Главная » Переводы » Пощады не будет, Ш. Кеньон » Главы

Глава 8, Пощады не будет - Ш. Кеньон
Глава 8

Страйкер стоял над тлеющими останками Даймонов, которые провалились и не выполнили его задание. Он просто не мог вынести некомпетентности. Зефира отбивала стаккатный ритм по подлокотнику стула своими длинными красными ногтями, наблюдая за мужем с удивленным огоньком в глазах.
- Полегчало, любимый?
- Не очень. Вот думаю, может их воскресить и снова прикончить?
Она сморщила носик в изумлении.
- Я так тебя люблю, зайчик.
Только ей позволялось называть его так. Кто-либо другой на месте его жены уже давно бы оказался...
Еще одной кучкой пепла на полу.
Страйкер расстроенно вздохнул.
- Наша маленькая Охотница в курсе, что мы повисли у нее на хвосте и что у нас имеются сети тетушки Арти... Ты случайно не знаешь, почему эти идиоты, которых я послал, совершенно не были заинтересованы в выполнении основной задачи?
- Да им просто плевать, - ответила Зефира. - А я-то думала, что прервать их вечное проклятие, это весомый мотив для Даймона.
- Ты так думала, - он указал на дымящиеся останки на полу. - Но очевидно ошиблась. Их больше заботит выяснение того, кто кому изменяет, чем спасение нашей расы. Жалкие имбецилы.
Зефира никак не прокомментировала этот выпад.
- Хочешь, чтобы я отправилась за ней?
Он бы и хотел ответить "да", но теперь, чтобы выманить эту сучку, им придется отправиться в Убежище. А это место просто кишит сверхъестественными хищниками, которые просто в восторге от пускания крови, впрочем, как и он сам. Страйкер только что вернул свою жену назад и не станет толкать ее на столь рискованную авантюру.
Он пойдет сам. Но тогда это действие уничтожит договор...
Как же достали эти альянсы. Когда-нибудь он все-таки усвоит, что не следует их заключать.
- Нет. У меня появилась идея получше.
Зефира перестала стучать пальцами.
- И какая же?
- Кое-кому эта охотница нужна даже больше, чем мне. Он приведет ее к нам. В этом я даже не сомневаюсь.
Страйкер лишь надеялся, что его гонец не разорвет ее сперва на части.
Сэм застегнула джинсы, а затем замерла, уловив характерный звук, которого не слышала уже очень давно.
Хихиканье маленькой девочки.
Она быстро развернулась и увидела, что дверь была на четверть приоткрыта, а потом с грохотом закрылась. Смех стал еще слышней.
Что это еще такое?
Прибегнув к своим силам, девушка аккуратно открыла дверь, чтобы ненароком не задеть "Выглядывающего Тома". Девочка нерешительно заглянула в комнату. Ее личико было окружено копной белокурых кудряшек и украшено ярко-синими глазами и ямочками на щеках. Она выглядела, как четырехлетний ребенок, по человеческим нормам, и была невероятна прекрасна в розовом платье с изображением какого-то мультипликационного героя, о котором Сэм ничего не знала.
- Ты не должна была видеть меня, - громко прошептала она. - Дядя Дэв сказал, что если я тебя потревожу, то он отстегает меня. Я ведь не беспокою тебя, правда?
Да. Ее вид пронзил Самию насквозь. Это заставило ее сердце заныть об утрате своей собственной дочери. Чувства были настолько сильны, что у нее комок образовался в горле, а глаза наполнились слезами. Это было так неправильно, что даже по прошествии стольких столетий, ее руки ощущали опустошенность и нужду в объятии малыша. В возвращении к одному из тех бесценных моментов, когда она зарывалась лицом в локоны дочери и вдыхала сладковатый детский аромат...
Я продала свою душу не за то.
И от такого осознания становилось еще больнее.
Сэм улыбнулась малышке.
- Нет, милая. Ты меня совсем не потревожила. Это окончательно взволновало девочку. Она захлопнула дверь и приблизилась к охотнице. Девчушка широко улыбнулась, держа свои ручки за спиной.
- Дядя Дэв сказал, что, когда ты касаешься людей, то можешь рассказать о них все. Это правда?
- Правда.
Она в возбуждении запрыгала на месте, хлопая при этом в ладоши.
- Это так необыкновенно. У меня еще нет никаких своих сил. Но я все продолжаю надеяться, что они появятся... как и моя грудь, но пока ничего. А сколько нужно времени, чтобы грудь выросла?
Сэм заколебалась прежде, чем ответить на вопрос, который вызвал у нее смех.
- Ну, мне было двенадцать лет.
- Гм-м-м, интересно, а сколько это в переводе на наш возраст? Я все никак не могу сообразить, - она взглянула на свою плоскую грудь. - Очевидно, я еще не достигла этой цифры. По крайней мере, очень на это надеюсь. А иначе мне придется напихивать мой лифчик, как делает это кузина. Ее грудь выглядит очень-очень комковатой, совсем как овсянка. Но думаю, это все из-за того, чем она ее наполняет. Кара говорит, что носки гораздо лучше, чем туалетная бумага. Это очень непристойно и весьма злит ее папочку.
- Йесси, что ты там делаешь?
Маленькая девочка подскочила, когда дверь распахнулась, и перед охотницей предстала более взрослая версия малышки. Словно Самия сумела взглянуть на Йесси в двенадцатилетнем возрасте сквозь преломление времени. Высокая, стройная и, да, с большими сиськами. Одетая в широкие джинсы и зеленый свитер, старшая девочка была поразительно красива.
Йесси вжалась в стену.
- Я ничего плохого не делаю, Джоси. Ты просто вредничаешь.
Джоси страдальчески вздохнула, заметив, как Сэм в замешательстве нахмурилась.
- Сперва, утром она решила испечь в духовке торт-мороженое из Баскин Роббинс, который принадлежал Реми, решив, что именно так и получается Печеная Аляска, а теперь она нарушила все приказы и беспокоит вас. Мне очень жаль. - Она оглянулась на сестру. - Клянусь, Йесси, ты из всех сил стараешься не выжить. Я же говорила тебе, что папа просто съедает таких непослушных, как ты.
Дэв фыркнул, появившись у нее за спиной.
- Ну, это однозначно неправда, Йо-Йо. Ты же еще здесь.
Девочка так закатила глаза, что подобный жест мог сойти с рук только весьма близким членам семьи Дэва.
- Ты даже не представляешь, как она себя ведет.
Дэв ухмыльнулся.
- Еще как представляю. Я же помню тебя в ее возрасте.
Джоси напряглась от негодования.
- Я никогда не вела себя подобным образом.
- Конечно, нет, - ответил он сухо. - Ты никогда ничего подобного не вытворяла. Ты была просто ангелом во плоти. Прямо всегда. Тогда почему в дымоходе в северной части дома все еще зияет дыра?
Если взглядом можно было убить, то сейчас бы Дэв был уже серьезно ранен.
- Это совсем другое. Алекс доставал меня. К тому же, именно он купил петарды.
- Угу. Да поможет нам и нашим посетителям бог, когда твой отец решит, что ты достаточно повзрослела, чтобы обслуживать столики. А теперь убирайтесь отсюда, обе, пока я не скормил вас Реми.
Джоси схватила Йесси за руку.
- Видишь, я же говорила, что они едят негодниц.
Когда Дэв уже собрался закрыть дверь, снова вернулась Йесси и обняла его за ногу.
- Люблю тебя, дядя.
Он поднял ее на руки и крепко прижал к себе. Прежде чем снова отпустить девчушку, Дэв чмокнул ее в щеку.
- И я тебя люблю. А теперь давай беги, недотепа, пока твоя сестра окончательно не вышла из себя.
Йесси повернулась бедром вперед и сжала маленькие кулачки, встав в бойцовскую стойку.
- Я смогу справиться с ней.
- Йесси! - Закричала сестра девочки из гостиной.
Опустив ручки по швам, Йесси округлила губки и вылетела из комнаты. Дэв захохотал, закрывая за ней дверь. Улыбаясь, медведь переключил свое внимание на Самию.
- Ты уж извини. Не знал, что Йесси сорвалась с цепи. За этой малышкой нужен глаз да глаз. Клянусь, она двигается так быстро, что иногда оставляет позади себя дымящийся след.
Сэм то же самое чувствовала по поводу своей дочери. Боже, как бы охотнице хотелось вернуться к тому дню, где ей приходилось гоняться за Агарией...
Она заставила себя не думать об этом.
- Девочка просто само очаровние. Чья она?
- Это дочь моего брата Зара.
- А кто такой Алекс?
- Старший брат Джоси. Зар у нас просто размножается, как кролик. Даже не спрашивай. Он производит на свет все новых и новых медвежат, что нам уже дурно всем от этого. К счастью, они достаточно милы, поэтому мы и терпим все их выходки.
Сэм покачала головой от его шутливого тона.
- А где вы их держите? Сколько раз была в вашем заведении, никогда не видела ни одного ребенка.
- Им не разрешается появляться в ресторане в рабочие часы. Медвежат держат здесь в доме и охраняют до тех пор, пока они не достигнут зрелости и не смогут превращаться в людей. За простыми детьми тоже следят, а потом, по достижении определенного возраста, некоторых отправляют в школу - конечно, если они сами этого захотят. В противном случае, мы находимся на домашнем обучении.
Это все объясняет. Девушка отлично понимала, почему детенышей окружают повышенной заботой.
- Почему вы не позволяете Джоси обслуживать столики? Мне она показалась достаточно взрослой.
Он мгновенно стал мрачнее тучи.
- Окружающие думают, что мы все Катагарийцы. Стоит Вер-охотнику или какому-нибудь другому человеческому ребенку увидеть Джоси, и они сразу поймут, что мы не... ну, по крайней мере, не все мы из рода Катагария.
Она никак не могла разглядеть в этом проблему.
- И что это так плохо?
По свирепому блеску его глаз, девушка поняла ответ.
- Когда моя мать была жива, ей бы это стоило места в Омегрионе. Она была представителем от рода Катагарийских медведей. Нельзя получить членство в этом совете, не будучи верным своим видам. Другие кланы Катагарийцев-медведей сочли бы ее союз с Аркадианцем за конфликт интересов - чего на самом деле, поверь, не было. Моя мать была верна Катагария до самого конца. Вот тебе еще один факт к размышлению, в нашем виде не любят полукровок. Они воспринимают нас, как дворняг, которые по своему развитию не опережают тараканов, а может и того хуже. Я убью любого, кто заставит кого-то из моих племянниц или племянников стыдливо опустить голову. А то, что с ними сделает Реми, ты совсем не захочешь узнать.
Была одна вещь, которая нравилась Самии в Дэве. Он очень напоминал ей себя. Семья главнее всего, и смерть тому, кто настолько глуп, что решит покуситься на ее благополучие.
Он опустил голову к ее груди.
- Как ты себя чувствуешь? Рана тебя еще беспокоит?
- Я поспала и исцелилась. Немного саднит, правда, но, в остальном, я, как новенькая.
Это была не совсем правда. В груди нещадно жгло. Если бы она была не амазонкой, то даже пожаловалась бы.
Тем не менее, такая манера поведения совсем не свойственна ее виду. Амазонки смогут вынести любое испытание.
- Вот и славненько, - медведь засунул руки в задние карманы, излучая такую сексуальность, что у Самии даже участился пульс. - А теперь хочешь услышать плохие новости?
У нее сжалось все внутри. От этих слов повеяло какими-то убийственными вибрациями. Гормоны девушки мгновенно присмирели, когда мозг стал просчитывать все возможные неприятности, которые могли произойти за время ее недолгой передышки.
- У тебя бешенство, не так ли? И это каким-то образом может передаться и Темным охотникам. Тело начнет разваливаться на куски, но сперва выпадут волосы. Я права?
- Ха-ха. Нет, но тебе повезло бы, если бы оказалось все, как ты только что описала.
Великолепно. Просто великолепно. И зачем ей понадобилось вставать с постели?
- Может мне стоит сначала присесть?
- Я бы так и поступил, но слишком ленив. Даже для этого.
Вздохнув, Сэм прислонилась к комоду и скрестила на груди руки.
- В чем дело?
- Эш, в своем стремлении безгранично заботиться о тебе, позвал еще двух Спутников сюда, чтобы охранять тебя до тех пор, пока мы точно не выясним, зачем ты так отчаянно понадобилась Страйкеру.
О, это было уже совсем плохо. Возможно, ей следовало бы присесть перед тем, как она задаст риторический вопрос, на который совсем не хотела получить ответа.
- И кого же он прислал?
- Итона Старка и...
- Нет, - она просто отказывалась находиться рядом с ним.
Вся ситуация причиняла боль девушке по многим причинам, поэтому то, что он уже просто находился в городе, было очень жестоким и нестандартным наказанием.
- Это обсуждай с большим парнем. Я не контролирую задания его кадров. Мне хватает и того дерьма, с которым приходится иметь дело, здесь в баре.
Охотница никак не отреагировала на последнее замечание и попыталась вернуть медведя к основной теме их беседы.
- Мне стоит спрашивать, кто второй Спутник?
- Твоя подружка Чи.
Ну что ж, по крайней мере, хоть в этом повезло. Если бы только она смогла отделаться от Итона... каким-либо иным способом.
- Не могу поверить, что Ашерон прислал Итона для моей защиты.
Эш ничего не знал об их истории, по крайней мере, на это надеялась Самия, но он был прекрасно осведомлен, что она не в восторге от этого греческого воина.
- Я в аду, - девушка сжала зубы, проглотив ругательство. Затем она вздохнула, обнаружив для себя одну маленькую лазейку. - Хорошо, что мне не придется его терпеть, пока солнце...
- Вообще-то, он внизу и поджидает тебя.
Кто бы сомневался. Ведь это было ее везение вкупе с больным чувством юмора Ашерона.
- Но как? Сейчас же день.
- Благодаря Тэйту. Коронеру, о котором я раньше рассказывал. У него есть мешки для тел, в которых он и перевозит Темных охотников по всей округе.
Сэм нахмурилась, услышав его объяснения.
- А я почему о таком не слышала?
- Возможно, потому, что с твоими-то силами положить тебя в такой мешок будет весьма необдуманным шагом, раз уж ты можешь уловить следы присутствия предыдущих обитателей.
Она тихонько зарычала.
- А Итона я могу засунуть в такой же навсегда?
- Я не против, но опять же, это стоит решить с большим парнем, который может возражать.
Самия ненавидела, когда Дэв был чертовски прав.
- А Чи здесь?
- Да. Она в баре играет на одном из автоматов в весьма посредственную игру "Госпожа Pac-Man".
Он подошел поближе, и Сэм по привычке напряглась. Медведь взял ее щеку в ладонь, и это умиротворяющее чувство омыло девушку с головой. Его глаза потемнели, пока он изучал лицо охотницы, а дыхание Дэва нежно касалось ее кожи.
- С тобой и правда все в порядке?
Нет, не тогда, когда этот мужчина стоял так близко к ней и заставлял чувствовать ее нормальной. Девушке одновременно и нравилось это ощущение, и она ненавидела его. Аромат его кожи дразнил Самию. Она ощущала невыносимое желание укусить его за подбородок. Как может мужчина быть таким потрясающим?
Такой милый и напористый? Невероятная и весьма сексуальная смесь. Он напоминал Сэм обо всем, что девушка поставила на кон ради этой жизни. Обо всем, что когда-то многое значило для нее.
Самия представила, как Дэв держит своего собственного ребенка. И эта картинка пронзила ее. Черт, не стоило бы мне видеть его с племянницей. Теперь этот образ вечно будет преследовать девушку. Сэм всегда нравилось, когда мужчина держал в своих руках дитя или младенца. Именно благодаря этому, она и влюбилась в Иола. Они прогуливались по городу, когда увидели, как маленький крестьянский мальчик споткнулся и упал в грязь. Даже не задумавшись о своем происхождении или стоимости одежды, Иол поднял ребенка и отряхнул его, а затем отнес домой к матери. Хитон Иола был замазан маленькими грязными отпечатками рук.
Он просто рассмеялся, заметив их.
- Отстирается. Уж лучше я немного перепачкаюсь, чем ребенку будет больно. Одежду можно заменить, а детей просто необходимо холить и лелеить.
Это воспоминание пронзило сердце Самии. Почему же ты умер?
Даже после стольких веков, она все еще злилась на своего мужа за то, что он умер у нее на глазах и оставил совсем одну в этом мире. Но где бы Иол ни был, Сэм точно знала, что он приглядывает за их доченькой вместо нее.
Как и обещал.
Соберись, Сэм. У нее были гораздо более важные мысли для размышлений, чем прошлое, которого она не могла изменить. Вот некоторые из них, почему вдруг Самия стала магнитом для Даймонов? Планировали ли они разделить всех Темных охотников, перебросить их всех по одному в Калосис, где смогли бы поизмываться над ними, а потом и убить?
Или их планы были еще хуже?
Дэв наклонил голову, словно прислушивался к звуку, который был уловим только его ухом. Когда он снова посмотрел на Самию, то все его черты пронзили морщины.
- Ник Готье внизу.
- Ник? - Именно для его охраны охотницу и перебросили в Новый Орлеан.
И несмотря на то, что он был Темным охотником, этот парень перевоплащался в нечто, чего Ашерон не мог понять до конца. Им было сказано, что Ника следует беречь до тех пор, пока он не научиться совладать со своими способностями. Если они позволят темным силам подобраться к нему, то это зло поглотит мальчишку, и охотники получат гораздо более весомый повод для волнений, чем Даймоны.
Этот процесс уже невозможно будет остановить.
Самия покачала головой.
- Что он здесь делает?
- Понятия не имею. Он только что взломал мою голову, - термин, который на яыке Вер-охотников значит, что Ник только что связался с ним телепатически. - И сказал, что ему просто необходимо встретиться с тобой. Хочешь, чтобы он поднялся сюда, или спустишься вниз сама?
У девушки брови поползли вверх, когда она узнала о телепатических способностях Ника. Когда Ашерон просвещал ее по поводу силы мальчишки, то эта деталь ускользнула. Она вдруг задумалась о том, что либо Ашерон все знал об их подопечном, либо его могущество росло с такой скоростью, что их бесстрашный лидер просто не успевал за всем следить. Или же Ашерон, в очередной раз, просто утаивает ценную информацию.
- Готье владеет телепатией?
- Или так, или у меня галлюцинации. Но мне совсем не нравится тот факт, что приходится расходовать такое идеальное видение на Ника Готье, особенно когда в нем учавствуешь ты.
Сэм коротко хохотнула от такой неспособности Дэва принимать вещи всерьез.
- Зови его.
Едва слова слетели с губ девушки, как Ник появился перед ней. Сэм не знала, но что-то в этом Каджуне заставило ее нервы натянуться до предела. Несмотря на то, что он всегда радушно к ней относился. Ей показалось, что в этом парнишке имелся росток зла. Нечто такое, что заставляло охотницу нервничать. Опасаться.
Не испытывать страха, просто напрягаться в его присутствии.
С ним, определенно, было что-то не так...
Высокий и безбожно прекрасный, парень был одет во все черное. Единственное, что отличало его от всех остальных охотников, так это месторасположение метки ввиде лука и стрелы: если обычно она находилась в прикрытом одеждой месте, то у Ника клеймо расположилось по всей щеке и шее, словно Артемида дала ему пощечину, когда обращала в Темного Охотника.
Сэм могла поклясться, что на самое незначительное мгновение глаза парня полыхнули красным прежде, чем он зловеще хохотнул.
- Твои дела совсем плохи.
Сэм взглянула на Дэва прежде, чем одарить Ника ничего не выражающим взглядом.
- С чего ты взял?
- Ты не можешь оставаться здесь, - с ноткой угрозы произнес Ник. - Даймоны в курсе, где ты находишься, и готовятся к всеобщей войне.
Дэв усмехнулся.
- Скажи-ка нам, чего мы еще не знаем.
Ник стрельнул глазами в медведя, говоря, что тот был полным идиотом.
- Ты даже себе не представляешь. У вас тут полно детей, да и Савитар в этот раз не на вашей стороне. Страйкер знает об этом и намерен использовать это преимущество на все сто.
Дэв выглядел менее,чем убежденным.
- И как ты узнал о планах этого кровососа?
Ник не ответил.
- Послушайте, вы двое можете стоять здесь и спорить, а можете довериться мне.
Дэв колебался. Часть него все еще воспринимала Ника, как маленького язвительного паренька, который вырос внизу в ресторане, поигрывая на бильярде в задней комнате и приглядывая за матерью, когда-то работавшей официанткой на его семью.
Но этот Ник исчез ровно в ту ночь, когда его мать была убита Даймоном, а сам парнишка застрелился, чтобы превратиться в Темного охотника и обрушить возмездие на того ублюдка, который разодрал горло его матери. С тех пор, Ник так и не стал тем мальчиком.
Более того, он обладал таким могуществом, о котором средний Темный охотник и помыслить не мог. Весьма причудливое могущество. Все животные инстинкты Дэва ощущали резонанс этих сил. Способности были невероятными и неистовыми. Даже хуже, злонамеренными и холодными.
Развращающими. И достались они Нику от чего-то гораздо более темного, чем богиня Артемида.
А сегодня...
Дэв сумел уловить нечто внутри парня. Нечто более страшное, чем было до этого...
Дрожь пробежала по спине медведя.
Именно поэтому, Дэв не смилостивился над ним. До тех пор, пока он не будет знать точно, на чьей стороне выступает Ник, медведь будет считать его врагом, не беря во внимание то, что в прошлом он сражался за них. За свою долгую и тяжкую жизнь он хорошо усвоил одно правило: все люди предают друг друга.
- Мы же доказали, что сможем справиться со всеми захватчиками. Думаю, здесь она будет в безопасности.
Ник ухмыльнулся.
- В прошлый раз вы вывели своих детей. Убрали с линии огня. А теперь они здесь. Ты готов подвергнуть их жизни опасности?
Эти слова обожгли его, словно кислотный дождь.
- Ты угрожаешь нашим детенышам?
На лице Ника невозможно было ничего прочитать.
- Я пытаюсь спасти вас всех.
Дэву хотелось поверить парню. Правда. Но что-то было не так, а медведь все никак не мог понять что.
- Послушай...
Внезапно Ник стал выглядеть разрушительно и зловеще.
- Почему бы тебе не последовать совету, Медведь, и не свалить отсюда?
Дэв сжался.
- Никогда не смей разговаривать со мной в таком тоне, мальчишка.
Сэм оттащила мужчину от Ника, когда нечто странное возникло у нее в голове. Она увидела Готье, окруженного Даймонами.
Увидела...
Все исчезло прежде, чем она сумела рассмотреть что-либо. Вот дерьмо. Самия ненавидела, когда ее силы вели себя подобным образом.
Ник прищурился.
- Мы должны уйти отсюда, пока никто не пострадал.
Неожиданно, Сэм поняла, что не давало ей покоя. Ник прибыл сюда сам. Абсолютно один.
- Кто сейчас за тобой присматривает?
- Прошу прощения?
- Ты все прекрасно слышал, Ник. Кто должен тебя сегодня охранять?
Он ухмыльнулся.
- Никто не будет следить за мной. Я же сказал Ашерону. Вы все лишь тратите свое время. Ну да ладно, - парень взглянул мимо охотницы на Дэва, который наблюдал за ними с суровым выражением лица. - Если ты не хочешь уходить. Что ж, ладненько. - Его черты окончательно превратились в лед. - Оставайся. Погибай. Моим яйцам меньше забот. Я лишь пытался оказать Ашерону услугу.
Сэм скривила в отвращении лицо. И хотя манера поведения напоминала того самого Готье, он все же никогда не вел себя настолько грубо.
Ник почесал большим пальцем щеку прежде, чем презрительно ухмыльнуться.
- Они в вашем распоряжении. Vα φάνε μέχρι να ήταν παραγεμισμένα.
Девушка нахмурилась, услышав фразу на греческом, которая означала " ешьте, пока не станет плохо".
Как только он произнес эти слова, в центре комнаты образовалась дыра, из которой появился десяток Даймонов.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 550 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar