Главная » Переводы » Мелкий шрифт, Б. Элсборг » Главы

Глава 10, Мелкий шрифт - Б. Элсборг
Глава 10

Габриэлю хотелось свернуть Даве шею. Его пальцы конвульсивно дернулись. Он двадцать лет ждал освобождения. Все, что ему нужно было сделать, это не привлекать к себе внимание достаточно долго, чтобы доказать некомпетентным социальным работникам РСВ, что он исправился и предвкушает жизнь полную спокойных размышлений.
Теперь же в квартире этажом ниже находится обезглавленный труп парня, хозяйка этой квартиры, по всей вероятности, лежит без сознания где-то в переулке, по меньшей мере с острой кровопотерей (1), а ответственная за все это идиотка стоит перед ним, с головы до ног забрызганная кровью.
Кровью вампира.
Кровью Кена Бартона. Кровью агента РСВ, прикрепленного к Габриэлю.
- Прости, - снова тихо прошептала Дава.
Он был не настолько глуп. Она рассказала обо всех своих действиях с момента освобождения, не выказав ни капли сожаления.
- Я не смогла.
- Заткнись. Я пытаюсь думать.
Выбор у Габриэля был невелик. Он мог позвонить в РСВ, рассказать им правду и попросить приехать и забрать ее. В конце концов, это не он оторвал парню голову и осушил смертную, но даже в этом случае, вамп беспокоился, что вина ляжет именно на него. Он - создатель Давы и, в конечном счете, несет ответственность за ее поведение. У него есть право убить ее, но кто потом поверит в его непричастность к этой бойне? Если он сбежит, и его поймают, последствия могут быть смертельными. Скорее всего, на этот раз вмешательство высокопоставленных друзей не спасет.
Он все еще обдумывал свои действия, наблюдая, как девушка тайком пытается стереть со стены кровавые отпечатки своих пальцев собственными манжетами. Нужно пожертвовать ею. Габриэль почувствовал острую боль… может быть, но не от угрызений совести, а от сожаления.
Из всех его последователей в «Призыве Чистокровных», она была самой преданной. Дава исполняла все его указания, не задавая вопросов, и верила каждому чертовому слову, слетающему с его уст. И в постели и вне ее. Каким образом ему позвонить в РСВ так, чтобы она не догадалась? Вамп не хотел, чтобы девушка сбежала из квартиры.
- Я знаю, где находятся книги, - сказала она.
И планы Габриэля поменялись еще раз. Наверное.
- Они уничтожены. Стали кучкой пепла очень давно.
- Я так не думаю.
Слово «думаю» огорчило его.
- Тогда где же они, моя зверушка?
- Они у Тернера.
Габриэль постарался скрыть свою реакцию. Утверждение было нелепым. Дава не могла знать наверняка, но его вампирское сердце забилось быстрее. Он был удивлен, как легко Совет смирился с тем, что книги больше не существуют. Конечно, это не значит, что они у Тернера, но Габриэль наблюдал за ним и замечал, как тот их копировал, когда делал перевод.
Он никогда не видел кого-либо столь увлеченного, каким был Тернер в период работы над дневниками. Им даже приходилось напоминать ему о пище.
- Зачем Тернеру хранить их? - спросил мужчина.
- Я его знаю. Ты приказал мне собрать информацию о нем, я так и сделала. Он никогда не выбросил бы книги, тем более не уничтожил бы. Он любит эту гадость.
Габриэль улыбнулся.
- Больше, чем тебя?
Дава вспыхнула.
- Он гей.
Мужчина вздохнул. Вот тебе и узнала все о Тернере. Вампир был бисексуалом. Габриэль поручил Логану использовать Даву для соблазнения Тернера, ради общего дела, и она была не против, хотя именно дневники удерживали того на месте. Они и Логан. То, что вампир предпочел Логана, а не ее, страшно разозлило девушку. Габриэль не устоял перед репутацией Тернера как вампира - историка. Тернер не смог устоять перед дневниками Габриэля. Поддержка Тернера оказала большое влияние на «Призыв Чистокровных».
Конечно, когда историк стал задавать лишние вопросы и, в конце концов, осознал разницу между тем, что говорит Габриэль и тем, что делает, ему вынесли приговор. Только приход СБР спас вампира от очаровательно-кровожадных пальчиков Давы и участи пятидесяти пропавших без вести.
- У меня такое впечатление, что историк мертв, - сказал Габриэль. - Мне сказали, что он вышел на свет, не выдержав унижения от судебного разбирательства.
- Я слышала то же самое. Интересно. Им хочется, что бы мы поверили в это. Я поискала информацию о Тернере в интернете. Он не написал новой книги. Не преподает. Его не видели в общественных кругах, где он раньше вращался.
- Значит, он мертв.
Дава покачала головой.
- Я отыскала его след в Вампирской Базе данных. Потом обнаружила, что он сменил дом. Его имя есть в Документе Регистрации Земель.
Габриэль был поражен. На сей раз, ее инициатива подтвердила наличие интеллекта.
- У Тернера было двадцать лет на то, чтобы понять содержимое книг.
Девушка схватила его за руку. Габриэль посмотрел на ее пальцы, и она отпустила его.
- Прости. Я увлеклась. Может быть, он даже нашел подходящее растение. Возможно, уже создал средство, которое поможет нам вернуться домой.
А теперь, похоже, слово «интеллект» завело ее слишком далеко. Такое рвение в ее исполнении - Габриэль поежился.
- Мы можем достать книги и начать заново.
Дава смотрела ему в глаза. Предположим, что книги все еще существуют. Но даже в этом случае, он вынужден действовать аккуратно.
- Они ждут тебя, чтобы ты возглавил их. Ты просто должен отдать приказ, - произнесла девушка тихим голосом.
Все надежды рухнули. Никакие книги не гарантия того, что Габриэль сможет играть роль преследуемого всеми лидера Чистокровных, который стремится всего лишь подарить своему виду радость солнечного света. Но если книги или их копии все же существуют ... Значит Тернер солгал?
К удивлению Габриэля, на протяжении всего судебного разбирательства историк отстаивал веру в их подлинность, хотя из-за этого Суд назвал его введенным в заблуждение идиотом.
Упорство Тернера и приговор Суда показались ему весьма забавными.
Это обстоятельство заставило Габриэля обдумать заново все, во что он верил.
Только в конце судебного разбирательства, когда все опрошенные подтвердили, что дневники - подделка, и Тернера снова вызвали для дачи показаний, он, уронив голову, дал тихое формальное согласие.
Габриэль был в восторге от иронии, что хотя он и недооценил стойкость Тернера в отношении Давы, но угадал с дневниками: историк был безумно увлечен ими - во всяком случае, достаточно долго, чтобы принести пользу их общему делу. Книги достойны каждого заплаченного за них пенса.
Конечно, сейчас вамп жалел, что оказался недальновидным и убил человека, который их написал, потому что теперь некому было задать вопрос, который горел в его сознании на протяжении двадцати лет. Являлись ли дневники подлинниками?
А может, и не было никакой необходимости спрашивать. Может быть, настойчивые призывы Совета и Суда признать книги подделкой служили достаточным основанием, чтобы убедить его в обратном.
Вероятно, утверждения Тернера в суде о подлинности дневников были тем мнением, к которому он должен прислушаться. Невероятно то, что Габриэль провернул аферу, которая была не совсем аферой.
- Почему ты молчишь? - спросила Дава.
- Я думаю.
В отличие от нее, он мог делать это молча. Если Тернер сохранил сами книги или копии и изучил их, то, конечно, к этому времени уже выяснил, были они фальшивыми или подлинными. Чем же вампир занимался последние двадцать лет?
Когда деятельность «Призыва Чистокровных» подходила к концу, историк только начал рассказывать ему о том, что было написано в дневниках. Дава права в одном. Им необходимо поговорить с Тернером. Если бы он подтвердил, что все еще верит в книги, что был вынужден отречься от своих убеждений, чтобы получить поддержку Совета, что его заставили отказаться от своих слов, это укрепило бы авторитет «Призыва Чистокровных».
Хотя существовала еще одна проблема - тело внизу. Если бы только миф о превращении вампиров в пепел при их окончательной смерти был правдой, это бы значительно облегчило им жизнь.
Хорошо, они рассыпаются в прах на солнце, но выбрасывать тело на улицу нельзя, существует риск, что труп обнаружат до рассвета.
Те, кто постарше быстро обращаются в пепел, но не молодые. Чтобы их тела разложились, должно пройти очень много времени.
- Я уже связалась с некоторыми из Призыва, - сказала Дава. - Они ждут твоих приказов. Они любят тебя. Я люблю тебя.
Мозг Габриэля кипел. Девушка и отталкивала, и привлекала его.
- Компьютеры изменили способы общения. Не могу поверить, что РСВ настолько тупые, что снабдили нас ими. Я нашла кое-кого, кто показал мне, как пользоваться ноутбуком.
Она продолжала говорить, и у вампа не было сил, чтобы заставить ее замолчать. Габриэль смотрел на ноутбук, который ему дали. Кен Бартон, у которого теперь не было головы, сделал немного больше, чем Габриэль в скучном шоу в роли палача.
- Пит был весьма полезен, - сказала Дава. - Он показал, как скрыть следы так, чтобы никто не узнал, чем я занимаюсь. Наши помощники все еще там. Ждут.
Что за Пит? Ах да, разносчик пиццы.
- Спустя два десятилетия? Они все еще верят? – Габриэль уставился на нее с открытым ртом.
Девушка озадаченно посмотрела на него.
- Почему бы им не верить? Ты - источник правды, хозяин света, дающий радость.
После стольких лет эта идиотка несла все ту же чушь. Может быть, это и есть надежда.
Вамп потратил много времени своего заключения на поиски другого способа добывания денег, но почему бы не воспользоваться старым? Не идея подвела его, а люди и политики. Совет хотел спрятать дневники, значит они чего-то стоят.
- Где сейчас живет Тернер? - спросил он.
Губы Давы сложились в улыбку.
- Поблизости.
- Есть еще другие тела, о которых мне нужно тревожиться? - спросил Габриэль. - Приставленный к тебе социальный работник РСВ?
- И пальцем не трогала. Мне действительно жаль, что я убила твоего, но он узнал меня.
Определенно она не догадалась изменить внешность и замаскироваться.
Габриэль прошел в кухню, вытащил из-под раковины пару резиновых перчаток и вручил их Даве.
- Увези его тело и смой следы. Отыщи женщину, которой ты кормилась, и верни в ее квартиру. Убедись, что она ничего не помнит. Спрячься где-нибудь и возвращайся сюда завтра после заката. Я собираюсь позвонить в РСВ и сказать, что их представитель не пришел.
Девушка заторопилась к двери.
- О, - добавил Габриэль. - И да пребудет с тобой свет.
Она ответила.
- И с тобой.
Дура.

(1) Острая кровопотеря - ведет к обескровливанию организма за счет уменьшения объема циркулирующей крови. Это в первую очередь отражается на деятельности сердца и головного мозга. Вследствие острой кровопотери у человека появляются головокружение, слабость, шум в ушах, сонливость, жажда, потемнение в глазах, беспокойство и чувство страха, черты лица заостряются, может развиться обморок и потеря сознания.


Мэтти проснулась от грохота. Девушка села, осмотрелась, и ее плечи поникли. Она одна. Тернер не прокрался к ней после того, как она пошла спать.
Девушка не понимала его: только что он желал ее, затем он хотел от нее избавиться. Впрочем, нет, кое-что она понимала совершенно точно. Мужчину интересовал исключительно секс, и если у него никого не было два года, это объясняло ту ауру отчаяния, когда он…
Какого черта, что за шум?
Мэтти не запирала Тернера в своем шкафу в порыве обиды, как бы она этого ни хотела. Кроме того, стук шел не из дома. Девушка пододвинула кресло-качалку своей матери под световой люк и, балансируя на нем, смогла дотянуться до рамы и откинуть ее. С трудом протиснувшись в отверстие, она оказалась на крыше, в новый безрадостный пасмурный день. Мэтти стояла и наблюдала за суетой внизу.
Ближайшее поле было заставлено грузовиками, в открытых кузовах которых лежали секции ярмарочных аттракционов, неприятно напоминая своим видом скелеты. Мужчины стучали и шумели, устанавливая шатер, а Диана Рольф, которая, должно быть, обморозилась в своей короткой юбке, шаталась вокруг с мегафоном. При каждом шаге ее высокие каблуки увязали в дерне.
Громкое улюлюканье, похожее на волчий вой, едва не заставило Мэтти упасть со своего насеста. Это не могло быть адресовано ей, хотя она была совершенно голая. Но девушка, все же, влезла обратно в помещение и потянула раму вниз, чтобы закрыть люк.
Мэтти запрещала себе думать о Тернере. Было бы здорово просыпаться рядом с ним, ощущая его грудь, прижимающуюся к ее спине, и сильные руки, обнимающие ее. Но он хотел, чтобы она ушла, и неважно как часто они занимались сексом, и как им было хорошо.
Перестань думать о нем.
Девушка вымылась, надела джинсы, которые были ей слишком коротки, и старый голубой свитер. Не смей готовить для него, он не проявлял интереса к твоей стряпне. Он лишь однажды съел маленький кусочек именинного торта.
Мэтти ни разу не чувствовала запаха готовящейся пищи и не обнаружила продуктов в холодильнике, поэтому предположила, что Тернер заказывает еду на дом, но где же тогда контейнеры? Наверное, он положил их в мусорный бак снаружи. Она даже не могла предложить ему свою помощь в работе, потому что понятия не имела, чем он вообще занимается.
Подумай о чем-нибудь другом.
Но что, если Тернер прав?
Могла ли она действительно быть мертвой?
О Боже, только не это!
Но Мэтти была не в состоянии ничего с собой поделать.
Может, она так яростно боролась с мыслью о смерти, что убедила себя в обратном? Или у нее нервный срыв, а все вокруг - иллюзия, похожая на бред? Вероятно, на это и намекал Джордж, говоря, что Тернер поможет ей. Тернер психиатр? Или у него есть своего рода экстрасенсорные способности? Но тогда он бы сразу узнал, что она призрак. А-а-а-а-а!
Она основательно накрутила себя. Ей необходимо отвлечься.
Тернер, скорее всего, спал, но девушка не хотела рисковать столкнуться с ним. Она прокралась по лестнице вниз и выбежала через переднюю дверь в бедлам, творящийся на территории усадьбы.
Когда Мэтти была ребенком, она любила Зимний фестиваль. Ее родители с головой уходили в подготовку дома к открытию праздника для всей деревни. При мысли о них, у нее встал ком в горле. Чуть более года назад ее мать уснула и не проснулась. Аневризма(1). Ровно через неделю, отец был доставлен в больницу с болью в груди, и в ту же ночь умер от тяжелого сердечного приступа.
За всю свою жизнь она никогда не видела его больным. На совместных похоронах родителей викарий сказал, что они теперь вместе на небесах.
Верь девушка в рай, возможно, это принесло бы утешение, но она не верила. Винтики крутились у нее в голове. Может она застряла здесь потому, что отрицала жизнь после смерти?
Нет, это не вариант. Будь дело только в этом, вокруг ходило бы много таких как она.
Если ее невидимость - наказание за отсутствие веры, то это не объясняет, почему Джордж и Тернер могут ее видеть.
Девушка облокотилась на деревянное ограждение катка и наблюдала за группой мужчин, монтирующих ярмарочные сооружения. Умеет ли Тернер кататься на коньках? Черт. Мэтти пошла прочь. Она действительно не хотела думать об этом ничтожестве.
Высокий блондин шел прямо к ней. Девушка угрюмо прожигала его взглядом. Она устала быть невидимой, устала от людей, проходящих сквозь нее. Мэтти сжала челюсти, продолжая идти, и ударилась о твердую грудь в кожаной куртке.
Удивление сбило ее с ног не меньше, чем столкновение. Она приземлилась на задницу и уставилась в великолепные зеленые глаза. Парень криво улыбнулся, демонстрируя жемчужно-белые зубы. Большая рука опустилась вниз, и он поднял ее на ноги:
- Осторожно, принцесса. Тяжело сознавать, что ты меня не заметила. Или твоя собака-поводырь потерялась?
У него были самые удивительные глаза, которые девушка когда-либо видела, но теперь они казались темнее. Белокурые волосы были пострижены в том же лохматом стиле, что и ее, и он выглядел самым крутым плохим парнем, которого только можно себе представить. У Мэтти перехватило дыхание. Он не отпускал ее руку. Большим пальцем поглаживая ладонь.
- Я очень медлительный?
- Ты можешь меня видеть, - прошептала она.
- К сожалению, не полностью. - Он подмигнул. - Ты одета. Какая досада. Я боялся, что ты собираешься спрыгнуть. Не уверен, что оказался бы там вовремя.
Вот дерьмо… Мэтти рывком высвободила руку:
- В-в-волк...
Его улыбка исчезла, а глаза открылись еще шире.
- Вой, - выпалила она.
Улыбка вернулась:
- Виноват. Не смог удержаться. Не каждый день видишь птицу без перьев на карнизе крыши. Как тебя зовут, ангел?
- Мэтти.
- Катч (2).
- Как? О... Почему?
Его бровь изогнулась.
- Почему тебя зовут Катч?
Челюсть парня дернулась:
- А. Когда мы с братьями играли в софтбол (3) с нашим отцом, он постоянно кричал мне: «Лови мяч», а я почти всегда пропускал. Братья хотели прозвать меня Дроп (4). - Он ухмыльнулся. - Как хорошо, что ты не спрыгнула.
Парень указал рукой на шумную деятельность вокруг них:
- Что здесь происходит?
- Ты не один из рабочих?
- Я просто удивлен, для чего все это?
- Винтервэл. Ежегодный зимний фестиваль в Милфорде. Он проходит на территории Холла и собирает деньги на благотворительность.
- Кто здесь живет?
Мэтти подумала о засовах и металлических ставнях, которые установил Тернер; как он хотел, чтобы она ушла; каким скрытным он был, и первый раз в жизни решила проявить осторожность:
- Без понятия.
Его зеленые глаза потемнели еще больше:
- Так что же ты делала на крыше, голая?
- Это было на спор. - Ее сердце колотилось в груди. - Только никому не говори.
- Подари мне поцелуй, и я не скажу.
- А пинок по яйцам вместо этого?
Катч издал смешок:
- Как ты проникла в усадьбу?
- Секрет.
- Ты покажешь мне как? - Разглядывая девушку в упор, он накручивал прядь ее волос на палец.
- Нет.
Возражать этому парню было сложно. Мэтти хотела показать ему все, включая себя обнаженную, снова. О Боже, что со мной происходит? Прежде чем открыть рот и разболтать обо всем, ей лучше сбежать.
- Продолжай в том же духе. Обрадуй меня, - прошептал он.
- Как?
Парень выпустил ее волосы:
- Беги.
Мэтти ощутила страх пополам с возбуждением. Она повернулась, и решила спасаться бегством.
Катч догнал ее у ближайшего переоборудованного загона. Он возник перед ней настолько внезапно, что девушка заскользила по гравию и ахнула. Парень улыбнулся:
- Мне действительно очень нравится игра «Догони и Поцелуй».
Мэтти подбоченилась и уставилась на него. Она не простушка. Не тихоня.
- А я люблю игру «Догони Катча и Врежь ему».
Он сделал шаг назад. Девушка не пыталась ударить ногой по яйцам, но не повредило бы дать ему понять, что она на это способна. Ее взгляд переместился в сторону, и она заметила трех женщин, входящих в усадьбу, возглавляемых блондинкой в мини-юбке. Дерьмо. Я оставила дверь открытой. Она побежала за женщинами и догнала их в прихожей.
- Думаю, мы должны спросить у мистера Тернера позволения воспользоваться его кухней, - сказала жена викария.
Диана кивнула:
- Я пойду поищу его, пока вы займетесь напитками.
Китти нахмурилась:
- Наверное, тебе следует покричать и дать ему знать о нашем приходе.
- Мистер Тернер!
Диана зашептала так тихо, что даже летучая мышь не услышала бы.
Мэтти вспыхнула. Она ничего не могла предпринять, чтобы помешать им. За исключением, может быть, одного.
Две женщины исчезли в кухне, а Диана, мисс Одна-Извилина-В-Мозгу-Рольф, направилась прямо по ступенькам вверх. Мэтти пошла за первыми двумя и прихватила с собой коробок спичек из кухонного серванта.

(1) Аневризма - выпячивание стенки артерии (реже – вены) или сердца вследствие ее истончения или растяжения. В результате появляется так называемый аневризматический мешок, который может сдавливать расположенные вблизи ткани. Разрыв аневризмы приводит к кровоизлиянию, что часто чревато смертью.
(2) Катч – (catch) англ. - ловить, поймать.
(3) Софтбол — спортивная командная игра с мячом, аналог бейсбола. Мяч напоминает по размерам грейпфрут, он более мягкий, чем бейсбольный, и имеет более низкую скорость в полёте.
(4) Дроп – (drop) англ. - ронять.

Категория: Главы | Добавил: Somnia (01.09.2013)
Просмотров: 555 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar