Главная » Переводы » Иерархия, М. Монтегю » Главы

Глава 4, Иерархия - М. Монтегю
Глава 4

Константин пришел к мысли, что уже готов. Было на удивление трудно сдержать свое нетерпение и не предъявить права на Бронвин, но он использовал время в свою пользу. И обнаружил, что защитное заклинание, которое старая ведьма наложила на девушку, оказалось намного сильнее его способностей, и он не мог разрушить его, что приводило мужчину в ярость больше, чем все, что он мог вспомнить за века. Но Константин сумел сдержать свой гнев и сосредоточился на том, чтобы обыскать город, а потом и страну в надежде обнаружить ходящего днем, обладающего магией, сопоставимой с волшебством старой ведьмы, которую Бронвин так ласково называла Нана.
Самый сильный, кого нашел Константин, просто пожал плечами и сообщил, что никто, кроме ведьмы, которая сплела заклинание, не сможет его разрушить. Он предложил ему найти ее. Удивление колдуна превзошло только его веселье, когда ему сообщили, что ведьма мертва уже почти десятилетие. Эти новости взбесили Константина. Если бы наглец сам не был защищен мощным заклинанием, вампир бы уже выдавил из него жизнь.
Проклятые ходящие днем и их баловство магией! Кто бы мог подумать, что в наши дни смертные все еще способны владеть такой силой! Он считал, что это знание было давно утеряно.
Константин пришел в ярость, когда колдун оставил его, посоветовав, что если тот хочет заполучить женщину, то должен действовать в пределах границ, которые ему определила ведьма.
- В смысле? - холодно спросил вампир.
- В данном случае, ваши силы вам ничем не помогут. Чтобы достичь своей цели, придется пораскинуть мозгами. Если бы вы позаботились объяснить ситуацию, я был бы счастлив помочь вам любым способом.
Константин, прищурившись, посмотрел на старика, но, несмотря на свой гнев и разочарование, не собирался доверять ему. К настоящему времени лишь несколько его самых доверенных фаворитов знали о его интересе к Бронвин, и даже они понятия не имели, что на самом деле предвещало пророчество.
Он видел это именно так. Она была предназначена прародителю, но в текстах не было сказано какому именно. Кроме него, остался только один, правда, на другом конце света, но все же достаточно сильный, чтобы создать проблемы, с которыми у него не возникало никакого желания иметь дело. И Мастер вампиров не собирался позволить Мордехаю узнать, что девушка из пророчества нашлась.
Когда колдун ушел, Константин выплеснул гнев, оставив свой клуб почти в руинах. Он провел следующие несколько дней в плохом настроении, пытаясь сдержать свой нрав, чтобы обдумать, как заполучить желаемое. Наконец, ему пришло в голову, что Марко предпринимал слишком много усилий, чтобы остаться незамеченным, и он послал Стивена, чтобы тот разыскал пропавшего слугу.
Константин оказался не особенно рад, когда его все-таки привели, так как тот плохо выглядел. Но с отвращением понаблюдав за ним несколько мгновений он, наконец, выгнал всех из комнаты и принялся исследовать его мозг в поисках того, что ему требовалось. Однако, к сожалению, то, что вампир обнаружил, сообщило ему очень мало.
Присев, он стал ждать, пока слуга оправится от этого испытания, размышляя, как удивительно мало удачных свиданий было у Марко перед его обращением, сомнительно, что он вообще окажется хоть чем-нибудь полезным.
- Сколько тебе лет? - спросил Константин, когда фаворит, наконец, пришел в сознание.
Нахмурившись, тот тупо уставился на него, поскольку пытался подсчитать ответ.
- Тридцать… я думаю. Подождите! Двадцать восемь.
Мастер учел это.
- Сколько тебе было лет, когда я обратил тебя?
Марко уставился на него.
- Двадцать три.
Раздражение вспыхнуло в Константине.
- Ты был сексуально активен с пятнадцати лет. В это трудно поверить, так как из того, что я сумел разглядеть, у тебя не так уж и много этого гребаного опыта!
Парень покраснел, неловко передвинувшись.
- Если вы предполагаете, что я что-либо скрыл... то прекрасно знаете, что это невозможно.
Он точно не знал почему, но в действительности не думал, что за прошедшие несколько лет Марко приобрел достаточно сил, чтобы бросить ему вызов. Тем не менее, это чертовски сбивало его с толку.
- Казалось, ты хорошо подкатывал к очаровательной Бронвин, когда я подошел, - сухо отметил Константин. - Как это тебе удалось, ведь ты не мог использовать чары или порабощение?
Марко выглядел немного удивленным. Потом нахмурился.
- Она была немного подвыпившей, когда появилась. Я всего лишь вел себя дружелюбно и развлекал ее, пока вы не подошли, - добавил он немного осторожно. - Я не знаю. Думаю, мы просто сошлись.
Губы Константина сжались.
- Объясни, как это "сошлись".
Парень пожал плечами.
- Этому трудно дать определение.
- Попытайся.
- Это - смертная вещь, - сказал Марко нервно. - Вы встречаете кого-то, и вас к нему влечет, потому что вам нравится, как этот кто-то выглядит. Иногда, вы обнаруживаете, что это нечто большее. Вам нравится ее индивидуальность, а ей ваша, и затем вы "сходитесь".
- И это означает "влюбленность"?
Марко уставился на него.
- Я этого не говорил.
- Тогда я не заинтересован в этом, - раздраженно сказал Константин. - Когда приходит "влюбленность"?
Фаворит удивленно посмотрел на него.
- Не знаю, я никогда не был влюблен. Я встречал много женщин, которых хотел, - добавил он с оттенком удовольствия.
- Это я видел, - сухо сказал Константин. - И ты даже сумел "завалить" некоторых из них. Как тебе это удалось?
Он видел, что Марко борется с негодованием.
- Здесь, или пан или пропал, - сказал парень, наконец. - Вы пытаетесь поцеловать девушку, и если она вам это позволяет, и ей это нравится, то пытаетесь склонить ее к большему. Если вы ей интересны, она позволит вам это сделать. Если нет - оттолкнет в сторону и скажет, что вы пошлый ублюдок. Сам я всегда обходил стороной правило трех свиданий. Если мы уже три раза встречались, и она до сих пор не позволила мне себя поцеловать, не говоря уже о чем-то большем, тогда я просто отказываюсь от дальнейших попыток и иду дальше. Иногда девушки позволяют затащить их в постель на первом свидании, иногда на втором или третьем, но если на третьем свидании вы не добрались даже до первой базы, то шансы когда-нибудь достичь ее невелики. Я вполне уверен, что Бронвин позволила бы мне поцеловать себя к концу вечера, - закончил он несколько вызывающе. - Мы сошлись. Кроме того, ну, вы знаете, она была влажной.
Константин сузил глаза.
Марко начал потеть.
- Алкоголь. Вы работаете с тем, что у вас есть, а у смертных нет чар и способности порабощать, чтобы получить то, чего они хотят. Алкоголь снижает запреты, путает их, и Бронвин... ну, я видел, что она станет легкой добычей. Во-первых, девушка не привыкла к выпивке. Чтобы уложить ее на задницу, много бы не потребовалось. Во-вторых... думаю, она одинока, и ей причинили много боли. Некоторые девушки такие. Они просто слишком... мягкие. С ними так часто обходились как с дерьмом, что они отчаянно нуждаются в любви.
Константин посмотрел на него с отвращением.
- Тебе определенно повезло, что ты не пытался. Ты заменим, Марко. Легко. В любую ночь недели, в клубе есть множество полных надежд новообращенных. Ты свободен.
Вампир стал еще более расстроен и сердит, когда ушел слуга. Он был так уверен, что Марко - ключ к ритуалу спаривания смертных. Это должно произойти, так или иначе, понял он. Старая карга знала об этом, черт ее возьми! Он не хотел в нее влюбляться, черт все побери!
Константин пока даже не рассматривал возможность связать себя с вампиром, и предпочел бы сделать это с кем-то из себе подобных, чем со смертной! Возможно, защитное заклинание будет снято, если первородный сумеет завоевать ее любовь, и обратить девушку. Но недоброе предчувствие подсказывало, что злобная старуха сотворила это заклинание как постоянную защиту от таких, как он. Что делать, если Мастер вампиров, кошмар из кошмаров, действительно привяжется к ней - к смертной? Будет ощущать боль и страдание, когда она покинет свое смертное тело! Возможно в течение десятилетий!
Даже теперь он испытывал острый приступ боли, когда позволял себе вспомнить о своей смертной матери, а мужчина потерял ее много веков тому назад... потому что она не позволила ему обратить себя. Женщина считала его чудовищем и отказалась даже думать о том, чтобы стать такой же.
Стоило ли это эмоциональное потрясение того, чтобы просто зачать ребенка?
Может ему следует, в конце концов, связаться с Мордехаем и предоставить эту честь ему? Дело не в том, что мужчине не нравились преимущества от возможности стать ходящим днем. Тем не менее, пророчество намекало на это, и он не мог убедить себя, что это не станет частью "дара", пусть у самой Бронвин нет никакой магии. Константин был в этом абсолютно уверен. И все же она была сосудом. В этом он также не сомневался, но не мог исследовать эту магию, не в силах "увидеть" ее, чтобы определить границы могущества.
В конце концов, вампир был вынужден признать, что как бы его не раздражали наложенные ограничения, он не мог заставить себя просто отойти и уступить свою удачу другому.
Из горстки прародителей, которые вошли в этот мир, Константин пережил века. Бронвин пришла к нему. Это могло означать только то, что она предназначена ему и только ему. А если это так, то для него не должно стать невозможным изучить образ действия смертных и завоевать ее! Он был готов соблазнить девушку и уложить к себе в постель, чтобы произвести наследника царства вампиров, однако обнаружил, что прошла уже почти неделя, а у нее, судя по всему, не возникло никакого намерения участвовать в этой игре!
Константин был вынужден отправить своих слуг на ее поиски, так как проклятая старуха проследила, чтобы он не смог сформировать с ней связь. И ему пришлось уговаривать ее - простыми словами - прийти к нему! Сам по себе это был неприятный опыт! Однако вампир признавал, что в этом также присутствовало определенное количество волнения. Он не привык к сомнениям – и понял, что ненавидит их - но игра стоила свеч.
Она пригласила его в свой дом! Девушка радушно приветствовала мужчину, без каких-либо серьезных усилий с его стороны. Конечно, она понятия не имела, что он вампир или, что приглашение приравнивалось к предложению себя в полное распоряжение Первородного. Что, конечно, не имело никакого значения из-за проклятого заклинания защиты! Это открытие неприятно потрясло Мастера! Но даже в этом случае он добился явного прогресса.
Константин наслаждался самым приятным вечером на своей памяти, который не включал в себя секс от заката до рассвета или вкушение ее сладкой сущности, которая стала ему жизненно необходима, как только он поцеловал девушку. Мужчина сумел убедить себя, что на самом деле это его идея и его выбор, предвкушать, а не удовлетворять свои желания немедленно. Скоро он испробует ее, подарит ей больше удовольствия, чем она когда-либо себе представляла, и тогда девушка станет глиной в его руках - безвозвратно его - в независимости от того, что думала старуха.
А теперь, после того как мужчина напоил и накормил ее, после того как весь вечер развлекал, терпеливо ожидая момента, когда девушка уступит ему, она заснула на обратном пути к своей квартире!
Константин посмотрел вниз на ее голову, лежавшую на его плече, со смесью эмоций, которые было трудно определить. Он никогда не встречал женщины, которая бы просто спала в его компании! Это означало определенную степень доверия, ему следовало поздравить себя с этим, и все же он не смог окончательно убедить себя, что это не банальная усталость. Но это было предпочтительнее чем то, что она заснула от его занудной болтовни, подумал Константин сардонически.
Бронвин проснулась, когда автомобиль подъехал подъезду отвратительного жилого дома, но так нетвердо стояла на ногах, что он искренне сомневался, что она в состоянии добраться до квартиры собственными силами. Мужчина забрал обувь и сумочку, которые она бросила на сиденье лимузина, затем поднял девушку на руки, отпустил Марко и направился внутрь... все еще уверенный, что получит свое вознаграждение.
Убедившись, что в здании больше никого нет, Константин проигнорировал лестницу и лифт, стремительно взлетев на третий этаж и легко приземлившись возле ее двери.
- Вау! - пробормотала Бровин сонным или может быть пьяным голосом, подняв голову и растерянно оглядываясь вокруг, пока он возился с ключами от двери, вместо того чтобы просто открыть ее, теперь, когда хозяйка все-таки проснулась. - Это был самый быстрый лифт из когда-либо ехавших!
Мужчина никак это не прокомментировал, так и не придумав ответа, который бы ее не встревожил. Наконец вставив ключ в замочную скважину и открыв замок, он просто прошел в квартиру, пинком закрыв за собой дверь. Бронвин уткнулась носом в его шею, когда Константин направился в спальню, и член, который уже был твердым, заставил его испытать еще один приступ боли.
- Ты нес меня на руках!
- Одно из двух: либо так, либо положить тебя в холле, чтобы ты ползла наверх сама, - проворчал он.
Бронвин залилась громким неуклюжим смехом, что развеселило его, несмотря на довольно отчаянное положение.
- Я не настолько пьяна, - пробормотала она, когда мужчина поставил ее на ноги рядом с кроватью.
- Нет? - спросил он язвительно.
Девушка удивленно посмотрела на него, обвела взглядом комнату и повернулась, чтобы забраться в постель. Константин щелкнул пальцами, избавляясь от своей одежды, и последовал за ней. Ему пришлось немного повозиться, чтобы снять с нее проклятое платье, которое ей удалось каким-то образом закрутить вокруг себя. Когда вампир отпустил ее, чтобы отбросить ненужную ткань в сторону, девушка упала на подушки, взметнув свои руки вверх, будто сдаваясь.
- Не смей засыпать при мне, Бронвин, - зарычал Константин, бросившись к ее горлу, его терпение достигло предела.
Ее пьяный смех застрял в горле и превратился в стон, когда он проложил дорожку из нежных поцелуев к впадинке у шеи и выше. В его горле пересохло, мужчина чувствовал пульсацию ее нектара у своих губ. Он должно быть сладкий, такой же сладкий и чистый как она. Однако, несмотря на горящий нестерпимый голод в животе, его клыки не удлинились.
"Ты не можешь применить к ней свои силы. Проклятье!"
Искушение разорвать зубами тонкую кожу и добраться до ее горячего нектара, что пульсировал так соблазнительно близко, жгло его. Он с трудом осознал, что совершив это, только причинит ей боль, так как у него не было никакой возможности обезболить укус и сделать ее покорной своей воле. Как только вампир разорвет кожу, чтобы насладиться ею, то не сможет остановиться. Девушка умрет, забрав свой дар с собой.
Все же взяв себя в руки, он поднял голову и внимательно посмотрел ей в лицо, его тело пульсировало другими потребностями. Мужчина ощутил, как в нем поднимается волна ярости и разочарования от чувства неуверенности, что ему не удастся удовлетворить их.
Константин понял, что не может не попытаться. Бронвин была открыта для него, уже горячая и готовая. Он прижался к ее губам, целуя со всей сдерживаемой жаждой. Девушка обняла его за шею и, несмотря на грубость, поцеловала в ответ, и им овладело странное желание защитить ее.
Мужчина смягчил свой поцелуй, ласково поглаживая своим языком ее нёбо, собирая от ее сущности все, что только мог, лишь бы утолить голод.
- Кон! - умоляюще простонала она, когда он прервал поцелуй.
Мастер вампиров убил бы любого, кто осмелился произнести его уменьшительное имя, но все же, как ни странно, это воспламенило его. Он погладил дрожащими от нетерпения руками ее груди, взял их в ладони и втянул в рот спелые вишенки.
- Сладкая крошка, - хрипло прошептал мужчина, и, когда она охотно, даже нетерпеливо, развела бедра, заскользил рукой по животу и, обнаружив жаждущую плоть, погладил складочки, собрав влагу кончиком пальца.
Как только он коснулся ее внутри и почувствовал влажное тепло, тесноту тела, то понял, что больше не в силах сдерживаться. Что должен ощутить, как этот жар и влажность обволакивают его, чтобы успокоить боль, которая начала так сильно пульсировать. Казалось, его виски просто взорвутся. Скользнув в колыбель ее бедер, Константин проник в нее головкой своего члена.
Сладкая агония вскружила ему голову. Борясь за контроль, он опустился на нее всем своим весом, зарывшись лицом в подушку рядом с ее головой.
- Ma sucre mignon (1)! Маленькая сладкая конфетка! Твой жар так восхитительно обжигает меня, думаю, я пролью свое семя и не доставлю ни одному из нас удовлетворения, которого мы так жаждем.
Она хрипло вздохнула, подняв свои ноги, чтобы охватить ими его бедра.
- Не покидай меня! Я думаю, что сейчас кончу!
По его телу прошла дрожь. Стиснув зубы, он проник глубже, понемногу раскачиваясь взад и вперед, пока не смог проникнуть еще дальше, при этом, все еще ощущая непреодолимое желание испробовать ее. Мужчина помедлил секунду, чтобы сориентироваться, когда почувствовал, как Бронвин потерлась об него, и Константин понял, насколько ограничен физический мир.
Она была на целый фут ниже, чем он, и ее лицо находилось на уровне его груди. Он пытался переместиться, скользя по ее телу вниз, ища губы, но почувствовал, как выскальзывает член. Вновь проникнув в нее, мужчина попытался призвать свои силы, чтобы удовлетворить потребность почувствовать свой язык у нее во рту, но обнаружил, что не может управлять большей их частью.
"Черт возьми! Тебе не приходило в голову, злобная старая ведьма, что я хочу этого?" Он мысленно ругался, но настоящей связи со старухой вне защитного заклинания Бронвин у него не было. Константин даже не мог поспорить!
Через мгновение, разочарованный, он обнял ее, крепко прижав к себе, неистово двигаясь в поисках удовольствия, которое сомневался найти. Бронвин металась и порывисто вздрагивала под ним, выкрикивая его имя. Сердце, которое редко давало о себе знать, вдруг почти болезненно забилось в груди. Все внутри него напряглось, и мужчина почувствовал, как содрогнулось его тело, и горячее семя почти болезненно вырвалось из него, лишив дыхания.
Он был выжат, наконец, перестав вздрагивать. Прошло много времени, прежде чем вампир понял, что этот опыт не походил ни на что, когда-либо испытанное прежде.
Константин чувствовал жар своего тела, а не только ее в своих яйцах и члене. Когда ему удалось собраться с силами, чтобы скатиться с нее, мужчина был в шоке от того, что ощущал тепло всем своим телом. В течение некоторого времени, после того как все закончилось, он лежал, уставившись в потолок, пытаясь убедить себя, что жар, который чувствовал, был ее, что просто поглотил его, как часто делал, трахая смертную женщину.
Однако чувство казалось другим, и это тревожило его. Через некоторое время, мужчина вдруг понял, что обдумывая это, лежал рядом с ней, пока не почувствовал первые слабые лучи утреннего солнца. Во всей этой суматохе и неразберихе, он совсем не следил за временем, поэтому вскочил с кровати, со вздохом облегчения вернув себе все свои силы, и поспешил к своему логову.
Вампир все еще был в смятении, когда ушел от мира смертных и приготовился ко сну. Действительно ли в нем произошли изменения, удивлялся он? Или это было чем-то мимолетным, вызванным волшебством старухи? Константин этого не знал, что его весьма беспокоило.
Он осознал, что пролил в Бронвин свое семя, когда, наконец, начал погружаться в сон. Горячее, дающее жизнь семя. Дар от его мертвой матери или магия?
Эти мысли заставили его забеспокоиться, снова разбудив. Возможно, мужчина уже выполнил свое предназначение? Может быть, ему больше не нужно проходить через этот тревожащий опыт еще раз?
«Ты должен завоевать ее сердце, отдавая свое, если у тебя есть, что отдать. Только тогда ты получишь дар». Слова старой ведьмы прозвучали в его голове, насмехаясь над ним. Проклятый гребаный ад!

----------------------------
1 - Моя сладкая крошка! (фр.)

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (08.02.2012)
Просмотров: 470 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar