Главная » Переводы » Пощады не будет, Ш. Кеньон » Главы

Глава 3, Пощады не будет - Ш. Кеньон
Глава 3

Дэв вытирал волосы, направляясь назад в комнату, когда столкнулся в коридоре с Эйми. Она протянула ему клочок бумажки.
- Сэм просила меня передать тебе это.
Медведь нахмурился, разглядывая листок с логотипом Убежища, на котором все еще держался аромат амазонки.
- Записка? Весьма странно. Давненько я такого не видел.
Эйми расхохоталась.
- Да уж. Это напомнило мне те времена, когда женщины оставляли для тебя свои номера на салфетках, а я потом вечером относила тебе эту стопку. А теперь стоит отправить сообщение и все. Подожди, а то скоро щелкнут пальцами и готово.
И то правда. Это совсем не за горами.
Он встретился с ней взглядом и удивленно изогнул брови.
- Ты читала?
Она скривила личико.
- Боже, конечно, нет. Меньше всего, я хотела бы прочесть нечто, после чего мне стоит выколоть глаза. Я усвоила этот урок еще век назад, когда та баронесса оставила для тебя послание. У меня до сих пор психологическая травма... и подташнивает постоянно.
Девушка прошла в свою комнату.
Дэв перекинул полотенце через обнаженное плечо, прежде чем развернуть записку и вглядеться в четкий женский почерк.
"Привет, Медведь.
Я знаю, что мне не стоит делать этого, но если тебе нравится опасность, также, как и мне, приглашаю тебя к себе, пока ты не улегся спать.
6537, улица Святого Чарльза. Белый трехэтажный дом с черными воротами.
Не переживай. Никаких подвохов или демонических соплей. Только голый умопомрачительный секс.
Сэм.
P.S. Уничтожь эту записку немедленно. А еще лучше съешь."
Приказы Самии рассмешили оборотня. Все-таки хорошо, что Эйми не читала ее...
И в который раз, его тело мгновенно затвердело. Да что такое с ним творилось, если от одного упоминания имени девушки и аромата ее кожи, Дэв становился сексуально озабоченным. Конечно, всему виной была горячая кровь, и тем не менее, это было весьма непонятно и по-новому.
Тебе это не нужно. Твоя жизнь и так дерьмо. Не говоря уже о том, что ты хотел идти по жизни без всяких обязательств.
Да, но Сэм сама прекрасно все осознавала. Как она и сказала, никаких подвохов. Только безбашенность. Двое взрослых людей ублажают друг друга.
И до тех пор, пока об этом никто не будет знать, все будет в порядке.
Оборотень смял бумажку, а затем застыл на месте. А что если она станет твоей спутницей? От этой мысли у него кровь застыла в жилах. Каждый раз, когда Вер-охотник занимался сексом, он рисковал, и этот риск был связан вовсе не с боязнью забеременеть или подцепить какую-нибудь заразу. Они не могли оплодотворить женщину до тех пор, пока не станут супругами. К тому же, у оборотней имелся иммунитет ко всем человеческим болезням, передающимся половым путем.
Весь ужас был в том, что Вер-охотники не выбирали, с кем им связать свои жизни. Это была прерогатива Мойр, а всем известно, каким отвратным чувством юмора обладали эти сучки. Вот пример, его сестра-медведица стала спутницей вервольфа. Эйми была человеком, обладающим способностью превращаться в животное, а зять был волком, принимающим облик человека. Два абсолютно разных животных. Ложась спать, Эйми остается женщиной, а Фанг превращается в собаку.
А если они когда-нибудь решат обзавестись потомством, что будет уже чудом, учитывая тот факт, что ребята относятся к разным видам, то их дети будут выглядеть так, словно их долго подвергали облучению. Дэва передернуло от одной только мысли.
Поэтому, если он отважится на секс с Сэм - даже самый бесбашенный, животный секс - всегда остается возможность, что оборотень может закончить свою жизнь, став спутником охотницы. А этому нельзя сопротивляться. А если они не завершат церемонию, то медведь навечно превратится в импотента. В прямом смысле, навечно, ведь Самия - Темная охотница.
У него больше никогда не будет близости ни с одной девушкой...
Да пусть мне лучше клизму с кислотой поставят, а затем заживо мумифицируют.
Да ладно, Дэв. Не будь параноиком. Ну что здесь такого? Самия - Темная охотница. И уж конечно, Мойры не захотят взбесить свою кузину Артемиду, сведя их вместе. Теным охотникам запрещалось заводить любимчиков - уж слишком огромному риску подвергались их партнеры. Этих существ окружало чересчур огромное количество врагов.
Так-то оно так, но...
О, ну ты и слабак! Девушка предлагает тебе секс без обязательств, а ты еще и думаешь. Да уж, дела совсем плохи.
Покачав головой и поражаясь своей собственной глупости, особенно учитывая то, что мужчина не был трусом, Дэв забросил при помощи мысли полотенце в ванну, создал и нацепил на себя футболку, а затем телепортировался к дверям Самии. Не очень-то прилично было бы объявиться на ее пороге с голым торсом, даже несмотря на то, что именно для этого его и позвали. В отличие от общепринятого мнения, Дэв не был абсолютным животным.
Он мог бы добраться до ее дома и на мотоцикле, но не хотел, чтобы весь его пыл растерялся при езде. Оборотень без промедления жаждал лишь секса.
Дэв постучался в темную деревянную дверь старого, довоенной постройки, особняка. Еще одна странность Темных охотников: они не могут проживать в домах с привидениями, которые так и норовят занять их бездушные тела. Поэтому каждое помещение тщательно обследуется Советом Оруженосцов, чтобы удостовериться в том, что охотник не сможет стать одержимым. Ему вдруг стало любопытно, а что если один из Оруженосцов затаил обиду на Темного охотника и решит солгать в своем докладе?
Это может оказаться весьма скверным...
Несколько минут ничего не происходило. Но с другой стороны, дом ведь огромный, и, если Самия была наверху, ей понадобится некоторое время, чтобы спуститься.
Или девушка просто передумала.
А вот это уже хреново. Потому как он стоит здесь на крыльце и выглядит, словно гигантский медвежий земляной орех. Только бы соседи не заметили меня, а не то все станет еще намного хуже. Особенно учитывая невероятный стояк у него в штанах.
Оборотень посмотрел через плечо на восток, где солнце начинало вставать. Теплые лучи быстро разбежались по лужайке и улице. Неужели Сэм уже заснула?
Мне стоило поторопиться. Черт!
Внезапно входная дверь сама по себе отворилась.
Предположив, что это было очередное своеобразное приглашение, потому как обычно дверь сама по себе так не делает, Дэв вошел внутрь. Он оказался посреди небольшого холла и увидел Сэм, ожидающую его у подножия витиеватой лестницы красного дерева, украшенной резьбой. Она была просто неописуема, одетая лишь в черную полупразрачную комбинацию, совершенно не прикрывавшую ее обнаженное тело. Тело, которое было доведено до совершенства физическими нагрузками. У медведя от такого зрелища рот наполнился слюной.
Пресвятые угодники...
Дверь позади него с грохотом захлопнулась, а в замочной скважине повернулся ключ... без чьего-либо участия. Большинство людей наделали бы в штаны со страху, увидев такое, но так как Дэв сам обладал способностью к телекинезу, то давно уже привык к странностям.
Что действительно он находил необычным, так это ее обнаженность.
- Ты всегда встречаешь гостей в таком виде? Тогда у тебя, должно быть, самый счастливый почтальон на свете.
Она рассмеялась, подходя к мужчине.
- Я не была уверена, что ты придешь.
Его брови поползли вверх.
- Ты так разоделась только ради меня? Не уверен. Боже милостивый, женщина, и сколько же мужчин ты уже успела принять?
- Только тебя, малыш. Только тебя. Никто и никогда... ладно, не стану подпитывать твое самомнение. И, вообще, у меня такое ощущение, что это и не нужно вовсе.
Она не сомневалась, меняя тему разговора, и поэтому Дэв знал, что охотница не лжет - еще один плюсик его способностям. Он за милю может почуять вранье. Люди и всякие другие существа оставляют после себя шлейф из запаха, когда пытаются обманывать.
- Но ты так долго сюда добирался, что я уже решила, что ты просто продинамил меня.
Дэв принял свою лучшую позу из ряда "О, малышка".
- Ты оставляешь мужчине подобное приглашение... да только покойник не принял бы его. А я уж точно на мертвяка не похож. Хотя один мой орган уже окоченел до невозможности. - Медведь взглянул вни на внушительный бугорок в его джинсах.
Девушка задержалась перед ним и провела рукой вниз по груди, посылая по всему телу оборотня мурашки. Его тело поглотил абсолютный огонь, особенно когда Самия закусила нижнюю губу и посмотрела на него из-под ресниц.
- А ты можешь показать мне этот ваш трюк с появлением одежды?
- Конечно.
Соблазнительная улыбка озарила лицо охотницы.
- Вот и славно.
До того, как Дэв успел поинтересоваться, что все это значит, Самия разорвала на нем футболку от горла до самого основания. А затем она напала на него так, словно медведь был последним стейком в собачьем питомнике. Он бы удивился меньше, если бы девушка подвесила его над огнем и начала поджаривать на нем зефир. Ее руки блуждали по всему телу оборотня, посасывая и покусывая кожу до тех пор, пока Дэв едва не ослеп от удовольствия. Никогда еще женщина не была с ним настолько бессовестной и неистовой.
И Дэву это нравилось.
Сэм оцарапала кожу на шее медведя своими клыками. Часть нее просто умирала от желания вонзить их ему в горло и вкусить его теплой крови. Прошло немало времени с тех пор, как она в последний раз наслаждалась сексом, как таковым, поэтому Самии и хотелось проглотить оборотня без остатка.
- Я так рада, что ты все-таки решил навестить меня.
Он задышал ей на ухо, обхватив грудь девушки рукой и играя с ее соском, так, что она изнемогала от болезненного желания.
- Не думал, что переспать с кем-то такая огромная для тебя проблема.
Девушка прикусила Дэва за подбородок, поглаживая его мускулистую спину и прижимаясь к нему своим обнаженным телом. Боже милостивый, его кожа была такой неописуемой. Самии захотелось кричать от того покоя, который она ощущала, прикасаясь к медведю. Это была настоящая нирвана.
- Парня найти не сложно, Дэв. А вот того, чьи мысли не проникнут мне в голову... Это было невозможно, пока я не встретила тебя.
Дэв рассмеялся.
- Наверное, у меня просто мозги набекрень.
- Нет. Определенно нет.
Она поцеловала мужчину, наслаждаясь тишиной у себя в голове. Девушка не имела ни малейшего представления, о чем думал и что чувствовал этот медведь. Ничего. Да она готова была визжать от блаженного покоя.
- Я тебя съесть могу.
- А я здесь для того, чтобы быть твоим леденцом.
Девушка засмеялась, кусая его за шею.
- А ты что и правда фантазировал на эту тему?
Он резко втянул воздух, обхватив ее лицо руками.
- Все зависит от того, нравится тебе это или нет.
- Ну, меня это определенно заводит.
- Тогда я твой бананово-вишневый леденец, детка. Наслаждайся мной, пока тебе не надоест. Я весь твой.
Девушка захохотала, прикусив его за подбородок, который был намного глаже, чем тогда, когда они обнимались перед Убежищем. Странно, но это слегка разочаровало Самию. Ей всегда нравилось ощущать мужскую щетину на своем лице.
- Ты побрился?
- Я оттирал себя щелочным мылом от макушки до пяток, чтобы избавиться от зловонной демонической слизи. Я полоскал рот такими жидкостями, которые боги явно создавали не для этого, а для большинства живых организмов они просто токсичны. И все эти гигиенические процедуры только ради того, чтобы ты могла воплотить в жизнь свои съедобные фантазии.
Она рассмеялась от столь тонкого юмора.
Дэв зарычал, когда Самия провела по его штанам и коснулась члена. Медведь почувствовал, как все его силы заструились в нем. О, да,это было умопомрачительно. Завладев губами девушки, мужчина поближе прижал к себе ее бедра.
- Раздевайся, - прошептала Сэм ему на ухо.
Прибегнув к своим силам, оборотень растворил свою одежду в воздухе. Охотница сморщила носик, а ее глаза замерцали от голодного удовлетворения.
- В близости с Вер-охотниками имеются свои преимущества, да?
- Женщина, ты даже представить себе не можешь какие.
Она оценивающе присвистнула, обхватив рукой его достоинство.
- Да у тебя все, как у медведя.
Он рассмеялся от такой игры слов.
- Это еще цветочки, детка. Если ты не спала с оборотнем, значит ты никогда не знала настоящей любви.
- А я думала, что Катагарийцы не любят, когда их называют оборотнями.
Катагария - это животная ветвь Вер-охотников. Как и Фанг, они были животными, лишь изредка принимающими человеческий облик, и поэтому не терпели, когда их называли людьми. Большинство считало это оскорблением.
- Я не Катагарианец, - Дэв сбросил завесу со своего лица и приоткрыл ей племенной символ, который покрывал большую его часть. Этот знак нельзя было ни с чем перепутать. Благодаря ему, Сэм знала, что медведь относится к самому могущественному роду. Он был Сентинель.
- Я Аркадианец.
Охотница проследила завитки на его лице пальчиком.
- Это же просто прекрасно. Зачем ты их скрываешь?
Дэв отвел взгляд, когда старые воспоминания накатили на него. Потому что его мать была Катагарианкой и презирала всю Аркадианскую ветвь. Достигнув зрелости, мужчина решил, что будет скрывать свою принадлежность от матери, впрочем, как и от всего остального мира.
А теперь ее не стало...
- Скорей по привычке. Все считают, что Пелитьер относятся к Катагария. А я не разубеждаю их. Меньше всего мне хочется просвещать узколобых, недальновидных придурков, которые забредают в наш бар.
Сэм нахмурилась, уловив в его голосе недосказанность. Впервые, ей захотелось заглянуть ему в душу и узнать, что же причиняло такую боль.
- А я тоже отношусь к этой группе?
- Нет, конечно. Ты же не пыталась убить меня за то, кем я не являюсь... ну, по крайней мере, пока.
Она пробежалась взглядом по смуглому телу медведя. Каждый мускул был воплощением идеального изящества. Самый настоящий мужчина, да еще такой горячий. Его грудь покрывали золотистые волоски. Не то, чтобы слишком густо, но вполне достаточно, чтобы выглядеть мужественно и привлекательно. Боже, как же ей не хватало прикосновений к мужчине и близости с ними.
Часть девушки все еще со страхом прикасалась к нему, опасаясь, что ее силы могут вернуться в любое мгновение. А другая часть отчаянно желала почувствовавть себя в обьятиях. Хотя бы ненадолго.
- Ты не любишь лицемеров, не так ли?
Дэв прищурился.
- Ты что мысли мои читаешь?
- Нет. Я так решила, проанализировав твои же слова. Я же говорила, что ты не поддаешься моему воздействию, и я не могу понять почему.
Он задиристо ухмыльнулся.
- А там сейчас и читать-то нечего, - Дэв обжигающе посмотрел на девушку.
Самия рассмеялась, пока он не погрузил свои пальцы в ту часть тела охотницы, которая желала его больше всего. У нее задрожали ноги.
- Ко мне так не прикасались вот уже несколько столетий, - Сэм охнула, осознав, что она произнесла это вслух.
Дэв, не моргая и не останавливаясь, разглядывал девушку. Озорной огонек зажегся в его глазах, когда мужчина проложил дорожку поцелуев по телу Самии.
Он задержался возле ее груди и одарил каждую ласками. Всплески обжигающего наслаждения пронзили девушку, а Дэв все так же продолжал раздранивать ее пальцами. А затем также медленно, он спустился ниже и продолжил свои игры губами. Сэм пришлось упереться одной рукой в стену, чтобы не упасть, пока она извивалась и изнемогала в ответ на мастерские прикосновения медведя. И едва охотница захотела перевести дыхание, как ее тело разлетелось на мелкие кусочки, когда самый интенсивный оргазм накрыл ее с головой. И даже после этого, оборотень не прекратил ласкать девушку, пока еще один взрыв блаженства не скрутил ее. Самия запустила руку в его мягкие волосы, сжимая их и наслаждаясь тем, что мужчина до сих пор продолжал дразнить ее.
Дэв зарычал, ощутив, как прекрасна она была на вкус. Прошло немало времени с тех пор, как он в последний раз был с женщиной. Черт, в последнее время женский пол не особо его интересовал, и медведь даже начал побаиваться, что его орудие немного поизносилось. Но с охотницей не было никаких запретов или колебаний, хотя все должно быть совсем наоборот.
Он занимается сексом с Темной охотницей. Кто бы мог подумать?
Не имея больше возможности все это терпеть, Дэв отпрянул от нее. Он приподнял ее за бедра и перенес на черный мраморный стол, стоящий прямо посреди холла, прежде, чем глубоко проникнуть в тело девушки. С ее губ сорвалось имя медведя.
Улыбнувшись, он двигался в ней, пытаясь обрести покой в мягкости ее тела.
Сэм сжала руку в кулак в волосах Дэва и прильнула к его шее, чтобы вдохнуть теплый мужской аромат его кожи. В нем было столько могущества, умения, судя по тому, как он заполнял и ласкал ее. Складывалось такое ощущение, что он знал, как выжать из каждого толчка наибольшее наслаждение. А то, что она обладала им и не была под натиском его эмоций... было вообще невероятно.
Впервые за все эти столетия, она почувствовала себя человеком.
- Еще, детка, - промурлыкала Самия ему на ушко, отчаянно желая, чтобы он разделил с ней всю любовь,на которую сам был способен.
Это было самое умопомрачительное мгновение в ее жизни. И когда он, наконец, достиг пика блаженства, девушка присоединилась к нему.
Пресытившись, она откинулась на стол, а медведь все еще находился внутри нее. Прерывисто дыша, Самия обхватила мужчину ногами вокруг талии, пока он смотрел ей в глаза и поигрывал сережкой в пупке.
- Это было нечто невероятное.
Дэв одарил охотницу дьявольской улыбкой.
- Рад, что угодил тебе, - он провел рукой по груди, обводя контуры метки ввиде лука и стрелы, а затем слегка сжал ее, поглаживая набухший сосок своим большим пальцем.
Она подняла его руку и поднесла к губам, чтобы слегка прикусить пальцы. Дэва затрясло, когда ее язык прокладывал себе путь меж его пальцев. Он не знал почему, но это простое действие вызвало прилив нежности в его душе. Нечто защитное и весьма пугающее мужчину.
Что за черт? Словно животное внутри него хотело предъявить на нее свои права и убить каждого, кто посмеет приблизиться к ней. Кто обидит или просто не так взглянет на Самию. Это ощущение было неистовым и могущественным.
В этот момент их парнормальные способности просто зашкаливали. Дэв чувствовал себя так, как будто его тело состояло из электрических зарядов, которые потрескивали и искали выхода. Секс всегда укреплял и усиливал физическое состояние Вер-охотников. Но тут было все по-другому.
Он ничего подобного не ощущал раньше.
Девушка прикусила костяшку его пальца.
- А то, что я слышала об оборотнях правда?
- Да, у нас у всех спрятан третий глаз в лопатке.
Она в голос захохотала.
- А это еще что такое?
- Это работа моего воображение и желание услышать твой смех. Он у тебя потрясающе заливистый, но мне почему-то кажется, что ты нечасто хохочешь.
Самия с трудом сглотнула. А он был прав. Она редко считала что-нибудь удивительным. Жизнь - это жесткая штука, и стоило ей приблизиться к кому-то, кто очень страдал, как эта действительность била ее по голове. А иногда, казалось, что абсолютно все подвержены горю и мукам.
Но с Дэвом все обстояло по-другому. Он мог рассмотреть диковинную красоту даже в куче дерьма. Или демонических соплях.
Девушка не смогла сдержать улыбку.
- Я имела ввиду то, что вы, парни, можете кувыркаться в постели всю ночь напролет и получать множественные оргазмы.
Медведь втиснулся подальше в нее, чтобы Самия почувствовала, что он снова отвердел и был готов к продолжению.
- О, да, мэм. Это наше самое огромное достоинство.
Она покрепче обхватиле его бедрами.
- Хочешь сказать, что ты уже снова готов?
Дэв нежно поцеловал ее.
- Детка, я буду готов до тех пор, пока один из нас не сможет ходить.
Сэм резко втянула воздух, когда оборотень коснулся ее груди языком. О, это было так невероятно. Да этому языку следовало бы поставить памятник.
- Я намереваюсь проследить, как ты выполнишь свое обещание.
- Тогда, да начнется марафон...
В следующие несколько часов он выполнил даже больше обещанного. У Сэм кружилась голова от усталости и эндорфинов. Они начали в холле и стали постепенно продвигаться вверх по лестнице. И, в конце концов, парочка оказалась в ее спальне, где сейчас и нежилась на светло-желтых шелковых простынях. Пресытившаяся и воспаленная, девушка лежала и не хотела шевелиться, по крайней мере, неделю.
- Ты едва не убил меня.
Дэв захохотал, снимая восковую оболочку с сыра Babybel - Сэм не знала, почему купила его, ведь она не могла есть сыр из-за того, что позже на нее накатывали деревенские воспоминания - это было не так уж плохо, просто весьма раздражало слушать мычание коров, пока жуешь кусочек. Но этот продукт так хорошо рекламировали, да и на витрине он выглядел неплохо, что Самия не устояла и поддалась искушению. Дэв предложил ей откусить.
Она заколебалась, но впившись в ломтик зубами, девушка поняла, что он был также безопасен. Поразительно, но охотница могла есть. Видимо, в Дэве было нечто такое... когда он касается чего-либо первым, то словно очищает предмет от всей той мерзости, которая может свалиться на Самию.
- Ты можешь прогнать меня в любое время, - сказал медведь, поедая сыр.
- Ага. Только я такая же сексуально озабоченная, как и ты.
- Не-а... - внезапно в его прекрасных голубых глазах замерцал озорной огонек. - Ты еще хуже.
Засмеявшись, девушка подавилась сыром. Дэв быстро подал ей бокал вина, чтобы она прочистила горло.
- Извини.
Сэм застыла, ощутив домашний уют... нормальность этого момента огорошила девушку. Словно осознание всего происходящего выбило ее из своего собственного тела, и она, наблюдая, парила над ними. Дэв лежал на спине с обернутой вокруг талии простыней, а Самия расположилась рядышком с ним, перевернувшись на живот. Они были расслаблены и наслаждались обществом друг друга, как два закадычных друга. Она не проводила вот так время с мужчиной с ночи смерти Иола.
Печаль пронзила все существо девушки. Как же я могла так поступить с ним? Как, вообще, я могла ощущать себя комфортно с другим мужчиной после всего того, что Иол сделал? Отдал мне? Он был верен охотнице с первого дня их встречи. Иол даже заглядываться на других женщин себе не позволял. Более того, он едва не развязал войну в своем собственном клане, отказавшись жениться на женщине, с которой был обручен, лишь для того, чтобы связать свою жизнь с Самией.
И погиб он, защищая ее и их детей.
Картинки той ночи клубились в голове охотницы, уничтожая то небольшое количество здравомыслия, оставшееся при ней. Ведь возлюбленный был убит у нее на глазах. По прошествии столетий, она все еще хотела вернуть его. Все еще тосковала по нему. По его запаху. По тому, как ощущала себя с ним. По его поцелуям...
О, боже, Иол...
Как же он мог оставить ее?
Дэв нахмурился, заметив в темных глазах девушки испуганное выражение. Складывалось такое ощущение, что она переживала какой-то из своих кошмаров.
- С тобой все нормально, детка?
Он потянулся, чтобы коснуться ее. Охотница мгновенно отпрянула.
- Я хочу, чтобы ты ушел.
-Да, но...
- Сейчас же! - Рявкнула она.
Дэв поднял руки, сдаваясь.
- Прекрасно. Если я понадоблюсь тебе...
- Не понадобишься. А теперь убирайся.
Ее тон обидел его до глубины души, и медведю понадобилась немалая выдержка, чтобы не огрызнуться в ответ. Если бы не тот факт, что охотницу изнутри пожирала боль, то он непременно так и поступил бы. Но он не опуститься до такого уровня. Оборотень не верил в то, что позиция "добей лежачего" поможет.
Если медведь что и понимал в этой жизни, так это скрытую боль. Эта потаенная часть души иногда отдавалась такой невыносимой мукой, что держать ее под контролем было просто невозможно, вот тогда-то и происходят срывы на людях, которым не повезло оказаться поблизости в столь интимный момент.
Полагаю, что я был всего лишь мальчиком для секса. Он не знал, почему эта мысль ранила его. Дэв чувствовал себя использованным. Как странно. К черту все. Он не станет валяться в ногах. Не такая у медведя натура.
Сэм наблюдала за тем, как Дэв исчез из ее кровати. Часть нее хотела вернуть его и извиниться. А другая - жаждала вернуться в ночь смерти Иола и остаться мертвой, а не заключать сделку с Артемидой.
Конечно, она отомстила за тех, кого любила. Но ее семья была мертва, а вечность, проведенная без них, была настоящей жестокостью. Их боль угасла, а ее - стала бесконечной. Не было никакой надежды, что эти муки когда-либо закончатся. Именно поэтому Самия и стала Спутницей войны. Гнев и ярость, вызванные такой несправедливостью, так и кричали в ней, словно пытались найти для нее некое подобие умиротворения, которого просто не существовало.
Не верь никому. Даже своей крови.
В конце концов, у всех есть своя цена, и за определенную сумму люди предают даже тех, кого любят больше всего на свете. Жестко, зато правдиво.
Дэв неплохо отвлек ее на несколько часов. А теперь настало время для настоящей работы, и ему не нашлось места в ее мире. Работа Самии и была ее жизнью. Ей не хотелось обзаводиться никакими эмоциональными привязанностями. Девушка не хотела становиться нормальной или получать то, что было у обычных людей.
Она была Спутницей и следила за их душами.
A fronte praecipitium a tergo lupi.
Age. Fac ut gaudeam.
Оказавшись между молотом и наковальней, не трусь и дай повод гордиться собой. Перевод, конечно, приблизительный, но суть определена правильно. Если Спутников загоняют в угол, то они всегда сражаются до самой смерти и не сдаются врагу живыми.
Из них сделали смертоносные машины для убийств. Смертоносных защитников мира. Она выстоит и будет драться. Вечно одинока. До самой смерти. Со щитом или на щите.
Эти слова все еще эхом отзывались в ее голове, когда она направилась в душ. Но стоило ей позволить своему разуму поразмышлять, как у девушки нарисовался еще один враг. Он был намного опаснее, чем те, с кем им доводилось сражаться ранее.
И этот точно придет за ней.
События становятся все кровавее, и Самия скоро окажется в самом эпицентре происходящего.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 370 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar