Главная » Переводы » Пощады не будет, Ш. Кеньон » Главы

Глава 4, Пощады не будет - Ш. Кеньон
Глава 4

- У нас проблема!
Страйкер был в своем кабинете и сидел в кожаном кресле возле камина. Он оторвался от книги, которой так увлекся, и обнаружил перед собой нового Главного Генерала, который по совместительству еще был и вторым лицом в армии Даймона. Страйкер ненавидел, когда его солдаты материализовались рядом с ним без предупреждения. Если бы она не была его дочерью и не была так похожа на свою мать, которую он любил до беспамятства, Даймон убил бы ее за вторжение.
Выйдя из себя, он медленно перелистнул страничку прежде, чем ответить на ее столь эмоциональный выпад.
- У меня нет проблем, Медея? Хочешь, расскажи мне о своих.
Девушка яростно взглянула на него - еще одна черта, которую она взяла от своей неистовой матери - и эти эмоции исказили ее прекрасные черты.
- Помнишь демона, который сбежал с вечеринки и в которого выстрелил Фрикс из твоей новой игрушки? Так вот отсюда он направился в Убежище, где и взорвался, заляпав всех медведей.
Он едва удержался, чтобы не скривить рот в удивленной ухмылке. Как плохо, что он пропустил такое зрелище: медведи в демонических останках. Это, должно быть, было весьма увлекательно.
- И каким образом это касается меня?
- Теперь Темные охотники не просто знают, но и поверили, что нам не страшен дневной свет. Этот вышеупомянутый червь спас свою шкуру и разнес в пух и прах твои планы, которые ты так бережно и скрупулезно вынашивал... отец.
О, а вот это уже расстроило Страйкера, и ему вдруг захотелось вырвать чье-нибудь сердце за это. Медее повезло, что он любил ее настолько, что мог совладать с этим импульсом.
По крайней мере, пока.
Страйкер ругнулся, осознав, что они упустили свое преимущество перед врагами. А этого они никак не могли себе позволить.
- И откуда ты все это узнала?
- В клубе у меня есть шпион, который слышал, как медведи и волки обсуждали это. Мои поздравления, отец. Нас, как следует, поимели.
Он не обратил внимания на ее сарказм.
- У тебя в Убежище шпион? - Страйкер был под впечатлением от умения дочери вести дела и ее находчивости.
Это одна из причин, по которой он сместил Дэвина и поставил на его место свою дочь. И хотя он все еще возмущается по поводу назначения, ему ничего не осталось, как смириться с этим.
А если нет, то Страйкер убьет этого Даймона за непокорность. И вообще, по правде говоря, на лице Дэвина читалось облегчение, когда его отстранили от командования. Однако это все было неважно.
Медея сложила руки на груди.
- У меня много друзей в таких местах, - она одарила его таким взглядом, который очевидно был унаследован ею от самой кислой стороны своей матери. - И в семье тоже.
И он не мог не гордиться дочерью, несмотря на то, что в ее словах был двойной смысл. Еще одна причина, по которой Страйкер сделал ее своей протеже. У него не создавалось такого впечатления, что она, в отличие от Дэвина, мочится в штаны во время их встречи.
- Хорошая девочка. А этот шпион больше ничего такого не сообщил тебе?
- Жена Ашерона на третьем месяце беременности.
Страйкер затих, когда неистовая злоба взяла над ним верх. Причиной тому стала банальная зависть. Было верхом несправедливости, что Ашерон мог размножаться, в то время, как у Страйкера и его Даймонов мужского пола отняли эту способность за то, чего они не совершали и даже не принимали участия. Будучи Апполитами, они могли иметь детей - лишь в очень короткий период их и без того усеченных жизней. Но в тот момент, когда они отказываются сдаваться и умирать в возрасте двадцати семи лет, переходя к жизни Даймонов, эту возможность у них отнимают.
Ублюдок Апполон. За это, кроме всего прочего, Страйкер хотел сжать его сердце в кулаке и насладиться им.
А второй причиной его гнева являлось то, что он не мог и пальцем прикоснуться к жене Ашерона, как бы сильно не желал этого. Боги, сколько же бед от всех этих кровных и семейных уз.
Мать Ашерона, богиня Апполими, являлась покровительницей его людей и приемной матерью самого Страйкера. Если бы не Апполими, то он навсегда разобрался с Темными охотниками. Стоит избавиться от их ослабевшей королевы,жены Ашерона, и их лидер последует за ней. Беременные женщины всегда легкая мишень, а учитывая тот факт, что Ашерон безмерно ее любит, то можно предположить, что ему не удастся справиться с такой потерей.
Это был невероятный соблазн, что устоять было практически невозможно.
Но Страйкер обладал достаточным инстинктом самосохранения, чтобы не поддаться этому порыву. Убив Сотерию, он разозлит богиню, которой служит, а никто в здравом уме не станет гневить Аполлими. Будучи атлантской богиней разрушения, у нее имеется отвратительная тенденция потрошить всякого, кто надоел ей.
Даже самого Страйкера.
Черт!
И тем не менее, все не так уж плохо. Если Сотерия и вправду была беременна, Ашерон не сможет толком сосредоточиться и не станет удаляться далеко от своего дома. Он будет больше волноваться о своих врагах, в особенности об Артемиде, опасаясь, что она может заявиться к ним и навредить женщине и ее ребенку. А учитывая, что произошло с его сестрой и племянником, когда он оставил их одних, и чувство вины, которое он испытывает из-за этого, можно с уверенностью сказать, что Ашерон почти нейтрализован своим страхом...
Страйкеру могло оказаться это на руку.
- И что значит эта ухмылка, отец?
- Она значит, что ее обладатель задумал нечто очень нехорошее, милая. Нечто кровавое и из ряда вон. Вопрос в том, кто станет его мишенью, и моли богов, чтобы ею не оказалась ты.
Улыбка стала еще шире, когда к ним присоединилась Зефира. Она, без сомнений, была самой красивой женщиной, которая когда-либо удостаивала мир своим появлением. Стоило ему лишь вдохнуть аромат ее кожи, и Страйкер ничего не мог поделать с собой: ему хотелось раздеть ее догола и взять прямо здесь, невзирая на посторонних наблюдателей. Но выдержка Даймона все-таки побеждала.
Эта женщина передвигалась, словно дующий ветерок. Грациозно и медленно. Собслазнительно. И могла так же быстро превратиться в саму жестокость, не дав даже знать о такой перемене. Ее длинные белокурые волосы так и молили его пальцы прикоснуться к ним. Она остановилась возле Медеи и обняла ее. От такой картинки у Страйкера участилось сердцебиение. Его девочки. Они выглядели больше, как сестры, а не мать с дочкой, и были единственными в этой Вселенной, кто значил для него абсолютно все.
За исключением его сына.
Боль уничтожила все счастье, когда Страйкер пытался не думать о том, как сильно Уриан ненавидел его и почему.
Однако это не имело столь огромного значения. У него на повестке дня имелись дела и поважнее, чем жалкая ненависть его сына по поводу того, чего Страйкер уже не мог исправить.
- Темные охотники теперь полностью в курсе наших новоприобретенных сил.
Зефира злобно зарычала, отстранившись от Медеи и приблизившись к креслу мужа.
- Это сбивает все наши планы. Теперь они будут настороже. Законченные ублюдки.
Медея ухмыльнулась.
- Их защищают всего лишь какие-то жалкие людишки. С каких это пор скот стал для нас такой уж проблемой? Да мы устроим пир на их трупах и перережим всех Темных охотников, пока они будут спать.
Ах, как же он гордиться ее кровожадностью и воинственным настроем.
Но Зефира покачала головой, ведь она давно усвоила урок.
- Не задавайся, дитя. Не стоит недооценивать человека в своей жажде выжить. Они могут быть весьма изобретательны и способны на все, когда их загонят в угол.
Страйкер не мог не согласиться с ней.
- Суть в том, что мы не станем нападать на них сейчас. Они ведь только этого и ждут. Заставим их предполагать и гадать, и, в конце концов, охотники ослабят свою охрану. Для них очень утомительно находиться в постоянном напряжении. Я уже не говорю о том, что мы еще не закончили оснащать свою армию.
Кстати говоря о находчивых и весьма раздражающих существах, демоны, которых они использовали для того, чтобы их люди могли передвигаться на солнце, теперь стали прятаться.
Трусливые выродки. Ну почему они не могут просто лечь и умереть ради них? Им ведь не для чего жить. Эти создания просто омерзительны и не приносят этому миру абсолютно никакой пользы. Страйкер и его приспешники оказывают демонам услугу, убивая их и избавляя этих уродливых засранцев от необходимости в очередной раз смотреть на свое отражение в зеркале.
Даймон снова переключил свое внимание на дочь.
- Когда наша численность станет внушительной, мы... - Он замолчал, вспомнив ранее сказанные слова, словно что-то в них привлекло его внимание. - Медея... а откуда Вер-охотники узнали о нас? Демон разговаривал с ними что ли перед тем, как взорваться?
- Нет. Как мне сказали, там есть Темная охотница, которой стоит лишь погрузить свою руку в склизкие останки демона, и тогда она сможет увидеть, что же произошло на самом деле.
- Правда?
А вот это уже интересно. Страйкер молчаливо сидел, пока его мозг усиленно обдумывал ситуацию. Охотница с даром психометрии... Это была весьма редкая способность. Настолько редкая, что раньше ему не доводилось встречать Темных охотников, обладающих ею. Это может весьма облегчить им маскировку, ну и еще кое в чем помочь.
- А как работают ее силы?
- Понятия не имею. А что?
Он встретился взглядом с Зефирой. Как и дочь, она хмуро смотрела на него.
- Она нужна нам.
Глаза Фиры потемнели от гнева и подозрения.
- И зачем конкретно она понадобилась тебе?
Страйкер поспешил спрятать улыбку прежде, чем жена обидется, а он получит за это по первое число. Она была невероятно ревнива. Не то, чтобы у нее были для этого основания. В мире не существовало ни одной женщины, которая выглядела бы в его глазах также, как Зефира.
- Если она, коснувшись кого-то или их вещей, может выведать все секреты, то возможно сможет просветить нас, как захватить Апполона. Или, что еще лучше, найти способ разорвать проклятие и освободить наших людей.
Новый огонек, озаривший ее глаза, подсказал Страйкеру, что его жена не только поняла мужа, но и полностью разделяла его план.
- Я позабочусь об этом.
Даймон кивнул. Если все то, о чем он подозревал, окажется правдой... то им удастся перебить не только всех Темных охотников, но и их отца-основателя. Тогда мир станет принадлежать им, и никто уже не сможет остановить его людей. Страйкер заставит Апполона истекать кровью точно также, как он в свое время поступил с ним. А все Темные охотники до единого подохнут.
Он разрубит этот гордеев узел мечом.
И тогда Апполиты и Даймоны займут свое законное место и станут во главе всей пищевой цепочки.
Страйкер не мог дождаться этого момента.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 369 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar