Главная » Переводы » Мелкий шрифт, Б. Элсборг » Главы

Глава 16, Мелкий шрифт - Б. Элсборг

Глава 16

– Мы отъехали уже достаточно далеко, – сказал Габриэль. – Поверни здесь налево.
До восхода солнца им нужно было найти безопасное место. Дава съехала с главной дороги и направилась к деревушке под названием Линтон. Бесчувственный Пит лежал на заднем сиденье. После бурного секса с Давой и пожертвования пары литров крови юноша потерял сознание. Воспользовавшись его сотовым, Габриэль позвонил нескольким бывшим членам Призыва и осторожно выяснил, насколько они готовы их поддержать. Ни один из них ничего не слышал о Логане и не видел его.
На окраине деревни Габриэль увидел одиноко стоящий дом, в котором еще горел свет.
– Останови здесь. Подложи кофту Пита себе под свитер и сделай вид, что ты беременна. Нам надо переночевать у них на чердаке.
Они вышли из колымаги парня, так и оставив его лежать. Габриэль поправил кофту под одеждой Давы и обнял ее. Вампиры долго звонили в дверь. Им открыл мужчина средних лет, одетый в клетчатый байковый халат.
– Простите, пожалуйста, за беспокойство. Моя жена беременна, и ей нужно в туалет. Я понимаю, что это страшно неудобно, но…
– Конечно, входи, дорогая, – за спиной мужчины появилась выглядевшая гораздо моложе него женщина в плотном махровом халате.
Проклятие. Габриэля нельзя было назвать «дорогая», то есть его не пригласили. Он остался на пороге, а Даву проводили в дом. Хозяин хмурился. Габриэль его не винил.
– Живете поблизости? – спросил мужчина.
– В Лондоне. Едем повидать родственников. Нам где-то надо остановиться ненадолго. У вас отличный дом. Вы хотите, чтобы мы остались здесь. – Габриэль неотрывно смотрел мужчине в глаза. Его голос убеждал, успокаивал, уговаривал. – Мы вам совсем не помешаем.
Раздался пронзительный вопль, и Габриэль скрипнул зубами. Кровожадная Дава. В глазах мужчины появилась неуверенность, и вампир быстро заговорил:
– Вы хотите пригласить меня войти. Я могу помочь.
– Входи.
Всего одно слово, и не прошло и двух секунд, как хозяин без сознания рухнул на порог. Габриэль помчался к Даве. Она прижала жену хозяина к стене и пила кровь у нее из горла. Габриэль оттащил свою спутницу, и та зарычала. Он зарычал в ответ.
– Исцели ее, – огрызнулся он.
Дава лизнула ранки на шее женщины, и они затянулись, прежде чем та рухнула на пол.
– Какого хрена ты делаешь? – Габриэль схватил Даву за горло.
– Свитер Пита выпал, она завопила, и мне пришлось выпускать клыки.
– Оставайся с ней. Следи, чтобы вела себя тихо. А я проверю – вдруг здесь есть еще кто-то.
Габриэль переступил через бесчувственное тело хозяина и быстро обошел дом. Похоже, мистер и миссис Джонатан Лав живут одни, судя по множеству фотографий на стенах, и детей у них нет. Им с Давой чертовски повезло.
Войдя на кухню, он увидел, как Дава привязывает к креслу кабелем удлинителя так и не пришедшую в себя хозяйку.
– Сходи за Питом, – велел он. – Устрой его в одной из спален. Пусть спит. Поставь машину так, чтобы ее не было видно с дороги. И больше никого не кусай.
Габриэль связал мужчину и усадил его рядом с женой. Голова женщины откинулась назад. Вампир не мог отвести глаз от пятна крови у нее на шее, и его клыки сами собой выдвинулись. Он заставил ее мужа очнуться, дал ему телефон и велел позвонить на работу и предупредить, что они с женой заболели и не смогут завтра прийти.
Когда Габриэль выключил телефон, мужчина уже настолько пришел в себя, что в его глазах появился страх. Хотя поначалу вампир больше склонялся к тому, чтобы укусить женщину, выпить крови у ее мужа означало легкий способ лишить его воли. Габриэль впился клыками ему в горло и заурчал от удовольствия, ощутив на языке сладость крови. Когда лакомишься тем, что так приятно на вкус, слишком легко потерять контроль. Ничего удивительного, что Совет хочет всех перевести на Плазмикс.
Заживив следы от укуса, Габриэль поднял голову и прислушался, пытаясь понять, что делает Дава. Но ничего не услышал. Это было одновременно и хорошо, и плохо. Бросив на женщину раздраженный взгляд, он пошел наверх. В одной из спален храпел Пит, а в другой он нашел Даву, бегло просматривавшую одежду в шкафу.
– Ты не будешь отвечать? – поинтересовалась она.
Дерьмо. Габриэль вытащил телефон из кармана.
– Приветствую… Простите, еще не привык к этому звонку… Нет, конечно, я понимаю. Я никуда не собирался сегодня вечером. Хочу посмотреть… то шоу талантов по телевизору.
Дава бросила на него быстрый взгляд.
Габриэль кашлянул.
– Наверное, тот юноша. Такой прекрасный голос!
Дава сделала вид, что играет на гитаре.
– А как он играет на гитаре – просто превосходно! – Габриэлю отчаянно хотелось приказать представителю РСВ на том конце провода заткнуться. Дава предупреждала, чтобы он не затягивал разговор – на тот случай, если РСВ решит проверить, где он, с помощью GPS(1). Они, несомненно, могут определить его местоположение, даже когда телефон просто включен, но Габриэлю нельзя было выключать его до их звонка. Вампиру пришлось многое узнать об этом новом мире. Его раздражало, что Дава знает больше него.
– Нет, я не виделся с Давой, – вампир наблюдал, как та раздевается и швыряет одежду в сторону. – Нет, я не собираюсь иметь с ней ничего общего, и да, я прочел мелкий шрифт. Я понимаю, на каких условиях меня освободили… На следующей неделе? Хорошо.
Он выключил телефон, надеясь, что его не успели выследить.
– Ты правда считаешь, что тот юноша?.. – поинтересовалась Дава.
– Нет, – огрызнулся Габриэль. – Я не смотрю это шоу.
Он видел его всего два раза. Его больше интересовало, как зрители и участники отвечают судье, который не боится говорить тем, кто проходил прослушивание, неприглядную правду – что они поют просто ужасно, что они надоели ему до смерти, и у них нет ни единого шанса стать звездой, если только они не улетят на Луну.
Это навело Габриэля на парочку идей. Может быть, людям иногда необходимо преподать урок, и в конце концов похвала укрепит их веру? Сможет ли он превратить свое лишение свободы во что-то вроде проверки для последователей Призыва? Сможет ли убедить их, что вернулся на их родную планету? Наверное, это уже слишком.
– Как этот РСВшник отреагировал, когда ты сказал, что их парень так и не пришел? – спросила Дава.
Габриэль сел на кровать и откинулся на изголовье.
– Не удивился, как ни странно. На следующей неделе пошлют кого-нибудь еще. – Так что, если всё пойдет наперекосяк, он успеет вернуться к себе квартиру и изобразить хорошего мальчика, когда придет соцработник.
Дава надела красный кружевной бюстгальтер и такого же цвета стринги. Она вздохнула, как он предположил, от счастья – с ней всегда трудно было сказать точно – и провела руками от бедер к задорно торчащим грудям. Ширинка у Габриэля вздулась. Его члену нужно было гораздо меньше, чем ему самому. Какой бы ядовитой змеей Дава ни была, она всё равно оставалась сексапильной женщиной.
– Может, вы с Питом тоже найдете здесь, что надеть, – сказала Дава.
Габриэлю больше хотелось снять одежду, чем надевать ее, но он не стал этого делать, чтобы не выдать своего нетерпения.
– Может, мне пойти проверить, понравлюсь ли я мистеру Лаву в белье его жены? – хихикнула Дава.
– Нет.
Дава грациозно приблизилась и оседлала бедра Габриэля.
– Почему нам нельзя провести ночь в этой кровати? – пожаловалась она. – Здесь гораздо удобнее, чем на пыльном чердаке. Да и как мы потащим туда Пита?
– Мы не станем тащить туда Пита. Он будет выполнять мое поручение. Здесь нам оставаться нельзя, это опасно. Нам нужно, чтобы Лавы проснулись завтра в собственной кровати, паршиво себя чувствуя и помня только, что отпросились с работы из-за болезни. Если мы оставим их связанными и отправимся спать на их кровати, то потеряем контроль над ситуацией. Не говоря уж о том, что в дом с ключами может нагрянуть кто угодно – служанка, родственники, соседи.
– Мы можем просто… убить их, – надула губы Дава.
Габриэль вздохнул:
– А если мы убьем Лавов, и кто-нибудь их найдет, а потом обнаружит нас спящими в их кровати? Что будет, когда они раздвинут занавески?
Она непонимающе смотрела на него.
– Солнечный свет, – подсказал Габриэль, наблюдая, как до Давы доходит, точно до жирафа. – А так мы уйдем завтра после захода солнца, и Лавы о нас даже не вспомнят.
Расстегнув ширинку мужчины, Дава высвободила его член.
– Не могу дождаться, когда же мы сможем выходить на солнце. Как только книги будут у нас, мы сможем узнать побольше об этом растении. Ведь так?
Ну, следующий этап гениального плана Габриэля предполагал как раз что-то вроде этого. После того, как двадцать пять лет назад он начал собирать деньги на поиски книг, следующий приток средств пошел бы на финансирование поисков экземпляра несуществующего растения. Что заняло бы целую вечность, а он бы в это время жил на специально оборудованной мегаяхте и путешествовал по самым темным частям света. Может быть, даже с командой ботаников, занимавшихся поисками растений, которые можно сочетать, подбирать, из которых можно изготовлять смеси. А вдруг растение, с помощью которого они смогут выходить на солнце, действительно существует? Что, если выдумка окажется реальностью? Черт, да он и правда мессия.
Дава погладила член, сжала сильнее, и мужчина с шумом втянул в себя воздух. У нее очень хорошо получалось сочетать боль и удовольствие.
– Где деньги, которые мы собрали? – спросила она.
– Их вернули. – Только часть. Остальное было в безопасном месте.
– Все?
Дава стянула с Габриэля брюки, обхватила его член губами, и он застонал. Она вобрала его глубоко в рот и сжала мышцами горла.
– Нет, не все, – выпалил он, не подумав.
Она яростно сосала. Во многих отношениях Дава была сильнее его.

* * * * *
Тернер отошел от двери на чердак, прочь от обнаженных Катча и Мэтти, и тихо спустился по лестнице. Черт! А что он ожидал увидеть? Парочку, сидящую по разным углам комнаты и беседующую о переохлаждении организма?
Ему должно быть всё равно. Он хотел, чтобы ему было всё равно. Он не имел права чувствовать, что ему не всё равно.
Но это было так. О боже, это было так!
Он думал, что теперь, когда Катч вернулся… После того, как они… Что они оба… Тернер выбросил эту мысль из головы. Что толку без конца думать о никому не нужных чувствах? Насколько ему было известно, Катча привела сюда его работа в СБР – он пришел проверить, не связывался ли Тернер с Давой или Габриэлем. Может быть, Катч использует Мэтти, чтобы подобраться к нему. Может быть, как-то просочилась информация о том, чем Тернер занимался большую часть последних двадцати лет. От его внимания не ускользнуло, что оборотень об этом не спросил.
Тернера захлестывал нескончаемый поток вопросов. Ярость, огорчение, ревность, тоска мешались с опасно большой дозой жалости к себе. Но, кажется, на его член, который стоял с того момента, как вампир решил пойти наверх, действовало вовсе не это. И он продолжал стоять, потому что, хотя Тернер и пытался не представлять себе Мэтти и Катча в постели, больше всего на свете ему хотелось оказаться рядом с ними.
Вампир уселся на нижнюю ступеньку и откинулся на спину. Прежде чем что-то предпринимать, нужно всё обдумать. Взлететь наверх в порыве раздражения, накричать на Катча за его неуступчивость, обозвать Мэтти шлюхой и, хлопнув дверью, исчезнуть еще на двадцать лет было бы слишком легко. Тернер запустил руки в штаны и устроил член поудобнее. Не отвлекаясь на него, он мог мыслить более ясно.
С плотно сжатых губ Тернера сорвался смешок. Он обвинял Мэтти в том, что она отказывается признать правду, но не делает ли он сам того же? Когда он впервые прикоснулся к ней, то понял, что между ними проскочила искра. Двадцать лет назад то же самое произошло и с Катчем, и Тернер всё время пытался это отрицать. Катч спросил, принадлежит ли Мэтти ему, и Тернер ответил, что нет. Он солгал, чтобы защитить ее и себя, но вместо ощущения безопасности чувствовал только разочарование. Мужчина вытащил руки из штанов и заложил их за голову.
Они оба почувствовали, что Мэтти в беде. Одновременно. Какой еще намек ему нужен? Катч рисковал жизнью, чтобы спасти ее. Бога ради, он даже рычал, защищая ее, и в то время как Катч, по крайней мере, что-то делал, Тернер колебался. Пусть даже насчет того, кого нужно спасать… если бы дошло до этого. Он хотел их обоих. Его член поднялся и слегка подергивался. Может быть, Катч чувствовал то же самое. Когда оборотень вошел в кабинет и увидел, что Тернер один, на его лице что-то промелькнуло. Разочарование от того, что Мэтти с ним не было?
Тернер закрыл глаза и вздохнул. Так волк и поделится. Как же. Тернер тоже не был известен своим бескорыстием. Он достаточно часто ловил на себе сердитый взгляд Джорджа, чтобы понимать это, хотя его слуга и получал плату за то, чтобы терпеливо сносить эгоизм хозяина. Но сейчас всё было иначе. Тернеру хотелось разделить Мэтти с Катчем, а Катча – с Мэтти.
И вот теперь, когда он подумал было, что ему снова есть ради чего жить, к Даве с Габриэлем добавилась еще парочка проблем. Мэтти понятия не имеет о том, что Тернер – вампир, и, видимо, раз она до сих пор не убежала, крича, из дома, не догадывается, что Катч – помесь вампира и оборотня. Они – предмет ее ночных кошмаров, а вовсе не мечтаний. И то, что они оба ее хотят, вовсе не означает, что она захочет их обоих.
Тернер поднялся на ноги и направился в библиотеку. Последняя попытка раскрыть тайну Мэтти Хобсбаум. Может быть, это поможет ему развеяться.
Он позвонил своим юристам, но наткнулся на автоответчик. Уже собравшись с отвращением повесить трубку, Тернер услышал номер для экстренных ситуаций, нацарапал его на бумажке и стал быстро нажимать цифры на сотовом.
– Дорлинг и Ханд. Чем могу помочь?
К тому моменту, когда Тернер объяснил, кто он и зачем звонит, раздражение в голосе ответившего мужчины стало нескрываемым.
– Это не экстренная ситуация, – без конца повторял он.
В конце концов Тернер сдался. Он позвонил поверенным Дженкинсу и Стоуру, действующим от имени продавца, узнал номер, по которому им можно было дозвониться в нерабочие часы, и, представившись, начал врать как сивый мерин.
– Простите, что беспокою вас так поздно, но у меня небольшая проблема. Меня без конца расспрашивают о молодой женщине, которая раньше жила в Милфорд Холле. Я хотел бы позвонить и предупредить ее, что этот юноша отчаянно хочет ее видеть. Полагаю, продавец, мистер Страчен, – один из ее родственников. Вы не могли бы дать мне его номер?
На мгновение повисла тишина, а потом ему ответила женщина:
– Не думаю, что в этом есть какой-то смысл.
Тернер скрипнул зубами. Ему хотелось заорать: «Просто дай мне этот чертов номер!», но он этого не сделал.
– Почему?
– Я не имела отношения к самой продаже, но мы обсуждали ее в офисе. Мистер Страчен был в судебном порядке назначен представителем интересов, управляющим личным благосостоянием и имуществом своей племянницы мисс Хобсбаум.
Ничего хорошего это не предвещало.
– Почему это сочли необходимым?
– Я так поняла, что несколько месяцев назад произошла авария, и его племянница получила травму. В сознание она так и не пришла.
Тернер так стиснул телефон, что услышал треск пластмассы.
– Это ужасно, – услышал он собственный голос. – Может быть, мне следует посоветовать этому юноше сходить в больницу? Вы не подскажете?..
Он быстро записал детали и промямлил слова благодарности.
О, боже! Тернер был убежден, что Мэтти – призрак. Вампир считал, что почти убедил в этом ее саму, но он с самого начала ошибался. И он не знал, как реагировать на новость о том, что она не мертва. Обрадоваться, что девушка не призрак, или огорчиться, что она в коме? Он всё еще понятия не имел, как ей помочь, как сказать об этом. Тернер вздрогнул.
Черт подери, разве он может сказать ей такое? Он был уверен в одном: прежде чем что-то говорить, нужно всё проверить.
До рассвета Тернер не успевал съездить в больницу и вернуться, но, прежде чем раскрывать рот, ему хотелось проверить, действительно ли та пациентка в коме – это Мэтти. Если взять с собой Катча, то, когда взойдет солнце, можно будет поспать в переделанном багажнике машины, а Катч сядет за руль. Но оборотень сейчас занят кое-чем другим.
И Тернер ревновал. Как и его член. Значит ли что-то одна ночь? Вероятно, нет. Разве что посредственный прерванный половой акт. Зачем портить им удовольствие?
Вампир поднялся на ноги и устало потащился наверх, к себе в спальню.
Он лег на кровать, но успокоиться не смог. Единственное, чего он еще не сделал, – не перенес свои заметки и документы в безопасное место. Они были важны только для него, но Тернер не хотел, чтобы они попали в руки Габриэля. Предполагалось, что тот получит только дневники.
Всё научное оборудование вампира хранилось в одном из гаражей. Перед переездом он отобрал самое необходимое и, упаковав, спрятал среди спортивного инвентаря. Он не собирался продолжать свои эксперименты, пока Габриэль не перестанет представлять угрозу. Заметки и документы Тернера лежали в чулане. Последнее, чего он хотел, чтобы обнаружилось, что он изучает то, что, по всеобщему мнению, является вымыслом - растительные экстракты, которые позволяют вампирам выходить на солнце. Пока он ничего не добился, но это не имело значения. Рост растения занимал годы. И тем не менее Тернер знал, успех был уже не за горами.
Забрав сумку с заметками, вампир отнес ее в здание с крытым бассейном. Не зажигая свет, он спрятал заметки под сложенным брезентом в бойлерной. Выйдя, Тернер запер дверь и уставился на бассейн, слабо мерцавший в лунном свете. Может быть, холодная вода поможет ему унять возбуждение.
Он скинул одежду и нырнул в воду. Переплыв бассейн пару раз, вампир увидел, что на другом краю стоит Катч. Тернер остановился и завис в воде.
Обнаженный, весь – длинные ноги, легкость и грация, Катч был похож на ожившую статую. Широкие плечи плавно переходили в рельефный пресс, возбужденный член подпирали тяжелые яйца, идеально обрамленные узкими бедрами. Черт, какое счастье, что вода холодная.
– Нам надо поговорить, – произнес оборотень.
Это не к добру. Тернер подплыл к бортику, вылез из бассейна и уселся, свесив ноги в воду. Катч сел рядом. Тернер старался не смотреть на член оборотня, зная, что, как только он его увидит, его собственная эрекция станет еще сильнее, чем была.
– Как насчет того, чтобы трахнуть Мэтти вдвоем? – спросил Катч.
Дерьмо! Член снова встрепенулся.
– Мы оба и так уже это делали. – Тернер вцепился в бортик.
– Я имею в виду, одновременно.
Член Тернера резко увеличился в размерах.
Катч рассмеялся.
– Так я и думал.
– Что ты думал? – огрызнулся вампир.
– Что тебе эта идея придется по вкусу.
– Может, я просто хочу, чтобы ты мне отсосал. – Тернер понятия не имел, почему так грубо себя ведет.
Катч вытащил ноги из воды и уложил Тернера на спину так, чтобы тот опирался только на локти. Когда его член оказался в горячем рту Катча, а язык оборотня стал дразнить головку, Тернер ощутил приближение оргазма. Нарастающая боль в затылке отчасти доставляла удовольствие, отчасти причиняла страдание, и он ждал, когда она вспыхнет в его паху. Подняв бедра и трахая Катча в рот, мужчина запустил пальцы в растрепанные светлые волосы.
– Я вас видел, – выдохнул Тернер.
Катч поднял голову.
– Знаю. Что же ты, болван, не присоединился к нам? – Он провел языком по головке члена и облизнул губы. – Я молился всем чертовым богам, в которых даже не верю, чтобы ты вошел, разделся и лег рядом с нами. Ничего удивительного, что ты этого не сделал.
Тернер сердито уставился на него.
– Я не хотел вам мешать.
Катч провел подушечкой большого пальца от головки к яичкам.
– Почему ты решил, что помешаешь?
– Мэтти…
– …симпатичная и милая, и двоим сексуальным парням грех не показать ей, до чего весело бывает втроем. Хочешь попробовать ее задик?
Мысленно Тернер улетел на небеса. Мэтти между ними. Мэтти и Катч держат во рту его член. Он трахает Катча, а Катч трахает Мэтти. В рот. Во влагалище. В попку. О боже.
Долгие и частые движения оборотня привели Тернера на самый край. Давление в головке нарастало, и вырвавшийся на свободу оргазм разжег в его яичках пламя удовольствия.
Его бедра рванулись вверх, и он наполнил рот Катча своим семенем. Проклятие, слишком быстро! Когда прошел последний спазм, вампир открыл глаза. Катч с влажным хлюпаньем выпустил его член изо рта, но продолжал вылизывать его, пока не слизал всю сперму.
– Мне нечего добавить, – сказал оборотень, самодовольно ухмыляясь.
– Что? – Тернер понятия не имел, о чем тот говорит. Голову по-прежнему туманил оргазм.
– Ты никогда не кончал так быстро.
Тернер сел и уставился на него.
– А может, это ты меня возбудил. Стоял тут в лунном свете, точно какой-нибудь… сексуальный бог.
У Катча дернулся уголок рта.
– Хорошая попытка, Тернер. Но ты хочешь, чтобы между нами лежала Мэтти.
– А может, я хочу Мэтти только для себя, – вампир поднялся на ноги.
Катч последовал его примеру.
– Да ну?
– Я… – Тернер ссутулился. Надо рассказать Катчу о том, что он узнал.
– Что ты почувствовал, когда увидел нас с ней вместе? – спросил оборотень.
Зачем он сопротивляется?
– Грусть от того, что я не с вами. – Тернер наконец увидел это сквозь свой гнев и упадок духа.
Катч обнял его.
– Наконец-то.
Тернер прижался лбом ко лбу Катча.
– Она твоя пара.
– Как и ты.
Неживое сердце Тернера заколотилось.
– Я тоже это чувствую.
О боже, я не могу ему сказать. Не сейчас.
– Я знаю, – прошептал Катч. – Знаешь, что она сказала, когда мы увидели, как ты уходишь?
– «Слава богу, что этот извращенец ушел»?
– Ха-ха. Ей было интересно, что будет, если мы позовем тебя обратно. Я сказал, что мы сделаем это позже. Но никто не станет делать того, что может причинить ей неудобства. Мы оба понимаем слово «нет».
Тернер кивнул.
– Я сказал ей, что мы оба хотим ее, но ты слишком джентльмен, чтобы сказать об этом. Она посчитала, что ты расстроен.
– Так и было.
– И что ты боишься.
Тернер рассмеялся.
– И это правда.
Катч погладил его по щеке.
– Мы все немного боимся. Я спросил, следует ли мне пойти и позвать тебя. Она кивнула.
У Тернера выступили клыки, и он сжал губы. Вот уж совсем не к месту.
– И вот он я. Пришел за тобой, – сказал Катч.
– И что теперь?
– Время поразвлечься, – ухмыльнулся оборотень.

* * * * *
Черт, что она натворила? Мэтти в панике мерила шагами чердак. По спине у нее бегали мурашки. Неужели она действительно сказала «да», или Катч это просто предположил?
Может быть, она и не говорила «да» вслух, но вроде бы кивнула.
Проклятие! Так и есть. Кивнула.
Пока еще могла держаться на ногах, девушка спустилась вниз. Почему бы ей не принять это предложение? Они достаточно взрослые. Они не причинят ей вреда. Бессмысленно отрицать, что она часто представляла себе, каково это – секс втроем, хотя тех, о ком она мечтала, не существовало в реальности. И, помимо всего прочего, у нее уже был секс с каждым из них.
При этой мысли у девушки загорелись щеки.
Они оба великолепны.
Ее бросило в жар.
Мэтти не знала, что ждет ее впереди. Она не помнила, как здесь оказалась. Почему просто не принять настоящее?
Думая о настоящем, она видела стеклянный куб с кусочком солнца внутри, который она подарила Тернеру, и который стоял у него на тумбочке на фоне ее открытки ко дню рождения. А еще он сохранил свечи с торта.
Мэтти проглотила комок в горле.
Обнаженная, она забралась в кровать Тернера, накрылась с головой одеялом и стала ждать. Сердце у нее колотилось. Она услышала, как оба мужчины поднимаются по лестнице, и подумала, что они пройдут мимо, на чердак, но шаги замерли. Украдкой выглянув из-под одеяла и посмотрев на дверь в спальню, Мэтти увидела, что они стоят у входа и смотрят на нее. Оба улыбались, члены у обоих стояли.
И еще как стояли. Может, это не такая уж удачная идея?
– Привет, красавица, – улыбнувшись, Катч прыгнул на кровать, оказавшись слева от нее.
Тернер подошел не торопясь. Его губы были плотно сжаты. Он сел справа.
– Ты уверена? – шепотом спросил он.
– Конечно, она уверена, – ответил за нее Катч. – Она самая счастливая женщина в мире. Едва может поверить, что мы в ее распоряжении. До последнего сантиметра. Кое у кого из нас сантиметров больше, но…
– Заткнись. – Тернер сердито глянул на Катча и снова посмотрел на Мэтти. – Уверена, что хочешь нас обоих? – нерешительно спросил он.
Мэтти шумно сглотнула.
– Уверена. Я в жизни ни в чем не была так уверена. Если я буду думать об этом слишком много, то сойду с ума. Всё еще не верится, что мне так повезло.
– Это нам повезло, – возразил Тернер. – Но ты должна твердо знать, что хочешь именно этого.
– Он прав, – поддержал Катч. – Я знаю, что ты хочешь меня, но хочешь ли ты и эту образину тоже?
Мэтти улыбнулась.
– Вы отлично дополняете друг друга. Я хочу вас обоих.
Тернер улегся и вытянул свои длинные ноги. Они оба всё еще были поверх одеяла, а Мэтти – под ним.
– Что значит – мы дополняем друг друга? – удивился Катч.
– Тернер брюнет, вечно весь такой мрачный, утонченный, холодный. Много размышляет. А ты вечно взлохмаченный блондин, полный энергии, беззаботный. Вы самые потрясающие парни, каких я только видела. От вас меня бросает в жар, вы заставляете меня смеяться.
– Кто, я? – поднял бровь Тернер.
– Никогда не забуду твое лицо, когда ты согласился быть судьей на конкурсе кексов. Ты выглядел так, будто скорее бы предпочел откусить себе язык. Ты знаешь, что конкурс начнется завтра? Они ждут, что ты состряпаешь кекс для комитета, чтобы разыграть его на благотворительном аукционе.
Вампир сморщился, и Катч рассмеялся.
– Вот, полюбуйся, смешное лицо Тернера, – сказала Мэтти.
– Да уж, просто умора, – согласился оборотень, водя пальцами по одеялу. – Так мы будем наконец трахаться?
Мэтти еле удержалась, чтобы не фыркнуть.
– Вот и еще одно различие. Тернер осмотрителен, а ты рвешься с места в карьер.
Тернер придвинулся поближе. Он перевернулся на бок, провел пальцем по ее щеке и повернул ее лицо к себе.
– Ты нам доверяешь?
– Да. – Мэтти ответила честно и без промедления. Она действительно им доверяла.
Катч украдкой сунул руку под одеяло и стал играть с ее пальцами.
– Ты всегда можешь сказать «нет», и мы остановимся, – предупредил Тернер. – Ситуацию контролируешь только ты.
Девушка кивнула.
– Итак, ближе к делу. Готовы? – спросил Катч.
Одеяло полетело в угол, и Мэтти взвизгнула.
– О боже, какая же ты красивая, – прошептал Катч. – Что за розовые сосочки!
Он уже собрался обхватить губами ее сосок, и тут Мэтти завизжала:
– Стой!
Катч замер, почти касаясь ее языком.
– Просто проверяю, – с ухмылкой объяснила она.

Примечания:
(1) GPS (global positioning system, букв. система глобального позиционирования) - спутниковая система навигации, обеспечивающая измерение расстояния, времени и определяющая местоположение во всемирной системе координат. Позволяет в любом месте Земли (исключая приполярные области), почти при любой погоде, а также в околоземном космическом пространстве определять местоположение и скорость объектов. Система разработана, реализована и эксплуатируется Министерством обороны США, при этом в настоящее время доступна для использования для гражданских целей — нужен только навигатор или другой аппарат (например, смартфон) с GPS-приёмником.


Категория: Главы | Добавил: Нафретири (26.01.2016)
Просмотров: 494 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
снова будем ждать пролдолжению с нетерпением.спасибо вам за ваш труд 13
avatar