Главная » Переводы » Пощады не будет, Ш. Кеньон » Главы

Глава 5, Пощады не будет - Ш. Кеньон
Глава 5

Сидя за компьютером, Самия подавила зевок. Она разослала оповещения каждому Темному охотнику, на абонентский ящик Оруженосцов, в локальную сеть, на аккаунты в Twitter, MySpace и Facebook. Девушка оставила сообщения даже на тех сайтах, которые на первый взгляд казались местом для ролевых игр, а в действительности там скрывались от посторонних глаз их люди. Она набирала и отправляла послания несколько часов, предупреждая своих собратьев и их работников о том, что к ним приближалось.
Даймоны непременно придут за ними. К тому же, они все были весьма обозлены.
С одной стороны, она могла понять их гнев. Даймоны ведь родились Апполитами - расой сверхлюдей, созданной богом Апполоном. А затем, из-за действий своей ревнивой королевы, которая приказала убить человеческую супругу и сына Апполона, этих бедолаг проклял их же собственный бог на страшнейшую смерть в возрасте двадцати семи лет - столько же было той девушке, которую убила королева. Лишь начав всасывать в себя человеческие души, они могли обрести надежду на то, что смогут пересечь этот роковой возрастной рубеж. Но проблема заключалась в том, что этим душам не предполагалось жить в телах таких существ. Как только Даймон вобрал в себя ее, она начинает разлагаться и умирать. И если Темному охотнику не удается выследить и убить Даймона до того, как душа выдохнется, то она просто перестает существовать.
Навсегда.
Но с другой стороны, когда Самия наблюдала за тем, как они вырезали всю ее семью, девушке хотелось стереть всех этих Даймонов с лица земли. Это были отвратительные чудовища, у которых не было ни капли уважения к человеческой жизни, и только за одно это, Даймонов следовало бы подвергнуть тотальному истреблению. И если для этого нужна она, так тому и быть.
- Ты хочешь войны, Страйкер... ты ее получишь.
Но только когда зайдет солнце. Чтоб их этих богов, возложивших на Темных охотников такое же ограничение, что и на Даймонов. В следующие несколько часов Сэм не могла ничего сделать, кроме как ждать.
Девушка сжала зубы, заметив, как сквозь жалюзи в комнату проникали неясные лучи солнца. Она расположилась в другом конце комнаты, поэтому была в безопасности.
По крайней мере, в данный момент. Но брошенный кирпич или бейсбольная бита могут создать из этих лучей смертельную опасность. Если солнце попадет на кожу охотницы, то она вспыхнет, словно вампир из второсортного кино.
Не желая думать об этом, Самия бросила взгляд на часы и вздохнула. Едва минул полдень, пора бы и поспать.
Ты не расправишься с Даймонами, если тебе даже думать сложно. Залазь в кровать, Сэм. Ты ведь все равно ничего не сможешь сделать, пока не наступит темнота.
Охотница ненавидела все это. Не в ее характере отступать. Будучи еще солдатом, ее наставник просто вдолбил в девочку эту мудрость. Амазонки не прячутся за спинами других. Иногда тебе хочется скрыться, а иногда просто стоит это сделать. Но Амазонки никогда и ни от чего не бегали.
За исключением солнечного света.
Разозлившись, она уставилась в потолок.
- А знаешь, Апполон, если ты хотел уберечь человечество, тебе не стоило убирать и нас из-под солнца.
Тогда бы преимущество оказалось у них, а не у этой проклятой нации.
И чего ты распаляешься впустую? Даже если греческий бог и слышал ее, ему было плевать. Кому, как не ей, знать об этом. У этих божков имелись дела и поважнее, чем просто выслушивать людские жалобы.
И тем не менее, девушке полегчало, когда она высказалась.
Охотница взяла стакан с водой и направилась к лестнице, чтобы наконец добраться до своей спальни, которая находилась на третьем этаже. Единственное, что она ненавидела в проживании в Новом Орлеане, было то, что никто не мог себе позволить оборудовать дома подвалами. Ведь они были гораздо безопаснее, чем спальня наверху. К сожалению, уровень моря здесь превышал все допустимые нормы, поэтому подвалы незамедлительно затопило бы. Так как она проживала одна, то ей приходилось уповать только на себя, если вдруг разыграется непогода или вспыхнет пожар.
Именно по этой причине большинство Темных охотников обзаводились Оруженосцами, которые были у них в роли личных секретарей и охранников в течение дня.
А вот Сэм никто не был нужен.
Тебе следовало позволить Дэву остаться с тобой.
Это было бы величайшей ошибкой по многим причинам. К тому же она не знала, сможет ли его щит – что бы он из себя не представлял – работать, пока девушка будет спать. С момента превращения в Темную охотницу, она больше не могла позволить ни одной живой душе приближаться к ней во время сиесты. Находясь в стране Морфея, Самия не имела возможности контролировать их. Ее сны переплетались с мыслями окружающих, и Сэм проводила беспокойный день, слушая и наблюдая за всем, что видели они.
Охотница однажды даже пыталась завести собаку или кошку, но их мысли были еще более странными. Поэтому она сама себя обрекла на вечное одиночество. Не то, чтобы это сильно волновало девушку. Спустя столько веков, она уже привыкла к этому.
По крайней мере, так Самия убеждала себя.
Снова зевнув, она вошла в комнату и сбросила халатик. Несколько часов крепкого сна, и Сэм будет, как новенькая. А если эта чертова птица, решившая, что ей можно приземляться на ее подоконник, поедать червяков и чирикать, снова объявится, пока охотница будет спать, то она пристрелит ее, даже не заботясь о том, что выстрел впустит в комнату солнечные лучи.
Дэв резко проснулся. С колотящимся сердцем, он прибегнул к своему обостренному слуху, чтобы понять, что могло его разбудить. Он уловил легкое похрапывание Эйми в комнате дальше по коридору. Весь персонал разбрелся по своим делам…
Ничего необычного. Еще один однообразный день.
После чертовски невероятного утра, закончившегося моральным насилием. Не желая думать об этом, медведь развернулся и взглянул на часы. Было начало третьего. Мужчина выругался, ведь он проспал всего около трех часов.
Давай засыпай.
Он перевернулся на другой бок и закрыл глаза. Но как бы Дэв не пытался, ему так и не удалось снова уснуть. Что еще хуже, медведю не давал покоя запах амазонского отчаяния.
- Да что со мной происходит?
Сэм же ясно дала понять, что он прошедший этап в ее жизни. Она запихнула свою игрушку подальше в глубокий ящик и больше не желала видеть ее. И тем не менее, Дэву не удавалось выбросить девушку из головы.
Она злобная и не имеет никаких моральных принципов.
И чертовски сексуальная.
Мне не стоило представлять ее обнаженной… появляться у нее в доме и проводить с ней самое потрясающее утро в своей жизни.
Это было похоже на то, как если бы он сам себя попросил не дышать. Некоторые вещи парни делают на автопилоте. А когда женщина сама предлагает целое утро неистового секса, то они просто принимают это предложение.
Зарычав, он вытянул подушку из-под головы и накрыл ею лицо. Попытайся уснуть.
Пошли все к чертям собачьим и придуши себя.
По крайней мере, тогда медведь избавится от своей боли.
Однако это было бесполезно. Дэв просто ничего не мог с этим поделать. Он проснулся окончательно, так же, как и его член… Что б его, если так дело пойдет и дальше, то он постоянно будет дерганным.
Ну что за напасть, его тело просто отказывалось успокаиваться.
Он все еще ощущал пульсацию от невероятного секса, чувствовал, как возрастают его силы. К тому же его одолевало неуемное желание повторить то, чем они занимались все утро. Дэву невероятно повезло, что он вообще смог уснуть.
А теперь… Все бесполезно.
Разозлившись, медведь направился в ванную, чтобы одеться и хоть немного привести голову в порядок.
А когда у тебя там вообще был порядок?
Да уж, что верно, то верно…
У него не заняло много времени, чтобы принять душ, побриться и одеться. Он спустился вниз и встретился со своим близнецом Куинном, который отчитывал еще одного брата Реми за прошедшую ночь. Он был знаком с этими звуками, ведь пару раз ему приходилось сталкиваться с этой шумной проповедью самому.
Дэв криво ухмыльнулся.
- А знаешь, я мог бы поставить его на место во время сна, если тебе станет от этого легче.
Рассмеявшись, Куинн отнес гору тарелок к раковине.
- Не искушай меня. Как будто у меня у самого не было таких мыслей. Никчемный засранец.
Дэв остановился у раковины.
- Что он натворил?
- Да снова перепутал все счета и накладные с прошлой ночи, - Куинн низко зарычал. - Ну как можно было не научиться читать приходные квитанции за столько-то лет? Клянусь богом… маму бы удар хватил, если бы она все это увидела.
Они оба замолчали, когда эти слова повисли в воздухе. Неожиданно медведи встретились лицом к лицу с жестокой реальностью: их матери больше никогда ни до чего не будет дела.
Боже, ну когда же перестанет быть так больно? Однако чувство вины за то, что он не смог защитить своих родителей, было гораздо ощутимее. Будь Дэв хоть немного быстрее, то сумел бы спасти свою мать.
Отбросив в сторону это никому не нужное сожаление, оборотень дважды наматал на палец ремешок шлема, который был у него в руках.
- Пусть Эйми со всем этим разберется. У нее это получается гораздо лучше, чем у нас.
- Я ей передам, что ты сказал.
Куин непременно так и сделает, и тогда Эйми сильно обидится, хотя Дэв ничего такого не имел ввиду, кроме того, что она на самом деле лучше разбирается в ведении дел, чем они все. Женщины. Всегда раздражаются на пустом месте.
Вот и Сэм вышвырнула его из своей постели без всякой видимой на то причины. Одному богу известно, что такого сказал медведь, чтобы так вывести девушку из себя. Прежде чем составить тарелки в посудомоечную машину, Куинн счистил с них остатки еды.
- И чего это ты бодрствуешь? Обычно ты не встаешь раньше ужина.
- Да не спится что-то.
Куинн провел рукой по лбу, чтобы отбросить прядь вьющихся белокурых волос.
- Тебя ведь не было ночью дома, не так ли?
- Ага.
Его брат сочувственно вздохнул.
- Чувак, да тобой быть напряжно.
Дэв не обратил внимания на его сарказм и, пройдя мимо раковины, направился к двери, ведущей в клуб. Его старший брат, Алайн, следил за полупустым залом. Всего лишь несколько людей играли на бильярде в дальнем углу бара, и еще парочка перекусывали за столиками у входа. Алайн остановился, заметив брата.
- И что это ты делаешь на ногах?
В этом и был недостаток ночного образа жизни. Стоит ему подняться до заката, и его семья надоест Дэву своими вопросами.
- На горизонте появилась комета, ведущая к апокалипсису. И я подумал, что мне стоит подняться по такому случаю.
Алайн фыркнул.
- Знаешь, для большинства людей это прозвучало бы, как шутка, но в этом месте...
Медведь уловил суть. А может Дэву и в самом деле не стоило так часто упоминать столь вероятный сценарий развития событий.
- Прохлаждаешься, а?
- Вообще-то, ты пропустил наплыв посетителей на ланч. Мы просто разрывались.
- Почему же не позвал меня помочь?
Алайн беззаботно пожал плечами.
- Вы и так, ребята, допоздна разбирались с беспорядком, оставленном демоном. Не хотелось тревожить вас. Мы тут справились без особых осложнений.
- Ты ведь не съел никого из туристов?
Алайн заворчал.
- Не-а, а вот Эйми бы точно полакомилась кем-нибудь, будь она в тот момент с нами.
Дэв улыбнулся, вспомнив, насколько может быть несдержанна его сестра, когда попадаются несговорчивые люди. На Эйми определенно накатывают приступы ярости.
- Тогда здорово, что вы позволили ей поспать.
- Это уж точно, - Алайн взглянул на шлем, который Дэв держал в руках. - Ты куда-нибудь едешь?
- Нет. Пока я стою.
Алайн в полном негодовании фыркнул.
- Ты же знаешь, о чем я говорю.
- Ага, - Дэв переложил шлем подмышку. - На душе что-то неспокойно. Вот решил, что это хоть как-то поможет снять стресс.
Брат одарил его озорной ухмылкой.
- А я знаю еще кое-что, что обладает таким же действием.
Дэв фыркнул.
- Да уж, давненько я не делал этого.
Он не собирался рассказывать даже своему брату, где провел целое утро. Чем меньше личностей знают об этом, тем лучше будет для него самого.
- Кстати, я заметил, что ты больше не калечишь сопляков, которые наведываются сюда. С тобой все в порядке?
- Ну, пока не умер, - хотя лучше бы он сдох, чем просто стоять тут и отчаянно желать того, чего никогда не сможет добиться.
Дэв кивнул брату.
- Увидимся позже.
Не проронив больше ни слова, он вышел через заднюю дверь, где они оборудовали стоянку для их мотоциклов. Ему принадлежал гладкий черно-серебряный с вкраплениями красного Suzuki GSX-R 600 2007 года. Ужасно быстрый, опасный и объемный...
И таким же женщинам он отдавал свое предпочтение.
Однако правда была в том, что медведь хотел вовсе не на байке прокатиться. Он бы лучше предпочел нечто высокое и белокурое, которое ходило бы так, словно весь мир был у нее в кармане.
Не смей туда ездить, Медведь.
Если бы только он сумел остановить этот мысленный поток с такой легкостью. Черт, да что такого необычного было в этой Сэм, если ему до сих пор не удается сконцентрироваться ни на чем другом, кроме нее? Оборотень завел двигатель. И пока он прогревался, Дэв надел шлем. Когда он вывел свой байк и помчался по улице, сам точно не зная куда, его адреналин просто зашкаливал. Ему просто на время нужно было побыть подальше как от людей, так и от животных.
Дэв на скорости более ста миль в час с ревом пронесся по I-10 - убийственная гонка для простого человека. И для оборотня это было не очень умно. И в конце концов, даже это не улучшило его настроение. Медведь все еще ощущал себя на грани.
После часа езды, он обнаружил себя на улице Святого Чарльза. В этом районе расположились одни из самых чудесных домов в Новом Орлеане, но медведя привел сюда один конкретный дом.
Самия, возможно, отправит его в мир иной, если узнает, что он околачивался возле ее черных кованых ворот, словно какой-то параноидальный преследователь. Дэв и сам осознавал, что идея была не ахти какая. Ему бы тоже не очень понравилось, если бы кто-то осмелился сделать для нечто подобное.
И тем не менее, он сидел, словно какой-то влюбленный тинейджер, надеясь хотя бы одним глазком взглянуть на свою зазнобу.
Мне нужна серьезная помощь.
Может Грейс Александер удастся втиснуть его в список своих пациентов. Она была психиатром, работавшим в сверхъестественных кругах. Уж эта женщина могла помочь ему.
Медведь, да тебе не нужна никакая помощь. Ты просто жалок. Гоняешься за девушкой, которая пинком под зад выставила тебя из своей постели...
С этим сложно было поспорить.
Дэв опустил стекло в своем шлеме и собрался вернуться домой. Но потянувшись к дросселю, он внезапно ощутил странную дрожь на позвоночнике.
Даймоны.
Это чувство сложно было с чем-то перепутать: обжигающее и жалящее. Заглушив мотоцикл, медведь выставил подножку и прислушался. Если бы они с Сэм были лучше знакомы, то он перенесся бы в ее дом и проверил девушку. Но она вколотит ему в грудь кинжал с той же радостью, что и поблагодарит.
Ты такой глупец. Там ничего нет.
Это просто жалкие попытки его подсознания найти приличный повод для того, чтобы она снова пригласила Дэва к себе домой. И тем не менее, оборотень все еще не мог отделаться от этого ощущения.
Вздохнув над своим собственным идиотизмом, он завел мотор и сорвался с места.
Сэм одолела цепочка воспоминаний, с которыми она совсем не была знакома. Десятки белокурых детишек и взрослых. Они играли и смеялись... Умирали. Ужасное зрелище. Мужчины и женщины в самом расцвете сил превращались в пыль. Они кричали от боли, пока их тела старели и разрушались.
Это был сон, и девушка прекрасно знала это...
Почему же я вижу Апполитов и Даймонов? Но хуже всего то, что она была зла и напугана всем миром. Жажда возмездия обожгла каждую клеточку ее тела. Она проникла так глубоко, что раньше подобное случалось только тогда, когда охотница думала о своей семье. Она так неистово хотела крови, что даже могла ощутить ее вкус. Весь ее внутренний мир погрузился в неописуемую ярость.
Проснись! Ее подсознание пыталось докричаться до Самии, осознав, что она связалась с эмоциями кого-то, кто очень близко приблизился к ней.
Очень близко.
Почему я не могу пошевелиться? Она распахнула глаза и обнаружила себя в своей кровати, прикованной к ней трепещущей золотой сетью. Что это еще за хрень такая? Справа от Сэм стоял великолепный блондин, уставившийся на девушку с фальшивой гримасой на лице.
- Не стоит сопротивляться, Темный охотник. Ты все равно ничего не сможешь сделать.
Ого, да это то же самое, как если бы он попросил змею не нападать. Она дернулась, что было мочи.
Однако ничего не произошло.
Даймон-мужчина, который заговорил с ней, рассмеялся.
- Я же сказал, что сопротивление бесполезно. Твоим силам не преодолеть действие диктиона.
Она съежилась, когда он назвал сеть, под которой она лежала. Это оружие принадлежало Артемиде, к тому же, Даймон был прав. Оно отнимало ее силы. Лишь богу по силам вырваться из ее плена.
И даже так, будут определенные сложности.
Он взглянул на девушку, стоящую от него по другую сторону кровати.
- Софи, открывай портал.
Сэм осторожно подвигала рукой. Если бы ей только удалось добраться до ножа, который она кладет под подушку всякий раз, когда ложится спать...
И все это время их эмоции и воспоминания атаковали девушку с такой неистовой упорностью, что даже дизориентировали ее в пространстве и сбивали с толку.
Но, по крайней мере, это дало ей возможность заглянуть им внутрь и ответить словами. Сэм встретилась взглядом с мужчиной.
- Знаешь, а ты прав, Карос. Софи изменяет тебе с твоим лучшим другом... как же его зовут? Джаррет? Она на самом деле не ходит к сестре. Она дурит тебя, дорогуша, и наслаждается каждой минутой. Она считает тебя слишком жалким, чтобы быть Даймоном.
Он развернулся в сторону женщины.
- Что?
Прекрасное личико Софи растеряло все краски.
- Это неправда. Она лжет.
- Чушь!
- Клянусь, Карос. Я даже не приближалась к нему.
Сэм фыркнула.
- Да, за последние шесть часов ты не приближалась. Но вот прошлой ночью... все определенно было, или, если говорить об одежде, то ее не было.
Он скривил губы, наблюдая за женой.
- Я знал, что между вами что-то есть. Ах ты, лживая сука! - Мужчина обошел кровать и изо всех сил ударил женщину по лицу.
В ответ, она нанесла не менее впечатляющий удар. Пока они дрались, Сэм удалось освободить руку настолько, чтобы воспользоваться телекинезом и притянуть в свою руку нож. Она попыталась перерезать сеть, но, к огромному удивлению, у нее ничего не вышло.
Неожиданно, нож вылетел из ее ладони.
Выругавшись, Самия увидела еще одного Даймона - молодую девицу - прятавшуюся в тени.
Она прицокнула, завладев ножом охотницы.
- Неплохая попытка, но и это не сработает. - Она взглянула на драчунов. - Если вы двое сейчас же не прекратите, я вырву ваши хребты. Открывайте портал и давайте-ка доставим этот мусор Страйкеру, пока она не вызвала еще больше конфликтов.
Страйкер. Сэм помнила его по воспоминаниям Даймонов. Боги, они намеревались затянуть ее в Даймонское логово. Там Даймоны непременно убьют ее. А зачем же еще могло им понадобиться тащить Темного охотника в свои владения, как не для того, чтобы выпустить ему кишки?
Я стану их забавой.
Паника охватила девушку, и она стала лягаться изо всех сил. Внезапно в углу комнаты появилась мерцающая зеленая дымка. Она увеличивалась в размере до тех пор, пока не стало возможно пройти сквозь нее.
Софи прошла первая, а мужчина подошел к кровати, чтобы забрать Сэм. Охотница брыкалась и изворачивалась изо всех сил, но все было бесполезно. Сеть просто не давала ей возможности толком пошевелиться. Он поднял девушку, словно она ничего не весила, и понес на руках.
Я умру.
Она знала это всеми фибрами своей души. Никто и никогда даже не узнает, что на самом деле случилось с ней. Даймоны перенесут Самию в свою реальность и, перед тем, как покончить с ней, бог знает как, поизмываются над девушкой.
Так вот как оборвется моя жизнь. Не в битве, чтобы я сумела забрать с собой побольше этих тварей. Не в героическом акте самопожертвования.
Сэм отнесут в могилу руки ее злейших врагов.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 483 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar