Главная » Переводы » Рыжая и волк, Э. Андерсон » Главы

Глава 2, Рыжая и волк - Э. Андерсон
Глава 2

Рив придавил её к просевшему деревянному крыльцу. Но не только поэтому он показался Саре крупнее, чем прежде. По освященному лунным светом мужскому силуэту можно было догадаться, что он без рубашки и мускулистые руки, которые так хорошо ей запомнились, стали огромными, словно он тягал железо как одержимый. Девушка помнила: с помощью тренировок он управлял своим стрессом. Судя по размерам, в последнее время он находился в большом напряжении.
- Что… что ты здесь делаешь?- спросила она, вставая на ноги. Мужчина хотел помочь, но, всё ещё напуганная полуночной пробежкой, девушка уклонилась.
- Ты нужна мне, – быстрый взгляд прошёлся по ней. Впервые она рассмотрела в его лице то, чего не замечала прежде. Голод, пугающий своей глубиной.
-Что… что тебе от меня нужно? – Холодный ветер заставил её осознать, что красный халат распахнулся, обнажая изгибы груди и розовые вершинки сосков. Покраснев, девушка плотно обернула полы пеньюара вокруг себя. Он же не говорил, что нуждается в ней в… в том самом смысле, правда?
- Ты нужна мне, потому что ты ведьма. Это же правда?- прямо спросил Рив, резко оборвав её только разыгравшуюся фантазию.
- Что? – Сара посмотрела с недоверием. Она не видела его в течение года, а её ведьменское мастерство не было тем, что они когда-либо обсуждали, хотя Дак за эти годы и дал ему некоторое представление о своей «жуткой» младшей сестре.
- Ведьма, – повторил Рив. – Дак говорил мне кто ты. Сказал, что выбьет из меня всё дерьмо, если я кому-нибудь расскажу. Хотя, весь проклятый город уже подозревает.
- К чему это сейчас? Я долгое время тебя не видела, – Сара потянулась назад, ища онемевшими пальцами ручку, чтобы открыть дверь. – Ты в городе целый месяц и впервые явился ко мне, и то, чтобы напугать.
- Знаю, я не приходил повидаться, – Рив вошёл в домик, заполняя своей огромной фигурой всю комнату. В тёплом свете огня, ранее разведённом Сарой, мужественные черты его смуглого лица были измождёнными и осунувшимися. – Но я... я не показывался, потому что мне было стыдно, Сара.
- О, Рив, – она сделала шаг вперёд, прикасаясь ладонью к колючей щеке. От него пахло дымом, мускусом и чистым потом. Мужской запах, который напомнил ей о брате. – За что тебе стыдно? – мягко спросила она.
- Я… я боялся, когда ты посмотришь на меня и скажешь, что я… Что со мной случилось, – Рив сжал её тонкое запястье большой тёплой рукой и посмотрел на девушку сверху вниз. Его глаза цвета виски пылали. – Ты можешь, Сара? Можешь увидеть это?
Первой реакцией Сары было отступить подальше от пугающей силы его взгляда. Но потом она сделала шаг вперёд, так близко, что её грудь почти соприкасалась с его мускулистым обнажённым торсом. Потому, что она могла сказать. Это было в его широких плечах и напряжённой челюсти. В глазах, наполненных отчаянием. И, в основном, в запахе. Под запахом пота, мускуса и дыма было что-то другое. Девушка встала на цыпочки, но он всё равно оказался слишком высок.
- Наклонись, – приказала она, положив свободную руку на плечо друга. Кожа под её ладонью была словно тёплый атлас.
- Зачем? – но он сделал, как просила Сара. Мужчина наклонился вперёд, а девушка прижалась лицом к его шее и глубоко вдохнула. Она снова почувствовала это – какой-то инородный запах, который почти удалось распознать. Похоже на песок, соль и солнце, не душное и влажное, застывшее над летним Теннесси, а яркое и безжалостное, испепелявшее пустыни. Светило, способное прожечь плоть человека до кости.
Рив задрожал, когда она уткнулась лицом в его шею, и Сара могла почувствовать участившийся пульс. Вдруг она поняла, что прижимается к нему, женская грудь примята мужской, соски трутся о голую кожу через тонкий шёлк халата. Смущённая, девушка быстро отпрянула.
- Ну, что? – неуверенно посмотрел на неё Рив, пока она пыталась успокоить своё сердцебиение.
Сара взглянула мужчине прямо в глаза, стараясь сделать вид, что близость совсем её не волновала.
- На тебе проклятье, – сказала она, как можно спокойней. – И судя по твоему лицу, оно не из приятных.
- Ты права, – Рив упал на потёртый, но удобный диван и закрыл лицо руками. Чёрные волосы были короткими, но уже не тот военный ёжик, как на фотографиях, запечатлевших его и Дака, которые им удалось отправить. Внезапно девушке захотелось коснуться пальцами поросшею чёрной щетиной щёку, но она подавила это желание. Сара без памяти влюбилась в Рива ещё до того, как он и Дак поступили на военную службу, это произошло давно и не было никакого смысла снова ворошить прошлое. Не тогда, когда он оказался здесь, очевидно, только потому, что нуждался в помощи и ничего более.
- Расскажи мне об этом, – сказала девушка, стараясь держаться профессионально. – Как это произошло? Кто это сделал?
Мужчина посмотрел на неё, и на мгновение показалось, что он ничего не скажет. Затем широкие плечи опустились, и Рив покачал головой.
- Это случилось в ту же ночь, когда… когда погиб Дак.
- О... – Сара поднесла руку к груди, стараясь подавить ужасную боль, бушующую внутри. Потеря брата была ещё слишком свежа, словно открытая рана.
- Мне жаль, – снова покачал головой Рив. – Всё произошло так быстро. Как я уже писал тебе в письме, мы были в тылу. Окружены в избушке. С нами находилась целая семья: старик, старуха и куча детей. Один из них, маленький мальчик - не знаю, лет двенадцати, наверное - даже немного говорил по-английски, – он вздохнул. – Во всяком случае, мы были окружены. И Дак, и я продолжали говорить ребёнку, чтобы он передал парням, что мы уйдём, если нас просто отпустят. Но те либо не слышали, либо не слушали. Они вели... вели круговой обстрел снова и снова. Затем применили какой-то газ, и стало понятно, что нам придется выйти или умереть.
Сара смотрела в его глаза, слова текли ручьём, как будто он слишком долго держал их внутри себя. Она хотела утешить его, но чувствовала, что ему необходимо нечто большее. Ему нужен покой.
- Мы все начали кашлять и задыхаться. Тут Дак крикнул мне, чтобы я прикрыл его, а потом один из тех парней ворвался в избу, – Рив продолжил быстрее. – Он выломал дверь в тот момент когда Дак собрался выходить. Мне жаль, Сара, пуля попала прямо в твоего брата. Я даже не понял этого, пока он не упал. Я… – он замолчал и закрыл лицо руками.
Сару переполнила жалость к нему.
- Эй, нет, всё в порядке. Это не твоя вина, – старалась успокоить его, девушка придвинулась ближе и погладила широкую спину. Кожа мужчины дрожала под её пальцами, нервная дрожь дикого животного в опасности.
- Это моя вина, – поднял голову Рив, глаза стали яркими от непролитых слёз. – Он был моим лучшим другом. Я должен был защитить его, выстрелить в эту сволочь раньше. Это случилось, когда твой брат уже падал и я… Я сошёл с ума. Выстрелил в сукина сына, убившего Дака, затем вылетел из хижины и стрелял по всем снаружи без разбора. Дым был повсюду, я ничего не видел, не мог дышать. Думаю, что кричал, но не помню что. Наверное, имя Дака. Я... - он судорожно сглотнул.
Сара ощущала, что ему нелегко продолжать. Её грудь болела от яркого образа смерти брата. Рив осознанно сгладил углы в своём письме, чтобы избежать боли, которую причинял теперь.
- Хорошо, – пробормотала девушка, всё ещё поглаживая широкую тёплую спину. – Просто расскажи мне, Рив. Что бы это ни было, тебе станет легче.
Он поднял голову, глаза были сухими, жестокими и блестящими.
- Некоторые из моих пуль должно быть прошли мимо, - сказал он. – Я сошёл с ума, мне было не важно, кого я убил. Не знаю, не хочу знать. Когда дым рассеялся, я вернулся в хижину. Старик лежал мёртвый, как и Дак. Жена, думаю, что это была его жена, начала кричать. Тогда она схватила горсть песка с пола и бросила в меня, я почувствовал... – он покачал головой. – Не знаю, как объяснить. Почувствовал что-то странное. Лёгкое покалывание – онемение. Что бы это ни было, я повернулся к маленькому мальчику, знающему английский, и постоянно повторял: «Скажи ей, мне жаль. Скажи, что я не хотел этого делать».
- Он объяснил ей? – спросила Сара.
Рив покачал головой, и она почувствовала, как под его кожей напрягаются мышцы.
- Я так не думаю и, в любом случае, кто может винить её за злость? Он сказал мне: «Она прокляла тебя. Вернувшись домой в полнолуние, ты превратишься в животное, которым являешься», – вздохнул он. – Это всё, что я смог узнать от него. Я думал, что это всё ерунда, но… В прошлом месяце в это время я почувствовал жжение и что-то странное.
- Продолжай, – Сара догадывалась, что произошло, но едва могла в это поверить.
Рив сглотнул.
- Я... я был на улице поздней ночью, просто гулял, думал, пробовал осознать всё, что произошло. Потеря Дака и все остальное. Знал, что мне нужно проведать тебя, потому что об этом просил Дак. Он хотел, чтобы я позаботился о его сестрёнке, если с ним что-нибудь случится.
- Я могу сама о себе позаботиться, – слова прозвучали чересчур резко, брат всегда слишком опекал её. И, кроме того, не хотелось, чтобы Рив разыскивал её из чувства долга. Хотелось, чтобы он искал её, потому что… «Не глупи, Сара», - она отбросила эти мысли.
- Я имею в виду, что я в порядке, - сказала девушка, стараясь, чтобы это прозвучало не так, словно она защищалась.
- Да, я вижу, – улыбка коснулась полных губ Рива. – А у меня не всё так хорошо. В ту ночь я ощущал себя по-другому: нервным и испытывающим жжение, как и тогда, когда горсть песка ударилась о мою грудь. Я был на поле Дурам…
- Боже мой! – Сара поднесла руку ко рту, внезапно осознав. – Это ты. Тот, кто напал на оленей. Так?
Рив несчастно кивнул.
- Э-э, да. Я... я не могу объяснить этого, Сара. Думаю, что изменился. Не знаю во что. Во что-то иное. Какое-то животное, – он сделал глубокий вдох. – Я… оно чувствовало, как лунный свет прожигает, заставляя всё тело дрожать и болеть. И тогда… моя кожа лопнула, я почувствовал, как разом сломались все кости. Помнишь, мы использовали бумажные пакеты, чтобы делать кукол-марионеток, когда были детьми?
Сара кивнула, её рука все ещё прикрывала рот.
- Ну, я ощущал себя одним из них. А гигантская рука выворачивала меня наизнанку. Было адски больно, и я подумал: «Это то, о чём говорила старуха. Её проклятье на мне, я распадусь и умру, как гнилой помидор на солнце». Но… - он колебался. – Но я не умер. Только обратился. И был голоден, чертовски голоден, голоднее, чем когда-либо в жизни. Я поднял нос, и учуял запах мяса.
- Мяса? – Сара недоверчиво посмотрела на него.
Он кивнул. Его глаза снова заблестели, но уже не от сдерживаемых слёз. От голода.
- Мяса, – повторил он. – Свежего, тёплого, с кровью. Так я погнался за оленями. И убивал, убивал, убивал... – его глубокий голос был резким и бесстрастным, пугающий Сару чуть ли не больше, чем голодные глаза.
- Потом. Что потом? – спросила она, борясь с желанием отойти от него подальше, создать расстояние между сильным полуобнажённым телом и собой.
- Когда проснулся, я был… на мне не было одежды, только кровь, – прямо сказал Рив. – А те… все олени были мертвы. Каждый. Я метался… хотелось верить, что это единократное явление. И какое-то время, казалось, что так оно и есть, потому что больше этого не происходило. До сегодняшнего вечера.
Девушка всё же не сдержавшись, отодвинулась от него.
- Ты обращался сегодня вечером? До того, как пришёл сюда?
- Нет, – покачал он головой. – Нет, я имею в виду, пока не обращался. Но, я чувствую, оно приближается. Нервозность, жжение. Голод. Сара, пожалуйста, – он наклонился вперёд и взял её за руки. – Пожалуйста, помоги мне. Если кто и может, то это ты. Прошу тебя, я не хочу больше меняться. Не хочу убивать. Что делать если… - он сглотнул. – Что делать если в следующий раз это будут не олени? Если я причиню вред человеку? Кому-то, кто дорог мне?
Он смотрел прямо на неё, и Сара почувствовала странное ощущение в груди, осознав, что он говорит о ней.
- Рив, - прошептала она. – Я … Я не знаю, чем могу помочь. Я имею в виду, что Арэйлия рассказывала мне о такого рода проклятьях, когда обучала меня, но я никогда не ожидала столкнуться с ним. Это очень редкое…
Прежде, чем она смогла закончить, мужчина встал и направился к двери.
- Рив, подожди! – она побежала за ним. – Куда ты идешь?
Он повернулся, его глаза были дикими.
- Подальше от тебя, – увидев боль в её глазах, мужчина положил руки девушке на плечи и слегка встряхнул. – Сара, посмотри на меня, я бы никогда не пришёл сегодня вечером, если бы думал, что подвергну тебя опасности. Я думал... надеялся... что ты поможешь. Но если это не так, то я ухожу. Даже здесь я могу чувствовать зовущую меня луну. Ощущаю, как чешется и натягивается кожа. Это как... как костюм, который, чёрт возьми, слишком мал. Если я не уйду, то могу причинить тебе боль, – он покачал головой. – А я бы предпочёл убить себя или жить с этим проклятьем всю оставшуюся жизнь, чем сделать это.
- Перестать так говорить, – Сара сделала к нему шаг, показывая, что не боится, хотя сердце почти выскакивало из груди. – Я сказала, что это редкость, Рив, - проговорила она твёрдо, - а не неизведанное или неизлечимое. Думаю, у Арэйлии есть что-то в Книге духов.
Он нахмурился.
- Книга Духов?
Сара пожала плечами.
- Так она называла свою… книгу заклинаний. Думаю, её можно и так назвать. Если честно, в основном это травяные рецепты и любовные заклинания, но в конце есть раздел для разрушения проклятий. Только дай мне взглянуть на него. А ты в это время …
Они стояли возле двери, ведущей на кухню, девушка собиралась усадить его обратно на кушетку, когда взгляд случайно упал на три красных пакетика, перевязанных белоснежной лентой, с остатками трав, смешанных для Мисси Пикколо. Вдруг ей показалось, будто она слышит собственный голос, звучавший, когда она читала лекцию, отдавая мешочек любви-страсти-верности: «Там корень дягиля для положительно эффекта… хорошо для разрушения сглаза… Женьшень... ещё снимает проклятия и отгоняет злые намерения…»
Сара едва не хлопнула себя по лбу от очевидности происходящего. Действительно, смесь трав, которую она дала Мисси, специально служила для приворота человека, в которого ты влюблён, но она также могла снять и проклятье Рива. Сара чувствовала лёгкое угрызение совести, когда побежала на кухню и схватила пакетики, но быстро одернула себя. В конце концов, это не приворот. Хотя, влюбившись в Рива, будучи ещё школьницей, она даже не рассчитывала на такую ситуацию. И, кроме того, чтобы завершить приворот необходимо заняться с ним любовью, а этого делать она не собиралась. Но от мысли, что к ней прижимается большое тело, удерживает, входит, проталкиваясь глубже, пока он выкрикивает её имя, девушка вся залилась румянцем. «Не глупи, Сара! - бодро сказала она себе. - Просто сделай это».
- Пойдём, – в одной её руке было три пакетика, а другой девушка схватила мужчину, потащив в сторону ванной.
- Куда мы идём? – Рив казался сбитым с толку, но не сопротивлялся. Сара подумала, что если бы он не хотел, то не нашлось бы никакого способа протащить его по узкому коридору, ведущему из гостиной в ванную и спальню. Слишком уж большим и сильным был мужчина.
- Принимать ванную, - сказала она твёрдо, не обращая внимания на недоверчивый взгляд.
- Ванную? Но…
- Никаких «но», - сказала Сара нахмурившись. – Раздевайся.
Теперь они были в ванной, удивительно большой и роскошной для такого маленького домика. Арэйлия всегда говорила, что медитации очень важны, а где лучше постичь внутренний мир, чем не в горячей пенной ванне? Соответственно она не жалела никаких средств, когда ремонтировала домик. Комната была выложена плиткой цвета индиго с золотой отделкой, а на высоком белом потолке Арэйлия нарисовала мистические символы исцеления тёмно-синей и жёлтой краской. В центре комнаты стояла старомодная ванная на когтеобразных ножках, достаточно длинная, чтобы вытянуться в полный рост.
Саре нравилось проводить в этой комнате много часов, глядя в потолок, потому что он напоминал ей о наставнице. Но сейчас не было времени для медитаций. Девушка быстро подошла к ванне и включила воду, наблюдая, как пар собирается в большое облако, потом бросила все три пакетика любви-похоти-верности в горячую воду. В тот же миг комната наполнилась приятным пряным ароматом, давая понять - травы сделали свою работу.
Рив принюхался.
- Вкусно пахнет, – отметил он. – Но как это должно мне помочь?
Сара повернулась и увидела, что он все ещё в джинсах и ботинках.
- Я сказала - раздевайся, - проговорила она сурово. – И не задавай вопросов о лечении. Ты пришёл за помощью, и я собираюсь её тебе оказать. Мне нужно заглянуть в конец книги Арэйлии, а, тем временем, травы в этой ванне должны помочь контролировать твоё желание обратиться.
«Я надеюсь, по крайней мере», - добавила она про себя.
Рив с сомнением смотрел на неё, но наконец отвернулся и стал расстегивать джинсы. Сара занялась перемещением мыльниц на раковине, но это не помогло, боковым зрением она всё же увидела, как мужчина скинул ботинки и снял жёсткую ткань с упругого зада и бёдер. Дорогая Богиня! Ниже пояса он был так же мускулист, как и выше; вид гладкой загорелой кожи заставил её рот наполниться слюной, напоминая о долго подавляемых сексуальных потребностях.
«Брось это, Сара!» - сказала она себе строго. - «Рив здесь как клиент, как друг, нуждающийся в помощи. Так что перестань смотреть на него, как на эталон мужской красоты и начинай работать!»
Она знала, что должна пойти в спальню и начать просматривать Книгу Духов Арэйлии, но почему-то была не в состоянии что-либо делать, кроме как стоять там, играя с тремя или четырьмя миниатюрными мыльцами снова и снова, пока наблюдала, как он избавляется от одежды.
- Все, порядок, - наконец Рив был полностью обнажён, девушка размышляла, будет ли он спиной к ней, когда пойдет в ванну. Вместо этого он развернулся к Саре лицом, но она не могла истолковать взгляд этих янтарные глаза. – Я готов, – сказал он, и, к ужасу Сары, мужчина действительно был готов. Во всех смыслах.
Она не видела достоинство Рива с того дня, как шпионила за ним и Даком, сравнивавшими в лесу кого больше одарила Природа. Они были в шестом классе, а она - во втором. Девушка помнила желание уже тогда знать, что за смешной придаток был у мальчишек между ног. Теперь она знала, но это знание успокаивало её не больше, чем то, что пенис Рива, по-видимому, значительно увеличился.
- Оу, – вздохнула она, когда мужской член попал в поле её зрения. Длинный и толстый, он расположился между его мускулистыми бёдрами на одном уровне с плоским животом, увенчанный тёмной грибовидной головкой с жемчужной капелькой смазки в самом центре.
- Прости, - голос Рива был хриплым. – Не могу ничего поделать. Этот чёртов шёлковый халат на тебе. Через него я вижу твои соски, – он указал на свою плоть. – Что привело к вполне объяснимой мужской реакции.
- О, – Сара прижала руки к губам, но, передумав, скрестила их на груди, прикрывая соски. Никогда, даже через миллион лет, девушка не мечтала, что высокий, уверенный в себе Рив найдет её привлекательной. Она всегда была младшей сестрой Дака, которую постоянно дразнили и высмеивали. Может быть, просто зов луны и действие проклятия заставляли его сейчас так отреагировать на неё.
- Залезай, – она прочистила горло, пытаясь говорить профессионально и держать глаза выше его пояса. – Садись в ванну и отмокай, – в конце концов удалось проговорить ей. – А пока ты этим занимаешься, я пойду и посмотрю, что написала Арэйлия в своей Книге о твоём… твоём члене. Я имела в виду - проклятии. Проклятье. Чёрт, я… - она потрясла головой и зажала рукой рот, чтобы не сболтнуть лишнего.
Рив улыбнулся ей, впервые слегка расслабившись с того момента, как прижал её к крыльцу.
- Выглядит слегка иначе, чем в прошлый раз, не так ли? Когда ты подглядывала за мной и Даком в лесу?
- Я не знала, что ты был в курсе, – Сара сложила руки на груди. Может ли быть ещё более неловко?
- Я всегда знал, что ты наблюдаешь, – тон Рива теперь стал мягким, наполненным невысказанными эмоциями. – Точно так же, как я подглядывал за тобой, Рыжая.
Её старое прозвище, придуманное им, звучало более интимно и эротично, когда он говорил его глубоким и спокойным голосом.
- Ты… Ты... – возмутилась Сара, не веря своим ушам. Конечно, в нём говорило проклятье. Рив никогда не воспринимал её более серьёзно, чем младшей сестрой, которую нужно защищать, а порой и поддразнивать. И, конечно, не следовало желать большего.
- Да, – он сделал шаг вперед и потянулся ладонью к её щеке. – Всегда, Сара, – прошептал Рив.
Его обнаженное тело было так близко, что девушка могла чувствовать тепло, исходящее от него, словно от печки, обжигавшее дрожащую кожу сквозь тонкий шёлковый халат. Боже, от него так хорошо пахло! Этот мужской аромат мускуса, и его развитая мускулатура, вдруг вызвали в ней такое желание, которое она прежде никогда и ни к кому не испытывала. Соски затвердели настолько, что начали болеть, она почувствовала влагу между ног и вся горела, просто находясь рядом с ним. Сара знала, что её тело хочет придвинуться к нему, принять поцелуй, предлагаемый столь очевидно, но боролась с этим всеми силами.
«Это проклятье»,- сказала она себе строго. - «Это оно заставляет его так поступать, и если ты сейчас этим воспользуешься, то больше никогда не сможешь посмотреть на себя в зеркало!»
- Я… - девушка медленно отступила, хотя жаждала сорвать с себя халат и прильнуть к нему всем телом. – Я лучше пойду, полистаю Книгу Духов. Ты… тебе нужно принять ванну, прежде чем луна наберёт силу.
- Извини, ты права, – он откинулся назад, неловко проводя руками по чёрным волосам. – Оу, я просто приниму ванну.
- Да, эмм… ты так и сделай, - пробормотала Сара, а потом вышла из комнаты так быстро, как только могла, пока гормоны не победили нравственность.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (31.01.2012)
Просмотров: 515 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar