упиралась в стенки ее матки. Дороги назад не осталось, девушка не могла уйти, ничего не в силах сделать, лишь раздвинуть ноги и постараться быть достаточно открытой для него, для его резких толчков. «Просто нужно пройти через это», сказала она себе. «Должна быть принесена сексуальная жертва – должна позволить ему трахнуть себя. Никакого другого способа сдержать проклятье не существует».
Она тихо стонала, когда Рив почти полностью вышел из нее и вошел снова. Его руки на ее будрах единственное, что удерживало девушку от того, чтобы свалиться с кровати. Сара чувствовала, словно он хотел прибить ее к матрацу, усиленно работая сзади, его член растягивал лоно до предела и даже дальше. Рив брал девушку долго и жестко – трахал ее, как изголодавшийся зверь, которым в принципе и являлся. Богиня, как долго он может не останавливаться? Когда кончит?
По всей комнате с шумом распахнулись окна, и прохладный успокаивающий ветер коснулся ее лица, охлаждая горящие щеки. «Терпение, дитя. Все, в конце концов, заканчивается. И Богиня награждает тех, кто чтит ее. Удовольствие в боли», прошептал тихий голос в голове. «Найди удовольствие в том, что тебе дают. Удовольствие в повиновении».
И вдруг боль превратилась в наслаждение. Не совсем и не вся сразу, но ей стало намного легче принимать толстый член Рива, находившийся внутри ее беспомощной плоти. Склонив голову, она раздвинула ноги еще шире, открываясь для него все больше, чтобы дать то, что нужно и то, что требовала этой священной ночью Богиня. Еще был Самайн, и Сара почувствовала, как таинственные потусторонние духи парят в воздухе, слышала непреодолимый зов луны, который мучил Рив, когда тот напрягся в ней, зная, что мужчина не собирался причинить ей зла преднамеренно, просто ничего не мог с собой поделать. В нем бушевала животная похоть, требовавшая взять все, что он только мог, двигаться внутри тугого лона, пока не наполнит его своей спермой.
В этом состояла ее задача, вытерпеть все – опустить голову, раздвинуть ноги и позволить ему брать себя, пока не исчезнет его потребность. Но как долго это будет продолжаться? Пока полная луна не спрячется за горы? Или всю ночь?
Сара решила не думать об этом. Вместо этого она сосредоточилась на удовольствии, растущем между ног, пока ее клитор терся о грубое лоскутное одеяло, накинутое на подушки. Теперь Рив поддерживал ровный темп мощными неистовыми толчками, которые ритмично прижимали ее к изголовью кровати, наполняя лоно до предела с каждым глубоким проникновением. Искры удовольствия разлетались по телу девушки, разжигаемые сильными толчками, заставляя громко стонать.
Теперь, когда она привыкла к нему, Сара поняла, что чувствует себя невероятно заполненной, словно предназначена этому мужчине, в которого так долго была тайно влюблена. Словно Рив предъявлял на нее свои права, отмечал, как свою собственность, что имело смысл только для зверя внутри него. Его пальцы впились в ее бедра, до упора растягивая лоно, и девушка знала, что на следующий день увидит доказательства их секса, посмотрев в зеркало, но ей было все равно, Сара хотела этого очень сильно. Стиснув одеяло кулаками, она двигалась назад, отвечая на его толчки, упиваясь этим чувством и принимая настолько твердую, длинную и неистовую плоть. Предлагая свою боль и удовольствие Богине, как девушка отдавала тело и влажное открытое влагалище Риву.
Вдруг потребность в ней стала сильнее, как волна, обрушившаяся на берег, и Сара почувствовала, что подступает к краю оргазма. Этот грубый секс заставлял ее трепетать, требовал, чтобы она кончила, хотела девушка того или нет, и Сара не могла отрицать желание, освобождая жаждущее тело.
- Рив! – простонала она, когда мышцы внутри плотно сжались, обхватывая его. – О, Богиня… Рив!
В ответ он зарычал, безусловно, сейчас это был больше зверь, чем Рив, и начал увеличивать темп толчков. Вскоре от сильных ударов Сара почувствовала, как тяжелая кровать из дуба двигается, понимая, что на красивом паркетном полу Арэйлии появятся царапины, но опять же ей было на это плевать. Все, что заботило девушку – почувствовать горячую сперму Рива, заполняющую ее лоно. Она пила таблетки, но даже если бы и нет, то по-прежнему хотела бы, ощущать его, заполняющего полностью, с его жаром и желанием, когда он отмечал девушку, как свою собственность.
Как будто прочитав мысли, Рив сильнее впился в ее бедра и погрузился глубже, так глубоко, как только мог. Сара почувствовала, что он увеличивается внутри нее, становясь еще больше и тверже, пока не ощутила, будто занимается сексом с членом, созданным из горячей вулканической породы. О, Богиня, девушка и не думала, что он может быть еще больше! Как она выдержит это? Закусив губу, Сара попыталась раскрыться еще сильнее, полностью отдав свое лоно для удовлетворения его невысказанных потребностей.
И тогда он излился в нее.
Не имея большого опыта, Сара не знала, что являлось нормой, но ни один из ее предыдущих сексуальных партнеров так не кончал. Горячая сперма хлынула в нее, омывая лоно, наполняя его до самых краев и вытекая наружу, увлажняя трепещущую внутреннюю поверхность бедер.
«Богиня, так много…», отрешенно подумала Сара, пока Рив заполнял ее своим семенем. Было ли это частью проклятья? Возможно, причиной тому являлся зверь внутри него, таким образом, пытающийся заявить на нее свои права? Это казалось логичным, но было трудно думать под действием обрушившегося невероятного оргазма, который оставил девушку сотрясаться и задыхаться еще несколько минут. Все, что она могла, это чувствовать тот теплый влажный поток, наполняющий влагалище и сбегающий вниз по бедрам, заставляя ощущать себя одержимой тем человеком, чей член находился в ее лоне. Семя, которое он пустил так глубоко внутри нее, словно отчаянно пытался сделать своей. Сара знала, что, скорее всего, это звучит глупо, но она никогда раньше не ощущала себя такой желанной, принадлежавшей кому-то, чувствуя его любовь и защиту, как в тот момент, когда мужчина наполнял ее снова и снова, пока она не могла больше терпеть и кончила вновь.
Наконец, Рив рухнул на ее спину, тяжело дыша, и девушка поняла, что все закончилось.
Спасибо, Богиня, что проклятие не заставило его продолжать до захода луны или восхода солнца. Сара не была уверена, что вытерпела бы еще.
- Сара… мне так жаль, - сказал он хрипло, его голос звучал полностью разбитым. Она подумала, что зверь внутри него резко отступил, когда мужчина достиг оргазма, и Сара почувствовала укол сострадания к нему.
- Не волнуйся об этом, Рив, - пробормотала она, дотрагиваясь до темных волос, мокрых от пота. – Давай, сейчас просто отдохнем, как думаешь, у тебя получится?
- Думаю, да, – пробормотал он. – Больше не чувствую ни злости, ни нервного напряжения. Не думаю, что изменюсь.
- Хорошо. - Девушка почувствовала несоизмеримое облегчение. – Мм… ты не мог бы теперь, гм, выйти из меня? – поинтересовалась она, чувствуя себя неловко. Ей пришлось спросить об этом, потому что Рив не показывал ни малейшего намерения вытащить еще полуэрегированный член из ее до сих пор трепещущего лона. Ей нравилось чувствовать его, особенно теперь, когда он стал немного меньше и более удобным, но они не могли всю ночь стоять вот так вместе, держась за спинку кровати. Девушке хотелось спать, и Сара была уверена, что и ему тоже.
- Рив? – спросила она неуверенно.
- Не хочу, - пробормотал он, легко обнимая ее. – Мне хорошо внутри тебя, Сара. Всегда было интересно, каково это.
- Да? – Сара задавалась вопросом: был ли это сам Рив или просто заклинание верности из смеси трав. Возможно, он имел в виду, что заинтересовался после того, как пришел к ее дому сегодня вечером. Потому что было сложно поверить, что он увлекся ею так же сильно, как и она им. Несомненно, мужчина никогда не относился к ней иначе, чем как к младшей сестре до сегодняшнего вечера, и Сара предположила, что все случившее немного смягчается данными обстоятельствами.
- Рив, пожалуйста, – повторила она, потому что почувствовала, как он снова начал твердеть внутри нее, а девушка не думала, что сможет пройти через такое дважды.
- Извини. Просто мне нравится ощущать тебя до такой степени, Рыжая. – Со вздохом сожаления, мужчина медленно вышел из нее, и Сара почувствовала, как увеличился горячий поток, стекающий по бедрам. Ну, если в радиусе трех округов и были другие оборотни, они бы не подошли к ее дому, потому что Рив окончательно и бесповоротно отметил ее сегодня. Не то чтобы она возражала.
- Хорошо, - сказала ему девушка. Сара хотела отправить его домой, но когда повернулась к нему, он выглядел таким уставшим и совершенно несчастным, что она сжалилась над ним и толкнула обратно в кровать. – Ложись спать, - приказала она и повернулась, чтобы пойти помыться в ванную.
Но Рив не хотел отпускать ее.
- Теперь моя, - настаивал он сонным голосом, удержав ее за руки, когда она попыталась уйти. – Никогда не отпущу.
Но ей нужно было принять душ и одеться ко сну.
- Я скоро приду, Рив, - сказала Сара, успокаивающе поглаживая его руку. – Отпусти меня на минутку.
Он хмуро смотрел на нее.
- Обещаешь?
- Обещаю, - абсурдно, но она скрестила пальцы, приложив их к сердцу, и прочла стишок, который они повторяли, будучи еще детьми:
- Копыто на сердце, без лишних фраз,
Пирожок мне прямо в глаз.
- Ладно, - наконец, произнес мужчина, выпуская ее запястья. – Но возвращайся. Хочу еще немного поласкать тебя. – От грубого и властного голоса по спине Сары прошла дрожь, и она поспешно отступила к ванной, добравшись до нее в рекордно короткие сроки. Натянув через голову длинную черную шелковую сорочку и отыскав подходящую пару кружевных трусиков в тон, девушка решил, что выглядит прилично.
Когда Сара вернулась в спальню, Рив неподвижно лежал под лоскутным одеялом на выцветших, но чистых простынях. Его сильная фигура была расслабленной, а кожа очень загорелой на бледной наволочке. Рассмотрев его ближе, она увидела синяки под глазами, которые делали его усталым и уязвимым.
Сара вспомнила, как он был расстроен, как изможденно и отчаянно выглядел, когда рассказывал ей о проклятье, и всепоглощающее чувство любви и нежности угрожало затопить ее. Как ей никогда не удавалось убедить себя, что она с детства влюблена в него? Теперь, когда они оказались так тесно связаны, девушке пришлось признаться себе, что она полностью помешана на нем. Сара отдалась ему и душой и телом, и не существовало никакой возможности опровергнуть это.
Наблюдая, как он спит, ей хотелось протянуть руку и провести ладонью по щеке, которая выглядела колючей от щетины, но она не осмелилась, опасаясь разбудить его.
Вместо этого, Сара забралась под одеяло, надеясь, что не делает ошибки, позволив ему остаться на ночь. Но куда Риву идти? Ни один из них не был в форме выходить из дома этой ночью, даже если с утра это вызовет проблемы. В действительности, она собиралась спать на диване, но пообещала мужчине вернуться. В его нынешнем настроении он мог проснуться и понять, что девушка исчезла, и расстроится, прежде чем найдет ее. Сара не знала, могут ли сильные эмоции подтолкнуть его к превращению в полнолуние, несмотря на все действия, что они предприняли, пытаясь остановить это, но ей не хотелось рисковать.
Когда она уселась на кровать рядом с ним, Рив перекатился и положил руку ей на талию.
- Теперь моя, - пробормотал он вновь. – Люблю тебя, Сара. Всегда любил тебя.
Девушка застыла и вздохнула. Это вероятно действовало заклинание верности. Ну, она знала, что это случится, но все же не могла не желать, чтобы эти эмоции стали настоящими, а не просто секс-магией.
- Я тоже люблю тебя, Рив, – сказала шепотом Сара, потому что мужчина уже похрапывал рядом с ней. – Никогда не знала насколько, до сих пор.
Тогда она расположилась в уютном коконе тепла его тела. Расслабившись на твердой груди и вдыхая его аромат, девушка задремала. Последней сознательной мыслью было то, что завтра ей придется объяснить все Риву, и это станет сущим кошмаром, но она просто не могла сделать этого сейчас.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (31.01.2012)
Просмотров: 603 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar