Главная » Переводы » Пощады не будет, Ш. Кеньон » Главы

Глава 10, Пощады не будет - Ш. Кеньон
Глава 10

Дев проследовал через улицу к особняку Ника на Бурбон Стрит, пытаясь обнаружить следы этого маленького болвана. Он должен был куда-то пойти. Это совсем не походило на Ника - просто взять и испариться. И, скорее всего, его можно было отыскать именно здесь. Несмотря ни на что, парень всегда возвращался домой.
Тот факт, что он стал Тёмным Охотником спустя всего лишь несколько лет после смерти, говорил сам за себя.
Артемида обычно требовала, чтобы прошло как минимум сто лет, прежде чем возвращать Охотника в город, где тот был убит — идея состояла в том, что по прошествии такого количества времени любые близкие друзья и семья будут уже мертвы, и воспоминания о них не станут слишком болезненными. Но, Нику нужен был свой эталон ценностей - этот дом и город. Он не мог жить без них. Словно Новый Орлеан подпитывал его душу, и Дев мог это понять. А прямо сейчас он был благодарен, потому что это могло помочь ему выйти на след.
Да, Этон рассказывал ему, что, разыскивая Ника, был здесь ранее, и в доме его не оказалось, но это не одно и то же. Тот не искал его, чтобы убить. Он только хотел причинить каджуну боль. Дев же намеревался использовать внутренности Ника в качестве шнурков, но сначала ему необходимо было обнаружить его свежий след.
Никто не предает меня. Никто.
Их связывало слишком многое, чтобы оставить это просто так.
Факт того, что маленький каджунский беспризорник привёл Даймонов в его дом — нет, его комнату — было объявлением войны. Ник подал их эти кровососам на блюдечке, и Дев за это так сильно хотел разорвать его на куски, что почти ощущал, как покалывает пальцы. Не упоминая даже тот маленький факт, что Ник причинил Сэм боль.
Да, ублюдок заплатит за это своей жизнью.
Но, судя по вещам и оставшемуся едва уловимому запаху, Ник не появлялся здесь уже несколько дней.
Дом казался необитаемым. В кровати не спали, не было никаких грязных полотенец или даже влажных раковин, чтобы сказать, что он чистил зубы или умывался. Его Ягуар XK-R всё ещё пылился в гараже. Ничто из одежды или обуви парня не пропало. Странно. Куда он мог пойти? Ник сказал своим сторожевым собакам, что отправляется спать. С тех пор его никто не видел, а это было четыре дня назад.
Покидая безупречную спальню, Дев остановился в коридоре второго этажа. Присмотревшись, он заметил на стене картину, представляющую собой огромный коллаж из молодых фотографий Ника — его, наверняка, поместила сюда его мама. Ник мог быть высокомерной задницей, но никак не тщеславным.
На фото, которое привлекало его внимание, стоял сам Дев, Эйми и Готье, которому тогда было около пятнадцати, со своей матерью. Женщины пытались сделать хороший снимок, но Ник был Ником и не мог без кривляния и паясничества. Поэтому медведь обошёл его сзади и сделал захват. Матери Дева удалось поймать снимок, на котором Ник смеялся, в то время как медведь притворялся, что душит его, а Эйми и мать парня изображали шок. Это действительно была милая фотография.
И всего один миг заставил его перечеркнуть прошлое. Как тот мальчик мог вырасти в человека, угрожающего семье Дева? Ник бился на их стороне против стаи волков лишь несколько месяцев назад. Убежище стало для него таким же родным, как и этот дом, в то время как Готье вдруг оказался чужаком.
Но так ли это? Неужели, он действительно предал их всех?
Что, если это не так и ты ошибаешься на его счёт? Вдруг у него была причина для того, что он сделал?
Происходило нечто странное. Дев чувствовал это своим нутром.
Теперь, когда он всё больше размышлял о произошедшем, то понимал - Ник не стал бы вредить Убежищу без чертовски серьёзной на то причины. Каджун мог быть кем угодно, но предателем - никогда.
- Мальчик, во что ты вляпался?

***
- У нас проблемы.
Ашерон застыл, когда перед ним материализовался Уриан. Слава Богу, что он натянул пижамные штаны прежде, чем войти в кухню, чтобы наполнить чашку мороженным Чанки Манки, по просьбе своей жены. Иначе, прерви он Эша раньше, Уриан стал бы не только слепым, но и состоял бы из большего количества частей, чем сейчас.
- Тебя воспитывали в хлеву?
Прозвучал громкий стук в дверь чёрного хода.
Ашерон закатил глаза на сарказм Уриана, было очевидно, что мужчина сам создал этот звук, словно говоря ему «Да пошёл ты!».
К твоему счастью, у меня только что был потрясающий секс с моей женой, который вознес меня так высоко, что даже такой засранец как ты не сможет этого исправить.
Иначе Уриан превратился бы в пылающее пятно на стене.
- Что случилось?
- Дев не на крэке.
Ашерон облизнул ложку, прежде чем воткнуть её в чашку с мороженным.
- Никогда так и не думал … Кетамин возможно, но точно не крэк. А с чего ты решил?
Уриан наблюдал, как Эш вернул коробку Чанки Манки в морозилку.
- Я только что беседовал с моим старым другом.
Мужчина использовал этот термин, чтобы описать одного из Даймонов, который всё ещё служил его отцу. Когда-то, Уриан и сам был правой рукой Страйкера. Но до того как тот хладнокровно убил его жену, а ему перерезал горло, оставив умирать. И подумать только, Уриан был таким гнилым ублюдком, что затаил за это на отца злобу.
Да … Страйкеру определенно катастрофически не хватало шестерёнок.
- Он сказал мне, что Даймоны способны поглотить душу демона Галлу, и что Страйкер обращает свою армию, используя их кровь.
Ашерон застыл, услышав это. Шумерские Галлу обладали огромной силой.
Превратившись в истинное зло в теле Даймона, демон станет адским оружием.
Более того, укусы Галу превращали жертв в безвольных кукол. Всего один может создать тысячи.
Дерьмо. Теперь Даймоны смогут наштамповать множество подобных существ.
Эш способен был убить одного даже не вспотев, но обычный Тёмный Охотник…
Это стало бы кровавым зрелищем. Если не смертельным.
- Что планирует Страйкер?- спросил он Уриана.
Тот посмотрел на Эша как на слабоумного.
- Тоже, что и всегда - убить моего деда, поработить всех людей на земле.
Ашерон ответил ему взглядом, говоря «Тоже мне, новость!».
- Я не спрашивал о его цели, Уриан. Она мне известна. Мне нужно знать о плане. Почему он обращает своих людей?
Телефон Эша зазвонил. Он проигнорировал звонок, пока не увидел, что это Этон.
Ну что ещё?
Вздохнув, он посмотрел на миску тающего мороженого на столе. Его жена ненавидела суп из мороженого. Эш повторно заморозил десерт и переместил наверх, где его уже ожидала Тори, одновременно ответив на вызов.
Хорошо, что его женщина привыкла к подобным странностям и поймёт, почему он не принёс ей мороженое лично. Однако это не отменяло того факта, что мужчина испытывал дикое желание захныкать, оттого, что его планы на жену и мороженное пошли ко всем чертям...
Иногда его работа становилась совсем отстойной. Ну почему человечество не могло за собой прибирать?
Неблагодарные ублюдки.
Он открыл телефон.
- Ник работает с Даймонами,- сказал Этон без предисловий.
- Приятно тебя слышать Спартанец! Объясни-ка, почему ты так решил?
- Потому что маленький засранец пытался похитить Сэм из Убежища. Он явился туда во всей красе и предложил её нашим врагам.
Этон продолжал говорить, но Ашерон уже не слышал слов.
Вместо этого в его голове мелькали видения. Во всем этом было нечто совершенно неправильное. Он знал, что Ник оказался связан со Страйкером кровью, но боролся с этим…
Неужели случилось что-то, вернувшее его в команду Даймонов?
Нет. Невозможно. Ник был слишком упрям для этого. Даже Эш не мог им управлять.
Убрав телефон, он встретил пристальный и любопытный взгляд Уриана.
- Отправляйся в клуб Шаронте и оставайся рядом с Девом и Сэм. Не важно кто или что придёт за ней, защищайте её.
- Хорошо. Что происходит?
- Просто сделай это. Эш ничего не объяснял другим. Никогда. В действительности он не имел ни малейшего понятия, зачем Страйкеру понадобилась Сэм, но в чём бы ни оказалась причина, она была дьявольской. Тот никогда не действовал без конкретной цели. А так как его действия непосредственно затрагивали Эша, он не мог использовать свои силы, чтобы увидеть что, чёрт возьми, этот ублюдок делал.
Уриан исчез.
Эш призвал своего защитника Шаронте, который до этого момента покоился на его бицепсе в форме татуировки дракона. Сими отделилась от его тела, появляясь перед ним в человеческой форме.
Выглядя на девятнадцать лет, она была немного ниже его шести с половиной футов, хотя могла выбрать любой рост какой только пожелала. Её длинные тёмные волосы с красной прядью впереди походили на его, а одета девушка была в короткую клетчатую юбку, высокие байкерские ботинки и чёрный кожаный корсет.
Она широкому улыбнулась ему, показывая клыки.
- Привет, Акри. Мы уже идём на фильм с Акра-Тори, Мариссой и ЭнДжей? Сими хочет увидеть этого высокого зелёного великана, он напоминает ей о дяде.
- Пока нет. - Он очень не хотел прерывать её, у Сими была привычка лепетать время от времени. Что он в ней и любил, это всегда казалось ему ужасно забавным, но прямо сейчас они должны были оставаться сосредоточенными.
- Мне нужна помощь, Сим.
Её глаза засветились, когда она потёрла в предвкушении руки.
- Мне разрешат съесть того, кого ты не любишь? Могу я наконец слопать сучку-богиню? Она будет очень вкусной с правильным соусом! Он уберёт горечь из её мяса, - широко усмехалась девушка.
Эш рассмеялся, прежде чем поцеловать её в лоб.
- Не совсем. Я хочу, чтобы ты пошла наверх и охраняла для меня Тори.
Сими открыла рот от удивления.
- Акра-Тори в порядке? Наш ребёнок невредим, не так ли?
Сначала, когда он сказал Сими что Тори беременна, то боялся что демоница начнёт ревновать, так как технически именно она была его ребёнком в течение одиннадцати тысяч лет. Вместо этого девушка оказалась столь же взволнованной по этому поводу, как и Эш, и с радостью взяла на себя часть ответственности.
- Она в порядке, Сим. Я только не хочу, чтобы Тори оставалась одна, пока меня нет.
Если кто-то был достаточно глуп, чтобы прийти с целью навредить его жене, а также достаточно силен, разрушив щит, который он поставил вокруг их дома, Эш хотел, чтобы Сими была здесь, готовая разорвать его на куски.
Демоница была единственной, кому он мог доверить свою жену.
- Скажи Тори, что у меня чрезвычайная ситуация и я вернусь очень быстро.
Девушка вскинула голову, что-то заподозрив.
- Куда идёт Акри, раз Сими не может пойти с ним?
- Наружу, Сим. Теперь, пожалуйста, защищай её и помни - с любого кто попытается причинить ей боль, можешь снять шкуру как бейсбольную перчатку и устроить банкет на его внутренностях.
Она отсалютовала ему, прежде чем исчезнуть.
Эш материализовал на себе уличную одежду — длинное чёрное кожаное пальто, джинсы в тон и футболку — прежде, чем исчезнуть из их скромного домика в Новом Орлеане и переместиться в храм Артемиды на Горе Олимп.
С внешней стороны сооружение выглядело красиво, выполненное из золота, с изображениями растений и животных, украшавшими его на всём протяжении. Но этот вид, как и Артемида, был весьма обманчив.
Его внутренности скрутило от гнева, поскольку он был вынужден прийти в место, где сучка-богиня когда-то мучила его. Эш ненавидел этот храм с такой страстью, что она горела столь же ярко, как тысяча солнц. Теперь, когда он стал свободен от Артемиды и узнал каково это быть с тем, кто тебя действительно любит, возвращение сюда даже для простого визита давалось с трудом. Ашерон оставил одиннадцать тысяч лет горьких обид позади и вошёл через позолоченные двери.
Храм оказался абсолютно пуст. Не было даже служанок Артемиды, выполнявших свои обязанности.
О, это не хорошо. Он почувствовал тошноту, поскольку понял, что это означало.
Ник, бедный сукин сын. Что ты вытворяешь?
Этот парень всегда обладал суицидальными наклонностями.
Осознание того, насколько он и Артемида извратили беспечную жизнь Ника, задело Ашерона за живое. Его мучило чувство вины, но он ничего не мог изменить в прошлом.
Только речь сейчас шла о будущем.
- Артемида? - позвал Эш. Его низкий голос эхом отозвался через всю мраморную комнату.
Она немедленно появилась перед ним. Как всегда прекрасная, как и свойственно богине. Женщина была одета в своё обычное белое облегающее платье, которое окутывало её чувственное тело. Длинные рыжие волосы обрамляли лицо, столь идеальное, что тяжело было даже смотреть на него. Всё же столетия пребывания под каблуком отняли у него способность ценить что-либо кроме её отсутствия, за которое он действительно был благодарен.
Она покусывала свой длинный красный ноготь на большом пальце, и переминалась с ноги на ногу. Эш многострадально выдохнул. По тому, как она нервно дергалась, он понял - разговор будет не из легких.
- Что случилось?
Она прикусила губу прежде, чем ответить, и попыталась выглядеть невинной, но с треском провалилась.
- Что ты имеешь в виду?
- Чёрт возьми, Артемида, не играй со мной в эти идиотские игры. Хватит. Где Ник?
- Ник, это кто?
Зарычав, он схватил её за руку и потянул к себе. Да, это было суровее, чем следовало, но она жестоко избивала его в течение многих столетий, а затем попыталась убить его жену. Ей повезло, что Ашерон оказался милосердным богом, иначе …
- Я знаю, что он здесь. Я проследил за его силой. Ты, кажется, забываешь, что я - один из немногих богов, способных на это.
Она сглотнула прежде, чем жестом указать на свою спальню.
Тошнота с новой силой подкатила к его горлу, поскольку он понял, что это означало.
- Ты привязала его к себе?
Она вырвала свою руку из его захвата.
- Какое тебе до этого дело? Ты бросил меня, помнишь?
Это поразило его - Артемида заставила всё прозвучать так, словно Эш стал причиной случившегося. Но она оказалась права насчет одной вещи. Это не его дело. Ник был взрослым ... кем бы он там не являлся.
Однако это перешло все границы. Теперь она была за одно с тем, кто желал его смерти.
Здорово. Просто великолепно. Он видел, как на него без остановки несётся поезд и, к сожалению, его нога застряла между рельсов.
- Ты неисправима! - прорычал он.
Пройдя мимо неё, Ашерон использовал свои силы, чтобы открыл двери спальни. Они громко лязгнули, ударившись о стены.
Сделав шаг в комнату, он застыл.
Как и ожидалось, Ник голым лежал в кровати. Однако он оказался болен, его всего лихорадило. Готье находился без сознания, а всё тело блестело от пота.
Но больше всего Эша удивило то, что Ник шептал на языке, который не знал даже он сам.
Предполагалось, что как бог, Ашерон мог постичь всё.
Но он понятия не имел, что говорил Ник. Это была какая-то тарабарщина? И всё же она казалась слишком чётко сформулированной, чтобы быть случайной. Волосы на его затылке стали дыбом.
Эш впился взглядом в Артемиду.
- Что ты с ним сделала?
Богиня пожал плечами, делая шаг в сторону от белой кровати цвета слоновой кости, скрытую тонким золотым балдахином.
- Ничего. Он весь остывает уже несколько дней.
- Горит, Арти. Слово «гореть». - Почему она никогда не может произнести сленг верно?
- О, какая разница.
Такое безразличное отношение вызвало в нем желание придушить её. Ник, возможно, умирал, а единственное, что её заботило - как избавиться от тела, чтобы не заметили другие боги.
Пытаясь не думать об этом, Эш поднял веко Ника, его глаз был по демонически красным, кожа - горячей как угли в аду. Клыки парня стали длиннее и острее, чем обычно.
Что происходит? Он превращается в нечто ещё?
Важнее всего, кто или что его контролирует?
- Как долго он в таком состоянии?
Он прыснул прежде, чем она смогла ответить. Какой глупый вопрос. Время никогда не имело для неё значения.
- Он сказал что-нибудь прежде, чем почувствовал себя плохо?
- Нет.
Рассерженный, Эш использовал свои силы, чтобы выяснить, что произошло между ними ранее. Всё, что он видел, это то, как они занимались сексом, а затем Ник, охваченный агонией.
Он стоял без движения, поскольку решил заглянуть дальше, в прежние воплощения Ника. И там Ашерон увидел…
- О, дерьмо.
Артемида резко подскочила.
- Что?
Эш проигнорировал её, ударив разрядом молнии прямо в сердце Ника.
Готье очнулся от своей странной комы. Особенно когда понял, что это сделал Эш.
Он попытался схватить мужчину, но Ашерон увернулся и оказался вне его досягаемости. Ник издал яростный рык.
- Что, чёрт возьми, здесь делает твоя задница?
Эш увеличил между ними расстояние. Не из страха, что Ник ранит его, а из-за того, что он сам мог ранить Ника.
- Я хочу спросить тебя о том же.
Он посмотрел на Артемиду.
- Думаю, тебе лучше знать.
Ник бросился на него.
Эш отстранился так, что Готье не мог подойти к нему — снова для защиты парня.
Но каджун знал способ и слова, способные разрушить его терпение и спровоцировать Ашерона, гораздо быстрее, чем следующая за ним по пятам Артемида.
- Ты помнишь, что случается, когда демон притворяется кем-то другим?- спросил Эш.
Не обращая внимания на тот факт, что он был абсолютно голым, Ник посмотрел на него с презрением.
- Глупый вопрос! Конечно, я помню.
Дублируемая жертва впадает в кому … или умирает.
Эш сузил глаза и пристально посмотрел на Ника.
- Какой последний день ты помнишь?
- Сегодня. Вторник.
Эш покачал головой.
- Сегодня - суббота, Ник. Ты был в коме в течение трёх с половиной дней.
Он использовал свои силы, чтобы поднять руку Ника и потереть её о щетину на лице парня, что подтверждало его слова.
Этот факт немного уменьшил гнев Готье.
- Что?- вдруг застыл он. - Брось играть моей рукой, ты чертов извращенец.
Эш отпустил его ладонь и материлизовал на нём одеяло.
- Чувак, это ведь не я стою с богатством на распашку. Имей хоть чуточку достоинства.
Ник показал ему средний палец, прежде чем обернуть одеяло вокруг талии.
Эш проигнорировал его ненависть.
- Что бы вы знали, мистер Готье, у меня есть несколько Тёмных и Вер-Охотников, которые хотят отхватить кусок твоей задницы, потому что думают, что ты напал на Убежище.
Ник зевнул.
- Я не появлялся там с тех пор, как их атаковали волки.
- Я знаю, и только рассказываю тебе о том, что произошло после того, как ты так любезно дал кому-то взаймы своё тело и настроил своих друзей против себя.
Ник выругался, а потом взглянул на Артемиду, словно вспомнив о её присутствии. Он даже покраснел, прежде чем его взгляд вернулся к Эшу.
- Я убью Страйкера!
- Держись от него подальше. Ты недостаточно хорошо владеешь своими силами, чтобы даже думать об этом. Поверь мне. Всё, что ты сейчас можешь, это стать отличным фаршем для пирога.
Ник замолчал до того, как мог сказать что-то, способное его выдать. У него было больше способностей, чем думал Ашерон, и по некоторым причинам они росли в геометрической прогрессии. Он не был слабовольным новичком.
Но Эшу необязательно об этом знать. Пока необязательно...
Ник вздрогнул, когда по нему прошлась странная волна. Они появлялись всё чаще, и он не знал почему. Резкая и сильная, она выбила из него дыхание. Другая пронзила позвоночник, дойдя до колен.
- Ники?- к нему подбежала Артемида.
Странные образы заполнили разум. Он видел, что часть его прошлого перестроили… Люди, которых он не знал и другие, что умерли…
- Что за...?!
- Ты в порядке? - спросил Эш.
Нет, но он не собирался говорить ему об этом. Никто и никогда больше не узнает о его слабостях.
То, что происходило, было личным делом. Однажды Ашерон уже предал его. Он не собирался давать ему ещё один шанс разрушить собственную жизнь, так, как тот сделал это прежде.
В своей голове Ник услышал голоса, которые в последнее время становились всё громче. Они хотели, чтобы он причинил боль людям вокруг. Они оказались настолько чарующими, и с ними пришла власть, столь свирепая, что трудно было устоять.
Он почувствовал, как покраснели его глаза.
Это была чистейшая первобытная сила, и она жаждала крови. Единственный вопрос - чьей?

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 471 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar