Главная » Переводы » Мелкий шрифт, Б. Элсборг » Главы

Глава 11, Мелкий шрифт - Б. Элсборг
ГЛАВА 11

Тернер лежал на дне глубокого, темного, безопасного... места. Глубокого, темного, безопасного, раздражающего... места. Что это, черт подери, за ужасный шум?
Он изо всех сил пытался выплыть обратно на поверхность - прийти в сознание, но знал, что не сможет удержать его надолго. Солнце взошло.
Он должен попытаться выйти. Сработала пожарная сигнализация.
Мысли стали медленно проясняться. Когда Тернер полностью очнулся, он заставил себя открыть глаза и с трудом подняться на ноги.
Было ощущение, что его мозг похож на талый снег - такой же сырой и бесполезный.
Надо выбираться отсюда!
Но куда? Если здание в огне, нужно где-нибудь спрятаться. Джордж должен был подготовить убежище. Дерьмо. Это Тернер должен был его подготовить, но постоянно отвлекался.
Твою мать, мои книги! Почему же он не спрятал их в сейф? Мужчина не чувствовал запаха дыма, но, вероятно, это означало, что горело не рядом. Или, может, он был слишком не в себе, чтобы что-то ощущать. Мужчина, пошатываясь, передвигался по комнате. На открывание двери потребовались почти все его силы, а затем шум прекратился.
И начались крики. О, Иисусе! Голова вампира тяжело поворачивалась от одного лица к другому. Улыбающаяся Диана Рольф. Испуганная жена викария, рукой зажимающая рот, хотя это не помогало остановить тот ужасный крик. Мэтти с виноватым лицом. Ухмыляющийся Катч.
Катч? Иисусе!
На что он смотрит?
Тернер опустил взгляд на свою промежность. Дерьмо. Не лучшее время, чтобы обнаружить себя абсолютно голым, с сильнейшей эрекцией. И он сделал то единственное, на что был способен в данный момент. Закрыл глаза и отключился.
- Все проваливайте, - быстро сориентировался Катч, и подхватил вампира на руки.
Пинком он открыл дверь в спальню, задвинул плечом засов и подошел к кровати.
Катч не ожидал, что удар по его выдержке будет настолько силен. Все нахлынуло: память о каждом прикосновении, каждом поцелуе, каждом трахе. Двадцать лет - это половина жизни. Двадцать лет впустую.
Однако когда Тернер пробудился, этот мнимый удар оказался слишком реальным. Он знал, чего стоило вампиру вынырнуть из сна. Однажды Катч уже видел, как тот сделал это, и в ту ночь Тернер проснулся с волчьим аппетитом.
Оборотень положил его на кровать и укрыл одеялом. Член вампира по-прежнему стоял, от чего у Катча оживился его близнец. Пальцы мужчины задержались на лице Тернера. Он не хотел уходить. Катч слегка пригладил изгиб волос вампира, которые тот всегда закалывал наверх, точно так же, как и двадцать лет назад.
Иисусе. Если бы все было так легко: получить Тернера, когда он такой - обнаженный и уязвимый. Катч очень вовремя появился, чтобы спасти вампира из этой непростой ситуации. Теперь ему нужно только убедить в этом самого Тернера. Оборотень проверил жалюзи, а затем, подойдя к двери, остановился.
Он не мог запереть вампира внутри. С другой стороны, мужчина сомневался, что тому понравилось бы, проснувшись, обнаружить его в своей комнате. Тернер был бы не в настроении слушать. Но если Катч просто оставит его в постели, то даже выставь он охрану, нет никакой гарантии, что вампир будет в безопасности.
Впрочем, одну вещь он, все же, мог сделать. Очистить дом от посторонних.
Когда Катч спустился по лестнице вниз, то обнаружил Мэтти, сверлящую взглядом трех спорящих женщин.
- Мы уходим сейчас же, Диана. Это грубо, так вторгаться в частную жизнь мистера Тернера, - сказала женщина с розовыми щеками. - Обойдемся без напитков.
- Если вы не уберетесь отсюда к тому времени, как я сосчитаю до трех ... - включился в беседу Катч. Мэтти не сдвинулась с места. Две женщины убежали, третья, в короткой юбке, захлопала на него ресницами:
- Мы с Тернером старые друзья. - Диана подчеркнула ударением слово «старые».
- Нет, это не так, - сказала Мэтти. - Она познакомилась с ним только вчера.
- Он болен? Может, я приготовлю для него немного супа? - спросила Диана.
- Нет. - Катч свирепо взглянул на нее.
Диана нахмурилась:
- Кто ты такой?
- Я его партнер. И вы обе уходите. - Он поймал ее рукой за локоть, другой схватил руку Мэтти и потянул их к выходу.
- Обе? - взвизгнула Диана.
Вытолкнув их на улицу, мужчина запер дверь.
О чем, черт возьми, думал Тернер, позволяя использовать это место для какого-то зимнего фестиваля? Это так он залег на дно?
Оборотень решил не дожидаться захода солнца и внимательнее присмотреться к обстановке в доме, чтобы найти возможности усилить безопасность.
- Это было гру…бо.
Катч прижал нож к горлу Мэтти раньше, чем она успела закончить фразу.
- Как, черт возьми, ты сюда попала?
- Дверь.
Мужчина схватил ее рукой за шею и подтащил к двери. Та по-прежнему была заперта.
- Как ты сюда попала? - повторил он.
- Отпусти меня, и я покажу.
Катч отпустил. Девушка подошла к двери, открыла ее и вышла. У него отвисла челюсть, а затем он улыбнулся. Засовы все еще были на месте. Чтобы убедиться, что дверь точно закрыта, он задвинул их снова. Через секунду дверь открылась. Перед ним появилась Мэтти, а дверь так и осталась запертой.
Нужно было очень постараться, чтобы шокировать Катча, а ей удалось это дважды за один день. Он, прищурившись, впился в нее взглядом:
- Что за черт, кто ты?
- Что за «черт» я? - Мэтти перевела взгляд с острия кинжала на дебила, стоявшего перед ней, который удерживал лезвие у ее горла. - Обозленная женщина. А теперь отвали.
- У тебя есть секретная способность проникать в дома? Трюк с задвижкой, поддельный замок? Тернер знает, что ты так умеешь?
- Да.
Ну, вроде того.
- И что, он не переживает об этом?
- Нет.
Не совсем.
- Где ты с ним познакомилась? - спросил Катч.
- В деревенском баре «Восход солнца».
Мужчина уставился на нее, а затем рассмеялся. Мэтти попыталась позой и взглядом придать себе больше уверенности. Что такого смешного?
- Как давно ты знакома с ним? - спросил он.
Девушка нахмурилась:
- Недавно. А ты?
- Двадцать лет.
Ее плечи поникли:
- О, так вы подружились еще подростками. Хотя, мне остается только поверить тебе на слово, да? Возможно, ты пришел сюда, чтобы причинить ему вред. Тернер придает большое значение безопасности.
- Как и я. И если бы я пришел сюда, чтобы убить его, он уже был бы мертв. Я тут, чтобы защитить его, так что ты можешь идти домой.
Какой снисходительный придурок.
- Я тоже могу защитить его. И только что это продемонстрировала. Я включила пожарную сигнализацию.
- Поправь, если ошибаюсь, но не ты ли вместе со всеми спешила подняться наверх, когда она сработала?
- Да, но, по крайней мере, я предупредила его, что они придут.
- Прекрасно. Ты все прекрасно сделала, но я «вооружен и опасен».
Это что, он так шутит? Мэтти посмотрела на лезвие в его руке:
- У меня тоже есть много острых ножей на кухне.
Мужчина улыбнулся. Он убрал руку, которой ее удерживал, и продемонстрировал другой нож, на лодыжке, а приподняв пиджак, показал пистолет за спиной и еще один на другой лодыжке.
Самый крутой, да?
Мэтти и глазом не моргнула:
- И это все?
Катч обхватил свою промежность:
- Самое главное оружие здесь, принцесса. Хочешь, я применю его на тебе?
Мэтти фыркнула и солгала:
- Не похоже, что это будет стоить затраченных усилий. Знаешь, почему врачи дают пощечину младенцам, когда те рождаются? Таким образом, в член попадают мозги.
Он рассмеялся:
- А ты знаешь, почему у женщин нет члена? Так они могут стоять ближе к кухонной раковине. Теперь иди домой, на свою кухню.
Она посмотрела на него:
- Я дома.
Катч закатил глаза:
- Я так полагаю, ты собираешься стать для меня проблемой?
- Это мой дом.
Он сделал шаг к ней:
- Продолжай. И проблемы будут уже у тебя. Смею заверить.
Стиснув зубы, девушка подошла к нему.
Катч вздохнул:
- Не говори потом, что я не предупреждал.
Обхватив руками, он прижал ее к стене и поцеловал.

Он крепко удерживал Мэтти за руки, прижимая их к бокам так, что она оказалась в ловушке, и с жаром набрасывался на ее губы. От такого напора девушка ахнула, что позволило Катчу ворваться в рот, дегустируя ее, исследуя. Девушка напрягалась, пытаясь вырваться, в ответ он стал целовать ее жестче. Мэтти, в растерянности, застыла, тогда мужчина немного ослабил напор, а поцелуй стал глубже. Кончиком языка он выводил узоры на ее нёбе, слегка задевая зубы, позволяя ей только стонать в ответ. У девушки было ощущение, что он пьет ее и не может напиться, дышит ее воздухом, и она… «О Боже, я пропала!» Напряжение постепенно отпускало тело. Ее кулаки разжались, а колени затряслись.
Катч застонал ей в рот, и она поглотила этот звук. Одной рукой он сдавил запястья Мэтти за спиной, другой - приподнял лицо и легонько водил подушечкой большого пальца по щеке. Девушка почувствовала, что ее естество отзывается на эту ласку: между бедер стало жарко, мышцы влагалища запульсировали, и прилив желания сделал мокрыми ее трусики. Она должна прекратить это прямо сейчас.
Через минуту.
Или три.
Или...
О, Боже! Для нее это было почти нереально - наткнуться на двух таких красавцев, которые всего лишь поцелуем заставляли ее ноги подгибаться от желания. Это как обнаружить вымершую птицу Додо (1), вьющую гнездо в твоем дворе. Мэтти чувствовала себя побывавшей в эпицентре шторма: жестко потрепанной ветром и контуженной проливным дождем до такой степени, что ощущала пульсацию крови в висках. Она была полностью опустошена, по телу прокатилась дрожь возбуждения. Ни за что на свете девушка не хотела это прекращать.
У нее не было того, слегка игривого настроения, которое возникало с Тернером.
«О, черт! Тернер! Что же я делаю?»
Катч так сильно вжимался своими бедрами в ее, что жесткий ствол эрекции давил девушке на живот. Или, может быть, это еще один пистолет? Не имело значения. Это было оружие массового поражения, а точнее, уничтожения Мэтти, и ей придется бежать, пока ноги еще способны передвигаться.
Девушка резко всадила колено в пах, и Катч, вскрикнув от боли, выпустил ее. Почти снеся дверь главного входа, Мэтти выскочила наружу, успев захлопнуть ее за собой. И к тому времени, когда мужчина смог выбежать из дома, она уже проникла обратно через заднюю дверь и была на полпути к чердаку.
Гребаный ад. Катч испустил глухой стон. Это было очень больно. Он на одну долбанную секунду оторвал взгляд от подачи, чем она и воспользовалась, забив мячом в его ворота, а точнее ногой по двум его мячам. Дерьмо. Хотя ему следовало быть ей благодарным, потому что он собирался стянуть с нее джинсы до лодыжек и заняться сумасшедшим сексом, не сходя с этого места. Придерживаясь за стену, мужчина медленно распрямился, не сдержав судорожный вздох.
Боль в паху не была первоочередной проблемой. Главная - заключалась в том, что он не ожидал такого поворота событий. Катч только хотел шокировать, напугать ее поцелуем, ожидая, что девушка стрелой унесется прочь, как пугливый жеребенок. Только теперь мужчина не мог и не хотел отпускать ее, и он знал, что Мэтти так же не хотела от него уходить.
Пара. Она моя чертова пара.
Катч не мог в это поверить. Отчасти не хотел, но знал, что это - правда. Такой полукровка как он - наполовину волк, наполовину вампир - никак не ожидал, что и у него будет подобное чувство: притяжение к своей паре. Думал, его удел только слышать об этом от других, наблюдать со стороны. Аналогичное притяжение он уже ощущал к Тернеру двадцать лет назад, и совершенно не сомневался, что чувство ожило вновь. Он сам себе напоминал какого-то чертового фокусника с кучей чудных трюков.
Когда Катч впервые увидел Тернера, то сразу же с кристальной ясностью осознал, что вампир его пара. Он не сомневался в этом ни мгновения, так как в ту же секунду его внутреннее я, всегда живущее само по себе и для себя, перестало существовать, и одновременно, полукровка никогда еще не чувствовал себя более сильным и полноценным.
Тогда Тернер ушел, и оборотню было очень тяжело смириться с жизнью без предназначенной ему пары. Сейчас Катч снова ощущал тот же зов своей природы, но теперь его притягивала Мэтти. Эта связь пробирала все его тело до дрожи. В буквальном смысле.
При каждом выдохе из горла вырывалось рычание, тело вибрировало от крайней степени возбуждения, вызванного пониманием, что она - его пара. Собственническое чувство по отношению к девушке было столь сильно, что напоминало разряд молнии, попавший в него и продолжающий яростно бить изнутри - в спину и вдоль каждой конечности.
Он ее хочет, она ему необходима. Мэтти должна принадлежать ему.
Это было отчасти проблемой. Оборотень появился здесь в надежде обрести второй шанс с Тернером, и только по этой причине он не набросился на девушку сразу же и не занялся с ней потрясающим сексом. Ну, это и еще тот факт, что его маленькая темпераментная «водоплавающая» в настоящее время бродит где-то и, видимо, нуждается в сердечно - легочной реанимации(2). Он сможет найти ее снова. Он обязательно ее найдет.
Катч посмотрел на засов. Он по-прежнему оставался на месте, и, тем не менее, девушка как-то смогла открыть дверь. Словно та была вообще без запоров. Оборотень пробежал пальцами по дверной раме и задвижке. Вероятно, это какой-то трюк, но, черт возьми, если бы он понимал, какой.
Тогда Катч решил подпереть дверную ручку спинкой стула. Такую конструкцию она не сможет сдвинуть с места. Хотя, если Мэтти это все же удастся, он будет очень надеяться, что стул из мореного дерева недорогой.
Мужчина вздохнул. Он прекрасно понимал, что обманывает себя. Это стул Тернера - ну конечно он дорогой. Катч помогал вампиру с закупкой мебели для его последней резиденции, и это была одна из самых скучных поездок в IKEA(3), какие только можно себе представить. Даже ради Христа, мужчина не вернул бы те два часа своей жизни, когда покупал фурнитуру с именами. Катч никогда не имел ничего такого, от чего не смог бы отказаться с легкостью. В частности, от какого-то Милдред-стула. Дерьмо.
Осталась лишь пара часов до заката, и этого времени должно хватить, чтобы провести тщательную проверку дома. Строительные работы на территории Холла сделали его незащищенным от незваных гостей. Ни Дава, ни Габриэль не могли приблизиться к дому в течение дня, но это не значит, что они не нашли кого-то другого, чтобы сделать за них грязную работу. Одно то, что босс Катча Мейсон сообщил Габриэлю о новых правах и обязанностях, еще не означало, что он и вправду будет их соблюдать. Оборотень не удивился бы, узнав, что Габриэль управлял своими почитателями прямо из тюрьмы. На самом деле, этот гнусный ублюдок, должно быть, провел последние двадцать лет в каком-нибудь изолированном особняке, делая все возможное для своих последователей, служа им верой и… членом.
Катч проверил каждое окно и каждую дверь в усадьбе. Все было на сигнализации, хотя он не представлял, чем это может помочь Тернеру. Милфорд Холл был огромен. Зачем вампиру нужен дом такого размера? Наверняка есть еще хозяйственные постройки. Он обойдет и их тоже, после того, как обнюхает все изнутри.
Только половина сознания оборотня была сосредоточена на работе, другая - оказалась поглощена Мэтти. Действительно ли она живет здесь с Тернером? Катч не увидел в доме никаких признаков присутствия женщины. Как долго они знают друг друга? Что, если бы она встретилась оборотню во время его последнего тайного визита? Переехала она сюда вместе с вампиром или жила тут и раньше? Или Мэтти сказала, что живет здесь, только для того, чтобы он не выгнал ее вместе с другими женщинами? Но тогда это не сработало, потому что она сбежала.
Комок в его горле рос, в то время как член сжимался. А если у Мэтти и Тернера... интрижка? Или между ними все намного серьезнее? Катч считал девушку своей, но если Тернер в равной степени его пара, тогда и он должен чувствовать то же самое. Его странная логика подсказывала, что Мэтти принадлежит им обоим.
Не было смысла отрицать, что Катч хотел и Тернера, и Мэтти. Вместе и по отдельности. «Как будто это может случиться», - подумал он с грустью. Оборотень всегда отличался жадностью. Наполовину волк, наполовину вамп, как ему быть другим? Катчу необходимо было есть мясо и пить кровь. Он мог выйти на свет, но не под прямые солнечные лучи. Трахаться - это его хобби, и он с удовольствием занимался сексом, как с мужчиной, так и с женщиной - без особых предпочтений. До этого момента. Теперь все его предпочтения сводились только к двум людям.
Существовало не много подобных ему. Тех, кому настолько же не повезло с явлением в этот прекрасный мир. Катч уродился таким потому, что его матери влили кровь вампира в попытке спасти ее жизнь после нападения оборотня. Женщина умерла в родах, и домой из больницы забирать его было некому. Такая она, сиротская доля. А дальше была длинная череда воспитателей из числа оборотней, которые учили его уму-разуму, но и это закончилось, как только он стал достаточно взрослым, чтобы задавать вопросы.
Катч был этаким метисом-мутантом, от которого никто и не ожидал, что он выживет. Его выбросили на улицу, словно мусор. Он всегда всем лгал о том, как получил свое имя. Ничего общего с игрой в мяч вместе с братьями и отцом - оборотень только издали наблюдал, как играют всей семьей. На его долю выпало стать малолетней игрушкой, которую, как мяч, перебрасывали от одного парня к другому, и они по очереди насиловали его. Это не сломило Катча. Это только сделало его сильнее. Как доказательство, он сохранил кличку(4). Детство было тяжелым, но оно было и прошло.
Его «слабое место» находилось в этом доме. Тернер. Первый и единственный человек, которого оборотень позволил себе любить. Катч не мог не задаться тем вопросом, что может быть он подсознательно хотел, чтобы Дава сбежала, и это дало бы ему повод поговорить с вампиром и найти способ поправить их отношения. Только теперь Катч обнаружил в себе еще одну слабость - милую девушку с огромными серыми глазами, от которой пахло розами. И возбужденную до крайности. Которая, наверное, выдаст ему еще один удар по яйцам, если он попытается вновь ее поцеловать.
Скорее всего, ему будут не рады.
Катч издал тихий смешок. Он мог найти ее по аромату в любой части дома, и с каждым шагом, который приближал его к чердаку, член становился тверже.

***
Как только Мэтти оказалась внутри Милфорд Холла, она пробралась в свою комнату и бросилась на кровать. Голова гудела так, словно целый рой пчел залетел в нее через одно ухо и искал выход через другое.
Катч мог видеть ее. Так же, как Тернер и Джордж. Может это значит, что дела пошли на лад? Что же в ней изменилось?
Он ее поцеловал.
Она поцеловала его.
О, Боже!
Она не должна чувствовать, что предает этим Тернера. В конце концов, мужчина постоянно пытался избавиться от нее, хотя понимал, что между ними что-то есть. Приблизительно то же, что недавно происходило у Мэтти с Катчем.
Фак, фак, фак. (5)
О, не очень удачно подобрано слово, но сейчас ее голова совершенно не работала потому, что девушка горела в огне неудовлетворенного желания.
Раньше Мэтти так себя не вела - до того, как ее жизнь стала очень странной. Она никогда не становилась «женщиной на одну ночь» и всегда придерживалась только серьезных, постоянных отношений. У нее было всего несколько парней, и со всеми она расставалась только тогда, когда отношения изживали себя сами, потому что так было проще, чем объяснять каждому, что они нагоняют на нее скуку. Поэтому тот факт, что она хотела и занялась сексом с Тернером на полу библиотеки, а так же, что она, вроде как, надеялась, что Катч возьмет ее прямо у стены, очень сильно пугал девушку. Но это не уменьшало ее желания к ним. К ним обоим.
Черт!
Мэтти перевернулась на спину, закрыла глаза и просунула руки под свитер, чтобы обхватить грудь. Бюстгальтера на ней не было. Все те, что имелись, оказались слишком малы, хотя она считала, что должна бы терять вес. «Что поделаешь, я же не ем», - подумала девушка и улыбнулась. Ничего не есть и не пить, это должно было убить ее, но не убивало.
Чем такое можно объяснить?
Соски уже были напряжены от желания, но под ее пальцами они стали еще тверже и чувствительнее, от чего при каждом касании у девушки вырывался стон. Веки Мэтти затрепетали, когда она скользнула рукой по внутренней стороне бедра под джинсы и трусики, дотронулась до мягких складок между ног и стала тереть их пальцами, мокрыми от ее собственной влаги.
Девушка представила в сознании два лица. Тернер и Катч. Неужели я такая плохая? Ее соки в еще большем количестве хлынули на пальцы. Да, я очень плохая. Ее дыхание участилось, туман в голове ограждал ото всего, кроме приближающейся разрядки.
Мэтти поглаживала кончик выступающего клитора, и накал возбуждения с каждым касанием все возрастал. Внутренние мышцы и пресс почти сводило от напряжения. Оно закручивало все ее ощущения в пружину, и его нарастание с каждым вздохом говорило девушке о скором оргазме.
Когда она почувствовала его приближение, то прекратила поглаживания, не давая себе кончить, и подождала, пока напряженная пружина возбуждения немного расслабится. Мэтти представила, что на ее груди руки Тернера, а Катча - на ягодицах. Мечты о сексе с двоими появлялись у нее столь редко, что отпущения грехов не требовалось. Но эта фантазия имела причиной то, что они оба были реальными, дышащими, шикарными жеребцами.
Мэтти улыбнулась и начала игру снова, на этот раз зажав клитор между большим и указательным пальцами и двигая кистью в такт биению сердца.
Девушка представила, как Тернер открыл рот и облизнул свою нижнюю губу. Катч улыбнулся, и его зеленые глаза потемнели. Затем рука Катча накрыла пах Тернера.
Ой!
Мэтти застонала. Ее фантазия постепенно выходила из-под контроля. В своем воображении она увидела обтянутые штанами контуры их выпирающих членов в жесткой эрекции, и кисть задвигалась быстрее. Мужчины трутся друг о друга, а затем, внезапно, затаскивают ее между собой. Соски девушки превратились в болевые точки, а дыхание стало прерывистым. От напряжения руку начало сводить судорогой, и она запустила в штаны другую, раздвигая припухшие половые губы и надавливая средним пальчиком на клитор.
От частоты пульса у нее зашумело в ушах, каждая мышца тела напряглась, и Мэтти позволила себе упасть в пустоту. Она сжала зубы, но тихие судорожные стоны вырывались все равно. Момент сладкого экстаза прошел слишком быстро, чтобы, утолив желание, заснуть. Еще не стихли последние волны оргазма, а девушка уже хотела большего.
- Это было горячо.
Ее глаза распахнулись, и она резко выдернула руку из штанов. Катч стоял, прислонившись к чердачной двери. О, черт!
- Ты мог бы постучать, - раздраженно огрызнулась Мэтти.
Он усмехнулся:
- Так на чем мы остановились? Предполагаю, на самом интересном?

(1) Птица Додо — 1. вымершая нелетающая птица подсемейства дронтов, эндемик острова Маврикий в Индийском океане; 2. один из персонажей знаменитой книги Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес».
(2) Сердечно-легочная реанимация - неотложная медицинская процедура, направленная на восстановление жизнедеятельности организма. Включает в себя искусственную вентиляцию лёгких (искусственное дыхание рот-в-рот) и компрессии грудной клетки (непрямой массаж сердца).
(3) IKEA («ИКЕА», также иногда произносят как «Икея») — нидерландская компания (имеет шведские корни), владелец одной из крупнейших в мире торговых сетей по продаже мебели и товаров для дома. Полное наименование — IKEA International Group.
(4) to play catch — (англ.) играть в мяч
(5) Фак (англ. fuck) – совокупляться, трахаться, достать, в знач. междометия, груб. блин! твою мать.



Категория: Главы | Добавил: Somnia (12.12.2013)
Просмотров: 456 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 2
avatar
1
2
Доброго времени суток!!! Спасибо за новые главки. 60 С нетерпением жду проды.
avatar
1
1
спс вам за новую главу
avatar