Главная » Переводы » Рыжая и волк, Э. Андерсон » Главы

Глава 1, Рыжая и волк - Э. Андерсон
Глава 1

- Вы уверенны, что это сработает? – Мисси Пикколо в нерешительности посмотрела на небольшой красный пакетик, заполненный засушенными травами и перевязанный белоснежной лентой. Её лицо с маленьким курносым носом и пронзительным чёрным взглядом сморщилось, выражая недоверие.
Сара Дженсен сдержала лёгкий вздох. Хотелось спросить: «Если вы не думаете, что это сработает, то зачем пришли ко мне?». Но оставила вопрос не озвученным, зная, что Мисси, как и другие женщины Бак Лейк штата Теннесси, пришла к ней, считая это последним средством.
Бак Лейк - крошечный городок у подножия гор Аппалачи, а Сара – его грязный секрет: женщина, к которой вы пойдёте, когда современная медицина и наука бессильны, и ничего другого не осталось. Местные жители называли её ведьмой и смотрели свысока, встречаясь на узких тротуарах странной курортной деревни, но достаточно быстро находили дорогу к её дому, когда нужно было навести заговор, снять злые чары или, как Мисси Пикколо, наложить любовное заклинание.
- Конечно, сработает, – сказала Сара, забирая обратно мешочек. – Вы наберёте тёплую ванну и опустите пакетик в воду. Потом искупайтесь в ней сами или, ещё лучше, заставьте Роя - эффект окажется сильнее. Позже займитесь сексом, и он будет связан с вами любовью и преданностью. Но лишь в том случае, если между вами существует влечение, – предупредила она.
- Влечение? – Мисси изогнула тонкие чёрные брови в замешательстве.
- Знаете… немного искр. Притяжение. Он должен хотеть вас хотя бы чуть-чуть, для того чтобы вы смогли привязать его. Понятно?
- Ах… О, да, – лицо женщины разгладилось. – Это не проблема. Я могу сделать так, чтобы он захотел меня. Просто не могу удержать от измен. Не хочу, чтобы он возвращался ко мне после другой женщины, как какая-то собака в тепло.
- Ну, это должно решить проблему, – Сара попыталась ослепительно улыбнуться, но ей это не удалось. Иногда она спрашивала себя, почему осталась в этом Богом забытом городке теперь, когда её наставницы Арэйлии, уже не было? Этой замечательной женщины. Мудрого, спокойного человека, который принял Сару, когда семья отказалась от девушки из-за её странностей. Единственным, кто поддерживал с ней связь после того, как мать и отец отреклись от дочери, остался старший брат Дак. И теперь, его убили в Ираке, а Арэйлия умерла от рака двумя месяцами ранее. Сара оказалась в полном одиночестве, не имея ничего, кроме домика наставницы, оставленного ей вместе с магазинчиком сухих трав и снадобий. От одной мысли об этом хотелось плакать, но девушка проглотила ком в горле и обратила своё внимание на Мисси Пикколо.
- Извините? – переспросила она, понимая, что пропустила вопрос.
- Я спросила: здесь всё, так?
Сара заправила локон цвета осени за ухо. Пряди золотого, огненно-оранжевого и каштанового украшали густые, преимущественно тёмно-рыжие волосы. Этот цвет был подарком природы, а не результатом окрашивания. Ярко-зелённые глаза, бледная кожа и необычные волосы делали девушку похожей на ведьму, которой, как думали женщины в городе, она и была. Таким образом, Сара могла играть свою роль.
- Ну, - сказала она, перечисляя травы на пальцах, – там корень дягиля для положительного эффекта, что, кстати, хорошо для разрушения сглаза. Есть базилик для верности…
- Подождите минуту, – вскинула руку Мисси. – Базилик? Вы имеете в виду тот, который мы добавляем в спагетти?
- Ну да. Но тогда вы используете его в качестве приправы. Почти для всех трав можно придумать больше одного применения.
Мисси фыркнула, сморщив курносый нос.
- Не знаю, согласится ли Рой принять приготовленную мною ванну, если она пахнет как соус.
Сара вновь подавила вздох.
- Она не будет пахнуть соусом спагетти, я обещаю. Там намного больше трав, чем простой базилик, если вы позволите мне закончить.
Мисси хмыкнула и поёрзала на дубовом стуле за кухонным столом, где Сара проводила большинство сделок.
- Отлично. Продолжайте.
Сара взяла миску, где осталась большая часть смеси, приготовленной для Мисси, и начала перечислять отдельные травы:
- Так же там присутствует кедр для духовного очищения, ромашка, чтобы вызвать любовь, корица для желания, женьшень для потенции. Последний ещё и снимает проклятия, отгоняя злые намерения, - сказала она, подумав, что не плохо было бы кое-что разъяснить Мисси, пока ей это интересно. – Цветок страсти, чтобы усилить либидо, сушёный рис для рождаемости, и главное - дамиана.
- Что это? – спросила женщина, уткнувшись носом в красный пакетик и тщательно принюхиваясь.
- Очень сильная трава, – ответила Сара. – Её собирают при свете полной луны. Можно использовать в секс-магии, так как она усиливает желание, и очень хороша для привлечения любовника.
Мисси посмотрела на пакетик в своей руке с явным уважением.
- Ого, вы можете сделать все это всего лишь с единственным пучком сушёных трав?
Сара спокойно улыбнулась ей:
- Если будет угодно Богине, и если вы в это верите. Так как?
Мисси сильнее стиснула пакетик.
- Да, – вздохнула она, говоря с благоговением. – Да, Сара. Спасибо.
Она толкнула скомканную двадцатидолларовую купюру через стол и Сара кивнула.
- Пожалуйста. Будьте счастливы, Мисси.
- Ну, да. Буду счастлива. И счастливого Хэллоуина, – Мисси запихнула пакетик в сумочку, поспешно прошла через кухню и обветшавшую, но уютную гостиную к входной двери. Очевидно, ей очень хотелось уйти, чтобы побыстрее испробовать приворот на ничего не подозревающем Рое. Ни одна из женщин, приходящих к Саре, не оставалась дольше, чем необходимо. Может быть, ведьма и была полезной время от времени, но все ещё оставалась грязным секретом.
Девушка вздохнула, когда клиентка ушла, и разложила оставшуюся смесь на несколько пакетиков. Не было смысла выкидывать её: Мисси не последняя женщина, желающая привязать к себе мужчину магическими цепями любви и страсти.
Если бы только у неё был любимый мужчина, подумала Сара, тогда она бы сейчас не ощущала себя такой одинокой. Но в Бак Лейк для неё никогда никого не находилось. Только двое мужчин в городе не смотрели на неё, как на сумашедшую - старший брат Дак и его лучший друг Рив Дэниэлс.
Когда Дака убили в тылу врага, Сара была уверена, что Рив вернётся домой. Он был ранен и, возможно, получил почётную награду. Но в коротком письме, где Дэниэлс сообщал, что брат умер с честью, он объяснил, что обязан остаться до конца службы – это его долг.
Сара вздохнула, когда подумала об этой весточке. У девушки была фотография, где перед самым отъездом в армию по обе стороны от неё усмехаясь стоят Рив и Дак. У брата были каштановые волосы на несколько тонов темнее, чем её собственные, а у его друга - чёрные, почти с синим отливом и глаза цвета расплавленного янтаря, как хороший виски. Война закалила их обоих, думала Сара, и даже когда срок службы Рива закончится, она не ожидала увидеть его снова. У Дака был такой же овал лица, те же глаза, даже та же россыпь веснушек на переносице, что и у сестры. Её вид только напоминал бы Риву лучшего друга, которого он потерял.
- Время перестать мечтать о прошлом и вернуться в настоящее, девушка, – произнесла Сара вслух. Она встала из-за стола и подошла к огню, слабо мерцающему в камине из красного кирпича. Ей хотелось сделать этот маленький дом более жизнерадостным, не таким пустым.
Было тридцать первое октября, ночь Самайн - Хэллоуин для остальной части мира, и впервые за три года, как Арэйлия приютила Сару, ей не с кем было его праздновать. Девушка знала, что будь она членом шабаша ведьм, то провела бы эту ночь нагая, танцуя и распевая под полной луной, благословляя Богиню. Самайн – это ночь, когда можно развеять всю осторожность по ветру и пойти на поводу у инстинктов. Но как можно это сделать, если праздновать не с кем?
- Может быть, мне стоит отпраздновать одной, – пробормотала Сара. За месяцы со смерти Арэйлии, она уже привыкла говорить сама с собой, а звук её голоса отзывался эхом в небольшом доме и уже не казался таким странным. Решив, что нужно действовать, она пошла в большую спальню, в которую наставница убедила её перебраться, прежде чем умерла, и достала из кедрового платяного шкафа шёлковый красный халат, почти слыша её голос, шепчущий на ухо: «Красный цвет храбрости, здоровья, силы и секса, моя дорогая. Носи красный, если хочешь быть сильной и найти настоящую любовь».
- Ну, одно из двух было бы неплохо, – сказала себе Сара, вздыхая. Недалеко от домика находилась священная роща, а в ней курган около трёх метров в ширину, покрытый мягким мхом и окружённый рябинами, благословлёнными Богиней. Арэйлия рассказывала, что в годы её детства это были просто саженцы, но теперь их стволы стали достаточно толстыми, чтобы обеспечить защиту от любопытных глаз во время полночных ритуалов.
Сара скинула джинсы, футболку, лифчик и трусики, пока не осталась обнажённой. Она накинет красный халат в священную рощу, там снимет его, и будет танцевать под полной луной для Богини, которая предпочитала видеть жрицу без одежды во время торжественных церемоний. Девушка не переживала, что крики «конфеты или жизнь!» прервут этот интимный ритуал: домик был слишком далеко от любого изголодавшегося по конфетам ребёнка, чтобы побеспокоить её.
Тонкий красный шёлк ощущался на коже гладким и прохладным. Сара вздрогнула, когда соски затвердели от чувственного скольжения материала по ним. Странно праздновать одной и так поздно, но ей не хотелось подводить память Арэйлии.
Пройдя через парадную дверь, девушка вышла в прохладную ночь. Можно было услышать шелест ветра в кронах деревьев и почувствовать коричный аромат сухой подстилки из листьев, означавшие конец осени и скорое приближение зимы. Слабый холодный ветер развевал её длинные прямые волосы, старые деревянные доски крыльца скрипели под босыми ногами. Арэйлия любила находиться на открытом воздухе, и у мягкого ветра, казалось, был её голос.
«Когда народится луна,
Поцелуйте свою руку дважды для Богини;
Когда луна достигает своего пика,
Ищите своё истинное желание.
Когда ветер дует с Юга,
Любовь поцелует вас в губы;
Живите и давайте жить другим,
С честью принимайте и с честью отдавайте».

Сара вздохнула, желая, чтобы потоки воздуха и полная луна действительно принесли ей любовь, а не только мысли о ней. Слева тихо стонали цепи старых качелей, раскачиваемые ветром. Девушка старалась не вспоминать о добрых временах, когда сидела на них ночью вместе с Арэйлией, и та рассказывала ей легенды о Богине или учила считать звёзды. Или когда Дак и Рив, зажав её между собой и закинув мускулистые руки ей на плечи, вместе смеялись над плоскими шутками брата. Теперь, когда ничего этого не было, Сара не могла находиться здесь в одиночку. Она быстро отвела взгляд от качелей и пошла в сторону рощи.
Стояла холодная ночь, и когда её босые ноги касались сухой травы, раздавалось тихое шуршание. Дом Арэйлии был далеко в стороне, и она не утруждалась подстригать газон, как городские жители. Все живое: растения и животных надо уважать, а то, что для неопытного взгляда похоже на сорняки на самом деле огромный сад трав, раскинувшийся до самого крыльца. Кроме того, как однажды сказала Арэйлия, заросшая лужайка добавляет мистику к её образу мудрой женщины. Затем наставница засмеялась, замечательным мягким смехом, по которому Сара так сильно скучала, особенно в такие моменты, и добавила, что никто не пойдет к ведьме, живущей в современном доме.
Девушка была на полпути к роще, идя по протоптанной тропинке, освещённой ярким лунным светом, когда услышала низкий, протяжный вой. Не человек, но и не животное. Звук был печальным и голодным, от которого по спине побежала дрожь, и она плотнее завернулась в красный халат, вспомнив, о чём слышала в городе несколько дней назад.
Гус Барннер чинил грузовик клиента, когда Сара подкачивала свои шины. Ей не хотелось подслушивать беседующих между собой мужчин, но она услышала, как Гус рассказывал, что в прошлом месяце на поле Дурам было убито целое стадо оленей.
- Да. Горло было вырвано. Растерзаны в клочья, я не знаю… - говорил он, склонившись над двигателем пикапа, и орудуя гаечным ключом. – Может быть, всего пятнадцать… Просто в голове не укладывается, как можно так легко убить столько оленей!
- Должно быть, это была чёртова стая волков, – предположил клиент, почёсывая лысеющую потную голову под кепкой John Deere(1) .
- Может и так, - ответил Гус, глядя вверх. – Но это не обычное убийство. В основном волки истребляют слабых и молодых. Или старых, я не знаю. Но здесь – убить всё стадо в одном месте? Это не правильно. Не естественно.
Это всё, что удалось услышать Саре до того, как она подкачала шины и уехала, чтобы закончить другие дела. Но теперь протяжное завывание напомнило ей, что поле Дурам не более чем в миле от священной рощи.
- Красный для мужества, – напомнила она себе, ещё плотнее завернув своё обнажённое тело в тонкий шёлковый халат. – Со мной всё будет хорошо.
Девушка решительно зашагала в сторону священной рощи, но вой, раздавшийся вновь, был теперь ближе. Гораздо ближе.
- О, Богиня, – прошептала Сара беспокойно. Она хотела сделать ещё шаг и вдруг услышала какой-то шорох в кустах. Что-то большое.
Хорошо, хватит, пора положить этому конец.
Самайн, или не Самайн, она была уверена, что ни Богиня, ни Арэйлия не хотели, чтобы, готовясь к полнолунию, она стала бы закуской для стаи волков.
Сара развернулась, быстро и как можно тише направившись в сторону дома. Только бы добраться до крыльца, там она будет в безопасности. Нет таких диких животных, которые осмелились бы близко подойти к человеческому жилью… так?
В кустах раздался громкий треск, и Сара боролась с желанием осмотреться вокруг. Сердце колотилось где-то в горле заставляя чувствовать себя слабой и испуганной. «Не беги»,- сказала она себе. - «Не беги, не бе…»
Очередной треск раздался совсем рядом, и девушка бросилась по дорожке, игнорируя свой собственный совет. Часть её хотела оглянуться назад, но другая боялась… боялась того, что увидит. Был ли это тёмный силуэт? Длинная худая чёрная тень с острыми белыми зубами, так и ждущая момента разорвать ей горло?
«Крыльцо… только бы я смогла добраться до крыльца!» До него оставлось не так далеко. Сара могла видеть раскачивающиеся качели, сверкающие серебром в лунном свете, тёплый свет огня сквозь окна гостиной. Безопасность была всего в нескольких футах, но стремительное движение, вызвавшее позади шелест травы, говорило ей, что смерть была всё ближе, бегущая позади, готовая атаковать. Она обернулась на долю секунды и смутно увидела что-то огромное и тёмное, большими прыжками настигающее её в темноте. Богиня! Сара отвела взгляд, не желая больше это видеть, и увеличила темп. Она почти там… почти там…
Босые ноги ударились о крыльцо с глухим стуком, и она потянулась к дверной ручке, когда её нога запуталась в подоле шёлкового халата. Сара проглотила часть крика и с шумом упала на крыльцо, а тёмная фигура нависла над ней.
Девушка закрыла глаза руками, не желая ничего видеть. Она слышала как то, что бы это ни было, учащённо дышало, без сомнения дожидаясь лучшего времени, чтобы порвать её на кусочки. Сердце бешено стучало в груди, и она поняла, что чувствовали несчастные олени на поле Дурам. И тогда, к её огромному удивлению, оно заговорило:
- Сара? – глубокий охрипший голос был знакомым, но она так давно не слышала его, что не могла в это поверить.
- Рив? – девушка отняла руку от глаз и посмотрела вверх, стараясь разглядеть знакомые черты. Лунный свет за его спиной был настолько ярким, что оставлял лицо в тени. Только янтарно-карие глаза оставались видны, почти золотые в темноте. - Это… это ты? – спросила она, сомневаясь.
- Я, – он глубоко и резко вздохнул, как человек, который изо всех сил пытался скинуть тяжёлый груз или сдержать бурю одной только силой мысли. – Это я, Сара. Ты нужна мне.
___________________________________________
1. John Deere – марка производителя сельскохозяйственных машин.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (31.01.2012)
Просмотров: 578 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar