Главная » Переводы » Мелкий шрифт, Б. Элсборг » Главы

Глава 3, Мелкий шрифт - Б. Элсборг
Глава 3

Тернер проклинал Джорджа каждый раз, переходя из одной комнаты в другую. Какой смысл иметь камердинера, если его нет на месте, чтобы оказать помощь? Забывая тот факт, что он сам хотел, чтобы Джордж оказался подальше, за пределами досягаемости на ближайшую пару недель. Мужчина начал думать, что его слуга мог, по крайней мере, разобраться со всем этим безобразием, в частности, техникой, сваленной в беспорядке, прежде чем отправился в Чили. Хотя, если подумать, возможно, на данный момент лучше оставить всё в коробках. Пожалуй, казалось слишком подозрительным, что он позволил Джорджу уйти в отпуск. Тернер вздохнул. Играть в дурочка было тем, что он намеревался делать дальше, и ему следовало придерживаться плана.
Коробки стояли повсюду, и мужчина продолжал спотыкаться о них, картины приставлены к стенам, а огромные куски камня были обёрнуты в несколько слоёв воздушно-пузырчатой плёнкой, поэтому мужчина не имел представления, что это за скульптуры. Ему хотелось насладиться элегантными пропорциями дома и классической симметрией. Вместо этого же он разозлился и расстроился.
С некоторым облегчением Тернер обнаружил, что Джордж не подвёл его с системой безопасности, особенно в спальне. Внутренние ставни с тяжёлыми засовами закрывали окна, а несколько замков на двери будут оберегать его от злоумышленников. Но мужчина всё ещё чувствовал себя неловко.
Не трудно понять, почему.
Его взгляд поднялся к потолку. Где-то там нежеланный и раздражающий гость. Дважды раздражающий, потому что ему надоедал тот факт, что маленькая зануда привлекала его. Ладно, его низменную природу. Член Тернера кивнул в знак согласия. Слишком плохо. Он обходился без женщины в течение долгого времени, и ситуация не изменится. Его пенис просто должен привыкнуть к этой мысли.
Он увеличивался и поднимался.
Сволочь.
Тернер схватил ближайший ящик, сорвал верёвку и открыл его. Постельное бельё. Он вытащил знакомые бардовые простыни и понял, что первой под руку попала та, края которой оказались собраны в резинку, и предположил сначала использовать её. Он обернул первый угол ткани над верхней частью матраса, а другой потянул к основанию кровати. Простынь оказалась недостаточно длинной. Тернер снял уголок, который успел одеть ранее и натянул его на другой конец матраса. Когда он расправил складки, длина всё равно осталась неправильной. Чёрт.
Он сдернул всё, удерживая навесу. Невозможно было определить, какая сторона длиннее. Простынь выглядела как шапочка для душа-гиганта. Тернер нахмурился и попытался снова. Закрепив три угла, он с силой одел последний на место, и ткань растянулась достаточно сильно, чтобы отскочить.
Не то, чтобы ему нужен был кто-то помочь справиться с этим. Тернер поднял взгляд вверх, но резко опустил голову вниз. Ему не нужен никто, независимо от того, чего хочет его член.
Пять коробок спустя, он обнаружил одеяло. Мужчина разорвал скотч, и оно вырвалось из картонной коробки на деревянный пол, как обезумевший поток пены. Тернер посмотрел на чёрно-бордовый пододеяльник, который бросил на кровать. Как, чёрт возьми, он должен засунуть весь этот пух внутрь?
Просчёт.
Мэтти была такой же пушистоголовой, как и жакет, который носила. У него даже не нашлось сил ссориться с ней, но он оставался серьёзен, когда сказал, что это её последняя ночь под его крышей. Для неё здесь слишком опасно. Но его убеждение не работало. Может, она оказалась чрезмерно упрямой, чтобы оно подействовало. Нет ничего проще.
Тернер боролся с большей частью одеяла, поместившейся в пододеяльнике, и с ужасом посмотрел на беспорядочные комки, получившиеся в результате. Наверное, это должно выглядеть иначе. Он выругался и нырнул головой вперёд, протаскивая уголок к верхнему краю чехла, держа их вместе, и пытаясь сделать то же самое с другой стороной, чтобы только обнаружить, что одеяло не подходит.
Ему необходима ещё одна пара рук.
Тернер почти сдался, но отказался быть побеждённым парой акров хлопка и гусиного пуха.
К тому времени, как кровать была застелена, плохое настроение достигло критической отметки. Он плюхнулся на одеяло и уставился в потолок, отделанный декоративной штукатуркой. Мужчина знал верный способ успокоиться. Тернер вытащил ленточки, гирлянды, вазы и до мелочей украсил статуи. Отличная, мастерски сделанная работа.
На неё, наверняка, ушло несколько часов. Хрустальная люстра, что висела в центре комнаты, выглядела довольно самобытно, хотя, именно благодаря электричеству, а не свечам, сверкали хрустальные бусины. В те дни не о чем было беспокоиться. Жизнь подчинялась определённым правилам и распорядкам, и каждый знал своё место.
Восстановив душевное равновесие, Тернер присел. Если он хотел распаковать свою одежду, ему стоило подкрепиться.
Он уже наполовину спустился по лестницы, когда замер, с криком на губах. Мэтти стояла голой посреди прихожей, медленно кружась. Тернер увидел её узкие юные бёдра, милую попку, маленькие похожие на яблоки груди с дерзкими сосками, её голую… О, Боже. Его член подскочил весь во внимании, пытаясь разглядеть все подробности. Потом он вспомнил свою угрозу, что начнёт разгуливать голышом, и нахмурился. Головастик пытается соблазнить его. Не сработает.
- Хорошая попытка, - выпалил он.
Она проигнорировала его.
Тернер засунул руку в карман и попытался задушить свой член, требуя повиновения. Мужчина спустился вниз по лестнице и остановился перед ней.
- Не хорошо делать вид, что вы меня не видите, – он щёлкнул пальцами перед её лицом.
Она бросилась к стене между библиотекой и гостиной и пробежалась ладонями по реечной планке.
Тернер закатил глаза и пошёл на кухню. Любая реакция была бы поощрением её выходкам, жаждущим внимания. Лучший вариант - игнорировать. Ему станет лучше, если он поест. А когда девушка и вовсе окажется вне поля его зрения, жизнь вообще станет прекрасной. Он начнёт чувствовать себя легче, когда она окончательно покинет его дом, и этот округ. Страну. Планету.
Исключая то, что когда он вернулся, утолив голод, она всё ещё была там, но теперь лежала, свернувшись калачиком на боку, обхватив руками колени, как испуганный ребёнок. Хотя совсем не выглядела ребёнком. Он практически мог видеть её… О, чёрт. Тернер резко выпрямился. Мэтти подняла голову и посмотрела прямо на него, не узнавая. Надо отдать ей должное, она была хороша, но ему хотелось, чтобы девушка вернулась обратно на чердак, пока он не совершил какую-нибудь глупость.
А почему бы и не сделал что-нибудь глупое? Тернер расстегнул пуговицу на своих брюках, и его молния сразу начала расстегиваться, а член выскочил наружу.
Она даже не моргнула. Наклонившись, Тернер помахал рукой перед её лицом, его член присоединился к нему. Он рассчитывал на гримасу отвращения, презрительного смеха, что-нибудь ещё. Но ничего не изменилось в её лице, ни одна ресничка не дрогнула.
Дерьмо.
Тернер заправил рубашку и застегнул штаны, стыдясь своего ребячества. Сколько ему лет? Тринадцать?
Одинокая слеза скатилась по её щеке, и он в ужасе уставился на неё. Плачущая женщина - это очень плохая новость. Голая рыдающая женщина - намного хуже. Тот факт, что она плачет обнажённой, в то время как ходит во сне в его доме, встревожило Тернера ещё больше. Он заворожено смотрел, как его рука потянулась стереть слезу. В то же самое время мужчина поднёс палец к губам, задаваясь вопросом, какого чёрта делает.
Привкус соли отключил всю мозговую деятельность. Тернер не мог оставить её лежать там, хотя догадывался, что раз она нашла дорогу из своей постели, значит, сумеет отыскать и обратный путь, но так же Мэтти могла наткнуться на его вещи и поцарать их.
Или себя.
Да, прекрасно. Я беспокоюсь за неё. Отлично.
- Пора идти спать, - сказал он, так ласково, как только смог. У меня всегда такой грубый голос?
Она не шевельнулась. Тернер вздохнул. Если бы девушка не испугалась, когда внезапно появился мужчина, то, вряд ли бы кинулась к лестнице, пока он говорил, как бы мило это не выглядело. Его пальцы скользили по бокам.
Поднять её.
Я не должен.
Нагнуться и попытаться взять её.
Не могу. Что если она проснётся и подумает, что я напал на неё?
Хорошо хоть девушка не видела, как ты размахивал членом перед её лицом.
Тернер цокнул языком от досады. Через минуту он держал Мэтти в своих объятиях. Она была мягкой и тёплой, а её волосы пахли розами. Его член тут же встал по стойке «смирно» и мужчина поморщился. Чем раньше она окажется в постели, тем лучше. Поспеши, идиот. Нет, потому что ему нужно было двигаться медленно, чтобы точно не разбудить девушку.
Раньше у него не было возможности хорошо разглядеть её. Он был слеп от раздражения, а она постоянно находилась в движении. Теперь, когда Мэтти обмякла на его руках, Тернет улавливал каждую черту лица - её безумные белые волосы, милый носик, маленькие ушки с теми внутренними раковинами, которые ему так хотелось исследовать языком, грациозная шея, что он не… Тернер подавил стон. Неважно насколько очаровательной он её находил, она не задержится в его доме.
Лестница в конце второго этажа, предположительно, вела на чердак. Тернер поднялся по деревянным ступеням и обнаружил дверь наверх открытой. Шагнув внутрь, он остановился. Мужчина увидел на полу смятую импровизированную кровать, большое количество книг, разбросанную повсюду одежду, и понял, что она жила тут некоторое время. Бедная… В момент сочувствия мужчина выпрямился. Её положение, каким бы оно ни было, не означает, что Мэтти имеет право находиться здесь.
Звёздное небо виднелось из двух открытых окон на крыше, и Тернер представил себе, как она лежит, купаясь в лунном свете, её сливочная кожа… Вот дерьмо. Опусти её. Он положил девушку на постель и укрыл одеялом. Один щелчок и прикроватный светильник оживился, окрасив её лицо во все цвета радуги. Тернер нахмурился, увидев толстую белую свечу, стоящую за кроватью. В доме установили датчики дыма, но он не был уверен, что услышит их во время глубокого сна, не без Джорджа.
Тернер замешкался, а потом взял свечу. Мужчина не мог рисковать.
Но если он сделает это, она узнает, что кто-то был здесь.
Мужчина вернул её обратно.
Прежде чем снова взять свечу, он засунул руку в карман.
Мэтти выглядела гораздо моложе, пока спала. Длинные тёмные ресницы закручивались на её щеках, слёзы высохли. Белые волосы и чёрные ресницы?
Главным для мужчины было немедленно заполучить дом, но теперь в верхней части списка появилось кое-что другое - избавиться от квартиранта не желающего съезжать. Поэтому ему нужно найти документы, связанные с покупкой дома, а не довольствоваться подробностями от юристов. Кроме того, было ещё нечто важнее этого. Тернер пошёл прямиком к себе в спальню и запер дверь, прислонившись к ней, он расстегнул брюки. Мужчина издал короткий сдавленный крик облегчения, чересчур звонкий для ушей. Теперь, когда Тернер дал своему члену свободу, тот затвердел, увеличился в размере и требовал внимания.
Мужчина сорвал с себя одежду и в беспорядке разбросал её по дороге в душ. Он не мог вспомнить, когда в последний раз так отчаянно хотел мастурбировать, сосредоточившись на образе конкретной женщины. Тернер схватил бутылочку геля для душа из открытого шкафчика, когда заходил в стеклянную кабину. Мужчина с радостью встретил ледяной удар струи, в надежде, что это ослабит его пыл, но вода быстро нагревалась.
С закрытыми или открытыми глазами, лицо Мэтти всё равно отпечаталось в его сознании. Не было необходимости вызывать образы из прошлого, домашний белокурый злоумышленник справлялся вполне отлично. Тернер брызнул гель на свою руку и опустил сжатую ладонь к своей мошонки, медленно провёл по всей длине члена, сдвигая крайнюю плоть на головку. Застонав, он прислонился к стене, повторяя движение сжатой ладонью, пока он получил всё больше и больше куперовой жидкости (1).
Разрываясь между необходимостью увеличить скорость и желанием замедлиться, Тернер обхватил ладонью чувствительную головку члена и сжал в кулак свои яички.
Эти крошечные ушки.
Две руки, одна над другой, нагнетая и сжимая.
Ресницы чёрные, как его, но длиннее.
Мужчина сдавил мошонку, ужесточив хватку, другой ладонью поглаживая вздутые вены на члене.
Дразнящая щель между её губами.
Он увеличил темп, усилив захват, а другой рукой дотянулся, подразнивая анус. Один палец проскользнул в расщелину между ягодицами, надавливая на сморщенное колечко, и мужчина вскрикнул от удовольствия.
Грудь создана для его рта.
Тернер ахнул, когда его палец скользнул глубже. Руки работали в унисон, дразня, увеличивая напряжение, вонзаясь, пока он не почувствовал приближающегося зверя, несущегося на него - стук копыт, тёмная пасть, поглощающая сознание. Оргазм начался с головки его члена, может немного выше, благодаря смазке и многочисленным нажимам, охватил весь пах и обдал его яички горячей жидкостью. Сперма бурлила, кипела и переполняла, вырываясь из его члена и оставляя брызги на противоположной стеклянной стене.
Хриплый крик эхом разнёсся по душевой кабине, когда Тернер опустошил себя продолжительными мучительными спазмами. Мужчина наблюдал, как потоки его спермы стекают вниз по стеклу. Тернер вздохнул, думая о лучшем доме. Где тепло и уютно.
Он вымылся и выключил воду. Мужчина вытянул руку, ожидая полотенце, пока не вспомнил две вещи - Джорджа здесь нет, и Тернер ещё не нашёл коробку с банными принадлежностями.
Дерьмо.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------
1 - Предэякулят (предсемя, или Куперова жидкость) — это прозрачная, бесцветная, вязкая предсеменная жидкость, которая выделяется из мочеиспускательного канала полового члена мужчины наружу, когда он приходит в состояние полового возбуждения. Предэякулят неизбежен в цикле полового ответа человека. Этот секрет выделяется мужчиной также во время мастурбации, при подготовке к половому сношению или на ранней стадии совокупления, за некоторое время перед тем, когда мужчина полностью достигнет оргазма и у него произойдет семяизвержение».

Мэтти проснулась от ужасной боли в груди, воздух просто не выходил из лёгких. Она попыталась сесть и вздохнуть, пока перед глазами плясали белые точки. Сжав кулаки, девушка задрожала. Жадный глоток кислорода ворвался в неё, и её вселенная почти пришла в норму, но только почти, а затем с грохотом рухнула, когда она посмотрела влево.
Прикроватная лампа, не то чтобы дававшая много света, была включена. Мэтти не оставляла её зажжённой. Никогда. Задувать свечи, перед тем как лечь спать, вошло в привычку, когда ещё не было электричества. Девушка осмотрелась, но ничего не казалось передвинутым. Её беспорядок так и остался беспорядком. Возможно, она ошиблась и не выключила свет, но чувство тревоги осталось.
Мэтти развернула часы, чтобы увидеть сколько времени. Восемь утра. Еще один день и очередной шанс попытаться провернуть операцию под названием «Тернер».
Сделай себя незаменимой. Тернеру требовался помощник, а его камердинер оказался в отъезде, следовательно, он нуждается в ней.
Мэтти оделась в кислотно-розовую мини-юбку, низко сидящую на бедрах, и мешковатый красный свитер с капюшоном в белых снежинках. У неё не было ничего подходившего ей по размеру, и ничего сочетающегося.
Она спускалась вниз по лестнице, ожидая услышать возню Тернера, но в доме было тихо. Посмотрев в окно, девушка поняла, что его машина стоит там же, где он припарковал её прошлым вечером. Мужчина всё ещё спал?
Она прошла в библиотеку, увидев огромное количество коробок, сваленных на полу, и на пустые полки, и улыбнулась. Мэтти могла многое рассказать о человеке по прочитанным книгам, а заодно, это была удачная возможность оказать ему услугу. Девушка открыла первую коробку.
Сердце Мэтти запело, когда она обнаружила триллеры, которые так любила, а потом упало, когда увидела количество книг по истории. Если это его страсть, то она пропала. Чтобы выяснить, как римляне впервые пришли в Британию в 55 г. до н.э., а потом снова в 54 г. до н.э., уйдёт целая жизнь. Ну, математика тоже не являлась её сильной стороной.
Она распаковала и расставила книги на полки. Прошли часы. Отчасти потому, что распечатывая новую коробку, ей приходилось заново переставлять книги, которые уже были расставлены, и потому, что некоторые из них захватывали её внимание. У Тернера были старинные затхлые тома о растениях и коллекции энциклопедий, которые выглядели ещё старше, а также книги на языке, которого она не знала. Они выглядели очень древними. Одна из них оказалось шкатулкой, внутри которой лежали три небольших рукописных тома на странном языке, а на обороте - на английском. Мэтти предположила, что это перевод.
«В обычных условиях, противоречия среди тех, кто остаётся, не являются антагонистическими. Чтобы выжить мы должны быть закалены бурей эволюции».
А? Пары строк было достаточно. Она положила листы обратно в шкатулку, а книгу на полку к остальным.
Затем Мэтти разобрала пустые коробки и отнесла их в гараж, библиотека выглядела действительно уютно, практически как в далёком детстве, за исключением того, что страстью её отца была ботаника. Казалось, что это семейная традиция. Вот только девушка её не унаследовала. Ей удалось сохранить несколько старых книг отца, но только из сентиментальных соображений. У неё не оказалось большого интереса к растениям.
Когда Мэтти посмотрела на время, то была поражена, увидев, что уже больше пяти. Не наблюдалось никакого признака существования Тернера. Она надеялась, что он не заболел. Что делать если мужчина пошёл гулять и упал в реку? Он мог зацепиться за потонувшую магазинную тележку и не выплыть. Или упасть в открытую шахту и застрять в отверстии. Её сердце учащённо забилось. Она весь день развлекала себя, когда Тернер мог оказаться в беде.
Мэтти помчалась вверх по лестнице и распахнула дверь в спальню. Ничего себе, там было совсем темно, но свет, исходивший от двери, осветил силуэт человека под одеялом. Она наконец выдохнула, только сейчас заметив, что задерживала дыхание.
Её облегчение оказалось недолгим. Почему он всё ещё в постели? Насколько сильно болен?
На цыпочках девушка прошла в другой конец комнаты. Ни движения, ни звука. Что делать, если у него случилось кровоизлияние в мозг и его парализовало? Что, если он может только моргать, в попытке объясниться? Что, если он мёртв?
Мэтти подошла к изголовью кровати, обнаружив растрёпанные чёрные волосы, закрытые глаза, острый нос, нежные губы. Поцеловать Спящую красавицу? Она чуть не захихикала, а потом вспомнила, что обеспокоена. Девушка провела рукой у его рта, но не почувствовала движения воздуха. О Боже. Теперь мне страшно.
- Вы мертвы?- прошептала Мэтти.
- Да. Уходи.
Она взвизгнула и отступила назад.
Тернер заставил себя сесть, и одеяло сползло до талии. Похоже, он спит голым, как я. Что-то общее у нас есть. Ура.
-Какого чёрта ты тут делаешь? – резко спросил он. – Как ты сюда попала? Дверь была заперта.
- Нет, не была.
- Была.
- Нет, не была.
Тернер посмотрел на неё.
- Перейдём к первому вопросу.
- Ну, очевидно, что вы не умерли, - усмехнулась Мэтти.
- Я не его имел в виду, говоря о первом. Я спросил, что, чёрт возьми, ты здесь делаешь.
Она вздрогнула.
- Вы сказали, что больны, и я подумала, что может понадобиться помощь. Вы весь день провели в постели.
- Я болен не в этом смысле. Так получается, потому что я живу, как хочу. Сверхурочные, помнишь? Я лучше работаю ночью, если высплюсь днём.
- Ох, простите.
- Уходи.
- Верно. – Мэтти не двигалась.
- Ты хочешь, чтобы я уехал из Милфорд Холл и никогда не возвращался, - сказал он странным мелодичным голосом.
- Ох, нет, – ответила Мэтти таким же тоном.
Он застонал.
- Сейчас ты уйдешь отсюда.
Мэтти прикусила ноготь. Быть незаменимой.
- Вы голодны? Хотите, чтобы я приготовила что-нибудь поесть?
- Я голоден настолько, чтобы съесть тебя, Красная Шапочка, - проворчал он. – Лучше беги.

Категория: Главы | Добавил: Tabitha (05.10.2011)
Просмотров: 551 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar