Главная » Переводы » Добро пожаловать домой, мистер Блэк, Э. Андерсон » Главы

Добро пожаловать домой, мистер Блэк - Э. Андерсон
Я уже одета и готова к его появлению задолго до того, как он входит в дверь. Джонатан очень пунктуален и всегда возвращается домой ровно в шесть; вы могли бы сверять по нему часы. Обед уже готов и медленно кипит на кухне, готовый к подаче, но я надеюсь немного поиграть с ним для начала.
На мне слишком короткая темно-синяя с зелеными полосками шотландская школьная юбка с белыми гольфами и строгие туфли с ремешками. Моя чистая короткая хлопковая рубашка достаточно тонкая, чтобы показать отсутствие бюстгальтера, и, конечно, маленькие белые хлопковые трусики уже влажные от размышления о том, что скоро случится. Непослушная школьница - одна из фавориток Джонатана. Я знаю это потому, что он купил этот наряд для меня, как и многую другую одежду.
Муж управляет многими аспектами моей жизни: что я ем, что ношу, все это - часть нашего образа жизни. Некоторые люди могли бы счесть это странным, но по мне, это почти невыносимо эротично, отдавать ему каждую частичку своего существования. Мои мысли прерваны звуком повернувшегося в замке ключа.
Когда он входит в двери, я вижу, у него был трудный день. Об этом говорит напряженность его плеч. Бедняжка, он должен расслабиться и слегка размяться. Уверена, что могу помочь ему в этом. Молча, я забираю его пиджак и вешаю. Джонатан проходит через комнату и падает на кушетку.
- Боже, Лора, что за день, - бормочет он, его глаза закрыты, а голова лежит на подушках.
Я знаю, ему требуется минутка, чтобы расслабиться, и сочувственно массирую напряженные плечи, в то время как мужчина ворчит о работе и слабоумных клиентах, выпуская пар.
Помогает, когда я - покорная жена, как сейчас, но кое-что может помочь ему лучше. Я подхожу, становясь перед ним, в то время как он все еще сидит на кушетке. Джонатан теперь более расслаблен, и смотрит на меня, действительно впервые оценивая мой наряд. Выражение лица становится строгим, и мое сердце начинает колотиться. Я могу сказать по этому ледяному взгляду его карих глазах, что наша вечерняя игра точно запомнится.
- Принеси мне выпить, Лора. Виски безо льда, - резко требует он, наблюдая, как напряглись под моей тонкой белой хлопчатобумажной рубашкой соски, а затем бросая мимолетный взгляд на мою школьную юбку, которая почти не скрывает белые трусики.
- Да, сэр. Сейчас, - говорю я скромно, медленно поворачиваясь, чтобы удостовериться, что он хорошенько рассмотрел мою задницу. Я жажду быть отшлепанной, и уверена, что его ладони жаждут соединиться с моими мягкими округлыми ягодицами. Я обольстительно покачиваю бедрами, пока слишком медленно бреду на кухню, сделать напиток.
- Черт побери, Лора, быстрее! - Я слышу, что он кричит, когда заканчиваю бросать в стакан лед, хотя мужчина определенно попросил меня не делать этого. - Что ты там возишься?
- Иду, сэр, - отвечаю я, расплескивая виски по кубикам льда и, в ожидании, сжимая бедра вместе. Не в силах дождаться того, что, несомненно, скоро начнется.
Я иду назад в гостиную, неся напиток, и вручаю его ему, а затем встаю перед мужем, пряча руки за спину, и нервно кусая губу. Это положение выпячивает мою грудь, соски трутся о жесткий хлопок рубашки. Я скрещиваю ноги, потирая ковер носком черной туфельки.
- Лора, прекрати волноваться, - строго говорит Джонатан. - Ты же знаешь, я не выношу, когда ты так прикусываешь губу.
Я стараюсь встать прямо и прекратить нервничать, наблюдая, как он подносит виски к губам и почти делает глоток прежде, чем замечает, что там лед.
- Лора, - спокойно говорит Джонатан, его голос звучит опасно мягко и низко, как и всегда. - Лора, как я просил тебя сделать напиток? - Его глаза холодны и требовательны.
- Вы… вы просили сделать виски безо льда, - запинаюсь я. Независимо от того, как часто мы играем, я не могу остановить нервную дрожь, собравшуюся внизу живота, когда он говорит таким тоном. Это делает его мистером Блэком, моим строгим боссом и надзирателем снова и снова. Чувствую одновременное желание угодить ему и снова спровоцировать.
- А это что? - Он мягко встряхивает стакан перед моим носом так, что кубики льда сталкиваются друг с другом.
- Кубики льда, - говорю я спокойно.
- Что? - требует мужчина, наклоняясь вперед на кушетке, все еще протягивая мне чертов стакан.
- Кубики льда, сэр, - отвечаю я, вынужденная говорить громче.
- Правильно. А я определенно не просил лед. - Он передает стакан в мою руку. - Сейчас я собираюсь подняться наверх и переодеться. Принеси мне в спальню другой напиток. И на сей раз сделай все правильно, - подчеркивает Джонатан, вставая с кушетки, и стоя ко мне так близко, что я могу чувствовать тепло его тела, касающееся груди и бедер. Он на мгновение склоняется надо мной, становясь еще ближе, вторгаясь в мое пространство, затем поворачивается и идет наверх быстрыми расчетливыми шагами, а я вхожу в кухню за другим напитком.
Только закончив наливать небольшое количество виски поверх единственного кубика льда, я слышу, как он выкрикивает мое имя с таким гневом, что заставляет меня дрожать.
- Лора … Лора! Поднимайся сейчас же! - Я внезапно вспоминаю таракана, оставленного этим утром на нашем покрывале. Ой, и мне не следовало кидать лед в напиток, в конце концов. Знаю, как отреагирует Джонатан на букашку в нашей кровати.
Я ожидала с восхитительным трепетом внизу живота, действительно ли вывела его из себя. Если он разозлился на самом деле, а не просто притворяется, то, конечно, отшлепает меня жестче. Одна мысль заставляет мои колени подгибаться.
- Лора! - кричит Джонатан, и я торопливо поднимаюсь вверх по лестнице, отвечая:
- Иду, сэр …
Когда я добираюсь до спальни, взволнованная и затаившая дыхание, все еще сжимая напиток в потеющей руке, то нахожу Джонатана, стоящим перед кроватью. Он все еще полностью одет, грудь медленно вздымается от эмоций под накрахмаленной хлопчатобумажной костюмной рубашкой и консервативным коричнево-малиновым галстуком. Мне нравится, когда он остается в офисной одежде, чтобы преподать мне урок.
- Да, сэр? - спрашиваю я, нерешительно замирая в дверном проеме и переминаясь с ноги на ногу, понимая, что такое волнение раздражает его.
- Лора, что это? - спокойно спрашивает он, указывая на кровать. Я подхожу немного ближе, а Джонатан отходит в сторону, так, чтобы я могла рассмотреть то, на что он указывает. Таракан лежит на нетронутой белизне нашего покрывала, словно маленький мертвый коричневый лист.
- Это… это похоже на жука, - мягко предполагаю я, едва осмелившись встретиться с глазами Джонатан, которые холодно сверкают на меня из-под его нахмуренных бровей.
- И как он сюда попал? - требует он.
- Я… не знаю? – слова с трудом срываются с моих губ. Джонатан выглядит по-настоящему сердитым, почти столь же сердитым как в самый первый раз, когда отшлепал меня. Я сжимаю бедра в ожидании. Боже, я нуждаюсь в этом столь же сильно, как он хочет дать мне это.
- Лора, это недопустимо. Убери эту… букашку, затем возвращайся сюда, - приказывает мужчина. Молча, я подчиняюсь, беря таракана за одну лапку и унося его в ванную, бросая в корзину с мусором. Я оставляю напиток с единственным оскорбительным кубиком льда там же. Теперь он мне не нужен. Медленно я иду обратно в спальню, где тихо ждет Джонатан, скрестив руки, а мне остается ждать его приказов.
- Теперь, наклонись над кроватью, и положи ладони на покрывало. - Его голос так мягок, едва выше шепота, но настолько решителен, что для меня звучит как крик. Кровать, конечно, немного низкая, но я хорошо справляюсь, зная, что покорное положение, в котором так нахожусь, заставило школьную клетчатую юбку высоко задраться на бедрах, открывая крошечные белые трусики, совсем немного. Очевидно, он хочет видеть больше, потому что говорит тем же самым смертельно тихим голосом:
- Теперь подними свою юбку.
Его приказ напоминает мне о том восхитительном первом разе, когда он отшлепал меня, обещая никакого секса. Я знаю, что сегодня все пройдет иначе. Сознательно сомневаюсь, подчиняться ли ему.
- Я сказал, подними юбку, Лора, - требует он. – Боишься, что я собираюсь трахнуть тебя? - мягко спрашивает он, все еще стоя позади, возвышаясь в доминирующем положении.
- Возможно, - шепчу я, отклоняясь, задирая шотландку повыше, испуганно оборачиваюсь через плечо, чтобы посмотреть в его холодные глаза и беспощадное лицо.
- Правильно боишься, Лора, - говорит он мне, его рука легонько ласкает округлости моих ягодиц через белые хлопковые трусики, когда я прогибаюсь перед ним.
- Я собираюсь трахнуть тебя, - говорит он мне мягко, почти мягко. - Я собираюсь жестко трахнуть тебя. Но сначала стоит поработать над твоей дисциплиной.
- Теперь свои трусики, Лора. Спусти их прямо к коленям.
Когда Джонатан так со мной говорит, я едва могу устоять на ногах, так сильно нуждаясь в том, что он собирается мне дать.
Я тянусь, и, зацепив большими пальцами пояс маленьких белых хлопковых трусиков, стягиваю их к коленям. Нежная тонкая ткань вся влажная от моей потребности и ожидания. Я покорно прогибаю перед ним спину, голая и выставленная напоказ, слышу медленный вздох позади меня, когда взгляд Джонатана падает на мой голый зад, жаждущий быть отшлепанным, и влажность между бедер. Я немного расставляю ноги, ожидая первого удара.
- Теперь я хочу, чтобы ты сказала, «Я больше не буду так себя вести», - инструктирует меня Джонатан, его рука мягко двигается по моим голым ягодицам, которые скоро станут красными после наказания. Он поднимает руку, и я напрягаюсь, ожидая первого жалящего удара ладони на коже.
- Я больше не… - Шлепок. Дыхание замирает в груди, но вынуждаю себя продолжить: – …не буду так себя вести, - заканчиваю я, как Джонатан опускает следующий сокрушительный удар на мою вздернутую задницу.
- Продолжай, - почти шепчет он, и я подчиняюсь, чувствуя растущее внутри волнение и напряженность, протянувшиеся между нами, как провод.
- Я больше … - Шлепок. - …не буду так себя вести, - говорю я громче, почти задыхаясь.
- Я больше не буду... – Шлепок. - …так себя вести.
Его шлепки стали сильнее и я хорошо знаю, что под этим идеальным строгим костюмом, он тверд, как камень для меня. Каждый яростный удар по моим голым ягодицам посылает искры удовольствия-боли по всему телу, делая меня влажной и пульсирующей в нетерпении. Его грубая любовь заставляет чувствовать себя переполненной потребностью, я еще шире расставлю ноги, в то время как он продолжает меня шлепать.
- Я больше… - О, боже. - О, боже... не буду так себя вести, - застонала я, в то время как Джонатан продолжает наносить острые болезненные удары по моему заду, теперь конечно, столь же красному, как закат. Он продолжает систематически шлепать меня тяжелыми медленными взвешенными ударами по каждому полушарию, проверяя, что они оба получают равное внимание. Я чувствую, что под его рукой теряю контроль. Прошлое и настоящее – лишь размытое пятно, когда он подводит меня к краю. Кажется, я могу кончить только от этих шлепков.
- О, мистер Блэк… я так сожалею. – Шлепок. - Я больше... не буду так себя вести, - почти кричу я, сгорая от желания, и Джонатан, кажется, понимает это. Возможно, было ошибкой назвать его мистером Блэком, как я делала до того, как мы поженились.
Резко удары прекращаются, становится тихо за исключением моих коротких стонущих вздохов и тяжелого дыхания Джонатана. Его руки ласкают мою нежную, чрезмерно чувствительную плоть, и я слегка сжимаюсь, благодарно выгибая спину под его внезапно нежным прикосновением.
Его пальцы скользят вниз между моих бедер, и я расставлю ноги немного шире, позволяя им скользнуть дальше. Я задыхаюсь от удовольствия и потребности, поскольку кончиками пальцев он прослеживает изгибы моей набухшей плоти, дразня воспаленный клитор тем нежным способом, который невозможно вынести. Не могу сдержать стона и расставляю ноги так широко, как позволяют мои трусики, сейчас плотно обхватившие колени.
- Ты влажная, Лора, - шепчет он низким возбуждающим голосом, нажимая на плоть двумя сильными пальцами, скользя внутрь влажного открытого лона.
- Д… да, мистер Блэк, - задыхаюсь я мягко, почти кончая от потребности. Мои соски как твердая галька против грубого хлопка рубашки, а лоно жаждет почувствовать больше, чем эти два пальца, которыми он проникает в меня. Резко, пальцы исчезают, и я хнычу в протест. Но затем слышу металлическое мурлыканье расстегивающейся застежки-молнии.
- Сбрось свои трусики полностью, - говорит он мне тем же низким голосом, который заставляет меня таять от потребности и желания. Немного неуклюже, спотыкаясь, я делаю, как он приказывает, и чувствую, что его руки ласкает мои бедра и задницу, и дрожу в нетерпеливом ожидании.
- Расставь для меня ноги. Теперь я собираюсь трахнуть тебя, Лора, - говорит мне Джонатан и я чувствую, что тупая головка члена поглаживает сзади мои влажные складки.
Почти плача, потому что так невыносимо нуждаюсь в нем внутри, я расставляю бедра и чувствую, что мужчина специально трется о клитор прежде, чем развести половые губы, толкаясь дальше. Мы стонем, поскольку он проникает в меня, скользя глубоко внутрь, пока не достигает предела, головка его члена прижимается к концу моего влагалища.
- Я думал об этом весь день, - говорит мне Джонатан, обхватывая мои бедра настолько сильно, что я уверена, утром на коже останутся синяки от десяти пальцев. Я люблю, когда он отмечает меня, хотя иногда это беспокоит его, ведь ему не хочется оставлять какие-либо постоянные шрамы. Но он уже - постоянный шрам на моем сердце, и я не возражаю против небольшого внешнего художественного оформления, чтобы доказать это.
- О… мистер Блэк… о … - бесстыдно постанываю я, толкая бедра назад, ему навстречу, но он все еще твердо удерживает меня и останавливает движение, объясняя, что я должна позволить ему устанавливать темп и подчиниться жадным толчкам. Мягко вскрикивая, я прогибаюсь для него и получаю твердые, медленные, устойчивые удары члена внутри. Джонатан очень силен, его пенис довольно толстый;он подталкивает меня к пределу, двигаясь в том медленном, преднамеренном ритме, который выводит меня из себя.
- Лора, ты была очень плохой. Твое поведение абсолютно недопустимо, - говорит мне мужчина, вторгаясь в горячее влажное лоно, грубо и до предела открывая мое тело своим огромным членом.
- Я знаю… мистер Блэк. Я сожалею. Мне так жаль.
Мои руки дрожат от усилия устоять против жестоких толчков его тела в мое. Мне приходится опуститься на локти, чтобы удержаться вертикально. Я чувствую, что дрожу на краю какой-то темной эмоции.
- Мне не нужны твои извинения, - говорит он серьезно, ускоряя темп, когда захватывает мои бедра и толкается тяжелее, быстрее. Его член вторгается в мое влажное открытое лоно, заставляя чувствовать себя абсолютно уязвимой и такой живой. Теперь Джонатан трахает меня настолько жестко, что я дрожу на краю лезвия между удовольствием и болью. Его член во мне ощущается настолько хорошо, что причиняет боль. Джонатан груб и методичен, я знаю, что тело будет восхитительно ныть после этого, но это меня не волнует. Мне хочется сладкой боли.
- О, боже… - стону я, когда его член широко раздвигает мои нежные складки, и его жесткий ритм придавливает меня к кровати. Я чувствую тупую головку пениса, прижимающуюся к шейке матки, и знаю, что мы оба скоро кончим. Мне не удается остановить поток слов, безостановочно срывающийся с губ, все слова, которые так хотелось сказать, когда он раньше шлепал меня в офисе.
- Трахни меня, мистер Блэк, - прошу его я. - Трахни меня жестко, причини мне боль, люби меня, отметь меня… - А не означает ли это одно и то же?
Стон Джонатана смешался с его тяжелым дыханием; я знаю, что ему нравится слышать мои мольбы. Внезапно, его рука покидает мое бедро, и длинные пальцы, сильные и настойчивые, касаются гладких складок лона. Он поглаживает меня именно так, как нужно - вдоль скользкого набухшего клитора, и я кричу от наслаждения под ним, поскольку он выбрасывает меня за край эмоций к сокрушительному оргазму.
- О, мистер Блэк, Джонатан, о! Я кончаю, кончаю так сильно… - я задыхаюсь. Чувствую, как Джонатан увеличил скорость толчков, позволяя моему оргазму вызвать свой собственный. Его движения теперь более настойчивы, и он вторгается еще глубже в мое тело, желая заполнить влажное лоно полностью. Бессильными пальцами я сжимаю покрывало, пытаясь удержаться, пока мужчина трахает меня так сильно, как только может, оседлав волны удовольствия и боли, которые угрожают сокрушить меня и охватить нас обоих.
Наконец, с приглушенным криком, я чувствую, что Джонатан сжимает мои бедра и еще раз сильно толкается вперед, удерживая меня ровно, когда пульсирующая теплота заполняет лоно. Я полностью падаю на кровать, больше не в силах удерживать свой вес, и муж следует вниз за мной. Он перекатывается на бок, все еще погруженный в меня, и довольно вздыхает, его горячее дыхание дразнит основание моей шеи. Его шерстяные штаны неуклюже трутся о мою нежную плоть. Я не возражаю против этого.
- Лора … - бормочет он в мои волосы, его руки утешительно обняли меня, ладони обхватили полные груди через белую хлопковую блузку. – Ты такая сладкая, такая нежная, любимая. Ты точно знаешь, что мне нужно.
- Я тоже тебя люблю, Джонатан, - мягко шепчу я, прижимаясь к нему, отказываясь потерять его тело. Мы спокойно лежим вместе в меркнущем свете тусклой спальни, и он поглаживает мое тело и обнимает в тишине, нарушаемой только нашим мягким дыханием.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (12.01.2013)
Просмотров: 1270 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar