Главная » Переводы » Моя добыча, К. Роуз » Главы

Глава 12, Моя добыча - К. Роуз
Глава 12

Прей пришел в сознание.
- Как ты себя чувствуешь? - Джессика лежала рядом с ним на кровати, опершись на локоть.
- Лучше, - ответил он. – Как долго я был без сознания?
-В этот раз недолго.
- Сожалею, что не смог помочь тебе большим. Я должен был уничтожить их.
- Эй, ты появился в нужный момент. Как белый рыцарь в сияющих доспехах. Учитывая, что они намеревались сделать, я никого и никогда еще не была так рада видеть в своей жизни.
- Все же, моя ошибка, что ты погрязла в этом.
- Никто не способен изменить прошлое, меня больше беспокоит будущее. Но если ты не поможешь мне, я обречена. Ты ведь собираешься помочь мне, правда?
Прей поморщился.
- Разве я выгляжу способным помочь кому-либо в настоящее время. Те четверо не дадут нам много времени, я не успею прийти в норму. Посмотри на меня. Я голоден, замерз, отравлен и ранен.
- Афра сказала, что тебе необходимы секс, тепло и кровь. Это так?
- В некотором смысле.
- Почему именно это?
- Все это касается жидкостей. Мои исчерпаны и вялы, они едва циркулируют, и не могут очистить мой организм, тем более перемещать энергию. Если жидкости прекратят течь полностью, то я просто превращусь в ничто. К чему я и стремился, когда ты сломала стену, если бы не горячая ванна, устроенная тобой, временно улучшившая мое состояние, я никогда не стоял бы здесь, чтобы помочь тебе. - Он остановился, чтобы перевести дыхание, исчерпанное из-за усилий, прилагаемых для разговора.
- И чем хорош секс?
- Стимулирует и возрождает. Это поддерживает мою жизнь, позволяя крови циркулировать.
- Из-за этого ты был с тетей Роуз?
Прей откинул голову назад.
- Нет. Я был с твоей тетей, потому что любил ее. Секс был удачный результат, сокращая мою потребность в крови.
- Тетя Роуз любила тебя?
- Д-дааа.
- Это звучит как-то неуверенно.
- Я был уверен. Но тогда она предпочла смерть, нежели жизнь со мной, и эти воспоминания ранят меня.
- У нее был выбор?
- Я мог бы обратить ее в вампира. Мы, возможно, были бы вместе в течение многих тысячелетий, но она отказалась.
- Почему?
- Думала, что обращение разрушит наши отношения.
- Так ли это?
- Возможно.
- Ты едва ли можешь обвинить ее в том, что она не хотела стать такой, как четыре твоих приятеля.
- Они не мои приятели, и она бы не стала такой. Когда смертные обращаются в вампиров, неотъемлемые качества бессмертного, который возвращает свою кровь, будут преобладать в нем. Я происхожу из более благородной линии, чем трое из тех четырех. И не мог бы создать подобных существ, если только в состоянии сильного гнева, ненависти или отчаяния.
- Ты запутал меня. Что на самом деле значит «возвращает кровь»?
- Это сложно, и я устал.
- Извини, но я думаю, что должна знать. Это могло бы помочь мне лучше понять, что происходит и почему. Я - полицейский, для меня очень важна информация.
Прей вздохнул, и в течение долгого момента между ними повисла тишина. Затем он вновь заговорил безжизненным голосом, словно читая лекцию скучающему студенту.
- Человек становится вампиром, когда бессмертный проглатывает кровь жертвы, затем извергает и повторно вводит ее в тело. Это непростой процесс. Часто происходит неумышленно, в момент, когда смертный находится между жизнью и смертью. Обычно вампир находится в состоянии повышенной страсти, выполняя это. Кажется, что природа этой страсти затрагивает индивидуальность нового бессмертного. Так, например, я был создан в любви и умышленно никогда не сделаю зла. Афра, другая, она была создана из ненависти.
Прей замолчал, словно пытаясь решить, сколько еще рассказать Джесс. Спустя какое-то время он продолжил говорить, изо всех сил пытаясь объяснить всю сложность вампиризма.
- Что наиболее важно в свете нашего затруднительного положения. Как вампиры, Афра и я связаны двумя существенными способами. Мы оба считаемся так называемыми «Высшими» - первыми, созданными другим вампиром, и нам предоставляется более высокий статус в обществе вампиров. Вторая связь еще более важна. Афра и я не только Высшие, по происхождению мы принадлежим непосредственно к двум величайшим поколениям. Именно из-за этого общего предка, она, как первая созданная женщина, и я, как первый созданный мужчина, называемся Первородными. Мы – те двое, которых почитают точно также.
- И кто этот предок?
- Дра … граф Влад Дракула.
- Дракула? Он существовал?
- Определенно. И не верь всему, что видишь по телевидению. Он был первым и самым великим из вампиров, заселившим эту планету. Я не могу сказать, откуда он прибыл, но граф не существовал в этом мире изначально. Его первым Высшим была моя человеческая мать. Он нежно любил ее и поэтому обратил. Она в свою очередь сделала вампиром меня, также из любви, чтобы не видеть, как я умираю на ее глазах.
- Что насчет Афры?
- Она была создана из ненависти, от человека, которого Дракула ненавидел и неумышленно создал как первого из вампиров-демонов.
- У меня от этого голова кругом. Кто был этим человеком?
- Мой смертный отец, Сальве Дю Прес.
- Дю Прес? Вот откуда происходит Прей?
- Да, такое прозвище дал мне граф. Это развеселило его, и приклеилось ко мне. Я лучше был бы Преем, чем Дю Пресом. Мой биологический отец был воплощением зла, жестоким садистом и официальным палачом Короля. Он произвел на свет меня и моих сестер-близняшек, изнасиловав нашу мать. Но она любила нас, несмотря на то, как мы были зачаты, и попыталась защитить от него, когда он пытался навредить нам. Дю Прес смертельно ранил мою мать, тогда вмешался граф и подарил ей бессмертие. А позже, он захватил меня и избил, поставив на грань жизни и смерти, тогда уже вступилась моя мать и обратила меня.
Дракула был столь разгневан этим нападением, что захотел отомстить моему отцу, намереваясь уничтожить его, но вмешалась судьба. Возможно, самая маленькая капля крови вновь вернулась в тело Преса и вместо смерти, он тоже обратился в вампира. Отец пережил нападение Дракулы и нашел мою сестру-близнеца, вымещая на ней свою ярость.
- Он убил ее?
- Нет, он тоже превратил ее в вампира. Ты с ней встречалась.
- У меня дурное предчувствие, я не хочу этого слышать. Скажи мне, что это не Джус.
- Афра - моя сестра-близнец. Это, возможно, самая большая ирония в этом печальном рассказе. Как люди мы были родственниками, которые разделили материнскую любовь. Как вампиры мы также связаны, но теперь лишь ненавистью.
- Подожди. Она говорит, что хочет заняться с тобой сексом. Разве это нормально?
- Она не хочет меня по причине, которую ты себе вообразила. Наши смертные отношения - ничто, именно наше вампирское происхождение имеет значение. Она хочет заняться со мной сексом, потому что мы - Первородные. Обычно вампиры не могут родить детей, но Первородные могут. Мы могли бы создать ребенка, который стал бы прямым наследником Дракулы. Среди земных вампиров Афра и я имеем самое благородное происхождение. Наш ребенок унаследовал бы все от графа, и Афра стала бы Графиней-матерью, то есть опекуном самого сильного из всех вампиров.
- Теперь понимаю. Это старая история «через постель к звездам». Так, ты собираешься сделать это?
Глаза Прея потемнели.
- Нет!
- Почему нет? Очевидно, вы делали это прежде, если я правильно поняла то, что она мне сказала. Тогда они отстанут от тебя, и я смогу вернуться к своей тихой и скромной жизни, отлавливая жестоких преступников.
- Когда я делал это прежде, то не знал, что Афра - моя сестра. Мы не видели друг друга много лет, и мой отец, Дю Прес, тщательно ухаживал за нею, чтобы обольстить меня и связать со мной.
- Но если у тебя тогда не было ребенка, что заставляет ее думать, что он появится теперь?
- Я не говорил, что у нас не было ребенка.
- Что? Где он тогда?
- Мертв. Моя обезумевшая мать узнала о кровосмешении и убила малыша. В ярости, Дю Прес уничтожил ее, а затем он и граф боролись насмерть. Я больше не хочу об этом говорить. Это было так давно, и теперь забыто. Смерть малыша полностью повернула Афру ко злу.
- Тогда все понятно.
- Да, и она никогда не оставит нас в покое. Ты даже не можешь представить пределов ее ненависти. Все четверо, фактически, сделают все, чтобы уничтожить тебя, потому что ты бросила им вызов. Если Афра забеременеет и на сей раз, ей придется убить меня, иначе ее ребенок всегда будет вторым по праву наследования власти над вампирами после меня. Я - самый прямой выживающий потомок графа. Все знают это.
- Итак, почему же ты не стал большим боссом вместо того, чтобы прятаться здесь с тетей Роуз?
- Это мое личное дело. - Голос Прея затих, и он закрыл глаза.
Джесс помнила, насколько плохо чувствовала себя мужчина.
- Прей, останься со мной. Что мы теперь будем делать?
- Не уверен, что у нас много вариантов. Я не волнуюсь о себе, но сделаю все, что смогу, чтобы защитить тебя. Но ты знаешь, что в нынешнем положении мои возможности ограничены.
- Извини, но звучит не очень хорошо. Я не собираюсь вставать на задние лапки перед этими ублюдками из ада. Кроме того, я все еще офицер полиции. Эта компания охотилась вчера как минимум раз, и держу пари, что это лишь верхушка айсберга. Ты может и не думаешь о «скоротечности человеческой жизни», но они - все еще люди, которых я поклялась защищать. Я видела твою силу, и клянусь, это то, что любила в тебе тетя Роуз. Скажи мне, что я могу сделать, чтобы тебе стало лучше.
Прей вздохнул.
- Ты слышала Афру — тепло, секс, кровь. Именно эти три вещи вампиры жаждут больше всего. Последние два исключаются, таким образом, ты должна только набрать ванную, чтобы согреть меня, а я попытаюсь до нее добраться.
- Извини, но почему последние два исключаются?
- Я не собираюсь на это отвечать.
- Это не вопрос с подвохом. Четыре маньяка обещали мне ужасную смерть, и я хотела бы попробовать другие варианты, помимо тепла. Объясни мне, что означают «кровь» и «секс».
Прей выглядел сердитым, но все же заговорил.
- Сексуальная связь со смертным с теплой кровью дает возможность восстановить и поддержать жизнь в вампире. Свежая кровь - что-то вроде эликсира жизни. «Тепло, секс, кровь». Понимаешь?
- И чтобы получить эту кровь ты должен погрузить свои клыки в чью-то шею и убить его?
- Ты смотришь слишком много телевизора. Не важно, откуда пить, и это не обязательно должно убить. Если выполнить все должным образом, в то время как люди спят, то они никогда не узнают, что кто-то пил из них, просто проспят подольше, а проснувшись, почувствуют себя немного вялыми в течение нескольких часов, в то время как их кровь будет восстанавливаться. Зачастую людям снятся сексуальные сны. Существует гораздо больше вампиров, чем ты себе представляешь, и в случае если бы мы убивали каждый раз, когда питались, то быстро бы истребили большую часть смертного населения.
- И это не превращает их в вампиров?
- Ты меня не слушала, не так ли? Жидкость должна быть введена вампиром, одержимым большой любовью или ненавистью в тот момент, обратно в кровоток, когда смертный находится на грани между жизнью и смертью. Простая арифметика. Если бы каждый укус создавал нового вампира, то наша численность мы увеличивалась в геометрической прогрессии, с такой скоростью что в течение недели весь мир стали бы населять немертвые, которым пришлось бы питаться только друг другом. Ты собираешься налить мне ванну?
Бормоча под нос проклятья, Джесс вернулась в ванную. Она проверяла воду, когда в дверях шаткой походкой появился Прей.
- Ты сможешь лечь в нее сам? - спросила она.
- Да, оставь меня.
- Ты довольно властный для того, кто едва может стоять на ногах.
- Уходи или оставайся. Мне все равно.
- Тогда я останусь, я все равно уже видела тебя обнаженным. - И это стоит того, чтобы посмотреть еще раз.
Прей медленно опустился в воду, и со вздохом откинулся назад. Джесс наблюдала за ним в течение минуты, а затем встала на колени около ванны и прижала внутреннюю часть запястья к губам Прея.
- Укуси меня.
Он открыл глаза и посмотрел на нее, затем убрал ее запястье от своего рта.
- Не глупи.
- Почему? Ты сказал, что это эликсир жизни. Возьми немного.
- Я не хочу твоей крови.
- Почему нет? Она недостаточно хороша для тебя? Держу пари, что ты был счастлив, вытягивая кровь из тети Роуз. Твой личный передвижной сервис по переливанию крови. Неудивительно, что она выглядела настолько смертельно бледной всякий раз, когда я ее видела.
Искра раздражения вспыхнула в глазах Прея. Впервые, казалось, он пытался защититься.
- Я почти никогда не пил от твоей тети и никогда бы вообще этого не делал, если бы она не настаивала.
- Хорошо, я настаиваю.
- И я отказываюсь. Уходи.
- Уходи? Уходи? Для благородного дворянина ты весьма жалок. Хнычешь, как ребенок. Те смертоносные убийцы намереваются насиловать и пытать меня до смерти, словно устроив какое-то вампирское чаепитие, и все, что ты можешь сказать, это уходи? Знаешь что, почему бы тебе просто меня не обратить? Я уже ходячий труп, и даже присоединившись к вампирам, ничего не потеряю. По крайней мере, буду вампиршей и хоть как-то смогу защищаться на равных.
- Не стоит так шутить.
- А кто шутит, ты гребанное жалкое дерьмо! Они хотят убить меня ужасающим образом. Я видела слишком много насильственных смертей, чтобы просто стоять в стороне и позволить этому случиться. И чтобы ты знал, я тоже не ищу легких путей. Если не собираешься бороться рядом со мной, то дай мне средство защитить себя. Ты говоришь, что любил тетю Роуз. Какая к черту любовь, если ты даже не собираешься защитить ее единственного родственника.
Прей пришел в бешенство и зарычал, так внезапно, что Джесс вскрикнула в испуге.
Когда его губы разомкнулись, девушка смогла разглядеть, как удлиняются острые как иглы клыки. Он схватил ее запястье, прижав к своему рту и, прежде чем она смогла даже вздрогнуть, погрузил их в мягкую плоть.
Джессика ничего не почувствовала. Лишь слабое давление, быстрый острый укол, который полностью лишил запястье чувствительности, и затем едва ощутимое покалывание в руке, постепенно распространившееся к груди. Глаза Прея были закрыты, его губы казались белой печатью на ее коже. В конечном счете, покалывание достигло основания черепа, и комната начала вращаться. Джесс стала раскачиваться из стороны в сторону, а потом осела на пол. Прей открыл глаза и посмотрел на нее, а потом опустил ее запястье и прикрыл своей рукой, раньше, чем она смогла увидеть четыре крошечных прокола, с ярко-красной свернувшейся кровью.
- Ты в порядке?
Джесс слабо кивнула, его голос, казалось, звучал откуда-то издалека.
Она просто хотела закрыть глаза и уснуть навсегда, но сейчас есть более важное дело.
- Еще… возьми еще. – Это карканье действительно было ее голосом?
- Нет, это не пойдет тебе на пользу. Годами не попробовал такой крови, она свежа и очень богата, нужно быть осторожней. Давай я тебе помогу.
Он взял ее за плечи и мягко уложил на пол в ванной. Она была благодарна за твердую поверхность под головой, хотя комната, казалось, наклонялась назад каждый раз, когда Джесс закрывала глаза. Она наблюдала за Преем снизу, когда он одним быстрым движением встал в полной рост и быстро обтер себя полотенцем, стоя прямо над ней. Ее заворожил вид напряженного члена и тугих яичек, они казались одновременно так близко и так далеко. Ей хотелось прикоснуться к ним или даже попробовать на вкус. Джесс подняла одну руку, но смогла дотянуться лишь до его голени. Он мог бы опуститься на колени, поставив их по обе стороны от ее головы, таким образом, позволив ей взять член в рот. В ее дезориентированном состоянии это казалось такой логичной вещью. Девушка застонала от разочарования, когда Прей просто наклонился и поднял ее, словно маленького ребенка. Действительно ли это был тот же самый вампир, о котором она заботилась, слабый как котенок?
- Такой… такой сильный, и быстрый, - прошептала Джесс, когда ее губы двигались по гладкой коже его обнаженной груди.
Он улыбнулся ей.
- Эликсир жизни, как я уже сказал, особенно кровь столь молодая и свежая, как твоя. Мои клетки нуждались в ней. Это – плохой пример, но я похож на завязавшего алкоголика, которому дали стопку лучшего виски после двадцатилетнего перерыва. Я и забыл, каково это. Ты в порядке?
- Устала.
- Я уложу тебя в постель. Ты можешь поспать пару часов.
Кровать была настолько мягкой. Восхитительные шелковые простыни. Сон затягивал в темноту, но у девушки возникли и другие потребности, которые были еще более насущны. Ее тело походило на один большой клубок сверхчувствительных нервных окончаний. Между бедер все увлажнилось, малейшее движение заставляло ее стонать и задыхаться. Прей стоял рядом обнаженный, наблюдая за ней сверху. Его глаза заинтересованно скользили по ее телу, словно видя впервые. Был ли это голод? Желал ли он ее? Член, конечно, казался толще, чем обычно, хотя, с другой стороны, вся его амуниция выглядела внушительной и в то же время такой привлекательной. Он нисколько не походил на жалкое истощенное существо, которое не так давно нуждалось в няньке. Джесс изучала его глаза, пытаясь предугадать эмоции. Прей встретил ее пристальный взгляд, а затем отвернулся.
- Секс.
Он застыл. А затем медленно отклонился назад, чтобы посмотреть на нее.
- Что?
- Секс, - снова прошептала Джесс. - Она сказала тепло, кровь и секс.
- Тепла и крови достаточно.
Слезы защипали глаза. Слезы? Откуда? С какой стати она вообще плакала? Потому что он отвергал ее. Почему Прей так поступал? Не хотел заниматься с нею сексом? Это могло бы их спасти. Это могло помочь ему. Ее мысли путались, смешавшись от желания и смущения. Она не могла в них разобраться, просто зная, что нуждалась в нем, чтобы заняться любовью. Тепло, кровь и секс.
- Пожалуйста, - заплакала она. - Пожалуйста.
Прей колебался, вскинув бровь.
- Я не могу. Ты дезориентирована. Мой укус обладает определенными свойствами, которые могут усилить твои чувства и потребности. Мы можем поговорить об этом позже, когда ты придешь в себя.
- Позже может не быть. Я хочу тебя. Афра сказала тепло, кровь и секс, - теперь яростно требовала она. - Пожалуйста, Прей, сделай это для меня. Прей. Для меня.
Ее заключительные слова подействовали как волшебное заклинание. На лице Прея отразились эмоции.
Что это было? Боль? Горе? Желание? Как будто в трансе, он направился к кровати и навис над ней. Джесс извивалась под его пристальным взглядом. Слова возвратились к ней, непрошеные, когда она прошептала их вновь:
- Прей. Ради меня.
Девушка двинулась по прохладному шелку простыни, открывая себя для него. Приглашая взять ее и заняться любовью. В ней жила абсолютная уверенность в том, что ему тоже этого очень хочется. Его глаза пожирали ее грудь, талию, гладкую поверхность бедер, когда ноги сами раскрылись на встречу взгляду.
То, что Джесс увидела, заставило ее улыбнуться. Он действительно хотел ее. Его член был в полном возбуждении. Это заставило ее задохнуться. Новая волна жара и влаги нахлынула на нее. Она могла чувствовать, как ее малые половые губы набухли, открываясь, готовые принять этот замечательный огромный пенис.
- Прей, - прошептала она.
В одном неуловимом движении он оказался на ней. Его тело полностью накрыло девушку, кожа к коже, рот нашел ее губы в сокрушительном поцелуе. Джесс была слишком обессилена, чтобы ответить чем-то большим, чем мягкие стоны и нежные движения. Это не имело значения. Отчаянная потребность Прея захватила их обоих. Ее словно брало какое-то сверхъестественное дикое существо. Власть, дикость, сила, потребность - все сосредоточились на теле Джесс. На губах она могла чувствовать кончики его уменьшившихся клыков. Девушка прижалась к ним настолько сильно, что маленькая струйка крови из пореза на губе скользнула в рот. Прей тоже почувствовал кровь, и это, казалось, свело его с ума. Его ищущий язык проник в рот Джесс, сплетаясь с ее, руки, тем временем, исследовали грудь девушки, затем, скользя по бокам, опустились вниз и обхватили бедра. К счастью, твердый член уже находился у входа в лоно, ее ноги раскрылись еще шире, предлагая его твердости всю свою пылающую напряженную влажность. Он колебался лишь мгновение, головка осторожно расположилась между складками влагалища. Чего он ждет? О Боже, не позволяй ему останавливаться. Она вскрикнула с облегчением и удовольствием, когда он вошел в нее одним плавным движением. Прей вздохнул, при этом издав звук, исходивший прямиком от его внутреннего зверя.
Чувство, что мужчина находится внутри нее, не походила ни на что, что Джесс когда-либо ощущала ранее. Его член не был горячим, но что-то в нем немедленно заставило ее изнывать от удовольствия. Почему ей было так хорошо? Разве все зависело лишь от его размера? Нет, конечно, нет. Лучший любовник, который у нее был — до сих пор — был не менее хорошо одарен. И все зависело не столько от физической связи, сколько от духовной, возникшей между ними сейчас. Прей становился ее частью. Его плоть внутри нее непосредственно соединялась с центром ее удовольствия. Джесс почувствовала, словно одновременно являлась двумя людьми, испытывая его удовольствие так же как свое собственное.
Когда Прей замер глубоко внутри нее и оставался неподвижным, казалось целую вечность, но, вероятно, меньше минуты — чувство двойственности усилилось. Это было так, словно чьи-то ощущения дополняли ее собственные, усиливая их в несколько раз. Джесс чувствовала этот увеличившийся в размере, невероятно возбужденный член, словно в нем сосредоточились все нервные окончания. Девушка напрягла внутренние мышцы, сжала, застывший в узком напряженном туннеле, скользком от ее влаги, пенис, возбуждая его еще сильнее. Вероятно, так чувствует себя мужчина, находясь внутри женщины, заключила Джесс пораженно. Интересно, знает ли он, как невероятно ощущать его так глубоко.
Прей, определенно, что-то чувствовал. Он прервал поцелуй, чтобы прошептать:
- Джесс, так хорошо. Это просто невероятно.
- Ммм… - поощряла она. - Займитесь со мной любовью, Прей. Сделайте это сейчас.
Его больше не требовалось убеждать. Он начал двигаться в ней, глубокими медленными толчками, делая ее лоно еще более влажным, поражая ощущением скольжения, наполняя чистой радости, от того что ее накрыло большое сильное красивое мужское тело.
Она забыла о своей недавней усталости. Ее руки начали исследовать его тело, прошлись по спине, восхищаясь рельефом мускул, а затем накрыли округлости ягодиц. Девушка сжала их, и впилась в мягкую плоть ногтями. Прей увеличил свои толчки. Одна рука скользнула еще ниже между его ягодицами в поисках мошонки, отыскала ее и начала поглаживать чувствительную область, в то время как другая - двинулась между их телами, нащупывая свой клитор.
Двойственная чувствительность предупредила Джесс, что Прей находился уже на грани оргазма. Она чувствовала себя подобно листу, выброшенному в бурное море, когда его движения быстро привели его к оргазму.
Посредством новых дополнительных чувств — его чувств — она ощутила давление, растущее в ее паху. Словно прорвало дамбу. Восхитительная волна чистого удовольствия, растеклась по нервным окончаниям, пробужденная чередой сильных сокращений мышц, которые охватили все ее тело.
Шокированная Джесс поняла, что она только что испытала его оргазм. Это было нереально, но ее тело чувствовало то, что чувствовал Прей, она ощутила движение жидкости, что выплескивалась из его тела в ее. В эти последние секунды Прей толкнулся глубже и застыл там, вскрикивая от удовольствия. Джесс немного расстроилась, для нее это произошло слишком быстро, для нее все только начиналось. Тело Прея зажало ее руку, которой девушка ласкала клитор, но движения пальцев было более чем достаточно, чтобы подойти к собственному оргазму. Сильные волны удовольствия заставили Джесс закричать и содрогаться в течение долгих мгновений под тяжестью его расслабившегося тела.
- Ты великолепна, - прошептал ей на ухо низкий голос.
- Ты тоже, - ответила она. Потом любопытство взяло над нею верх. - Я действительно чувствовала тоже, что и ты?
- Надеюсь, что так.
- Это обычно, когда занимаешься сексом с вампиром?
- Нет, но такое случается. Это говорит о высоком уровне близости между нами.
- Чувствовал ли ты то, что ощущала я?
- Я счастлив сказать, что да. И это было невероятно.
Джесс мягко засмеялась.
- Хочешь почувствовать это снова?
- Возможно позже. Но прямо сейчас я чувствую твою усталость. Ты должна поспать, и мне следует подготовиться к тому, что может принести с собою ночь.
Она поняла, что мужчина прав, запас ее сил истощен. Прей лежал поверх нее – сильное тело, пахнущее невероятно сладко, и приносящее ей успокоение. Это была последняя вещь, которую девушка помнила. Ужас, истощение, потеря крови и первый приличный секс, который был у нее за последние месяцы, все это усыпило ее лучше любого снотворного.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (01.03.2012)
Просмотров: 484 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar