Главная » Переводы » Пощады не будет, Ш. Кеньон » Главы

Глава 1, Пощады не будет - Ш. Кеньон
Глава 1

- Это только я или весь мир превратился в непроходимого тупицу?
Дэв Пелитьер рассмеялся, услышав в ухе голос своего брата Реми, когда стоял на посту перед входом в бар «Убежище», которым владела его семья. Он и Реми были лишь двумя из четверки близнецов… и вообще, эта фраза была так несвойственна его вечно мрачному брату, что Дэв даже покачал головой.
- Это с каких пор ты превратился в Сими? - Поинтересовался мужчина в наушник, который носил так часто, что даже чувствовал себя не в своей тарелке, когда его не было.
Реми фыркнул.
- Да уж… неужто я похож на чудную готическую крошку-демоницу, затянутую в корсет, вычурную юбку и леггинсы, вечно пытающуюся схомячить весь ассортимент меню и заглядывающуюся на персонал?
Это была вылитая Сими. Но Дэв не мог не съерничать.
- Я всегда знал, что ты чудак, mon frere. А все это лишь подверждает мои подозрения. Может нам стоит назвать тебя Франкфуртер и закидывать тебя сосисками всякий раз, когда ты будешь проходить мимо?
- Заткнись, Дэв. Пока я не вышел к тебе и не сократил нашу численность.
Как бы не так. Очевидно, Реми забыл, кто научил его драться.
- Ну, давай, кретин. У меня как раз новые ботинки, которые так и норовят оказаться на чьей-нибудь…
- Может уже хватит спорить и засорять эфир? И повзрослейте наконец. Если вы двое не прекратите немедленно, то сегодня вечером я приготовлю из вас тушеную медвежатину.
Эйми перешла на родной французский язык и продолжила отчитывать их. Дэв едва сдержался, чтобы не съязвить на враждебный тон сестры, который поддержали несколько одобрительных возгласов остальных членов семьи, слышавших всю перебранку до единого слова.
По правде говоря, ему и его семье не нужны были наушники, для того, чтобы связываться друг с другом. Одним из преимуществ жизни оборотня являлось то, что они могли передавать свои мысли друг другу, находясь на приемлемом расстоянии между собой – хотя у одних это получалось лучше, чем у других. Но это вызвало бы подозрения у обычных людей, которые работают с ними, и в особенности у тех, кто помогает их делу. Поэтому они все и носят гарнитуру, пытаясь казаться нормальными.
Ага, как же. Нормальность сделала ручкой его семье и их виду давным-давно. Но какого черта?
Мужчина тряхнул наушники. Сняв их, Дэв осознал, что причитания сестры на французском напомнили ему о матери. Неожиданная волна печали накрыла его с головой. Как же он скучал по тому, как мама отчитывала его на родном языке…
Кто же мог подумать, что он будет скучать именно по этому?
Я, должно быть, двинулся головой. И тем не менее, резкий голос его матери преследовал медведя.
Ты должен повзрослеть, Деверо... Ты ведь больше не медвежонок. Уже лет двести, как им не являешься. Зачем же так изводить своих братьев и выводить меня из себя? Mon Dieu! Когда ты не слушаешься, то просто забиваешь гвозди в мой гроб. Неужели так сложно, хотя бы раз, попридержать свой язык и сделать все так, как я прошу? Разве мы можем положиться на тебя, если ты продолжаешь строить из себя вздорного мальчишку? Когда же ты уже чему-нибудь научишься?
Дэв съежился, увидев у себя в голове лицо матери в тот момент, когда она читала ему ежедневные нотации. Лицо, которое он никогда больше не увидит. А голос, со временем, совсем исчезнет из его памяти.
Как же медведь ненавидел перемены. Более столетия, он просидел у входа в Убежище, наблюдая, как разношерстная толпа входила и покидала бар. Страж, в полном смысле этого слова. Простых людей он впускал без всяких преград, а вот сверхъестественным существам разъяснял все правила Убежища и объяснял все последствия их неправильных действий – в том числе, советовал им разобраться, кто их союзники.
Теперь же он стоял на посту, чтобы быть уверенным в том, что их враги не уничтожат их бар окончательно, который они только что привели в порядок после столь напугавшего всех нападения.
Я скучаю по тебе, Мамаn. Да и отца ему не меньше не хватало.
Обстановку они могли приобрести новую. Сцену подлатать, а барные стойки починить. Вонь со временем тоже непременно выветриться.
А вот его родители… Они ушли навсегда.
Именно поэтому ярость завладела им, а печаль стала совсем уж невыносимой. Ему потребовалась вся его сила воли, чтобы не последовать за той стаей ликантропов, что напала на них. Дэв ни минуты бы не сомневался, если бы после этого Омегрион – правящий совет оборотней – не стал выслеживать оставшихся членов его семьи и убивать их в отместку. Однако на это рассчитывать не приходилось, а становиться виновником их смерти, медведь не хотел.
Даже его брат Реми не заслуживал такого. Слишком много родственников погибли у него на глазах…
Я определенно хочу уйти.
Эта мысль все чаще посещала его. Даже открыв Убежище после битвы и пожара, медведя одолевала откровенная страсть попутешествовать. Единственной причиной, по которой он все еще задержался здесь, была просьба матери о том, чтобы находиться рядом со своей семьей и помогать защищать младшую сестренку. Но теперь, когда мама ушла в иной мир, а сестра была связана…
Его присутствие больше не было столь необходимым, как раньше. Ежедневно Дэв испытывал желание покинуть дом и найти собственный путь в этом мире. Он был медведем, а для них было обычным делом найти свою половинку и дать начало своему собственному роду.
Что я здесь делаю?
Они не особо нуждались в нем. Ведь, когда война постучалась к ним в дверь, их семья незамедлительно выяснила, сколько союзников было на их стороне. И это количество впечатляло. Убежище простоит вечность. Ему не обязательно стоять и охранять вход.
И все же…
Я действительно ненавижу перемены.
Ты просто не ведаешь покоя. Ты справишься с этим. Вот увидишь. К тому же, медведю не нужна была пара. Никогда. Жизнь и так тяжелая штука, когда пытаешься угодить себе. Да помогите ему боги, если он когда-нибудь попытается улучшить ее кому-либо другому.
Просто все, что произошло за последние несколько месяцев, пошатнуло его основы мироздания. Дэв чувствовал себя потерянным… словно он отправился в свободное плавание без мотора и весел. Перемены никогда не были ему по душе. А в этот раз на него свалилось такое огромное количество нового, что мужчине захотелось оставить все позади и начать жизнь с нуля. Найти какое-нибудь укромное местечко, где он смог бы снова ощутить свою значимость – даже если для этого придется вернуться в прошлое. Где медведь не будет ожидать внезапного появления своих родителей, где ему не придется рассиживаться на их любимых местах. Где воспоминания не будут гоняться за ним. Или, если уж быть совсем точным, просто не будут ранить его.
Внезапно, его меланхолические размышления прервал звук приближающегося мотоцикла. Это был Busa. Мужчина узнал его по хрипловатому реву двигателя – он был уникален, а тот, кто разбирался в байках, ни с чем не смог бы спутать этот звук. Большинство вер-охотников использовали мотоциклы, как средство передвижения, включая Дэва и его братьев. В отличие от машины, его было легче телепортировать. А на улице байку не было равных по скорости, когда необходимо быстро и ловко уйти от врагов. Или догнать их.
Однако этот мотор рычал на особый лад, донося, что байк был усовершенствован для максимальной скорости и наилучшей маневренности. Ожидая увидеть лидера Темных охотников Ашерона на его черном Hyabusa, Дэв нахмурился, заметив, как к нему приближается красный байк с такой скоростью, что мужчина был весьма удивлен, почему его не преследуют патрульные машины. Водитель проскочил въезд, надавил на тормоза, проскользив и оставляя позади себя след от сгоревшей резины. Переднее колесо вздыбилось прежде, чем байк направился к мужчине. Приблизившись, переднее колесо опустилось, и водитель припарковался перед самым носом медведя, несильно стукнувшись о бордюр, из-за чего заднее колесо слегка приподнялось.
Несмотря на то, что водитель был прекрасно сложен и высок, Дэв понял что это женщина, заметив чувственные изгибы ее тела, затянутые в защитный кожаный мотоциклетный костюм.
Судя по всему, это была горячая штучка, видимо, именно поэтому она и привлекла его внимание.
Не желая показывыать, что ее навыки езды на мотоцикле впечатлили его, Дэв скрестил руки на груди, наблюдая за тем, как она сняла шлем и распустила копну волнистых волос медового цвета, упавших на ее плечи. Кудряшки обрамляли ее очаровательное личико. Не то чтобы оно было ошеломляющим или имело идеальные черты, но экзотичным его можно было назвать. Разным. Но более всего, ее черты были соблазнительными, и мужчина не удержался от того, чтобы представить, как девушка выглядела бы с утра, когда эти взъерошенные локоны рассыпались по ее обнаженному телу.
Аура незнакомки была наполнена жизнерадостностью, и это было заразно - словно она наслаждалась каждым моментом, отведенным ей этой жизнью. И тем не менее, водила девушка, как самоубийца.
- Если и дальше будешь так носиться, то непременно кого-нибудь убьешь.
Она перекинула длинную ногу через сиденье прежде, чем подойти к мужчине томной обольстительной походкой, которая, как предполагал Дэв, отправила не одного мужчину на тот свет, вызвав у них сердечный приступ. На ней была пара байкерских ботинок New Rock с языками пламени по бокам. Темно-карие миндалевидные глаза девушки озорно сияли. Она расстегнула куртку и одарила его обжигающим взглядом.
- Я убиваю лишь тех, кто этого заслуживает, а остальных предпочитаю поощрять несказанным удовольствием.
Черт, да она была самой сексуальной женщиной, которую ему когда-либо доводилось встречать. Его тело незамедлительно среагировало на нее. И Дэву вдруг стало любопытно, а в спальне она была бы такой же раскрепощенной.
Девушка сняла куртку и закинула на плечо, придерживая ее рукой в перчатке. Прежде чем она приблизилась к медведю, он оценил узкий черный пуловер, который был на ней. Теплый аромат женщины и кожи заставил зверя внутри него присесть и заурчать. Ему стоило не малых усилий, чтобы не прильнуть к мягкой шее, которая, казалось, так и манила отведать ее.
- И отвечая на твой вопрос, Медведь... в койке я также необузданна, как и на улице. Это просто так, для справки. - Девушка подмигнула ему.
Эти слова заставили против воли его член напрячься. К тому же, мужчина сделал себе пометочку, что она может читать его мысли. Дэв опустил свой взгляд к глубокому декольте, подчеркнутому черным лифчиком. И на правой груди он обнаружил метку ввиде лука и стрелы, которая точно говорила ему, кто она такая - не то, чтобы он сам не догадался, учитывая ее силы и мелькание клыков при разговоре. Черт, похоже, что богиня Артемида не смогла противостоять чувству, вызываемому этим горячим телом, когда она превращала девушку.
- Я с тобой не знаком, Темный охотник.
Она поправила ожерелье из черных черепов, висящее у нее на шее.
- Мы встречались раньше. Мельком. Времени не было даже на то, чтобы представиться друг другу.
Хмурясь, Дэв пытался припомнить этот момент. Нет, определенно нет. Он бы запомнил эту охотницу, если бы хотя бы одним глазком видел ее раньше - даже если это произошло века назад. Даже если бы был мертв. Эта женщина была не из тех, о встрече с которой можно вот так просто позабыть.
- Ты, должно быть, видела кого-то из моих братьев.
Большинству было просто не под силу различить их: уж очень они походили друг на друга. К тому же, Чериф и Куинн всегда сменяли его на посту, когда ему нужно было отдохнуть. Без сомнений, она перепутала его с кем-то из них.
- Нас четверо братьев, и я просто копия остальных троих.
Девушка отрицательно помотала головой.
- Я знаю. Я встречалась со всеми вами. В ту ночь, когда напали волки, я тоже была тут. - Она взглянула на крышу, где все еще оставалось небольшое свидетельство их схватки, и ее глаза потемнели, наполнившись состраданием. - Мне очень жаль твоих родителей... и очень сожалею, что нам не удалось лучше защитить их.
Мужчина не знал почему, но это тронуло его.
- Спасибо за помощь. Я знаю, что вы все сделали, все возможное.
Это было действительно так, но численность врагов намного превышала их количество. И если говорить откровенно, чудо, что кто-то, вообще, выжил. Если бы не Темные охотники и их союзники, им бы так не повезло.
В ее выражении лица он заметил хорошо скрытую тень боли, словно девушку одолевали свои собственные демоны.
- Так-то оно так, но иногда стараний мало, а несчетное количество искренних сожалений ничего не исправит. Повторюсь, я очень сожалею. За все, - она осмотрела бар прежде, чем вернуться в обычное подвижное состояние. - Меня зовут Сэм Саваж.
Самия Саваж...
Это имя он слышал на протяжении веков из уст всех Темных охотников. Она была свирепой - эту фамилию несколько веков назад ей дали другие охотники - как дань жестокости девушки в бою. Став бессмертными убийцами, защищающими человечество, все Темные охотники обладали незавидным прошлым. У каждого было свое, но в одном они все-таки были схожи: кто-то предал этих людей и так жестоко расправился с ними, что они продали свои души греческой богине Артемиде всего лишь за один акт возмездия своему обидчику. На это сложно было подписаться, и поэтому мужчина спросил у себя, а что такого случилось с Сэм, что заставило ее продать душу.
Кто же убил ее и превратил девушку в столь свирепую личность, что даже самые бравые охотники старались обходить ее стороной? Ни в одной истории, которые он слышал про нее, не было никаких ответов. Говорили, лишь что эта женщина живет ради напряженности сражений. Одним словом, чем больше крови, тем лучше.
- Ты была амазонским генералом во время Троянской войны.
Будучи внучкой самой величайшей королевы Гипполиты, Сэм приставили сопровождать Елену назад домой после войны. Это было весьма проблематично, учитывая то, сколько греков жаждали ее смерти за то, что она стала причиной войны, которая оторвала более, чем на десятилетие мужчин от дома.
Один уголок рта девушки чуть скривился.
- Ты произносишь "амазонский", словно это нечто отвратительное.
Дэв рассмеялся.
- На протяжении веков, я встречался со многими, подобными тебе. Не то, чтобы отвратительное... но весьма интересное, я бы сказал.
Амазонки были избранными людьми Артемиды. Именно поэтому среди Темных охотников их было так много. Когда Артемида выставляла свою армию сражаться на стороне человечества против сверхъестественных хищников, то Амазонки всегда были в первых рядах. Более того, ходили слухи, что им платят раз в десять больше, чем всем остальным Темным охотникам. Это небольшое проявление фаворитизма привело к тому, что их вид не особо жалуют среди охотников. А для Дэва это значило лишь то, что ему придется приглядывать за ней в оба, потому как Амазонки славились вздорным характером.
- Так что же тебя привело сюда сегодня? - Спросил мужчина, меняя тему на более волнующую его.
Она помедлила с ответом.
- По правде говоря, я и сама не очень знаю. У меня такое чувство, что сюда направляется нечто весьма злобное. Поэтому я решила, что схвачу его здесь за горло и уничтожу прежде, чем оно навредит кому-нибудь еще.
Дэв цокнул.
- Малышка, разве ты не знаешь, что здесь единственное зло - это я?
Она сморщила носик.
- Ты что заигрываешь со мной?
- Все зависит от того, отшлепаешь ли ты меня по заднице, будучи при этом абсолютно голой?
Девушка удивленно на него взглянула.
- Так тебе нравится, когда тебя бьют по заду?
- Не очень, но если ты будешь обнажена, то я с радостью приму в этом участие...
Она рассмеялась.
- Извращенец. Но идея мне по вкусу.
Он не имел ни малейшего понятия, почему стал флиртовать с охотницей. Несмотря на то, что медведь был весьма похотливым, впрочем, как и все его собратья, не имеющие спутницы, обычно он не тратил время на женщин, с которыми у него априори ничего не могло получиться. А занятие сексом с Темным охотником было строжайше запрещено в их мире... по многим причинам.
Но Дэв ничего не мог с собой поделать. Было в ней что-то такое, что подталкивало его к явному суециду.
- Точнее, озабоченный. Давненько ничего не было.
Она резко втянула воздух.
- Поразительная откровенность. Хорошая смена тактики. Большинство мужчин пустили бы в ход лесть.
Мужчина пожал плечами.
- Хотел бы я сказать, что жизнь слишком коротка, чтобы ходить вокруг да около, но я буду жить века, а тебя ожидает вечность, поэтому эта проблема не про нас. Выражусь так, я не люблю игры и сладкие речи, давай пустим все на самотек.
- Медведь хочет достучаться до моего сердца. Разве ты не знаешь, что нам не стоит сближаться?
Он снова пожал плечами.
- Я не живу по правилам.
Девушка еще раз одарила его пылающим взглядом, заставляя все гормоны зверя пуститься вскачь.
- Я тоже.
- Да уж, я заметил по тому, как ты водишь.
Сэм действительно не хотела подпадать под чары оборотня, стоящего перед ней, но, откровенно говоря, ничего не могла с этим поделать. В нем было что-то такое, что заставляло ее губы растягиваться в улыбке. И дело было совсем не в том, что этот медведь был горячее, чем сам ад. Или то, что его улыбка должна была быть признана незаконной.
Он казался компанейским парнем, с которым можно было весело провести время, а в ее мире таких людей можно было по пальцам пересчитать. Его белокурые волнистые волосы были зачесаны назад, открывая лицо, которое, казалось, было выковано из стали. А голубые глаза поддразнивали своим интеллектом и насмешливостью.
А его тело...
Такое она могла бы облизывать всю ночь напролет. Но что реально не давало ей покоя, так это то, что Дэв напоминал девушке Иола. То, как ему удавалось рассмешить ее, даже несмотря на то, что у Самии был весьма скверный день. Спустя тысячелетие она все еще тосковала по нему.
Пытаясь не думать об этом, охотница взглянула на руку Дэва, которую покрывали рельефные мышцы, а затем нахмурилась, заметив тату, выглядывавшую из-под короткого рукава футболки.
Неужели это...
Нет. Быть того не может.
Прежде чем она успела остановить себя, Сэм приподняла рукав и обнаружила метку ввиде лука и стрелы, идентичную той, что оставила ей Артемида в ночь, когда Самия превратилась в Темную охотницу и вернулась к жизни, чтобы противостоять Даймонам. Единственным различием между ними было то, что метка девушки была больше похожа на клеймо, а у Дэва - это была татуировка, нарисованная обычными чернилами.
Она вздернула бровь.
- Мне стоит порасспрашивать тебя?
Он хитро ухмыльнулся.
- Ну нравится мне играть на нервах у богов.
- Должно быть, так оно и есть. Но я слышала, что у Артемиды отсутствует напрочь всякое чувство юмора.
- И тем не менее, она до сих пор меня не убила.
А у этого малого определенно есть яйца.
- Ты такой отважный или просто непрходимо глупый?
- Как говаривала моя мама, эти два качества прекрасно уживаются во мне.
Его ответ ошеломил девушку. Ведь нечто похожее когда-то она слышала и от своей матери.
Встряхнув головой, она попыталась переключится на истинную причину своего пребывания тут и напомнить себе, почему даже интересоваться не должна этим мужчиной.
- Сегодня Даймоны объявлялись?
- Ты же знаешь, что мне не положено рассказывать тебе об этом.
Этот кодекс чести между Даймонами и Вер-охотниками всегда выводил ее из себя. У оборотней были те же прородители, что и у Даймонов, поэтому они ощущали некое кровное родство со своими "кузенами".
- Да из вас, ребята, такие же люди, как и Даймоны.
- К тому же, мы и людьми не питаемся, - мужчина подмигнул ей. - Так вот, отвечаю на твой вопрос, нет. Ни одного Даймона не появлялось поблизости вот уже несколько недель.
В это было сложно поверить. Туристические места, как это, были известны, как охотничьи угодья Даймонов.
- Ты не шутишь?
- Знаю, что это звучит странно. Такое ощущение, что они разбрелись на каникулы. Никогда не было такого, чтобы группа или две так долго не показывались. Последнего мы видели перед самым открытием... И этот засранец появился при свете дня.
Девушка ухмыльнулась.
- Ты опять за свое, - все сказанное медведем было полнейшей околесицей. - Даймоны не могут разгуливать под солнцем, это общеизвестный факт.
- И без тебя знаю, но повторюсь, что он был здесь собственной персоной, а солнце в тот день ярко светило. Он тут расхаживал, словно ему было плевать на весь белый свет.
Девушка все равно не купилась на его сказки. в этом не было никакого смысла.
- И никто из вас не додумался рассказать об этом нам?
- Мы передали свой отчет с Оруженосцами, - человеческими трудягами, которые помогают Темным охотникам и опекают их в дневное время, ибо они не могут выйти на солнечные лучи, не сгорев, как факел, при этом. - К тому же, мы докладывали об этом каждому Темному охотнику, который попадал в поле нашего зрения. Но так как никто больше не видел этого Даймона при свете дня, все решили, что мы под кайфом, и пренебрегли нашим предупреждением, посчитав его массовой галлюцинацией, вследствие чрезмерного употребления медовухи.
Его слова ошеломили девушку.
- Вы что, под кайфом?
- Ты же знаешь, что эта штука не подействует на меня, впрочем, как и на тебя.
Темные охотники и оборотни были невосприимчивы к большинству наркотиков. И даже сейчас Сэм не могла так легко во все это поверить.
- А Ашерону ты доложил?
- Повторяю для особо одаренных, он заявил мне, что лишь один Даймон может разгуливать днем, но случилось так, что Эш собственноручно разобрался с ним. Не может быть, чтобы у нас мог объявиться еще один Дневной Убийца.
И тем не менее, Дэв безаговорочно верил в то, что они видели именно Даймона. Охотница ощущала это,каждой частичкой своего могущества.
- А вдруг это был какой-то гот с клыками, пытавшийся разыграть тебя.
- Ага, как же. Ведь я не могу отличить человека от Даймона. Как же меня достала эта работа.
Девушка расхохоталась от его иронии. Как же он может быть таким милашкой и задирой одновременно?
- Ладно. Я верю тебе. Но...
Он поднял руки, сдаваясь.
- Я услышал тебя и соглашусь, что все это полнейшая несусветица. Я понимаю, что в этом нет ни капли смысла. Я лишь рассказываю тебе то, что мы видели. А ты уж сама делай выводы.
- Ну, если ты прав, давай надееться на то, что это всего лишь анномалия, и этот кровосос сгорел через три секунды после своего появления на солнце.
- Надежда на чудо имеет место быть.
Оборотень взял наушники и засунул их обратно в уши. Она диву давалась, как мог мужчина выглядеть столь сексуально с таким изобретением на голове, и все же Дэву это удавалось.
Весьма странно...
Мужчина указал на дверь.
- Можешь спокойно входить. Внутри нет ни единого Темного охотника.
Девушка оценила его предупреждение, хотя не особо в нем нуждалась. Обычно пребывание вблизи другого охотника иссушает силы, но амазонка обладала столь подавляющим могуществом, что ее истощение было смехотворным. Не говоря уже о том, что она обладала столь обширными навыками ведения боя, что могла расправиться с врагом и без помощи способностей Темной охотницы. Это все и сделало ее одной из machiskyli... Спутников войны. У Даймонов имелись свои элитные бойцы, а у Темных охотников были Спутники. Мужчины и женщины, живущие только ради битвы и получения наслаждения от вырезания сердец у своих врагов.
Это звание Сэм носила с великой честью. А сегодня вечером она нутром ощущала присутствие Даймона. Ей просто нужно вычислить его, схватить и душить до тех пор, пока у нее не полегчает на душе. Что значит Самии нужно оставить соблазнительного медведя и отправиться выполнять свою работу.
- Встретимся позже, Медведь.
Он кивнул, и охотница ступила в темное помещение. В клубе было немноголюдно, потому что часы показывали лишь семь вечера. Несколько человек перекусывало на передних столиках. Еще двое сидели в баре, где хозяйничал вервульф ( волк в человеческой шкуре) и еще один медведь, который, как две капли воды, походил на Дэва. Должно быть, это был один из его братьев-близнецов. Она обратилась к волку и заказала выпивку.
- Что-нибудь перекусить? - Поинтересовался он, открывая бутылку и подавая заказ ей.
Сэм покачала головой, не обращая внимания на любопытное разглядывание ее рук в перчатках. Еда не особенно была ей по вкусу. Сэм просто надеялась, что сможет спокойно насладиться своим пивом. Она уже потянулась за кошельком, но волк остановил ее.
- Я помню тебя по той схватке. Денег не нужно.
Его боль проникла в нее, послав в ее разум отрывочные воспоминания из его прошлого. Прошлого, которое оставило в нем неизгладимое чувство вины. Именно защищая его, умерла Николлет Пелитьер, а у мужчины складывалось такое ощущение, словно он отобрал маму у своей возлюбленной - это была невероятно горькая боль, которую он захоронил глубоко в себе, позволяя ей лишь сжигать себя, словно уголь. Хороший человек, он, не переставая, заботился о своей жене.
- Спасибо... Фанг, - его имя вспыхнуло у нее в голове также четко, как и картинки из прошлого.
Картинки, которые обретут жесточайшую силу, если она коснется его тела.
Он слегка кивнул.
- Всегда пожалуйста.
Сэм поспешила ретироваться прежде, чем поток остаточных образов и мыслей мужчины нахлынет на нее. Она ненавидела эту свою способность. Если бы девушка хоть немного умела ее контролировать, возможно, все было бы не так плохо, но она не умела. Вместо этого, эмоции посторонних людей частенько переплетались с ее, и Самии приходилось нелегко, когда нужно было распутывать их. Именно по этой причине она и старалась избегать окружающих, насколько это было возможно. И вот почему девушка никогда не касалась людей оголенными руками.
Стоило ей это сделать...
Последствия были бы катастрофическими.
Почему у меня нет способности летать? Или чего-то поистине полезного, пирокинеза, например?
Так нет же. Ей досталась никудышная способность к эмпатии и психометрии...
За такой "дар", Самия с удовольствием придушила бы Артемиду. Однако охотница была еще наделена телекинезом, что определенно было весьма удобно, особенно во время схватки. Все было не так уж плохо, по крайней мере, у нее был свой пульт дистанционного управления задолго до того, как Юджин МакДональд задумался о первом кликере.
Отхлебнув пива, Сэм осмотрела обстановку клуба, которая была весьма милой и приглушенно освещалась, что было весьма кстати для ее светочувствительных глаз. Проходя мимо, девушка сумела уловить обрывки тысячи событий, произошедших в этом месте за последние полтора века.
И хотя имелись несчастливые моменты, все же атмосфера этого бара была наполнена теплотой и гостеприимством. Неудивительно, что это заведение пользовалось популярностью среди сверхъестественной общественности. Несмотря на то, что большинству было не по силам замечать то, что видела она, они все равно чувствовали любовь и защищенность, исходящую от каждого предмета в этом помещении. Это место было переполнено заботой и преданностью медведя, построившего его.
- Благослови тебя Бог, Николлет, - прошептала она.
Как мать, она знала, какую боль причиняет потеря дитя. Боль, которую не излечит никакое время. Никто не должен испытывать ничего подобного.
Она съежилась, когда лицо Агарии промелькнуло у нее в голове. Даже сейчас одна мысль о дочери сбивала ее с ног и вызывала волну гнева, который все еще требовал выхода. Именно эта ярость сделала из нее великую воительницу. Даймоны лишили ее всего, и не важно, скольких она убила, этого все равно будет недостаточно, чтобы отомстить за жизнь, которую они так резко оборвали.
- Ты выглядешь так, словно тебя уже достали.
Девушка повернула голову, узнав мягкий голос. Чи Ху.
Сэм медленно развернулась и увидела миниатюрную китаянку с иссиня-черными волосами, заплетенными в тугую косу. Но эта хрупкость вводила в заблуждение. Несмотря на то, что Чи была всего пять футов росту и худощавой, словно карандаш, она была весьма обученным воином, способным уложить любого глупца на лопатки, который додумался посчитать ее легкой добычей. Китаянка была невероятно красива, одетая в узкие джинсы, черную рубашку и жилет. Она обладала той идеальной красотой, которую хотела до боли Сэм, будучи человеком. Но спустя столетия, Самия уяснила, что такая красота могла быть как даром, так и проклятием. Вот почему Чи стала Темной охотницей.
Самия улыбнулась. Чи, такая же Спутница Войны, как и она сама, была ее единственным другом, которого она могла себе позволить за последние пять тысячелетий. Она до сих пор не поняла, как все так вышло, но китаянку было сложно не любить... если пробьешься через ее ледяные барьеры.
- Что ты здесь делаешь?
Зная, что к ней лучше не прикасаться, Чи обвела рукой клуб.
- То же, что и ты. Выслеживаю Даймонов, нарываюсь на хорошую драку. Медведь на входе рассказал тебе об их массовой галлюцинации насчет Дневного убийцы?
- О, да.
- И что ты думаешь по этому поводу?
Сэм пожала плечами.
- Возможно, они приняли демона за Даймона.
Чи кивнула, соглашаясь.
- А в этом есть доля здравого смысла. Иногда не слишком сведущие личности не могут уловить разницу. - Чи знала о чем говорит, ибо была экспертом в области демонологии. - Существуют несколько подвидов демонов, которые весьма смахивают на Даймонов. Очевидно, оборотни видели одного из них.
Может быть, но Дэв так уверен в своих словах. А с другой стороны, Чи собаку съела на этом, и Самии вдруг стало любопытно, почему же она оказалась в Новом Орлеане.
- Когда тебя перевели?
- Три недели назад.
Сэм вздернула бровь.
- А почему ты мне не сообщила, что тебя тоже сюда перебросили?
Чи прицокнула, уловив ее тон.
- Отбрось все подозрения. Я всего лишь хотела сделать тебе сюрприз, jle jle. Ничего более. Если бы я сегодня не наткнулась на тебя, то обязательно позвонила бы. Это моя первая разведывательная вылазка и я очень надеялась, что мы пересечемся, что, вообщем-то, и получилось. - Девушка ухмыльнулась. - Я хотела устроить тебе сюрприз. Только и всего.
Сэм неосознанно содрогнулась, когда Чи назвала ее "старшей сестрой". В ее мире слово "сестра" было оскорблением. И она знала, что китаянка не юлила и говорила правду - еще одна особенность ее способностей. Сэм была ходячим детектором лжи.
- Очень рада снова видеть тебя.
Чи сморщила носик.
- Надеюсь, в этот раз не будет столько крови.
Самия рассмеялась.
- Будто ты сама не получаешь удовольствие от схваток. Иногда мне кажется, что тебе это нравится даже больше, чем мне.
Чи тоже развеселилась.
- Ох, как ты права.
Сэм прищурилась, заметив блестящие серебряные палочки в косе у китаянки. Она потянулась и дотронулась до одной из них рукой в перчатке. Как Самия и предполагала, они оказались острыми, словно когти, и оцарапали охотнице перчатку.
- Неплохо придумано.
Чи отпила из своей бутылки.
- В наши дни следует быть весьма изобретательными. Люди стали такими подозрительными. Если хочешь, могу и тебе парочку подбросить.
- Я бы с радостью, но, пожалуй, откажусь от твоего предложения.
Носить их будет весьма затруднительно, так как Самия непременно впитает в себя все эмоции того, кто создал это оружие. Именно поэтому все, что было на ней одето, все ее принадлежности были созданы Ашероном и специально для нее. Этих вещей не касалась ни одна посторонняя рука. Слава богам, что их бесстрашный лидер обладал такими возможностями. А не то она бы уже давно свихнулась. По этой же причине, охотница не любила еду. С напитками было все гораздо проще, потому как они создавались на автоматическом оборудовании.
А вот мясо было для нее вне закона. Как же она мечтает о прожаренном стейке...
Отогнав эту мысль, Сэм снова глотнула пива, размышляя над последними словами Чи.
- Так сколько наших перевели сюда в Новый Орлеан?
- По последним данным, Ашерон собрал здесь восемь Спутников.
Это число впечатляло.
- Восемь? А это не слишком?
Чи пожала плечами.
- Предположу, что атлантец ожидает чего-то поистине грандиозного.
А если быть совсем точными, их всех отправили сюда охранять одного мужчину. Ника Готье. Это все, что они знали конкретно.
Ник должен оставаться в живых, даже если для всех них это будет предвещать смерть.
- Но, естественно, Ашерон не потрудился разъяснить, что это. - В голосе Сэм гнева оказалось больше, чем она того сама хотела.
Несмотря ни на что, она любила Ашерона. Ей бы просто очень хотелось, чтобы этот мужчина был с ними немного пооткровенней.
Чи подняла свою бутылку в молчаливом салюте.
- Твоя правда!
Это было так похоже на Ашерона. Он жил секретами, и охотнице вдруг стало интересно, что же такого произошло в сверхъестественном мире, что атлантец даже рискнул собрать столько Спутников войны одновременно в одном месте? Их сложно было назвать дружелюбными, к тому же, у большинства было обостренное чувство принадлежности к собственной территории. В последний раз, когда два Спутника оказались в одном городе, они едва не уничтожили его.
И вопреки слухам, наводнившим виртуальную реальность, это были не она с Итоном.
Чи с любопытством прищурилась, словно уловила ход мыслей подруги.
- Ты уже видела Итона?
Самия скорчила личико при упоминании древнеспартанского генерала, который после очередной ночной битвы несколько веков назад был вынужден скрываться у нее дома.
- Нет, но вот римлянина я встречала на улице несколько ночей назад. - Она выплюнула его имя со всем возможным отвращением, которое обожгло ее горло.
Этот римлянин был гладиатором. И хотя охотница по достоинству ценила все его навыки, но вот жизненные ценности мужчины она презирала.
Чи пробуравила подругу взглядом.
- Не планируешь устроить матч-реванш с Итоном?
Сэм, подумав немного, пожала плечами.
- Разве я напоминаю тебе о твоих бывших?
- Но он же просто великолепен.
- И совсем мне не подходит. Даже на одну ночь.
Не говоря уже о том, что Темным охотникам было категорически запрещено спть друг с другом. Как-то так получилось, что они с Итоном провели вместе ночь и теперь невероятно сожалели об этом. Если Ашерону когда-нибудь станет известно об этом пикантном моменте, он возможно убьет их. А Артемида даже сомневаться не будет.
Та ночь научила девушку держаться подальше от любовников, а от Итана в особенности. Она до сих пор не могла выкинуть из своей головы образы жестокого прошлого мужчины. Самии не хотелось бы, чтобы чьи-то кошмары снова атаковали ее. У нее своих предостаточно было.
Вина пронзила охотницу. Она вздрогнула, отгоняя ее подальше прежде, чем это чувство успело нанести ей вред.
Чи воодушевленно взглянула в сторону бара, где копия Дэва обслуживала очередного клиента.
- А что насчет медведей?
Сэм собрала все свое самообладание в кулак.
- А что с ними такого?
- Да ладно тебе, только не говори, что ты не думала о том, чтобы поразвлечься с этими молодчиками. Особенно с этой четверкой близнецов. Бог ты мой, а тот, что сидит на входе, просто такой сочненький.
- Сочненький?
Чи задорно как бы потерлась о Самию, но не коснувшись девушки.
- Не строй из себя недотрогу. Я ведь прекрасно тебя знаю. Да и Дэв определенно стоит того, чтобы тебя окатило эмоциями.
Сэм фыркнула.
- Да, знаешь, и да, я думала об этом.
- Но?
- Воспоминания об Итоне у меня вызывают рвотные позывы. Я не хочу переживать это снова. Никогда.
Даже если рядом будет некто столь умопомрачительный, как Дэв.
Чи зафыркала.
- Одна ночь не убьет тебя.
- Не это ли твердила Гейтара накануне битвы под Тартуллой? Если мне не изменяет память, для нее все закончилось весьма плачевно, когда убили ее и все войско в придачу. - Самия кивком головы указала на бармена. - Если ты такая голодная, почему не прихватишь одного себе домой?
- Одного? Дорогая, да я дождусь всю команду.
Охотница рассмеялась.
- Какая же ты злюка!
Внезапно Чи растеряла все свое хорошее настроение и дернулась вправо, осматривая клуб.
- Ты это почувствовала?
Сэм повернула голову и слегка наклонила ее, прислушиваясь. Нечто странное разрезало вокруг них воздух. Нечеловеческое и свирепое. Это ощущение, словно лезвие, прошлось по спине.
- Почувствовала.
Это было похоже на трепет, вызываемый появлением Даймона, и в то же время, разительно отличалось от него. Обладало большим могуществом. Девушка заозиралась по сторонам, пытаясь отыскать еще кого-нибудь, кто мог ощутить нечто подобное.
Если кто и был, то они никак на это не среагировали.
Как странно.
Она встретилась с прищуренным взглядом Чи.
- Я проверю задний вход.
- Тогда я пойду к парадному.
Пока Самия шла к запасному выходу Убежища, она воспользовалась своими способностями и просканировала окружающую их территорию. У всех Темных охотников имелось электронное устройство, отслеживающее Даймонов, но ей оно никогда не было нужно. Чутье охотницы всегда выводило ее прямо на них.
Но не сегодня ночью.
Этим вечером она потеряла их след, как только вышла наружу.
Как такое возможно? И тем не менее, она не могла отрицать того, что ощутила. Или если быть точнее, не ощутила. Воздух был наполнен приближением осени. Девушка уловила аромат гамбо и стейков, готовящихся на кухне, а также запах реки, находящейся всего в нескольких кварталах отсюда. Но ничего, чтобы говорило о Даймонах.
Настроив све свои чувства на боевую готовность, охотница осмотрела задний двор, пытаясь обнаружить то, что могло привлечь их внимание. Но ничего не было. Все выглядело абсолютно нормальным, но Самия нутром чуяла, что это не так.
Вскоре к ней присоединилась Чи. Она встретилась с насмешливым взглядом Сэм и подняла лицо к небу.
Самия проследила за взглядом подруги. И как только она обнаружила то, на что смотрела китаянка, у нее все внутри перевернулось. Над их головами нависла такая красная луна, что, казалось, она была омыта кровью.
Луна охотника. Девушка знала, что с научной позиции, это было не что иное, как отражавшийся солнечный свет от лунной поверхности. Но она прожила достаточно, чтобы понимать, что в этом мире не все так просто - наука не может объяснить всего. Хотя бы потому, что ей просто не обо всем известно.
Наука определенно не в курсе о защитном покрове, который отделяет один мир от другого. Покров, который истончается с приходом кровавой луны. Более того, древние не всегда зря боялись недобрых предзнаменований.
И в сердце, и в душе
Зло корни свои пустит.
Когда луна кровавая сияет,
Демонов нашествие нас ожидает.
Самии вспомнилось старое амазонское стихотворение. Однажды, такая же луна уже нависла над ее домом. Тогда она не придала этому значения, решив, что это суеверие.
А затем она умерла, отчаянно сожалея о своей глупости.
- Я позвоню Ашерону, - сказала Чи, доставая телефон.
Сэм кивнула, ощутив, как рука зла прикоснулась к ней. Что-то приближалось, охотница чувствовала это. Но вот вопрос, что именно?

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 471 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Ура!!!! Наконец-то нашла перевод 19 19 19
На склад 53
avatar