Главная » Переводы » Мелкий шрифт, Б. Элсборг » Главы

Глава 17, Мелкий шрифт - Б. Элсборг

Глава 17

У Мэтти так колотилось сердце, что удары даже отдавались в голове. Спина покрылась мурашками. От волнения девушка едва не парила над кроватью.
О боже. У меня будет секс с двумя парнями одновременно. С самыми классными парнями на свете. И они хотят меня. Между собой. Под собой. Верхом. Мэтти плотно сжала губы, стараясь не всхлипнуть.
Губы Катча всё еще были над ее соском. Оборотень не моргал. И не дышал.
Тернер переводил взгляд с ее лица на лицо Катча. На губах у него блуждала легкая улыбка. Мэтти дразнила их со своим «стоп» и понимала, что ей самой придется сделать первый шаг. И очень скоро.
Она сглотнула и, выгнув спину, потерлась соском о губы Катча. Мужчина вздрогнул и закрыл глаза. Он начал сосать, и внутри у Мэтти всё напряглось. Она положила руку ему на спину, чувствуя, как перекатываются под ладонью мускулы. В животе у Мэтти словно порхали бабочки. Когда вокруг второго соска сомкнулись губы Тернера, бабочки запорхали еще быстрее.
– Ух ты, – прошептала девушка и положила другую руку на спину Тернера.
Они играли с ней, и ей было трудно сосредоточиться. Их головы у ее грудей, руки поглаживают ей живот, ноги прижимают к постели ее бедра, а руки - ее плечи. Один посасывает, второй лижет. Один дразнит ее сосок языком, второй поглаживает. Прикусили, слегка потянули. Мэтти кричала и стонала, задыхаясь. В голове стоял туман, и она словно тонула в кровати.
Да сколько же у них рук и языков? Тернер накрыл губами ее рот, а Катч стал лизать ложбинку между грудями. Пальцы дразнили ей пах, ритмично поглаживали бедра. Вскоре у Мэтти всё поплыло перед глазами, и она стала двигаться им навстречу. Она не в силах была что-то делать, лишь цеплялась за спины мужчин. Что за чепуху нес Тернер насчет того, что она будет всё контролировать? Девушка в жизни не чувствовала себя более беспомощной. Но они собирались помочь ей воспарить над землей, и она никогда еще не была так возбуждена.
Мужчины двигались слаженно, точно заранее сговорившись. Тернер легонько прикусил ее нижнюю губу, а Катч – сосок, и Мэтти резко выдохнула. Остатки разума покинули ее, и она с головой бросилась в яростный ураган. Перед глазами у нее сверкали молнии. Ее сотрясали волны оргазма, такого сильного, что она не давала себе расслабиться, желая, чтобы он никогда не кончался.
Божебожебожебоже.
– Мэтти, дыши, – услышала она голос Катча.
Она глотнет воздуха через минутку, она не хочет, чтобы это прошло, хочет продолжать кончать и никогда не останавливаться.
– Ну же, Мэтти! – рявкнул Тернер.
Мэтти глубоко вздохнула, возвращаясь на землю. Когда она открыла глаза, оба пристально смотрели на нее.
– Стало быть, пришлось по вкусу? – Катч едва сдерживал самодовольную ухмылку.
Мэтти сдавленно хмыкнула.
– Извини. Вы что-то делали? У меня вдруг спину прихватило.
Тернер перевернул ее на живот:
– Сейчас разберемся.
Мэтти собралась было признаться, что пошутила, но тут они начали массировать ей спину, и она прикусила язык. Какое блаженство! Мужчины нажимали, растирали, разминали ей спину подушечками больших пальцев. Девушка стонала от удовольствия. Один, массируя ее позвоночник и шею, нашел чудесное местечко между лопаток, прикосновение к которому заставило ее вздрогнуть. Второй сосредоточился на боках, спустился до самых ягодиц, и между бедер у Мэтти всё заныло от болезненного предвкушения. На глазах от удовольствия даже выступили слезы. Все прошедшие месяцы одиночества вылетели у нее из головы. Мэтти уткнулась лицом в подушку, чтобы они не увидели ее слез.
Когда мужчины снова перевернули ее, девушка была вялой, точно вытащенная на берег рыба.
– Не очень-то умно с вашей стороны было так поступать, – простонала она. – Я до того расслабилась, что вот-вот засну.
– Сколько раз заставим ее кончить? – поинтересовался Катч и взглянул на Мэтти так, что у той сердце ушло в пятки.
Тернер убрал с ее лица влажную прядь волос.
– Как думаешь, Мэтти?
– Вы что, хотите, чтобы я одновременно кончала и думала? И еще разговаривала? Да у меня глаза закрываются.
Они рассмеялись.
Девушка сердито уставилась на них.
– Давайте-ка я поиграю с вами. Посмотрим, кто будет смеяться последним.
– Охотно, – согласился Катч.
Он погладил свой член, и на вершине головки появилась бусинка смазки. Мэтти облизнулась, но Тернер, опередив ее, слизнул блестящую капельку. О боже, до чего же это заводит!
– Поделись, – попросила Мэтти и поцеловала его.
Тернер обхватил ее лицо ладонями, и его язык коснулся ее губ. От смешанного вкуса у Мэтти закружилась голова. Когда пальцы Катча скользнули во влажные складки ее естества, она всхлипнула, не отрываясь от губ Тернера.
– Поглядите-ка, что это тут у нас! – воскликнул Катч.
Два языка проложили влажную дорожку по ее телу, и головы мужчин оказались рядом у нее на животе. Когда они стали целоваться, мышцы влагалища Мэтти сжались. Она запустила одну руку в светлые волосы, а другую – в темные. Мужчины поглаживали набухшие складочки между ее ног.
– Так красиво, – прошептал Тернер. – Словно лепестки с бутоном посередине.
Если бы она стала думать об этом, то умерла бы от смущения, но думать Мэтти давно перестала. Мужчины развели ее ноги в стороны.
– И влажно, – добавил Катч. – Она вся так и сочится влагой. Нектара хватит на нас обоих.
До ее клитора дотронулись кончики пальцев, и Мэтти издала грудной стон. Внутрь нее скользнул палец и начал двигаться. Каждое прикосновение ощущалось невероятно остро, и девушка извивалась под изощренной пыткой искусных языков, коварных губ и озорных пальцев. Она уже не понимала, кто и что делает, и ей было всё равно. Бедра овевало теплое дыхание. Чувствительный узелок ее плоти поглаживали кончиком пальца. Другой палец двигался в ее лоне, распределяя смазку по половым губам. Вскоре к нему присоединился еще один, а когда подушечка большого пальца прошлась по ее анусу, Мэтти затрепетала, не отпуская волосы мужчин. Боль внизу живота и дрожь в бедрах подсказывали ей, что она вот-вот кончит еще раз. Эти двое играли на ней с мастерством умелых музыкантов, выводя песнь ее тела, создавая мелодию, пока каждая клеточка не стала готова присоединиться к припеву.
Когда до ее клитора дотронулись языком, Мэтти подумала, что вот-вот лишится чувств. Тернер впился в ее губы, а Катч зарылся лицом между ее бедер и стал слизывать соки оргазма. От остроты ощущений девушку била дрожь. Руки и ноги безвольно раскинулись, и Тернер обнял ее.
Она не была мертва, но у нее возникло ощущение, что эти двое ее вот-вот убьют.
Катч потерял голову. Одна часть его сознания стремилась броситься в поток и плыть по течению, а вторая пыталась отсрочить неизбежное, вычисляя квадратные корни из чисел, которые он вечно забывал. Так проще было обдумать все позиции, возможные для них троих, если Мэтти окажется достаточно гибкой. Причем не только физически.
Если он будет слишком много думать о том, что делает – погружает язык в ее сладкий нектар, прикусывает узелок ее клитора… если позволит себе представить, что при этом чувствует Мэтти, ее стоны, приглушенные вскрики, цепляющиеся за его волосы пальцы… его член готов был взорваться. Интересно, это будет позор? По крайней мере, он способен держаться дольше Тернера.
Ведь способен?
Мэтти придвинулась ближе к его лицу. Ее насыщенный вкус обжигал ему губы, и Катч сжал мошонку в кулаке. Экстаз и агония. Ничего вкуснее он не пробовал. Сладкая, ароматная… черт побери Тернера и его проклятый розовый бутон. Катч потерся о Мэтти носом, сгорая от желания лизнуть сморщенное колечко между ее складочек, но боясь свести ее с ума.
Тернер, похоже, был в таком же отчаянии. Катч довольно отметил про себя, что тот тоже сжимает яички в руке. Какая разница, кто будет первым, кто проявит инициативу, если у всех троих это впервые? Катч уже не мог ждать, ему не хотелось взорваться, еще даже не войдя в Мэтти.
- Принцесса, хочешь отсосать у Тернера, пока я буду трахать тебя? - спросил он.
- У меня есть идея получше, - отозвалась Мэтти.
Катч и Тернер обменялись быстрыми взглядами и улыбнулись. Они хотели партнера равного, а не подчиняющегося. Если все трое будут меняться местами, выйдет потрясающе.
- Что смешного? - поинтересовалась Мэтти.
- Ты… как ты проявляешь инициативу, - отозвался Тернер.
Она сердито уставилась на них.
- Так бы и наподдала вам по задницам. Вам бы следовало знать, что я целый год занималась карате. У меня… тёмно-серый пояс.
Оба так и покатились со смеху.
- А теперь что смешного? - вознегодовала Мэтти.
- Ты, принцесса, - счастливо вздохнул Катч. Он забыл о своем отчаянии и с удивлением подумал, что Мэтти точно знает, что делает.
- Так каков план? - спросил Тернер.
- Мы оба отсасываем у тебя, - отозвалась Мэтти.
Смех Катча слился со стоном Тернера.
Они опрокинули вампира на спину, начали целовать его ступни, и Тернер застонал громче. Катч коснулся губами его лодыжки и увидел, что Мэтти делает то же, что и он. Оборотень поцеловал твердые мышцы икры, лизнул мягкую кожу под коленом, провел языком по крепкому бедру и встретился лицом к лицу с Мэтти. Член Тернера оказался между ними. Вампир всё еще крепко сжимал мошонку.
- Смочи руку своим нектаром, - шепнул Катч.
Когда Мэтти обхватила член Тернера блестящими влажными пальцами, громче всех застонал Катч. Девушка потерлась о головку члена щекой и провела ею по губам, точно помадой, покрывая их смазкой. Катч последовал ее примеру.
- О, черт! - застонал Тернер.
Катч провел языком вниз по члену Тернера и поцеловал Мэтти, прижавшуюся щекой к побелевшим костяшкам пальцев вампира. От ухмылки на ее лице у Катча перевернулось сердце.
- Как думаешь, он долго продержится? - прошептала она.
- Если дольше десяти секунд, дадите мне олимпийскую медаль, - прохрипел Тернер.
Совместными усилиями, заставлявшими тело Катча трепетать от возбуждения, они дразнили Тернера, посасывая, заглатывая, легонько прикусывая, доводя до безумия. Один сжимал его член, второй обводил языком головку. Они поменялись местами. И еще раз. Тернера била дрожь. Они силой отвели пальцы вампира в сторону и играли теперь его каменно-твердыми яичками, мягко вбирая их в рот. Когда Тернер взмолился, чтобы они остановились, Мэтти и Катч начали целоваться.
- Хватит! - задохнулся Тернер.
Неуловимое движение, и Катч обнаружил себя между Тернером и Мэтти. Девушка лежала на спине и смотрела на него, а Тернер, оказавшись у Катча за спиной, прижимался членом к его бедру. Ощутив между ягодицами холодный лубрикант, Катч вздрогнул. Мэтти выбралась из-под него.
- Эй, ты куда? - спросил Катч.
Мэтти чмокнула его в щеку и скользнула в изножье кровати.
- Хочу посмотреть.
- Нет, я хочу, чтобы ты участвовала, - запротестовал Катч. Проклятье, это прозвучало как мольба.
Он встал на четвереньки, и Тернер погладил скользким от лубриканта пальцем расщелину между его ягодицами. Когда к нему присоединился еще один пальчик, Катч ухватил себя за яички и потянул их. Пожалуй, такими темпами он их вовсе оторвет.
- Похоже на звездочку, - прошептала Мэтти.
- Или на дырку от пули в стекле, - добавил Тернер.
Катч застонал:
- Вы что, обсуждаете мою задницу?
- Я никогда еще не видела ни одной, - призналась Мэтти.
Тернер захохотал. Ублюдок.
- Надави, увидишь, какие там тугие мышцы, - посоветовал Тернер. - Тебе придется проникать внутрь с осторожностью. Если Катч попытается вытолкнуть меня, будет легче проскользнуть. Если он расслабится, станет труднее, хотя, когда я буду внутри, ему придется расслабиться.
Катч старался не слушать, но он и представить не мог, что мягкие объяснения Тернера и робкие исследования Мэтти доведут его почти до безумия.
Она не знала этого. Да и откуда ей знать? В его анус вместе скользнули длинный толстый палец и тоненький пальчик. Они продвигались всё дальше и дальше, и Катч шумно втянул воздух.
- Чувствуешь? - услышал он голос Тернера.
- О черт, да, - выдохнул Катч.
- Я не тебе, - хмыкнул Тернер. - Это простата, Мэтти. Катчу нравится, когда ее поглаживают вот так. Мягко, точно трешь глаз.
Черт, черт, черт. Катча начало трясти. По его телу словно пробегал ток.
- Тебе тоже это нравится? - спросила она у Тернера.
- Проклятье, да, - ответил за него Катч. - Почему бы тебе не пытать его, а не меня?
Ему пришлось отпустить яички, чтобы не кончить раньше времени. Колени и руки дрожали, и он с трудом удерживался на четвереньках. Оборотень прижался головой к кровати и вцепился зубами в простыню. Всё его тело содрогалось, хотя оргазма не было, и он пытался отползти от проникающих в него пальцев. Катч поднял голову... и уже не смог сдвинуться с места. Дерьмо.
Под него заползала Мэтти. Она двигалась до тех пор, пока их лица не оказались друг напротив друга.
Она улыбнулась, а он даже не мог улыбнуться в ответ. Легчайшее движение могло столкнуть его в бездну. Внезапно Катчу страшно захотелось укусить ее, и от этой мысли его затрясло.
Он держал свою вампирскую половину в узде. И мог пересчитать по пальцам одной руки, сколько раз ему доводилось кормиться кровью. Но зубы у него покалывало.
- Твои глаза! - прошептала Мэтти. - Как у тебя это получается?
Дерьмо. Его глаза из зеленых стали синими, догадался он.
Тернер обхватил член Катча и направил его к лону Мэтти.
- Не двигайся, пока я не подтолкну тебя, - сказал ему Тернер. - Будет похоже, что мы оба ее трахаем.
Было бы похоже, если бы Катч мог двигаться, если бы он смел двигаться. Он боялся, что попросту кончит на Мэтти, как только коснется членом ее лона.
Руки Тернера скользнули по бедрам Катча. Большая головка его восставшего члена ткнулась в анус оборотня, надавила, и основной заботой Катча стало продолжать дышать. Он еле сдержал всхлип, когда широкая головка члена Тернера проскользнула в колечко мышц, и попытался расслабиться, не противодействовать этому вторжению. Тернер остановился внутри него, прижавшись бедрами к бедрам Катча. Мэтти переводила взгляд с одного на другого. Ее глаза расширились от возбуждения.
- Давай, - шепнул Тернер.
Катч ощутил ворвавшийся в него член Тернера, жжение, приятное давление, и вошел в Мэтти, вздохнув от двойного ощущения - быть наполненным и наполнять самому. Тугое теплое лоно под ним и толстый член сзади, первым же толчком доставший до простаты… дрожь удовольствия по телу… потрясающе.
У него остановилось сердце? Вполне возможно. Катч был напряжен, точно натянутый лук, и сдерживался изо всех сил.
- Так и будем стоять? - прошептала Мэтти.
Тут Катч вспомнил, как дышать, и начал двигаться. Тернер прижимался грудью к спине оборотня, губами - к его шее, и тот чувствовал, как вампир дрожит. Сдерживается, чтобы не укусить, или чтобы не кончить? Наверное, и то, и другое. Мэтти обхватила ногами и Катча, и Тернера, и оба застонали. Одну руку она положила на плечо Катча, другую - на пальцы Тернера, лежавшие на бедре Катча.
О боже, какая же она красивая. Катч подумал, что он самый счастливый мужчина из живущих на земле. Всё, что ему было нужно, - чтобы Мэтти тоже была жива.
Катч скользнул по члену Тернера, сжав твердый ствол ректальными мышцами, улыбнулся, услышав стон вампира, и в ту же секунду с силой вошел в Мэтти.
Бедра у всех троих дернулись, и Катч понял, что Тернер ведет, направляет его. Вперед - назад, снова и снова Тернер погружался в чувствительное колечко ануса Катча, а тот с силой врывался в тугие, сладкие глубины лона Мэтти.
Ему нравились ее приглушенные стоны и крики. Нравилось ощущать губы Тернера у себя на шее. Катчу хотелось, чтобы он его укусил, но тот не стал бы этого делать из-за Мэтти. Катч наслаждался хлюпаньем, с которым его член скользил в ее влажном жарком лоне, а член Тернера - в его анусе. В воздухе стоял запах секса и пота, чувствовался сладкий цветочный аромат Мэтти.
Она кончила, крепко сжав его член, и в ту же секунду Тернер, сделав неуловимое движение бедрами, нажал на простату Катча. Оборотень дернулся и испустил утробный стон. Яйца у него горели, мышцы паха свело. Тернер замер у него за спиной, его член набух еще больше. Спина Катча выгнулась, в лоно Мэтти хлынул поток спермы, и он понял, что Тернер тоже кончает.
Каждое болезненное сокращение члена заставляло Катча вскрикивать.
Каждая струйка семени заставляла его дрожать от наслаждения. За спиной сотрясался Тернер, так и не отпустивший его бедра.
Наконец Мэтти мягко погладила Катча по лицу, и только тогда он смог расслабиться и упал на кровать. Тернер потянул его в сторону, чтобы они не раздавили девушку. Вампир зарылся лицом в волосы Катча, а тот зарылся лицом в волосы Мэтти.
Это ненадолго. Я всё испорчу.
*****
Тернер смотрел из-за дверей ванной на двоих, лежащих на его кровати, и гадал, чувствовал ли он себя когда-нибудь более счастливым. Мэтти лежала на Катче - одно длинное, стройное тело на другом. Тернер ощущал… желание оберегать их. Катч хорошо скрывал свою уязвимость, но Тернер знал о ней. Двадцать лет назад оборотень замаскировал свою глубоко запрятанную незащищенность шутливым поведением и с тех пор не изменился. Что бы там ни говорил Катч, Тернер подозревал, что, как только Даву арестовали, оборотень сбежал при мысли о долгосрочных обязательствах, причинив боль им обоим.
А теперь есть еще Мэтти. Проклятие, что Тернеру с ней делать? Если в той больнице действительно Мэтти, означает ли это, что она где-то вроде чистилища?
Теперь, когда Тернер наконец-то признался себе, что не хочет ее терять, он опасался, что ему придется отпустить ее. Как и Катча. Нельзя заставить людей остаться, если они этого не хотят. В любом случае, пока он не разберется с Давой и Габриэлем, ему будет нужно, чтобы и Катч, и Мэтти были далеко от него.
Рука оборотня скользнула между бедер Мэтти, и девушка зашевелилась. Они даже не смогли дождаться, пока он вымоется, прежде чем снова трахаться. Тернер закатил глаза.
- Что, так и будешь стоять и смотреть? - окликнул его Катч. - А вообще-то, стой. Пара уроков мастера тебе не помешают.
Тернер рассмеялся. Он был не против понаблюдать. Когда они трахались без него, он не чувствовал ни неудобства, ни зависти. Лишь удовлетворение.
- Жаль, такой стояк пропадает, - посетовал Катч. - Тут есть одно укромное местечко. И я даже увлажнил его для тебя.
Мэтти подняла голову, протянула руки, и Тернер нырнул в постель.


Категория: Главы | Добавил: Нафретири (26.04.2016)
Просмотров: 771 | Комментарии: 1 | Теги: переводы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
даааа.просто жаркооо 4
avatar