Главная » Переводы » Мелкий шрифт, Б. Элсборг » Главы

Глава 12, Мелкий шрифт - Б. Элсборг

Глава 12

 

 

Мэтти, не мигая, наблюдала за Катчем, пытаясь определить, какое впечатление на него произвел ее чердак. Взгляд мужчины перебегал с импровизированной кровати на разбросанную одежду, книги, пока, наконец, не остановился на ней самой. Девушка чувствовала сильное смущение и ощущала подавленность из-за того, что он застукал ее в момент самоудовлетворения, с руками в штанах. От тревожного ожидания его развязных комментариев, сердце Мэтти было не на месте. Стоило Катчу прищуриться и облизнуть губы, девушка переместилась на дальний от него край матраца.
- Ты здесь живешь? - спросил он.
- Да.
Как только мужчина отошел достаточно далеко от двери, Мэтти пообещала себе сбежать из помещения при первой же возможности. Что-то в этом человеке было такое, что заставляло ее внутренности завязываться в узел от страха и желания. Из-за него все ее попытки контролировать свой разум и тело терпели поражение.
- Почему здесь? – поинтересовался Катч.
Девушка поднялась на ноги и стала обдумывать варианты, как бы незаметно проскочить мимо него.
- Потому, что я имею на это право, – произнесла она, наконец.
- Это не ответ.
- Это в контракте, подписанном Тернером. Я имею право жить на чердаке.
Катч нахмурился.
- Но почему ты хочешь жить именно здесь? В доме полно спален, - его рот дрогнул в намеке на улыбку. - Хочешь, сходим и опробуем парочку? Проверим кровати на прочность?
- Я не думаю, что Тернеру это понравится. - Мэтти сделала шаг по направлению к выходу.
К мужчине вернулся сердитый взгляд, плечи напряглись:
- Так вы... вместе?
- Да. Если можно так выразиться.
- Ты его кормила?
Это что за вопрос? Он что, действительно думает, будто место женщины на кухне? И что это он так кулаки сжал?
- Ну, я ему предлагала... накормить его.
- И что? Он отказался? - красивые глаза Катча расширились от волнения.
Мэтти один единственный раз с трудом удалось уговорить Тернера проглотить немного еды - он съел всего несколько кусочков торта на свой день рождения.
- Я уговорила его куснуть чуть-чуть...
Из горла Катча вырвался странный звук, который очень походил на недовольное, низкое рычание. Девушка незаметно сделала еще один шажок к двери.
- Не покажешь, как работает твой трюк с замками? - попросил мужчина. - Ты меня заинтриговала.
- Нет. - Мэтти бочком продвинулась между стопок книг и задрожала, когда поняла, что Катч медленно направился к ней. - Мне нужно поговорить с Тернером. Он, возможно, не захочет видеть тебя в своем доме.
- Пока солнце не зашло, бессмысленно даже пытаться. - Мужчина взглянул на просвет штор, и в этот момент она рванула к двери.
За спиной девушка услышала, как он издал вопль ликования, и решила запомнить на будущее, что Катч приходит в дикий восторг при мысли побегать за ней снова, а еще поняла, что эта идея волнует и ее тоже. Черт возьми.
Мэтти, почти не наступая на ступеньки, понеслась вниз по лестнице. Она засмеялась и, хватаясь за перила, бросилась к последнему пролету, но, не добежав до конца лестницы нескольких шагов, ей пришлось остановиться, так как она с разбегу врезалась в Катча, который внезапно вырос перед ней, как из-под земли. Зеленые глаза мужчины сверкали от возбуждения, и почему-то казались странно чужеродными на его лице. «Он что, преодолел всю лестницу в прыжке?».
Девушка взвизгнула и побежала в направлении столовой. Там был еще один выход, но пока она металась около кухонного стола, пытаясь его обогнуть, передумала и бросилась назад через обеденный зал в буфетную.
Открыв дверь, Мэтти тут же забилась в крошечное пространство за стеллажами с вином. Катч не видел, куда она спряталась, и девушка сомневалась, что он вообще ее найдет. Она играла здесь еще ребенком, и никогда не была поймана.
- Ты же понимаешь, все эти погони за тобой сделали мой член твердым как камень, - прошептал Катч. - Он сейчас ведет боевые действия с застежкой штанов и побеждает, хотя, скорее всего, добьется только появления татуировки в виде отпечатка молнии.
Мэтти усмехнулась.
- Я знаю, что ты здесь, - сказал мужчина.
Ее улыбка испарилась.
- Я могу чувствовать твой запах. Он очень ароматный, соблазнительный, с богатым цветочным букетом. Интересно, на вкус ты так же приятна, как и на запах? Могу я хотя бы лизнуть твои шаловливые пальчики?
О, Боже.
- Лучше сдавайся, - убеждал Катч. - Я никуда не уйду. Выходи уже, в конце концов.
Придется подчиниться. Каким бы хорошим ни было это укрытие, но незаметно выбраться из комнаты не получится - это место было удобным для ребенка, но взрослому несколько затруднительно отсюда вылезать.
- Ты не считал до двадцати, прежде чем побежать за мной, - сказала Мэтти и встала. - Так не честно. Я хочу еще одну попытку. Закрой глаза.
Катч, вздохнув, сдался:
- Хорошо. Раз, два ...
Девушка выбежала из комнаты. Ее сердце колотилось от выброса адреналина в кровь. Сможет ли она добраться до тайника в зале и спрятаться в нем прежде, чем он ее поймает? Сомнительно, к тому же она не хотела кому-либо показывать это укрытие. «О, а это забавно».
Катч настиг ее в центре зала, в прыжке повалив на пол. Ударившись локтями и коленями о твердую поверхность пола, Мэтти охнула. Она почти смогла освободиться, но мужчина схватил ее за лодыжки и подтащил к себе. Немного поборовшись, девушка сдалась и перевернулась на спину.
- Хорошо, - сказала она задыхаясь. - Теперь твоя очередь прятаться. Я буду считать до двадцати. Раз, два ...
Катч вскочил на ноги, но сделав пару шагов, обернулся и укоризненно посмотрел на нее:
- Ты даже не собираешься искать меня, ведь так?
- А тебя не проведешь, - ответила Мэтти, чертыхнувшись про себя.
- Ах ты, маленькая обманщица! - возмутился он и бросился на нее.
Девушка вскрикнула и попыталась откатиться в сторону, но Катч, предвосхитив движение, успел навалиться сверху, стиснув коленями ее бедра и прижав плечи руками к полу. Вожделение волной пробежало по ее венам и намочило трусики. Мэтти думала, что он ее поцелует, но вместо этого мужчина схватил запястья и завел их за голову, чтобы другой рукой щекотать ее подмышкой. Девушка изо всех сил старалась освободиться, но ей мешал дикий, истерический смех, перемежающийся ее криками.

Тернер открыл глаза и вздохнул. Ему приснился странный сон. Один из таких, досадных, когда вдруг обнаруживаешь себя голым в общественном месте. Очень странно, но и Мэтти была там, в компании каких-то женщин... и Катч. Этот гребанный ублюдок, предатель, известный ранее как Логан. Вампир перекатился на бок и сел.
Не успев еще встать с постели, он услышал крик и мгновением позже уже бежал к выходу в коридор.
«Почему моя дверь не заперта?» - краем сознания отметил данную странность Тернер. Распахнув дверь, он на секунду замешкался - ему нужно было найти оружие или хотя бы натянуть штаны - но подойдя к верхней площадке лестницы, вампир увидел, как Мэтти барахтается под каким-то крупным блондином. Тернер больше не колебался. Каждой клеткой своего тела он жаждал убить этого ублюдка. Перескочив через перила и преодолев в прыжке всю лестницу, вампир приземлился за спиной атакующего Мэтти мужчины и отдернул того в сторону.
- Тернер, все нормально, мы просто играем, - закричала девушка.
Его руки прочно удерживали мужчину за горло. Тернеру не было необходимости видеть его лицо, он и так знал, кого держит, фиксируя краем сознания слова Мэтти и ее перепуганное состояние.
Сжимая губы так, чтобы девушка не заметила его клыков, вампир подтянул Катча за шею к своему лицу, а затем оттолкнул, отпуская.
О, Боже. Этого не может быть. Он больше этого не выдержит.
- Здравствуй, Тернер, - сказал Катч.
Дерьмо.
- Мы играли в догонялки, - уточнил оборотень, потирая шею. - Ты же знаешь, когда кто-то убегает, я догоняю, и ничего не могу с этим поделать. Это у меня в генах, от желания не зависит.
Тернер посмотрел на эрекцию в штанах у Катча.
- Да, я вижу.
- Ты в порядке? - спросила Мэтти.
Был ли он в порядке? На протяжении нескольких мгновений эмоции Тернера переходили от убийственной ярости к полной растерянности и обратно в ярость, но уже не убийственную.
- Ничего не было, - произнес Катч.
Девушка поднялась на ноги и оправила задравшийся свитер.
- Ты спешил мне на помощь? Спасибо. Со мной все в порядке, правда. Этот идиот, он как большой щенок.
Клыки Тернера, наконец, втянулись обратно в десны.
- Видишь? - сказал оборотень. - Все в порядке.
Тернер ударил его в челюсть с такой силой, какую только смог в себе собрать. Катч отлетел, и приземлился на задницу. Удивление на его лице конкурировало с шоком.
- Вот теперь в порядке, - произнес вампир и пошел наверх.
Возражений не последовало.
Что с ним происходит? Он поменял место жительства, чтобы убежать от прошлого, но удача, видимо, совсем покинула его, и прошлое вернулось, чтобы укусить за зад. Тернер ворвался в свою комнату и направился в душ. Он встал под струями воды лицом к стене и, обхватив член рукой, принялся судорожно дрочить. Что, черт возьми, с ним происходит?
Мужчина оборвал глухой стон и замер, когда услышал, что дверь ванной открывается, не зная, кого бы он хотел за ней увидеть.
- Тернер? - прошептала Мэтти.
- Уходи.
- Я слышала, ты стонал. Ты в порядке? Не поранил руку, когда ударил его?
Тернер отдернул пальцы от члена прежде, чем она поняла, что он только что делал.
- Нет.
- Мне выкинуть его из дома? - спросила девушка.
Его рот дернулся:
- Не стоит, он бумерангом влетит обратно. Кажется, у вас двоих есть что-то общее.
- Он говорит, что пришел, чтобы защитить тебя.
Тернер выключил воду и потянулся снять полотенце с вешалки. Он обернул его вокруг талии, скомкав спереди, чтобы она не заметила его эрекцию, и вышел из душа.
- Он действительно твой старый друг? - спросила Мэтти. - Он утверждает, что познакомился с тобой двадцать лет назад. Врет?
- Он рассказал тебе, что именно тогда я в последний раз говорил с ним?
Вампир подошел к шкафу и выхватил из него штаны и рубашку.
Девушка шумно выдохнула.
- Хочешь сказать, вы поссорились, когда были детьми и с тех пор не разговаривали? Наверное, это было ужасно. Не играй в мои игрушки и не писай в мой горшок, так что ли? Но это же глупо.
- Да, глупее некуда, и у меня это не лечится.
Двадцать лет назад Катч звался Логаном, и у него было другое лицо.
Он притворялся, будто хочет Тернера, притворялся, будто любит, и за все то время, что они трахались, так задурил ему голову, что с легкостью убедил сотрудничать с Габриэлем. Он сделал вампира доверчивым и наивным. Следовало распознать эту игру раньше. Катч усыпил его бдительность, лестью и уговорами заманивая в ловушку, словно муху на мед, и Тернер окончательно попался на крючок… с членом, вместо наживки.
Никогда больше! Стараниями оборотня его ославили как последнего идиота, репутация оказалась безвозвратно разрушена, и на удачу в будущем Тернер больше не надеялся.
- Катч кажется... славным, - сказала Мэтти. - Как его настоящее имя?
«Мудак?»
- Понятия не имею.
- Он рассказал мне, откуда пошло его прозвище - как он с братьями и отцом играл в мяч, и что ему хотели дать кличку «Дроп». - У девушки вырвался нервный смешок. - Вы ведь не братья, да?
- У него нет братьев. И, насколько я знаю, отца тоже нет. - Про себя он подумал, что и матери тоже. Скорее всего, Катч был искусственно создан в лаборатории.
Хотя, может быть, оборотень лгал ему и про отсутствие родственников. Сердце Тернера дало сбой. Может быть, у этой задницы и была где-то любящая семья. Катч лгал о многих вещах, как теперь понять, что было правдой?
- Он меня обманул? - прошептала Мэтти.
- Ты собираешься стоять и смотреть, как я одеваюсь? Хочешь убедиться, что не надену боксеры задом наперед или не решу вдруг кинуть в тебя носок с правой ноги, за неимением ботинка?
- Ты же не станешь кидаться... Ах, извини.
Тернер наблюдал за девушкой, подпирающей дверь, его сердце, переполненное злостью, как будто прибавило в весе и давило на грудь изнутри.
- Он не тот, кем кажется, - произнес вампир. - Не вздумай ему доверять. Не связывайся с ним.
Тернер понятия не имел, сказал ли это для защиты Мэтти или это было проявлением эгоизма с его стороны. Должно быть, смесь из обеих причин.
Девушка посмотрела на него.
- Ничего не случилось. Он просто гонялся за мной. Мы играли в прятки. Мне было весело. Я уже забыла, как можно весело проводить время.
Мэтти отвернулась и закрыла за собой дверь.
Из Тернера словно выпустили воздух, и он уменьшился в размере. Разве это справедливо, что Катч принес радость Мэтти, тогда как у него он радость только забирал? Теперь в доме находятся уже два человека, которых нужно как можно быстрее спровадить.
Вампир натянул штаны и рубашку и нагнал девушку, прежде чем она достигла нижней площадки лестницы. Тернер взял ее за руку, и она судорожно сглотнула. Ее глаза расширились от удивления, но она сжала пальцами его кисть.
- Где он? - спросил вампир.
- Здесь.
Катч стоял у двери в гостиную.
- Твоя губа больше не... Ух ты, с нее даже опухоль сошла, - удивленно сказала Мэтти.
- Я быстро исцеляюсь, - ответил ей оборотень и улыбнулся.
«Улыбка для нее, не для меня. Ублюдок».
Тернер попытался проглотить ком в горле, но ему это не удалось. Таких, казалось бы, мелочей, приносящих боль, становилось все больше. Он сильно сжал руку Мэтти, когда Катч уставился на него. «Интересно, мозги могут взрываться?»
Голова вампира кружилась подобно торнадо, отдельные случайные мысли вырывались из его центра и, словно пули, рикошетили о череп. Как раз сейчас, когда в нем вспыхнул гнев, большой палец девушки успокаивающе поглаживал его руку, как если бы она знала, что творится у него внутри.
Катч выглядел почти так же, как двадцать лет назад. Тернеру нравилось лицо оборотня в бытность Логаном, но свой истинный облик он продемонстрировал в ту ночь, когда признался, на кого в действительности работал - его красота больше не влияла на рассудок Тернера. Пусть Катч и казался теперь немного старше и хитрее, но был все тем же аппетитно-красивым мужчиной. Он стоял, прислонившись к двери, и выглядел как ходячая беда: растрепанные светлые волосы, острые скулы, соблазнительно низко висящие на бедрах штаны. Его глаза теперь были ослепительно зеленые, не как у Логана - электрически синие, хотя Тернер не помнил, чтобы под ними залегали настолько темные тени.
Тернер должен был его ненавидеть, но не мог; должен был избить, и не смог ничего ему сделать. Кроме удара в челюсть. Но даже это не заставило вампира почувствовать себя лучше.
- Мне нужно поговорить с тобой, - произнес Катч.
Тернер не хотел с ним разговаривать.
В дверь позвонили. Катч мгновенно изменился: расслабленность ушла, чувства обострились, в руке появился пистолет.
- Эй, - сказала Мэтти, - ты не слишком остро реагируешь? Может, это викарий.
Оборотень уставился на нее.
Из-за сдерживаемого смеха у Тернера дернулся рот:
- Такое уже было, в прошлый раз.
- Я открою, - бросил Катч. - А вы оба, исчезните.
Тернер пожал плечами и пошел на кухню. Нет, вампир не мог войти в дом без приглашения и, все же, дураком Катч не был. «Обидно, что правила входа не распространяются на таких ублюдочных, как он», - подумал Тернер.
Два пакета Плазмикса быстро опустели, но дыре на месте желудка этого было недостаточно. Пальцы вампира зависли над третьей упаковкой.
Он мог бы обойтись без добавки, но, возможно, это поспособствует укреплению его силы воли и вызовет онемение либидо. Ах да, он же проснулся, когда не должен был. Именно поэтому был так голоден. И Катч тут ни при чем. Тернер присосался к последнему пакету, а затем выбросил пустые упаковки в мусор.
Когда он вернулся в зал, парадная дверь была уже закрыта, а Мэтти, с горящими от волнения глазами, подпрыгивала на месте, держа в руках конверт.
- Я получила письмо! Я получила письмо!
- Рад за тебя. А теперь оставь нас наедине, - отрезал Тернер. Он втолкнул Катча в гостиную и закрыл дверь, изолировав их в комнате вдвоем.
- Какого хрена ты здесь делаешь? – спросил вампир.
В голове у Катча речь была отрепетирована заранее - все необходимые слова - но он не мог говорить. Из-за Тернера у него перехватило дыхание. Вампир не изменился - все такой же высокомерный, раздражительный красавец. Катч открыл рот, но смог выдавить только одно слово:
- Дава.
Тернер посмотрел на него.
- Я умею считать. Я знаю, что она на свободе.
- Не просто на свободе. Она сбежала.
- А-а-а. - Тернер вздохнул. - А Габриэль?
Вампир оказался не удивлен тем, что Катч может и за двумя зайцами побегать.
- Габриэль без изменений. Пока еще.
- Прекрасно. Ты все мне рассказал, теперь можешь идти.
- Тернер, пожалуйста.
- В СБР переживают, что я горю желанием оказать Габриэлю помощь?
- Они не знают, что я здесь.
Тернер шагнул к нему и пихнул плечом:
- Ну, это вряд ли. Прошу на выход.
- Нет.
- Это мой дом. Я не желаю твоего в нем присутствия.
Катч стоически продолжил:
- Приближаются большие проблемы. Я это чувствую.
Тернер подошел к оборотню вплотную - лицом к лицу. Так близко, что при желании, можно было его поцеловать. Весь мыслительный процесс в голове у Катча сводился к мечтам о поцелуе.
- Так что же ты собираешься делать? - спросил вампир. - Погеройствовать? Заступиться за меня, а не сбежать? Громко и отчетливо высказаться в мою пользу, вместо того, чтобы оговаривать?
Оборотень поморщился.
- Я хочу помочь тебе.
- Ухлестывая за Мэтти?
- Я не знал, что она... твоя. Мне очень жаль. - Часть Катча хотела оторвать вампиру голову, другая - затрахать его до потери сознания. О, Боже!
- Она не моя, - пробормотал Тернер, и сердце оборотня запнулось.
- Но...
- Я не хочу говорить о Мэтти. Ты мне лгал.
Катч шарахнулся затылком о стену. Тернер не желал давать ему ни единой возможности исправить прошлое и от своих решений он не отступал.
- Я должен был лгать, в противном случае вы отбывали бы наказание по одному приговору, - сказал оборотень. - Или ты был бы мертв.
Вампир на мгновение уставился на него, а затем резко развернулся и отошел в другой конец комнаты. Дойдя до противоположной стены, он как ураган вернулся обратно.
- Ты позволяешь себе выкинуть в трубу двадцать лет, а затем приходишь и хочешь сделать все правильно? Что ты можешь сказать мне сейчас, чего не смог тогда?
- В то время, пока Габриэль и Дава отбывали свой срок в заключении, ты был в безопасности. Теперь это не так.
- Что им может быть от меня нужно? Я ничто для них.
Но вспышка сомнения в глазах вампира сказала Катчу - он не очень уверен, что это правда.
- Я солгал, чтобы защитить тебя, - прошептал Тернер. - А ты не захотел увидеть меня снова.
Оборотень вздохнул:
- Я солгал, чтобы защитить тебя, и я нашел тебя. Два раза в год в течение последних двадцати лет я наносил тебе визит. Мне нужно было видеть тебя, быть уверенным, что ты в порядке.
- Так это ты вызывал то жуткое чувство, будто кто-то катается на коньках по моему позвоночнику? Ну, я не был в охренительном порядке, - отрезал вампир. - Кто дал тебе право решать, что ты - это все, в чем я нуждаюсь?
Двадцать лет назад, после того, как все закончилось, Катч думал, что Тернер вырвет его сердце, если представится такая возможность. Он заслужил это. Разве он мог что-то изменить?
- Присядь. Позволь поговорить с тобой, - попросил оборотень.
Он выдохнул, только когда Тернер обосновался в центре дивана. Вампир с вызовом посмотрел на Катча, давая понять, что тот может устроиться где угодно, но не рядом. Оборотень взял стул и сел напротив.
- Ты знаешь об этом немного, но далеко не все, - сказал Катч. - Я перешел на работу в организацию Габриэля «При свете дня» за два года до того, как на сцену вышел ты. Голдинг, глава СБР, был встревожен возросшим количеством вампиров, вступивших в секту, и я был направлен в эту организацию для работы под прикрытием. За два года я постепенно втерся к вампирам в доверие, и они приняли меня в свои ряды. Габриэль очень искусный манипулятор. Он может продать песок в пустыне. И он продал вампирам солнце. Некоторые отдали бы все, чтобы выйти в дневное время, и на эти его исследования со всех сторон посыпались большие деньги.
- Ну, а ты можешь далеко пойти на одних только обещаниях и ораторском искусстве, - горько пробормотал Тернер. - Габриэль должен был доказать каждое свое утверждение. Кого лучше иметь на своей стороне, как не уважаемого историка? Только признанного большинством историка-вампира. Кроме того, Габриэль был уверен - я нашел то, что он так хотел найти.
Катч нервно сглотнул, но продолжил:
- Габриэль не первый в утверждении, что вампиры происходят с другой планеты, что мифы и легенды о Трансильвании и Карпатских горах были созданы, чтобы держать сей факт в тайне.
- Да, не первый, но эта вера - что мы пришли из космоса - не устраивает Совет вампиров. Если смертные допустят наличие жизни на других планетах, это станет первым шагом к признанию того, что мы реальны и что мы представляем серьезную угрозу их существованию. Тогда необходимость в нашем уничтожении становится актуальной. Лучше пусть мы будем сказочными персонажами, придуманными смертными, чтобы попугать себя, чем реальными монстрами, которые давно вторглись в их мир, - сказал Тернер.
- В том, что вампиры пришли со звезд, есть некоторый смысл. Как могли появиться и эволюционировать такие существа, как вампиры, в мире, где свет означает жизнь? – со вздохом спросил Катч.
- Интересно то, что мы этого и не делали - не развивались вообще. Мы не менялись на протяжении веков. Даже дольше, - с усмешкой проговорил Тернер и откинулся на спинку дивана.
- Так откуда, ты думаешь, взялись вампиры? - поинтересовался оборотень.
- Вопрос, ответу на который я посвятил всю свою жизнь. Затем появились Дава с Габриэлем и ты. И Габриэль проповедовал всем, что наши истоки лежат за пределами Млечного Пути, что раса вампиров прибыла на землю, имея способы для адаптации, для выживания на свету, а это значит, данный способ скоро снова будет найден. И я собирался помочь найти его.
- Ничего не подозревающий помощник, - произнес Катч.
- Но было ли это так? Он провел меня словно лоха, как и вы все, остальные.
«И это, - подумал Катч, - являлось бедой Тернера. Он не видел правду сквозь вранье Габриэля».
- Идея использовать Даву, чтобы убедить меня участвовать в деле, на самом деле была твоей? - спросил вампир.
Катч однажды сказал ему, что нет. Теперь он ответил честно:
- Да.
Пальцы Тернера сжались на краю дивана.
- Но в то время я не был знаком с тобой, - произнес Катч. - Тогда я тебя не знал.
- А если бы знал, ты сказал бы Габриэлю: «Нет»? Бьюсь об заклад, вы смеялись надо мной: «Придурковатый профессор, который пойдет на поводу у своего члена.» А когда Дава оказалась не в состоянии вызвать у него эрекцию, вмешался ты, и угадай что? Для тебя у меня был вечный стояк. Смеялись и над этим? Ты трахал мне мозг, пока я не мог думать ни о чем, кроме того, что желал тебя, нуждался в тебе, доверял. - Пальцы Тернера сжались в кулак.
Оборотень с трудом сглотнул:
- Я чувствовал к тебе то же самое.
- Сколько можно врать?! - Тернер не желал слушать ничего подобного.
Катч не знал, как сделать так, чтобы вампир поверил ему.
- Я хотел остановить все это, но мой босс настоял на продолжении. Когда затея Габриэля постепенно разрослась до таких масштабов, что стала не просто аферой, Совету понадобилось узнать, кто оказывает ему поддержку, и кто из этих лиц вызывает доверие.
- Вряд ли честными методами, не так ли? Попахивает вербовкой шпионов с использованием их слабостей. Кто из нас не хотел бы ходить под солнцем?
- «При свете дня» превратилась в нечто гораздо большее, чем пародия на церковь евангелистов «Sunseekers» (1), и куда более сомнительное. На обещания новой жизни Габриэль успел надоить огромные средства из разросшегося числа лохов. Ему даже не нужно было провозглашать себя мессией - другие сделали это за него. Чем влиятельнее он становился, тем больше его любили простые вампиры, и тем больше боялись в Совете. Как только Габриэль начал говорить об Открытии и публичном признании перед смертными, его судьба была предрешена.
Тернер встал и принялся расхаживать по комнате.
- Ты знаешь, что я почувствовал, когда мне вручили эти книги? Когда я прочитал, что самые первые вампиры прибыли сюда со способностью выходить на солнце? Как-будто вся моя жизнь обрела смысл! Я смог увидеть оправдание для своего существования. Все те страдания, которые мне пришлось испытать: потеря смертной жизни, мир, который меня согнул – оно того стоило, потому что сейчас я собираюсь помочь сделать жизнь всех подобных себе намного лучше. Мы были бы равны со смертными, а не прятались в тени.
- Габриэль не хотел быть равным, он хотел быть превыше всех, - проговорил Катч и встал. - И он не хотел этого для всех вампиров - только для немногих избранных. Ты можешь себе представить, что такой парень, как он, станет делать, если сможет выйти на солнце? Ни один смертный не будет в безопасности.
- Я все еще верю во врожденную доброту нашего рода. Среди нас есть доля убийц и мошенников, но не большая, чем в мире смертных. - В голосе Тернера прозвучал вызов, и Катч не стал ему противоречить. Но вампир был не прав.
- Под конец у меня появилось ощущение, что Габриэль поверил в собственную ложь, - сказал оборотень.
- Ты действительно так думаешь?
- Было трудно разобраться, что из всего этого являлось правдой, - произнес Катч, скривившись от неловкости.
- Это все было ложью, – фыркнул в ответ Тернер. - Вампиры не прилетали сюда на космическом корабле, не привозили растительный экстракт, помогающий выдержать солнце. Почему они выбрали Землю? Если бы они имели возможность для космических перелетов, можно было бы найти более подходящую, более темную планету.
Дневники писали они, те же книги, которые изучал я, были ничем иным, как подделкой. Отличной подделкой. Хотя бы потому, что Габриэль имел достаточно денег, чтобы нанять лучших фальсификаторов. И все же, это чертова подделка. Я подозреваю, что парня, который создал «дневники», уже давно нет - умер в тот же момент, как только передал их.
Из Тернера просто потоком изливалась его официальная точка зрения, но Катч понятия не имел, во что им обоим верить. Вампир был настолько одержим дневниками, так убежден в их подлинности, что Катч почти поверил в них тоже.
Тернер встал напротив него.
- И как только я собираюсь вывести Габриэля на чистую воду, тот, кому я доверил всю правду, убеждает меня не делать этого, заставляет поклясться его жизнью, что не стану отрицать правдивости этих книг. Он показывает мне свое истинное лицо и просит, чтобы я ему доверял.
И я делаю это. Тогда мой любимый Логан разоблачает «При свете дня», называет книги подделкой и скрывается от суда. А я обнаруживаю, что мое имя находится в списке обвиняемых вместе с Габриэлем.
- Потому, что твое там присутствие - это охренительно хорошо. Иначе ты был бы мертв, - закричал Катч. - Думаешь, оставил бы Габриэль тебя в живых, если бы считал, что ты его предал? Как только я выяснил, что он не будет казнен, что вместо этого он будет заключен в тюрьму, я понял - кто-то в Совете заступился за него. Было бы значительно лучше, если бы казалось, что тебя ввели в заблуждение. Вплоть до самого конца процесса. И гораздо лучше, если бы это выглядело так, словно ты все еще веришь в…
Лицо Тернера оказалось в дюйме от лица Катча:
- Ты погубил мою репутацию. «Этот идиот Тернер, историк, который ни хрена не знает, он же поверит в Санта Клауса, если вы покажете ему оленя с красным носом (2). Эй, да он на самом деле неплохой парень, просто абсолютно тупой.» Они смеялись надо мной. Просто ржали до упаду. - Тернер выплевывал слова. - Я доверял тебе и вплоть до самого конца повторял всем, что верю в истинность книг. Я продолжал стоять на своем, но ты не пришел. Ты не пришел! И теперь никому не нужны мои новые книги. Нет больше лекций. Нет уважения. Нет ничего. И нет больше тебя. - Он откинулся на спинку дивана.
- Я знаю, что ты ненавидишь меня. Я не могу сказать тебе, почему тогда солгал. - У Катча сердце выпрыгивало из груди.
- Так чье лицо у тебя на этот раз? Существует кто-то еще, притаившийся внутри? И есть ли предел тем красавцам, в которых ты можешь превращаться? Тебе нужно унижать меня снова и снова? - Голос вампира был тусклым.
- Способность изменять лицо, в первую очередь и втянула меня в эту историю. У меня не было выбора. Эта способность полезна для СБР, - ответил Катч, глубоко вздохнув.
- Не было выбора? - спросил Тернер прищурившись.
«Дерьмо, слишком много информации, - подумал оборотень. - Истину не должен знать никто».
- Они сделали мне предложение, я не смог отказаться, - сказал Катч. - Деньги и адреналин? Ты же знаешь, какой я.
- Я должен знать? - Вампир уставился в пол.
- Я хотел, чтобы ты жил. Только так я мог этого достичь: предав и выставив тебя идиотом, все еще верящим в книги. Иначе Габриэль не оставил бы тебя в покое, он подставил бы тебя. Я не хотел, чтобы ты находился в тюрьме на протяжении десятилетий.
Тернер резко поднял голову:
- Ты дурак. Как ты думаешь, где я был в течение последних двадцати лет?

1. Sunseekers – в тексте использовано уничижительное название евангелической церкви, еженедельно собирающей на свои богослужения тысячи прихожан. Правильное название megachurch или seeker church.
Дословно переводиться как «искатель солнца или «солнечный ориентир», применимо к человеку «любитель загорать».
2. Рудольф красный нос – самый известный у католиков олень Санта Клауса, всегда первый в упряжке.

 

Категория: Главы | Добавил: Somnia (16.12.2013)
Просмотров: 691 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 5
avatar
0
5
Ум! Весьма горяченькое продолжение! Спасибо за перевод!  53
avatar
0
1
скажите, сколько всего глав в книге и когда будет перевод следующей?
avatar
0
2
В книге 17 глав + пролог и эпилог.
Следующая будет на днях. 16
avatar
0
3
а дальше вообще планируется перевод данного произведения или оно заморожено? вот уже несколько месяцев если не больше никаких изменений
avatar
0
4
Если (не дай Бог) оно будет заморожено, в соответствующей теме будет об этом сказано.
avatar