Главная » Переводы » Мелкий шрифт, Б. Элсборг » Главы

Глава 4, Мелкий шрифт - Б. Элсборг
Глава 4

Дверь спальни закрылась за Красной Шапочкой, и Тернер откинулся на кровать. Она была заперта. Он никогда не ошибался, и, конечно, не оставил бы ее открытой теперь, когда Джордж в отъезде, а Дава и Габриэль вышли из тюрьмы. Не то чтобы они могли вломиться к нему без приглашения, но они додумались бы использовать кого-то другого, кому оно не требовалось. Кого-то вроде Мэтти. Так как она зашла? Тайный ход? Вскрыла замок? Превратилась в туман и просочилась через замочную скважину?
Черт, черт, черт.
Почему она невосприимчива к его убеждению? Ему нужен был Джордж. Как чертово племя Изаруба стало важнее благополучия собственного босса? Тернер нахмурился, ну, стоило признать, что в любом случае Джордж уехал. Потом он вспомнил, что не хочет, чтобы камердинер оказался здесь. Ему также не хотелось, чтобы в этом доме оставалась Мэтти. Мужчина должен был избавиться от головастика самостоятельно. Тернер приподнял голову и посмотрел на впечатляющую палатку, которую образовал из одеяла его напряженный член.
Что сделать в первую очередь? Помыться, поесть или подрочить. Тернер стиснул зубы. С каких это пор мастурбация вошла в порядок вещей? Его ладонь сомкнулась на члене, сжимая, и он прошелся пальцами по всей длине. Ему было нужно… Тернер открыл глаза и отдернул руку.
Он сбросил с себя одеяло, направился в душ и включил холодную воду. Когда его член уменьшился до маленькой дрожащей креветки, Тернер сделал напор теплее. Как, черт возьми, ему избавиться от нее? Ну, он мог придумать несколько способов, например, напугать ее, продемонстрировав свои клыки, но ничто из этого не имело смысла, учитывая, что по закону у нее не было права здесь находиться. Он пошел бы на операцию «Шок и Трепет» (1) после того, как помашет договором у нее перед носом.
Первой остановкой была кухня. Тернер не собирался предпринимать что-либо на голодный желудок.
Решив этот вопрос, он отправился в библиотеку.
Один шаг в комнату и мужчина замер. Комната выглядела… опрятной. Все коробки исчезли, книги распакованы и расставлены по полкам. О Христос, все мои книги. Он вытащил «Поиски Ордена». Три тома до сих пор были внутри. Тернер поставил коробку на место.
Она, должно быть, сделала это, пока он спал. Попытка помочь? Жест одновременно льстивший и зливший его. Он пробежался глазами по книжным полкам и нахмурился. Нет, мужчина ошибся. Это только злило его.
Тернер почувствовал ее приближение, нежный аромат роз опережал девушку, дразня обоняние, соблазняя. Дерьмо.
- У вас прекрасные книги, - сказала она. – Мне понравилась та, что с изображениями полярных медведей.
- Книги со словами слишком сложные?
У нее вырвался сдавленный смех.
- Не хотели бы вы объяснить систему? – Тернер посмотрел на полки.
Мэтти встала перед ним и уточнила:
- Они расставлены по цвету.
- Ах. – Боже Милостивый.
- И по размеру.
-Ммм. – Тернер почувствовал, как искривился его рот. – Не приходило в голову разложить в алфавитном порядке по имени автора или хотя бы названия?
- Ну, да, но нет.
Он едва подавил фырканье, не зная, смеяться ему или плакать.
- Дело в том, что их так много. Я разобрала одну полную коробку, потом нашла следующую, и подумала, лучше будет смотреться, если все оттенки цвета станут стоять вместе. Я пыталась соблюсти цветовую гамму. Видите, книги идут сверху вниз, как волны.
Мужчина заметил. Это вызвало у него тошноту.
- Но самое главное, что вы получите большое удовольствие, пытаясь найти нужную книгу, – сказала Мэтти, широко улыбаясь. – Это будет совершенно новый опыт.
Тернер обнаружил «Избегая огромных кораблей» между «Обеденным положением в древнем обществе» и «Простейшими растениями» и зарычал.
- Вам не нравится, - тихо сказала она, разочарование отразилось на ее лице. – Извините. Я всего лишь хотела помочь. Я могу переделать.
- Нет, ты сделала достаточно.
- Пожалуйста, позвольте мне сделать все правильно. Вы хотите, что бы триллеры стояли вместе? Я могу это сделать.
Девушка обошла вокруг него и полезла вверх по лестнице, приставленной к полкам. Тернер посмотрел на обнаженную поясницу, а затем перевел взгляд на ноги. Старомодная обувь, но маленькие красивые лодыжки, мягкие изгибы икр, нежная кожа обратной стороны колен, гладкие бедра… О, Боже, ее ноги не заканчивались. Если бы он подошел ближе, то смог бы увидеть… Тернер застонал и отшатнулся от нее к столу. Его нога зацепилась за основание лестницы и пошатнула ее.
Мэтти вскрикнула, и Тернер бросился к ней, пытаясь поймать девушку в падении. Ему удалось обнять ее, когда она повалилась на пол. Но он оказался там вместе с ней, лежа на спине, когда девушка придавила его сверху. Когда Мэтти не сдвинулась, мужчина повернулся так, чтобы она оказалась под ним, намереваясь заставить себя подняться, но не сделал этого. Их лица были в шести дюймах друг от друга.
Пять дюймов.
Какого черта я делаю? Я даже не нравлюсь ей.
Четыре дюйма.
Она пахнет так сладко. И сводит меня с ума – плохой знак. Хотя…
Три дюйма.
Притворюсь, что сорвался.
Один дюйм.
Плевать.
Тернер сказал себе нет, но его пальцы убрали спутанные волосы девушки за уши, напоминающие эльфа, а губы коснулись ее, последние остатки самоконтроля испарились, прорвав дамбу, и похоть вырвалась наружу. Он накрыл ее рот, углубляя их поцелуй. Некий крошечный уголок его разума кричал: «Медленно, нежно, осторожно», но его хищнический язык пошел на «грабеж, атаку и опустошение».
Ее руки скользили по его спине, пальцы впивались в позвоночник через рубашку, и это подливало масло в огонь. В одно мгновение стало невыносимо жарко, Тернер попал в ад. Он не мог ясно мыслить, не мог думать ни о чем, кроме удовлетворения своего безумия, чтобы погружаться в нее снова и снова, пока они не кончат, вскрикивая вместе.
О, черт.
Когда Тернер почувствовал ее попытки сделать глоток воздуха, ему удалось оторваться от губ девушки, переместившись к подбородку, а оттуда скользнув к тонкой линии шеи. О, да.
Нет, нет, нет.
Заткнись.
Мягкая, гладкая, манящая кожа, и пульс, поющий сладкую песню. Этот ритм звал его, соблазнял, манил. Он прошелся губами по ее горлу, Мэтти застонала и прошептала его имя. Член стал твердым как алмаз. Тернер посасывал ее шею, опьяненный этим вкусом, запахом, мягкостью. И, тем не менее, по некоторым причинам, его клыки оставались прежними, как будто не возникало необходимости укусить. Он рывком вернулся к ее губам. Мужчина извивался на ней, вдавливая свой изголодавшийся член вниз ее живота, желая избавиться от одежды, но не в силах отпустить ее голову, чтобы сорвать ненужную ткань.
Мэтти протиснула пальцы между их телами, и провела своей горячей ладонью по его паху. Электрический разряд прошелся от члена Тернера к яйцам. Настала его очередь стонать. Она сжала ладонь, и это чудо, что он не кончил в штаны. Мужчина приподнялся, чтобы дать ей возможность дышать и маленький головастик расстегнула пуговицу и молнию его брюк. Тернер сильнее и настойчивее завладел ее ртом, когда пальцы девушки стянули вниз трусы, чтобы приласкать его член. Когда она обхватила плоть рукой и задвигала кулаком вверх вниз, Тернер задрожал от возбуждения.
Какого черта он так долго ждал? Как мог подумать, что секс был чем-то, без чего можно жить? Он не жил. Он существовал.
Мэтти потерла пальцем чувствительную головку члена, и Тернер застонал ей в рот. Он оперся на локоть, чтобы другой рукой забраться ей под юбку. Его пальцы поймали ткань трусиков, и мужчина разорвал их, отбросив прочь. Если мужчина не войдет в нее через секунду, станет слишком поздно.
Мэтти раздвинула ноги шире, и член Тернера прижался к распухшим губам ее лона.
Не кончить, не кончить, не кончить.
Он надавил, толкнулся и вошел в нее, пока яйца не прижались к ее попе. Они вскрикнули друг другу в рот, застонав вместе. Тернер больше не мог ждать. В момент, когда он вышел из нее, то уже был полон решимости оказаться в ней снова. Ее мышцы затягивали его член, когда тот удалялся, и сжимались вокруг него, когда он скользил глубже. Каждая клеточка его тела гудела от удовольствия. Она была такой мокрой, такой тесной, такой идеальной.
Тернер почувствовал, как Мэтти кончила, внезапно все ее тело напряглось, после чего, вздрагивая, затянуло в себя его член, и он не мог остановиться. Боль в яичках заставила увеличить скорость. Огонь пробежал по позвоночнику. Она делала это с ним. Ее тело требовало, не оставляя ему иного выбора, кроме как ответить. Тернер хотел выпустить каждую свою частичку в нее. Он входил все быстрее и быстрее, а когда девушка обняла его руками и ногами, крепко держась за него, мужчина врезался глубже, действуя жестче.
Сейчас, сейчас!
Один мощный удар и оргазм взревел в нем. Тернер излился в нее, омывая ее лоно ритмичным толчками спермы, и каждый мучительный спазм был еще более совершенным, чем предыдущий.
А когда все закончилось, ему хотелось сделать это снова и снова.
Тернер упал на нее. Восстановив контроль, реальность смыла туман страсти из его головы, счастье удовлетворения превратилось в ужас. Холодный озноб прокатился по его спине. Какого черта он натворил? Тернер мог укусить ее. Все эти годы осторожничать и вмиг потерять все. Тот факт, что мужчине частично удалось сдержать свою жажду, стало слабым утешением, он был последним идиотом. Ему следовало избавиться от нее, не давая повода остаться. Тернер не открывал глаз.
Он слышал ее тяжелое дыхание, запах жаркого возбуждения, чувствовал, как она цепляется за него пальцами, но не мог взглянуть на девушку. Тернер даже не нравится ей. Она раздражала его до чертиков. Как он мог нравиться ей? Мужчина хотел прогнать ее из своего дома, из своей жизни. У него не было объяснения, почему он трахнул Мэтти на полу в библиотеке, как дикое животное.
Хотя, это было оскорбительно даже для животных.
И у него есть объяснение. Просто оно ему не нравится.
Он даже не стал тратить время, чтобы снять с нее или с себя одежду. Ну, кроме как сорвать ее трусики. Тернер едва вошел в нее, прежде чем кончил. Несколько движений и контроль испарился. Он почти не думал о ее удовольствии, был слишком поглощен собой. К счастью, сексуальное желание взяло верх, в противном случае…
Тернер вздрогнул. Мужчина не подумал о ее безопасности. Тернер не мог заразить Мэтти или сделать ей ребенка, но она об этом не знала.
О, черт, черт, черт.
Его тихая жизнь, освященная целибату, разрушена одним моментом страсти. Он воспользовался ею. Хорошо, девушка засунула ему в штаны руку, но все же. Мужчина был тем, кому стоило остановиться. Стоило избавиться от нее, а не пихать в ее тело свой член. Мозг Тернера перебирал несколько вариантов действий. Она, вероятно, была удивлена его молчанием. Мэтти могла подумать, что это означает, что он чертовски хочет, чтобы она осталась. Именно поэтому девушка позволила это сделать? Соблазнила его? Что ему сказать, чтобы заставить ее уйти? Назвать чужим именем? Еще раз предложить деньги? Сказать, что она никуда не годится? Или вновь попробовать свое убеждение?
Тернер чувствовал, как она нежно поглаживает его по спине. Мэтти делала это, чтобы получилось больше, чем уже есть. Он был благодарен, она напомнила ему о том, чего мужчина лишился, но не более того. Тернер вытащил из нее свой член, перекатился на другую сторону, привел себя в порядок и вышел, не сказав ни слова.
Мэтти лежала с юбкой, задранной выше талии, и наблюдала, как он уходит. Она ждала и ждала от него хоть слова.
Мужчина все еще мог сказать что-то приятное.
Или вернуться и улыбнуться.
Дверь библиотеки закрылась.
Ублюдок. Ее лицо горело от смущения. Она заставила себя сесть и застонала, почувствовав, как сперма стекает между ее ног. Мэтти была уверена, что не может забеременеть, почти уверена, но он даже не предложил использовать презерватив.
Как и ты. Мэтти съежилась.
Она потянулась к разорванным трусикам, вытерла ими между бедер и сжала материал в руке, прежде чем сунуть его в карман. Звук заставил ее поднять голову и бросить взгляд в сторону двери.
- Это ничего не меняет, – рявкнул Тернер с порога и исчез.
Мэтти заворчала. Она бы делала всякие мелочи по дому, чтобы помочь ему, так мужчина постепенно полюбил бы ее. Девушка бы ловила его случайные взгляды, а не угрюмое выражение лица. В случайном прикосновении проскальзывала бы большая нежность, а их первый раз был бы волшебным. Приглушенный свет, тихая музыка, нежные руки, и он, готовый вновь вернуть ее мир в равновесие. Вместо этого, он обошелся с ней как…
Она почувствовала, как кто-то стоит в дверном проеме, но проигнорировала его.
- Ты все равно должна уйти, - выпалил он и снова ушел.
Огромное спасибо. Джордж говорил ей, что Тернер одинок и Мэтти подумала, это делает их похожими. Она ненавидела быть сама по себе. И только теперь поняла, что никаких объятий, совместных просмотров фильмов о вампирах, ни романтических прогулок рука об руку, ни поддразниваний, ни флирта. Она предложила ему свое сердце, а он растоптал его.
Глупый человек.
Мэтти хотела его ненавидеть, но не могла.
Глупая женщина.
Девушка почувствовала его возращение.
- С тобой все в порядке? – спросил он уже не таким грубым голосом.
- Да. – Она все еще не смотрела на него.
Он исчез, оказавшись слишком слеп, чтобы видеть, да и это не имело значения. Мэтти встала, поправив юбку. Джордж был прав и не прав. Тернер нужен ей, но не так, как она надеялась. Мэтти достойна большего, чем перепих на твердом полу, независимо от того, насколько это ей понравилось. Ее плечи упали. А это ей понравилось. Она могла бы надеяться на осторожный и нежный первый раз, но сильный, жесткий и отчаянный оказался довольно хорош. Если бы только он сказал хоть что-то утешительное.
Девушка посмотрела в сторону двери, снова увидев его там.
- Ты должна уехать. Собирай свои вещи, и я отвезу тебя в гостиницу. Я заплачу.
Сердце Мэтти сжалось.
- Это мой дом.
Его глаза сузились.
- Часть его. Я не хочу ехать в гостиницу.
- Тогда остановись у друзей или родственников.
- Мне некуда больше идти, – прошептала она.
- Это не моя вина, – свирепо посмотрел на нее Тернер. – Если ты все еще будешь здесь, когда я завтра проснусь, то мне придется применить силу, чтобы вышвырнуть тебя отсюда.
Он ушел прочь. Мэтти слышала, как хлопнула входная дверь, а затем разнесся звук автомобильного двигателя. Она повернулась к полкам и стала расставлять книги по алфавиту, по жанру и автору, обдумывая снова и снова то, что сейчас произошло. Что она сделала не так? Чего он так боялся? Девушка не представляла для него никакой угрозы.
Мэтти знала, что мужчина никогда не позволит ей остаться, так что стоило отыскать договор и доказать свою правоту. Портфель Тернера стоял на полу рядом с письменным столом, и она буквально наткнулась на него. Казалось, банальное место. Девушка подошла и расстегнула сумку. Увидев ноутбук, лицо Мэтти расплылась в улыбке, но она догадалась, что у такого невротика как Тернер должен быть пароль. Вероятно, некая ужасно сложная комбинация, которую девушка никогда не сможет отгадать. Все внутри сумки было аккуратно разложено по карманам. Она села на пол и просмотрела документы.
Мэтти нашла его свидетельство о рождении. Нимрод Тернер. О Боже, неудивительно, что он называет себя просто Тернером. Тридцать пять лет. Завтра уже тридцать шесть. Ничего себе. Она могла испечь для него торт, подсыпав немного мышьяка. Идея порадовала ее.
Контракт оказался там. Он лежал на самом дне сумке и сильно помялся. Мэтти разгладила его и открыла последние страницы. Существовали несколько ограничительных условий, дом второго класса, как ни как, но это было упомянуто вскользь после списка вещного сервитута(2), что привлекло внимание Мэтти.
Особые условия продажи…
Собственник позволит использовать местным жителям здание Милфорд Холла для проведения Зимних праздников.
Собственник будет принимать активное участие в качестве члена комитета Зимних праздников.
Имущество продается с условием, что Матильде Хобсбаум разрешено находиться на чердаке указанного имущества столько, сколько она захочет.
Мэтти положила договор на стол, и примяла каждый угол грузом из тяжелых книг. Она не хотела быть здесь, когда Тернер увидит это.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- ------------
1 - Шок и трепет (технически известный как быстрое доминирование) является военная доктрина, основанная на использовании подавляющее питания, с высоты боя осведомленности, с высоты маневры, и эффектные проявления силы, чтобы парализовать противника восприятия боя и уничтожить его волю к борьбе. Доктрина была написана Харлан Ульман к. и Джеймс П. Уэйд в 1996 году и является продуктом Национальный Университет Обороны в Сша.
2 - Вещными сервитутами, или правами угодий, называются вещные права на чужую недвижимость, принадлежащие каждому владельцу другой недвижимости

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (29.11.2011)
Просмотров: 598 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar