Главная » Переводы » Мелкий шрифт, Б. Элсборг » Главы

Глава 2, Мелкий шрифт - Б. Элсборг
Глава 2

Тернер хлопнул дверцей автомобиля, подавив желание пнуть её. Милфорд Холл находился в миле от городка. Потребовалось двадцать бесполезно потраченных минут, чтобы найти его. Как всегда, когда это было необходимо, никого не оказалось рядом, чтобы узнать дорогу. Тернер, возможно, подумал, что укромное место поможет избавиться от нежеланных гостей, если бы не понимал, что опасность целиком исходит от него самого. Он пошёл быстрее.
Только обойдя церковь три раза, мужчина обнаружил слева узкий переулок с хлипким указателем к его цели. Стоило ли перенести знак? Но существовала и другая проблема - ведь в городке в любой момент кто-то мог показать, где находится Холл. Нет смысла питать надежды, что переезд или сломанный указатель не позволят Габриэлю найти его.
Тернер облокотился на свою машину и не сводил глаз со здания второго класса (1), построенного в грегорианском стиле. В лунном свете была видна вся его блистательная красота, и неприятности Тернера ушли прочь. Прекрасный памятник архитектурного гения, построенный в 1720-х года и спроектированный Джоном Джеймсом. Но не сам дом волновал Тернера, а земля, на которой он стоял.
- Великолепен, не правда ли? – сказал знакомый голос за спиной, и Тернер застыл. - Более пятидесяти пяти сотен квадратных футов, с прекрасной прихожей, гостиной, кабинетом, комнатой для приёмов, залом для завтраков, кухней, оранжереей, винным погребом, спальней, комнатой для гостей, ещё тремя спальнями и двумя ванными комнатами.
Тернер повернулся и уставился на неё.
- Вы следите за мной?
Мэтти фыркнула.
- Я ждала пятнадцать минут. Где вы были?
- Катался по деревне, – Тернер стиснул зубы. Он не должен был оправдываться.
- О-кей, - сказала она. – Ну, в дополнение к основному дому, есть переделанная в игровую комнату жилая надворная постройка, тренажёрный зал и плавательный бассейн с огромным джакузи.
Тернер сжал кулаки.
- Да, я читал в брошюре. Теперь вижу и сам. Спасибо. Спокойной ночи.
- Усадьба расположена в старом парке, с декоративным водопадом и огороженным огородом, вдобавок есть огромный фруктовый сад. Яблоня, груша и слива. Также теплицы времен Эдуарда VII (2) и десять гектар лугов и…
- Да, спасибо. Вы можете идти.
- Над гаражом, есть отдельная квартира с гостиной, спальней и ванной комнатой.
- Прекрасно, – мужчина сделал три шага к дому и остановился, под его ногой хрустнул гравий. Он не помнил, чтобы читал об отдельной квартире. И Джордж не говорил об этом. Неприятное предчувствие проскользнуло вниз по его позвоночнику, и Тернер повернулся лицом к своему нежеланному экскурсоводу.
- Вы живёте над гаражом? – спросил он, задаваясь вопросом, о чём думал Джордж.
- О, нет.
Спасибо чёрту за это.
- Я живу в доме, - сказала Мэтти.
Тернер, не веря, смотрел, как она прошла вперед него, открыла дверь, зашла внутрь и закрыла её за собой.
Его остолбенение продолжалось ровно 3,7 секунды, до того как он последовал за ней, бормоча:
- Нет, нет, нет, нет, нет.
Девушка не воспользовалась ключом. Оставила дверь незапертой и пошла в бар? Со всем своим несметным богатством внутри? Он нажал на ручку, но дверь не открылась. Тернер нажал на неё сильнее. Вытащил из кармана ключ, отпер её и распахнул.
Он догнал Мэтти на середине каменной прихожей, украшенной флагами, сжимая кулаки.
- Какого черта вы говорите? – выругался он. – Это мой дом. Я купил его готовым к въезду. Там не было никакого арендатора.
- Я не арендатор, – она жестом показала на всё вокруг. – Уделите особое внимание деталям. У большинства окон имеют оригинальные ставни. Шикарная лепнина на потолке и аккуратный карниз в сочетании с тонко обработанной рамой обрамляют окно. Великолепно, – улыбнулась ему девушка.
Мэтти сильно действовала ему на нервы. Тернер думал, что из него сейчас пойдёт пар. Он чувствовал себя, как гейзер, готовый вырваться из-под земли. Когда он всё осознал, то фыркнул. Идея Джорджа. Не смешная. Ни в малейшей степени. Постоянные попытки его помощника разнообразить светскую жизнь Тернера выводили из себя.
- Это шутка? – спросил он.
Улыбка пропала с её лица. Она опустила взгляд, как будто ожидала увидеть его ползущим у своих ног.
- Нет, не шутка. Это мелкий шрифт.
Мысли Тернера вернулись в прошлое, к прощальному комментарию Джорджа. К чему-то о прочтении контракта?
О, чёртов ад.
Его идиот-помощник вообще думал о том, что делает? Тернер не мог жить в доме с незнакомцем. Это не возможно, практически не возможно, сумасшествие. Должно быть какая-то ошибка. Его рука коснулась телефона в кармане, а затем вернулась назад.
Джордж был посреди Атлантики, на пути к двухнедельному погружению в культуру племени Изаруба, которое жило где-то в глуши пустыни в Чили. Тернер оказался поражён, узнав о заинтересованности его камердинера в технике выживания. Что и удивляло, ведь Джордж любил удобства больше, чем Тернер.
Мужчина прогнал эти мысли прочь. Дело в том, что пусть он и хотел удержать помощника вдали от дома, но не продумал, что с ним нельзя будет связаться. «Как чрезвычайно удобно».
- Сколько вы хотите? – Тернер достал бумажник.
Она вздрогнула.
- Мне не нужны деньги. Вы меня и не заметите. Чердак - мой. Но мне придётся пользоваться дверьми для входа и выхода. Я могу спускаться по служебной лестнице, если вы хотите, и пользоваться чёрным ходом.
Тернер уставился на неё.
- Так у вас собственный чердак?
Мэтти слегка пожала плечами.
- Разве вы не хотите иметь отдельный дом? Я работаю в ночное время. – Он должен был придумать что-то получше, чем это. – Я люблю быть один. Я…я…я разгуливаю голым.
- Это прекрасно. Моё расписание тоже не совсем дневное. Ваши прогулки голышом не будут мне мешать, – девушка оглядела его сверху донизу и ухмыльнулась. – Звучит забавно.
Тернер тут же представил Мэтти обнажённой, скользящей вниз по перилам. Его член оживился и он вздохнул. У него не было выбора. Ему пришлось использовать своё тайное умение убеждать. Тернер пригвоздил её взглядом и заговорил спокойным голосом.
- Вы не хотите оставаться здесь. Вы собираетесь уйти.
- Нет.
Он посмотрел на неё, удивившись. Не то чтобы его техника работала на всех, но на самом деле на большинстве. Тернер попробовал снова.
- Этот дом не ваш. Собирайте вещи и уходите.
- Нет.
- Да.
Мэтти вздохнула.
- Напомните мне никогда вас не злить.
- Уже сделали. Вы не можете остаться здесь, – сказал он.
Девушка отступила к лестнице.
- Думаю, вы убедитесь, что могу. Лучше снова перечитайте договор. Есть несколько вещей, которые вы возможно не заметили.
- Что? Горгулья в подвале и русалка в бассейне?
- Вы об этом читали, – она изогнула бровь.
Подавленный стон вырвался из его горла, и Мэтти рассмеялась.
Тернер опустил плечи и смотрел, как она поднялась по лестнице. «О Боже, какой красивый зад. Эти брюки такие тесные». Теперь в его брюках тоже стало тесно. Он не мог думать, когда был так взволнован. Даже новость об освобождении из тюрьмы Габриэля и Давы не довела его до такого состояния, как это. Его жизнь была расписана и продумана. Далеко от его нормально существования, но Тернер привык мириться с капризами своего необычного образа жизни. Джордж получал деньги, чтобы справиться с этим, а мисс Мэтти Лягушечья икра вовсе не должна знать о происходящем.
Он расправил плечи. Всё что ему было нужно - это откопать контракт. Тернер подозревал, что в нём есть несколько специфических пунктов, связанных с ней, но это не означало, что они имеют какую-то силу. Должно же быть что-то запрещающее продавать дом вместе с людьми, живущими на чердаке. Особенно для риэлтора незаконно выставлять особняк, когда он сам живёт на его мансарде. Определённый конфликт интересов. Он бы отправил Джорджа разобраться с этим, но Тернер мог бы самостоятельно созвать юристов и риэлторов, организовать собрание. Только кто эти адвокаты? Куда Джордж положил документы?
Дверь справа вела в элегантную гостиную с бледно-голубыми стенами. Классические тона успокоили Тернера, пока он не заметил, что его мебель беспорядочно свалена в кучу в одном углу, ящики в другом, хотя они и были пронумерованы. Здорово… за исключением того, где лист бумаги с описанием, что в какой коробке? Тернер застонал. Он никогда не позволит Джорджу снова взять отпуск.

***
Мэтти закрыла дверь в свою комнату на чердаке и прислонилась к ней. Тернер был таким напряжённым, что она чувствовала - мужчина находился на грани… чего-то ужасного. Его взгляд был пронзительным и непроницаемым, он не улыбался, но сексуальная энергия волнами исходила от него, а Мэтти теперь барахталась в воде достаточно далеко от берега, чтобы утонуть. Она одновременно хотела и не хотела, но была обязана сделать первый шаг, хотя сомневалась, что сможет.
«Смирись. Я провалила этап соблазнения». Она стянула с себя старомодный пушистый топ и бросила его на стул. Тот соскользнул на пол, но девушка оставила его там, где он лежал, напоминая альбиноса-дикобраза. Она вздохнула с облегчением, обнаружив на складе коробку с одеждой, но уже устала носить старые вещи. Мэтти ни за что не стала бы покупать себе ничего нового, ей нужно было накопить немного денег, пытаясь определиться каким жизненным путём следовать.
Она легла на кровать и подумала, что скажет Тернер, когда прочтёт детали контракта. Мэтти говорила Джорджу, что это не сработает, кто-то из адвокатов засомневается и как-то намекнёт Тернеру, но к её удивлению юристы ничего не сказали, и тот поставил свою подпись. Теперь, когда девушка была здесь с ним, то не могла позволить ему уйти, обязанная заставить его работать. Если всё, что сказал Джордж правда, это пойдёт Тернеру на пользу, так же, как и ей. Только почему девушке верить Джорджу? Мэтти прикусила губу. Одна веская причина. Как только камердинер зашёл в дом и улыбнулся ей, она поняла, что он был ответом на её молитвы.
Поэтому, если Мэтти хотела вырыть себе выход из этой дыры, то других вариантов не предвиделось. Она должна быть стойкой, ведь симпатичный зануда, которым казался Тернер, не мог обойтись без неё, также как и она без него. Не следовало прятаться на чердаке. Ей надо что-то делать, а для начала спуститься вниз по лестнице.
Тернер шумел в библиотеке, поэтому она направилась на кухню. Когда девушка открыла холодильник, то заморгала, рассматривая содержимое полок. Её покупки были переложены вниз, а на каждой полке сверху лежали одинаковые непрозрачные пакеты с жидкостью. Она вынула один и прочитала этикетку. Плазматикс. Звучало по-медицински. «О, Боже, он болен?» От нахлынувшего беспокойства скрутило живот. Когда Джордж сказал, что Тернер нуждается в ней, она надеялась, что он не имел в виду статус медсестры. Мэтти никогда не болела и не чувствовала себя комфортно рядом с больными людьми. Если их начинало тошнить, то и её тоже.
Она достала то, что было нужно, и разложила продукты на столе. Девушка купила свежий хлеб, помидоры и сыр, а не ветчину, на тот случай, если он вегетарианец, и ещё кое-что. Мэтти сорвала зелёную фольгу с банки растворимого кофе, и, с низким стоном вдохнув его аромат, сделала ему напиток. Тернер вошёл на кухню, когда она складывала всё на поднос.
- О, вы также пользуетесь моей кухней, и поедаете содержимое холодильника? – огрызнулся он. – Должен ли я платить вместо вас за электричество, воду, отопление? Конечно, да. Ведь это прописано мелким шрифтом, не так ли?
Мэтти уже начала сомневаться, испытывал ли этот мужчина когда-нибудь что-то кроме ярости. Его лицо было полно огня и страсти, тёмные глаза горели, привлекательные губы превратились в тонкую линию от непривлекательного рычания. Когда же он не был зол, то выглядел скучным и высокомерным.
Она толкнула поднос через стол.
- Я сделала это для вас. Поздний ужин. Я подумала, что вы должно быть голодны после вашего, гм… трудного путешествия.
Угрюмое выражение лица на мгновение исчезло, и он толкнул поднос обратно.
- Не голоден. Ешьте.
Мэтти с тоской посмотрела на сэндвич.
- Я не хочу есть. Заверну его в пленку и положу в холодильник, если вы передумаете. Кофе? Есть молоко, если хотите.
- Я не пью кофе.
«Чёрт».
- Извините. У меня нет чая.
- Я не пью чай.
- Вы больны? – прошептала она. – Я видела лекарства в холодильнике.
Его лицо напряглось, а потом расслабилось.
- Да. Это мое лекарство. Не трогайте его. Спокойной ночи.
Тернер вышел из комнаты, а девушка, спотыкаясь, последовала за ним.
- Вы серьёзно больны? Я могу чем-то помочь?
Мужчина не остановился.
- Да, очень болен. И да, вы можете оставить меня в покое.
«Очень болен?» Тревога Мэтти возросла.
- Это заразно? Стоит ли мне беспокоиться, что у меня появится сыпь, или пена изо рта, или разовьется геморрагическая лихорадка?
Он остановился и повернулся, чтобы посмотреть на неё.
- Этого не должно произойти.
- Хорошо. Ну, я не думаю, что заразилась бы чем-нибудь. У меня никогда не было даже ветряной оспы или гриппа. Я абсолютна здорова. – «Это не работает». - Извините. Вы не… умираете или что-нибудь ещё?
Она скрестила за спиной пальцы.
- Нет. Я не умираю.
- Уверены?
Тернер фыркнул.
- Несомненно.
- О, хорошо, – Мэтти громко выдохнула с облегчением. – Вы уже осмотрелись? Что думаете? Это прекрасный дом, не так ли? Я видела, что привезли вашу мебель. Будет выглядеть красиво, если её расставить должным образом. Я могу помочь…
- Нет, спасибо.
Она внимательно смотрела на его широкие плечи, пока он шагал прочь. Теперь мужчина снял тёмно-серое пальто, и Мэтти могла видеть его большое тело - высокое, стройное, с длинными ногами и узкими бёдрами. Его зад был…вау…упругим, узким, совершенным. Мужчина казался слишком хорош для неё. Все парни, которых она когда-либо любила, были слишком хороши для неё. Хотя, большинство из них оказывались теми, кого она никогда не встречала лично, такие как кинозвезды и певцы. Размышления сошли на нет.
Мэтти осознала, что боль уже на подходе, еще до того, как почувствовала её, и напряглась. Легкие сдавило, а сердце замерло, как будто ребра сковали его, став слишком тесными. Она оперлась на стену и закрыла глаза.
Больно, больно, больно.
Ноги задрожали, а голова стала кружиться. Через минуту эти ощущения пропали. Как происходило и всегда. Девушка почти могла чувствовать руки, успокаивающие её прикосновениями, голоса, пытающиеся обнадёжить. Воздух вновь попадал в её легкие, а чувство усталости растеклось по жилам, словно тёплое масло, втираемое в кожу. Боль прошла. Мэтти открыла глаза, Тернер смотрел на неё, наморщив лоб. Она заставила губы растянуться в улыбке и выпрямилась.
- Хотите принять ванну?
- Я хочу уединения.
- Я могу уйти с вашего пути, – пробормотала девушка.
- Вы думаете, я не замечу вас в своей ванне? – он изогнул бровь.
- Вы действительно не заметите, что я здесь.
- Правильно, потому что вас здесь не будет. Я хочу, чтобы вы уехали к завтрашнему вечеру.
Плечи Мэтти опустились. Что, чёрт возьми, она делает? Это никогда не сработает. Она не нравилась мужчине. Что если мысль о её близости раздражала его настолько, что ему станет только хуже? Если каким-то чудом девушка вызвала его интерес, то, что с того? Это не значит, что её жизнь чудесным образом вернётся в норму, независимо оттого, что считалось этой нормой. Джордж сказал, что Тернер перевернёт её мир, но он был не прав.
Или, может быть, нет. Тот мог перевернуть её действительность, но в худшую сторону.
Слезы выступили на её глазах, прежде чем Тернер их заметил – не то чтобы его это заботило – Мэтти побежала вверх по лестнице на чердак. Она захлопнула дверь и упала на матрас. Этому уголку придётся побыть её миром немного дольше. Может быть, значительно дольше.
Мэтти занимала одну малую часть чердачного помещения, перестроенного много лет назад как убежище для подростка. Здесь была маленькая душевая и крошечная нефункционирующая кухня, а под ногами дешёвый серый ковер в цветную полоску. Не так уж много мебели, только один матрас на полу, кресло-качалка её матери, потёртый старый сосновый комод. На нём стояли все сувениры и украшения, которые имели для неё значение. Фотографии родителей, глиняная статуэтка её матери, сделанная Мэтти, когда ей было семь лет, несколько украшений.
Две картины, написанные её отцом, висели на стене, а ниже она привесила единственную из старинных работ, которую смогла спасти - портрет одного из её предков, сидящего на лошади. С противоположной стороны комнаты полки просели под тяжестью книг, которые девушка присвоила ещё с утра, когда приезжал грузовик, чтобы вычистить дом. Она подбирала их все, даже скучные. А там было немало таковых.
Нехотя поднявшись с матраса, она разделась и поплелась к душевой. Мэтти не любила готовиться ко сну, из-за того, что тот приходил не сразу, когда вы боитесь никогда не проснуться. Иногда кошмары посещали её сознание, а сердце стучало так громко, что могло вырваться из груди. В другие времена девушке приходилось бороться за утренний свет и, задыхаясь, выныривать из сна, как будто она всплывала после глубокого погружения.
Почистив зубы и умывшись, она выключила свет и голышом свернулась под одеялом в голубую клетку. Ладно, дела сегодня пошли не совсем как ожидалось, но завтра новый день и Мэтти не предполагала ничего определенного на его счёт. Она закрыла глаза на мир, в котором боролась за существование и открыла дверь в другой, где чувствовала себя как дома. В её воображении ничего не могло навредить ей. В этом мире фантазий девушка была способна изменить свою жизнь, или просто поместить туда хмурого тёмноволосого парня.
Действительно могла? Кого она обманывала? Тернер выступал в главной роли.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------
1 - Здания классифицируются, чтобы показать их относительный архитектурный или исторический интерес для общественности. Класс II - класс повышенного интереса, требующий усилий для сохранения исторической ценности.
2 - Эдуарда VII король Великобритании и Ирландии жил в 19 в.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 460 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar