Главная » Переводы » Мелкий шрифт, Б. Элсборг » Главы

Глава 8, Мелкий шрифт - Б. Элсборг
Глава 8

Тернер поставил куб на столешницу и улыбнулся. Он так давно не видел солнца. К счастью.
- Ничего себе, ты улыбнулся, - сказала она.
- Извини, это не повторится.
- Отлично, а то я испугалась.
Он засмеялся.
- Рада, что он тебе понравился. - Мэтти подвинула торт, чтобы сесть напротив его подарка.
От мужчины не укрылось, что она не могла съесть кусочек целиком. Женщина озадачила его. Почему она продолжала пытаться? Почему была добра к нему, хотя он этого не заслуживал? Просто потому, что хотела остаться? Неужели не существовало других, более подходящих чердаков? У нее должны найтись друзья, родственники… Она не могла быть одной в целом мире. Не такой как…
- Хочешь поцелуй в честь дня рождения? - прошептала Мэтти.
Его желание прорвалось как вулкан, приятное волнение загорелось искорками в ее глазах. Позабыв, что на самом деле это не был его день рождения, Тернер притянул девушку в свои объятия, крепко обхватив руками, и коснулся ее губ своими. Мэтти застонала, и он воспользовался шансом, погружая язык глубже. Один этот вкус стер воспоминание об отвратительном пироге, и сладкий аромат заполнил голову. Мужчина вел себя подло по отношению к ней, не выказывал никакого уважения — почему она все еще хотела его?
Я ей нравлюсь, даже угрюмый.
Вернись к реальности.
Она хочет продолжить жить здесь, болван
.
Тернер был слишком поглощен жаждой, чтобы заботиться об этом. Он хотел спросить Мэтти, если это было ее настоящим именем, может она скрывалась от кого-то, но не сейчас. После того, как мужчина заставит ее кончить. После того, как кончит сам. После того, как они кончат вместе.
Он уселся на кухонный стул и притянул девушку на колени, так, что ее ноги расположились между его, а затем просунул руки под юбку и обхватил ее ягодицы, притягивая ближе. О, черт. Хорошие и плохие новости.
Хорошие новости – на ней не было нижнего белья.
Плохие – на ней не было нижнего белья.
Тернер попытался не думать об этом, но потерпел неудачу. Почему она не носила трусики? Волновалась, что он разорвет очередную пару?
- Это вторая половина твоего подарка на день рождения, - прошептала девушка.
Ее руки запутались в его волосах, когда она извивалась в его руках.
- Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. - Мэтти продолжала повторять снова и снова, и слова, наконец, проникли в голову Тернера.
Стол был пуст и в ожидании.
Тернер встал, положив Мэтти на спину, сбросил ее уродливую обувь и приподнял юбку до талии, раздвигая ноги, и застонал при виде блестящих розовых изгибов, открывающихся ему как лепестки какого-то экзотического цветка.
Одно движение языка и его голова поплыла. Еще. Еще, еще. За пределами плавящегося мозга что-то не давало ему покоя. Он нуждался — в чем? Он забыл — о чем? Причина, по которой он вошел в кухню — это?
Тернер поднял стройную ногу и проложил дорожку поцелуев от кончиков ее пальцев до колена, а затем вдоль гладкой внутренней поверхности бедер. Такая теплая и сладкая. Биение ее пульса эхом отразилась в голове и клыки удлинились. Дерьмо. Ему нужно было питаться. Заметит ли девушка, если он укусит ее?
Тернер был идиотом. Но когда мужчина опустил рот к ее бедру, желание укусить отступило. Не то чтобы его клыки казались заметны.
Тернер наклонился.
- Не двигайся. Закрой глаза.
Он вскинул взгляд, увидев, что ее трепещущие веки закрыты. Хорошая девочка. Мужчина открыл холодильник, держась к ней спиной, и нащупал пакет «Плазмикса». Вонзив в него зубы, Тернер сделал большой глоток.
- Что ты делаешь? - прошептала Мэтти.
- Еру ое-что, - пробормотал он, пока сосал и уже брал второй пакетик.
- Что?
- Беру кое-что.
Вторая упаковка иссякла в рекордное время, Тернер бросил пустые пакетики поверх полных, а затем в отчаянии попытался отыскать то, что можно было использовать в качестве оправдания. Молоко, маргарин, сыр и помидор. О, Боже. Он не мог поддразнивать ее бутербродом и стаканом молока. Тогда мужчина заметил три маленьких тюбика. Помадка для украшения тортов? Тернер схватил их и закрыл холодильник.
Мэтти все еще не открывала глаза, доверяя ему, и вспышка жажды почти вывела Тернера из равновесия. Он не хотел украшать ее тело кремом, чтобы попробовать девушку на вкус. Фактически, мужчина волновался, что это могло испортить опыт. Он расстегнул ее юбку и стянул вниз по ногам.
- Я могу открыть глаза? - спросила она.
- Еще нет.
- Что ты достал из холодильника?
- Сюрприз.
- Надеюсь, это не имеет никакого отношения к помидору.
Мужчина улыбнулся. В последние дни он улыбался больше, чем в течение многих недель. Месяцев. Двадцати лет.
Дрожащими пальцами Тернер расстегнул ее рубашку. Прекрасная грудь была заключена в ярко-розовый лифчик. Нужно было продолжать. Пока она лежала перед ним обнаженная, он просто стоял и смотрел. Ее пальцы отчаянно сжимали край стола, и его вампирское сердце ощутило, как участилось сердцебиение девушки. Тернер сорвал рубашку и положил ей под голову.
- Спасибо, - прошептала она.
Он задушил стон и посмотрел на три тюбика. Желтый, красный и зеленый. Она использовала их, разрисовывая в полоску кровать, которую сделала для пирога. Пробуя, он слегка лизнул зеленый — не так уж плохо — а потом поднял взгляд, увидев, что Мэтти смотрит на него.
- Это не очень гигиенично, - сказала она.
Тернер усмехнулся и стал рисовать на ее груди.
Мэтти закричала:
- О, щекотно!
Он засмеялся и схватил другой цвет. Его член стал тверд от желания.
Прямо перед ним было раскрытое лоно, и все, что делал Тернер - разрисовывал Мэтти помадкой, заставляя ее хихикать, потому что этот звук делал его счастливым. Когда тюбики опустеют, он оближет ее всю целиком. Тернер начал с лодыжек и написал вдоль ноги. Затем с бедра и вниз по другой. Мэтти не сводила с него взгляда.
- Что ты написал? - спросила она.
- С днем рождения меня.
Она хихикнула, и звук спровоцировал взрыв смазки, засочившейся из кончика его члена, увлажняя штаны. Тернер медленно провел желтой помадкой тонкую линию вниз от ее пупка. Он помедлил, рисуя маленькое сердце на ее груди, закатив глаза в предвкушении, а затем прочертил зигзаг на складках ее лона. Мэтти сглотнула и, задыхаясь, застонала. Он больше не мог ждать, спрятав лицо между ее разведенными ногами, и облизывал, облизывал и облизывал.
Так близко к раю. Такая сладкая. Его рот жадно пил ее соки.
- Тернер. - Мэтти потянула его за волосы. - Тернер.
Его пальцы ухватились за пояс брюк, пока он продолжал облизывать ее. Член собирался прорваться на свободу, если бы мужчина не расстегнул застежку-молнию.
- Тернер. Дверь!
Крем оказался не так ужасен, как ему казалось. Он чувствовал только Мэтти.
- Тернер. У двери кто-то есть.
Она с силой рванула его волосы, наконец, заставив поднять голову. Мужчина услышал дверной звонок, проигнорировал его и опустил рот к внутренней поверхности ее бедер.
- Тебе нужно…
Он приподнялся, чтобы заставить ее замолчать, и за звонком последовал стук. Кем бы ни был гость, тот не собирался уходить. Его челюсть в ярости напряглась, Тернер выпрямился.
- Не двигайся.
Он спрятал очень сердитый член и застегнул молнию, направившись к парадной двери, распахнул ее, готовый наорать, и застыл перед группой незнакомцев. Ему запоздало пришло в голову, что едва ли действовал разумно. Там мог стоять кто угодно. Тернер рассматривал священника, в пасторском воротнике и с большим серебряным крестом. Дерьмо. Пристальный взгляд автоматически упал на руки, в поисках кола.
О, еще один шоколадный торт? Мэтти сказала им, что у него день рождения?
- Добрый вечер, мистер Тернер. Вы же не забыли о нашем визите? Я - преподобный Лэзонби. Это - моя жена Китти.
- Эээ... - Тернер смотрел в испуганном недоверии, когда крупная женщина с ярко-красными щеками промаршировала мимо него, с тяжелыми сумками в руках.
- Привет. Не могу в этот момент пожать вам руку.
Группа мужчин и женщин всей толпой двинулась за ней, приветствуя Тернера и расстегивая верхнюю одежду.
- Что вы здесь делаете? - спросил мужчина.
- Встреча по поводу Зимнего Фестиваля в Милфорде? - пояснил священник. - Диана позвонила и оставила сообщение на вашем автоответчике.
Пристальный взгляд Тернера метнулся к телефону. Сигнал не мигал.
- Это – я, - протянула руку грудастая блондинка.
Тернер в замешательстве посмотрел вокруг. Что, черт возьми, все эти люди делали в его доме?
- Мы расположимся на кухне, - прокричала Китти с другой стороны зала. – Не нужно показывать нам, где это. Мы отлично знаем. Мы принесли чай, кофе и пирожные. Просто нужен ваш чайник и электричество.
Диана схватила холодную ладонь Тернера и встряхнула ее.
- Что-то пекли? - Женщина кивнула на его рубашку и затем провела пальцами по рту и щеке, как будто у него был… о, черт.
- Нет! – вскричал Тернер и помчался на кухню.
Он был быстр, но недостаточно. Тернер замер в ожидании криков Мэтти, это как минимум, но увидел пустой стол. Голая, она пряталась внизу, пытаясь одеться, в то время как гости распаковывали сумки и коробки на столешнице. О, Боже. Как они могли ее не видеть? Тернера разрывался в нерешительности. Должен ли он был сорвать свою рубашку и набросить на нее? Или притвориться, что никогда не видел девушку прежде? Мог ли он быть настолько груб с Мэтти снова?
- Ты знаешь этих людей? - прошептал ей Тернер.
- Конечно, - ответила Китти. - Они тебя не укусят. О, великолепно. Ты приготовил торт. - Она прицыкнула языком. - Непослушный мальчик. Уже съел кусочек. Иди, познакомься с остальными, а мы присоединимся через секунду.
Тернер бросил на Мэтти отчаянный взгляд, когда его вытолкнули из кухни в гостиную, прямо в руки Дианы. Все представились, но Тернер не запомнил. Он смотрел вниз на свою рубашку в пятнах от помадки, представляя, на что должно быть похоже его лицо. Его это не волновало. Он хотел, чтобы все ушли. Сейчас же.
- Я хотел бы поприветствовать вас в нашей деревне, - сказал священник. - Мы рады, что вы присоединились к нашему небольшому сообществу. Существует ли миссис Тернер?
- Я не женат, - заявил Тернер, и Диана счастливо вздохнула, глядя в его сторону.
Жена священника вошла в комнату, сопровождаемая тремя женщинами, все несли подносы, заставленные напитками и кусками торта. Мэтти проскользнула позади них. Одетая. Как, черт возьми, ей удалось одеться и остаться незамеченной? Почему священник не узнал ее? Тернер принял чашку чая, поймав хмурый взгляд Мэтти и вспомнив, что сказал ей, что не пьет его. Ну, так и было, но он мог подержать кружку в руках.
Диана потянула его к себе на кушетку. Тернер отсел на противоположный угол, но она последовала за ним.
- Восхитительный шоколадный торт, Тернер. Могу я называть тебя Тернером? - спросила жена священника.
- Тернер подойдет. Я не делал торт. Лучше поблагодарите Мэ…
Мэтти провела ребром ладони по горлу.
- Твою мать? - спросила Китти.
- Ты должен дать мне рецепт, - сказала Диана. – Так тяжело найти мужчину, любящего готовить. И мне нравится, что ты весь в креме. - Она провела пальцем по его щеке и слизала языком желтую капельку, смотря прямо на него.
Впервые в жизни Тернер подумал, что может покраснеть.
- Так, давайте объявим собрание открытым, - сказал священник и начал перечислять, что уже готово к Зимнему Фестивалю, что еще предстоит, и кто должен этим заняться.
Информация медленно проникало в голову Тернера – фестиваль не только намечался грандиозным, он должен был состояться в эти выходные, на его территории, и он, как ожидалось, окажется вовлечен в происходящее. Ему следовало заняться поисками и исследованиями, мужчина не хотел, чтобы вокруг слонялись толпы людей.
- И как долго это продолжается? - спросил он.
- Я уже говорила тебе. Годы и годы, - сказала Мэтти.
Священник улыбнулся.
- До рождения Христа.
- Хотя тогда у них не было сахарной ваты, - добавила Мэтти.
Тернер хмыкнул, изобразив, что закашлялся. Но почему священник смотрел на него, а не на Мэтти?
- Раньше это был очень мрачный фестиваль. Мы думаем, местные жители встречали зиму, молясь за свое выживание. Мы же рассматриваем его как приветствие праздничного сезона, - сказал священник.
Нейроны вспыхивали в мозгу Тернера, синапсы (1) щелкали.
- Я хотел бы поговорить с вами об истории Зимнего фестиваля, - сказал Тернер. - Я очень интересуюсь всем, что связано с этим домом и землей.
- Я могу рассказать все, что ты хочешь узнать. - Диана пихнула его локтем в бок.
- Нет, не может, - бормотала Мэтти и передвинулась, встав за диваном. - Не соглашайся на надувной замок.
- Тернер? Могу ли я записать тебя ответственным за надувной замок? - спросила Китти.
- Скажи, нет, - прошептала Мэтти. - Это - ад, следить за пьяными подростками, не говоря уже о детях, напичканных вредной пищей.
Тернер покачал головой.
- Извини, присматривать за детьми, прыгающими вверх-вниз, от этого мне становится дурно.
- Вы должны судить соревнование пирогов, - сказал священник. - Этот шоколадный торт лучший из тех, что я когда-либо ел. Пропитанный и…
Его жена откашлялась.
- Почти столь же хорош, как у моей дорогой жены, - добавил он.
- Это для тебя самая простая альтернатива, - сказала Мэтти.
- Прекрасно. Я буду судить пироги. - Тернер изобразил на лице улыбку. Он мог это сделать. Настаивая на уединенности, был шанс даже не пробовать, мужчина мог выбрать победителя наугад.
- В следующем году ты сможешь играть более активную роль в комитете, - сказала Китти. – Осталось не так много дел. Мы встречались в течение многих месяцев. Так как ты только переехал, мы надеемся, ты воспримешь это как обучающий опыт.
Да, он выучил урок - в следующем году на это время уехать в отпуск.
- Я буду твоим личным наставником, - пробормотала Диана. – Цепляйся за меня, и я введу тебя в курс дела. - Она понизила свой голос и придвинулась поближе. – Тебе нравится связывание?
Мэтти тяжело задышала в его другое ухо, и Тернер подавил улыбку.
- Автомобильная парковка, - прогудел священник. - Фред? Что ты предпримешь в случае плохой погоды?
- Если она прикасается к тебе, я собираюсь ее отшлепать. - Мэтти влезла между его головой и головой Дианы. - Ее пальцы дергаются. Твое колено в опасности. Смотри.
Что, черт возьми, вообще происходило? Почему никто не смотрел на девушку за исключением его?
- Шш-шш.
Тернер повернулся, чтобы взглянуть на нее и поймал взгляд Дианы.
- Тебе действительно нравятся связывание. - Ее зрачки расширились.
Тернер в недоверии посмотрел, как руки Мэтти двигаются к шее Дианы. Он хлопнул по ее пальцам, прогоняя.
- Негодник, - прошептала Диана. - Не перед священником.
Тернер заерзал, когда Мэтти взобралась на спинку дивана и прыгнула ему на колени.
- Что ты делаешь? - задохнулся он.
- Ничего, - прошептала Диана. – По крайней мере, пока.
Пальцы Мэтти скользнули под воротник его рубашки, поглаживая мускулистую шею.
- О, Боже, - пробормотал Тернер. - Не нужно.
- Чего бы ты хотел? - спросила Диана.
- Ничего, - выдавил он и был вознагражден широкой улыбкой Мэтти.
Под ее извивающимися ягодицами его член вернулся к жизни. Слава Богу, никто не мог этого видеть. Все сосредоточились на священнике, кроме этих двух женщин, обольщающих его.
- Не похоже, большой мальчик. - Диана кивнула на его колени и подняла брови.
Что? Как она могла видеть член? Что, черт возьми, происходило? Мэтти оседлала Тернера, и никто не замечал этого! Она схватила его руку и притянула себе под юбку. О, черт, влажная и липкая. Тернер отдернул руку. Когда Мэтти облизала его пальцы, он подумал, что взорвется от жажды и смущения.
- Прекрасные руки, - глупо улыбнулась Диана. - Такие большие и сильные.
- В любом случае будет лучше, чем при Дэвиде Хобсбоне, - сказал священник.
Что? Тернер вновь настроился на беседу, и Мэтти на его коленях напряглась.
- Помните, когда Дэвид разорвал надувной замок, и порыв ветра сдул парик той знаменитости? - спросил кто-то и засмеялся.
- Это была я, - призналась Мэтти, вздрогнув. - Случайно ножом.
- А подожженная машина для сахарной ваты? - сказал кто-то еще.
- Это тоже была я, - вздохнула Мэтти. - Думала, что она может работать с патокой вместо сухого сахара, и получится черный пух. Мой готический период.
Тернер засмеялся, но быстро замолчал, когда все уставились на него.
- Надеюсь, они не припомнят случай с пришпиливанием хвоста ослу, - сказал Мэтти. - Мне было только пять лет.
Тернер не осмеливался спросить. Он начал с более легкого вопроса:
- Кто такой Дэвид Хобсбон?
- Он раньше владел Милфорд Холлом, - сказала Китти. - Он и его жена Мэтти… скончались год назад.
Жена? Тернер посмотрел на Мэтти.
- Кто ты?
- Глупышка. - Диана ударила его в плечо. - Я сказала тебе свое имя.
- Мэтти Хобсбон, - сказала Мэтти.
Тернер посмотрел на священника.
- Она говорит правду?
Священник обменялся тревожным взглядом со своей женой.
- Диана Ролф. Да, это - ее имя.
- Не ее, - сказал Тернер с раздражением.
- Они не могут видеть или слышать меня, - ответила Мэтти.
- А чье? - спросил священник.
- Конечно, они могут тебя видеть, - прошипел Тернер. - Они просто сознательно тебя игнорируют. Ты им не нравишься? Что ты сделала? Кроме случая с ослом.
- Ослом? Ты в порядке? - нахмурилась Диана и погладила его колено.
Ее рука пошла прямо через Мэтти.
Тернер вскочил на ноги, и Мэтти упала на пол. Это было невозможно. Просто невозможно. В «Плазмиксе» было что-то странное? Он вспомнил руку, проходящую сквозь Мэтти. Только не его.
- Сожалею, но я должен буду попросить вас уйти, - пробормотал Тернер. - Всех, кроме вас, Священник.
Мэтти поднялась и отошла, прислонившись к стене, с подозрением глядя на происходящее. Тернер не мог достаточно быстро выпроводить всех. Пришлось долго настаивать, но, наконец, Диана ушла последней, ее лицо выражало надежду, что он попросит ее остаться. Ни за что.
Тернер закрыл дверь и вернулся в гостиную. Мэтти сидела рядом с преподобным Лэзонби, подергивая языком рядом с его ухом.
- Сколько людей вы видите в этой комнате? - спросил Тернер, зная, что в этом нет никакой нужды.
Пристальный взгляд священника пробежался по комнате.
- Только вы и я.
Он не лгал. Он не видел Мэтти. Никто не видел Мэтти, кроме Тернера. Агент по недвижимости сказал, что Мэтти Хобсбон умерла. Жена священника только что подтвердила это.
О, Боже, я трахнул призрака.
- Вы занимаетесь изгнанием нечистой силы? - спросил Тернер.
Мэтти вскочила на ноги.
- Я не мертва!
Рот священника открылся и закрылся.
- Как таковым, н-нет. Что случилось?
- Призрак Мэтти Хобсбона все еще находится в этом доме. Вы можете благословить или что еще, и отправить ее в иной мир?
Мэтти наступила на ногу Тернера.
- Я не призрак! Я не мертва!
- Ай. Вы это видели? Она наступила на пальцы моих ног.
Глаза священника распахнулись шире.
- У нее должно быть… должна была уйти вместе с мужем, но по некоторым причинам все еще здесь. И беспокоит меня. - Тернер нахмурился, глядя на нее.
- Я сделала тебе торт, - прошептала она.
- Она сейчас здесь? - спросил священник.
- Я занималась с тобой любовью. - Женщина сжала кулаки.
- Сидит рядом с вами. - Тернер вздохнул, когда парень посмотрел не в ту сторону. – С другой стороны.
Священник перекрестился.
- От имени Отца, Сына и Святого духа, я благословляю этот дом и отсылаю всех злых духов, откуда бы они ни прибыли.
Тернер не думал, что это прозвучало очень искренне. Фактически, преподобный Лэзонби смотрел на него, как на душевнобольного.
Мэтти вскочила на ноги.
- Я не злой дух!
- Она не злой призрак, - сказал Тернер.
- Я не призрак!
- Покиньте это место, - сказал священник. - Присоединись в новой жизни к своему мужу, и позволь этому дому стать мирным местом для своего нового владельца. Аминь.
- Я не замужем, - сказала Мэтти. - Мою мать тоже звали Мэтти.
Тернер уставился на нее, а затем на обеспокоенного парня на диване.
- У Хобсбонов были дети?
- Дочь по имени Мэтти.
- Она умерла со своими родителями?
- Нет.
- Видишь, - сказал Мэтти. - Я сказала тебе, что не призрак.
- Она умерла позже, - ответил священник.

1 - область контакта нервных клеток между собой или с иннервируемыми ими тканями

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (28.05.2012)
Просмотров: 585 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar