Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 6, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 6

И это все. Те три удивительных дня и еще более удивительных ночи и привели Гвинет вместе с ребенком сквозь вихрь и непроглядную тьму в ужасающее логово демона.
Когда король и в третий раз увидел комнату полную золота, то обрадовался настолько, что женился на ней почти с неприличной поспешностью. Не успела Гвинет переступить порог дворца, как ее жизнь закружилась в круговороте портных и проектировщиков, отчаянно пытавшихся получить разрешение сшить ей одежду и белье, отремонтировать спальню и гостиные. Дворяне, которые презирали Гвинет с рождения, подобострастно целовали ей руки и при этом раздевали глазами. Придворные дамы смотрели на девушку с завистью и соперничали, чтобы стать ей подругами.
Отец Гвинет теперь руководил всеми королевскими мельницами. Он бросил пить, позволяя себе стопочку только по особым случаям, таким как свадьба, и хвастался всем, что его дочь - королева. И это все, что он мог сказать.
Гвинет сдержала обещания, данные самой себе в ночь, когда встретилась с демоном в третий раз. Она поддерживала отца, усердно выполняющего свои обязанности, и делала все, чтобы заставить короля обратить внимание на тяжелое положение бедных и больных. У Мидаса, надо признать, девушка имела небольшой успех, тем более что у нее родилась девочка. Но зачастую от министров и управляющих, наделенных королем властью, она могла добиться большей симпатии к народу. Это приносило некоторое удовлетворение, от которого ей становилось немного лучше, но не заполняло пустоту на душе. С момента рождения Киры Гвинет жила в страхе, что демон может вернуться.
Почти сразу она начала поиски, стремясь найти всех и каждого, у кого была хотя бы возможность познакомиться с ним. Все подземные камеры, включая и ту, в которой Гвинет познала его, служили для размещения заключенных. Она искала выживших злодеев и была рада найти тех, кто действительно сталкивался с ее таинственным темным демоном. Одному он помог бежать в обмен на коробку шелкопрядов. В назначенное время демон пришел к должнику, чтобы забрать обещанное. Так что Гвинет знала, он вернется за ее ребенком. Но ни заключенный, ни кто-либо другой не знал имени демона. Она слышала про мимолетные видения, про темную фигуру, которая таинственно появлялась и исчезала. Хотя те, кто рассказывал эти истории не желали вдаваться в подробности, опасаясь демона или его магии или того и другого. Созерцая процветание короля и всей страны, Гвинет почти отчаялась сохранить Киру, как однажды один из солдат, которых она отправила разузнать о демоне, вернулся с диковинным именем - Румпельштильскин. И она была так доверчива, так наивна. Солдат описал его, хотя сейчас Гвинет понимала, что, отправляя его на поиски, сама рассказала, как выглядит демон. Все что он сделал, это повторил ее же слова и назвал странное имя, чтобы получить награду - десять золотых.
Она должна была знать. Девушка не могла представить демона, танцующего вокруг костра и приговаривающего: «Королева никогда не победит в этой игре, Румпельштильцхен - мое имя». Вновь она ухватилась за соломинку.
Гвинет испугалась собственного истерического смеха, рвавшегося из горла и угрожавшего поглотить ее. Она не сомкнула глаз с того момента, как демон оставил ее в комнате, набитой золотыми нитями, и до его внезапного появления в тронном зале короля. Гвинет часто думала о своем таинственном незнакомце, ненавидя себя за это. Долгими одинокими ночами в большой роскошной кровати она мечтала о нем. Жаркие фантазии о полных чувственных губах и руках, которые доводили ее до оргазма снова и снова. Девушка знала, что таинственный незнакомец - грех, который она простила, потому что демон любил ее и дарил наслаждение. Иногда Гвинет просыпалась с мокрым от слез лицом, а нижняя часть тела и бедра были покрыты ее собственной сексуальной влагой.
Конечно, это было от неудовлетворенности. После зачатия Киры, король не часто навещал ее и даже, когда появлялся, она не получала удовольствия. В его прикосновениях не было нежности. Мужчина только брал и командовал, но ничего не давал взамен. И хотя Гвинет старалась угодить ему, она не понимала, что делать, и, в конце концов, прекратила попытки. Король презирал девушку за то, что она родила дочь, а не сына. И только сегодня утром Мидас посетил ее и потребовал возобновить ежемесячные встречи. В ответ она лишь молча кивнула. Венценосный супруг попросил сообщить благоприятное для зачатия время, в которое он станет посещать ее, пока у них не появится сын.
Сердце Гвинет было разбито. Не то чтобы она возражала против еще одного ребенка, хотя Кира отнимала всю ее любовь, девушка просто не хотела унижения от этого зачатия. Еще один грех.
Счастливый брак не может быть основан на обмане, не может существовать без любви. Ни она, ни король не питали друг к другу нежных чувств. И это тоже сыграло свою роль…
Гвинет кружилась по воздуху, и единственной надеждой на спасение были руки ее похитителя.
Когда мгновения свободного падения закончились, и ноги внезапно коснулись земли, Гвинет почувствовала жар и запах серы. Сухое тепло, как зимой из пылающего камина, не похожее на душное лето. Ее кожа мгновенно покрылась потом, в горле пересохло. Кира зашевелилась и закричала у нее на руках, пытаясь освободиться от одеяла.
- Ш-ш, малышка, ш-ш, - рассеянно ворковала Гвинет, покачивая ребенка.
Она вырвала руку из черных перчаток демона, прижала дочь к плечу и погладила по спине. Потом девушка посмотрела на фигуру в плаще: столько страха и горя он ей принес. "Не забывай про удовольствие", - услышала она его шепот.
- Куда ты привел нас? – спросила Гвинет властным тоном, она ведь была королевой.
- К себе домой. – Его голос казался глубоким и гулким, или до ее слуха донесся скрежет камней, трущихся друг о друга?
Девушка с тревогой осмотрелась. Они стояли в темной пещере, которая, вероятно, находилась глубоко под землей. Потолок был высоким и сводчатым, как в соборе. Сталактиты свисали с потолка зазубренной яркой бахромой, некоторые достигали своих двойников снизу - выступающих сталагмитов, росших толстыми корявыми столбами из каменного грунта. Огромное пространство было бы полностью погружено во мрак, если бы не жуткое свечение фосфора, и казалось, сияние исходит от некоторых минеральных образований. Рядом с местом, где они стояли, стремительным потоком неслась темная река, исчезая около каменистого пласта. Из-за него с громким шипением вырывалось красное пламя. Гвинет охватил страх, когда она представила огнедышащего дракона в следующей пещере. Ее и Киру должны были принести в жертву, чтобы успокоить жуткую подземную ящерицу-бога.
- Что ты собираешься делать с нами? – на этот раз ее властный голос дрожал, и она прижала орущую дочь крепче.
Демон остановился. Девушка чувствовала, что он смотрит на нее из глубины своего капюшона.
- Ты честно веришь, что я могу причинить вам вред?
Несмотря на панику, воспоминания об их трех ночах, которые были так давно, вспыхнули в ее голове, как пламя. Поцелуи, прикосновения, моменты чистого экстаза. Нет, он привел их сюда не для того, чтобы принести в жертву. И Гвинет не верила, что демон злодей, и причинит боль Кире.
- Нет, - ответила она, наконец. – Но что мы здесь делаем? – Девушка потеряла все королевское величие.
- Объясню в свое время. А сейчас пойдем. – Демон протянул руку, но она отказалась принять ее и пошла с ним рядом.
Он провел Гвинет через большую пустую пещеру. Столбы-скалы были как стволы деревьев в фантастическом лесу. Она с удивлением смотрела на мягко светящиеся кристаллы и их зыбкое отражение в реке, которая протекла вдоль дороги. Собравшись с мыслями, девушка оглянулась на то место, откуда они пришли, мысленно отметив каменную плиту с серебряными прожилками. Раз в этот подземный мир был вход, то существовал и выход. И если у нее появится хоть малейший шанс на побег, она хотела бы знать, где находится портал между мирами.
Ее сопровождающий скользил рядом с ней, как тень, но Гвинет внимательно изучала все вокруг, запоминая ориентиры. К сожалению, свисающие сталактиты выглядели одинаково. Девушка включила воображение, и нашелся камень, напоминающий орла с распростертыми крыльями. Он находился у входа в пещеру, поэтому Гвинет будет использовать его, чтобы найти выход из лабиринта туннелей, который, она полагала, был еще впереди.
Когда похититель завел ее за поворот к выходу из пещеры, девушка остановилась. Она застыла, шокированная миром, возникшим перед ней.
Пространство было гигантским, посередине него зияло огромное вырытое в земле отверстие. Вместо неба - скалистый свод, а под ним располагалось королевство, город, построенный полностью из камня. Огромные плиты возвышались на равном расстоянии друг от друга, и Гвинет поняла, что они служили фасадами зданий. В каменных стенах виднелись окна, светящиеся изнутри всеми цветами радуги. Сами дома были построены из полированных камней, которые впитывали свет из окружающего пространства и излучали его сверкающим блеском. Здания украшала искусная резьба.
Между домами пролегали узкие улицы, словно вены из мраморных камней цвета меди, серебра или золота. Круглый фонтан, казалось, созданный из изумрудов, распылял сверкающую чистую воду. Богато украшенный, он стоял во дворе группы зданий, что вероятно было зеленым городком, но без зелени. В этом странном, экзотическом мире не росли ни кустарники, ни деревья, ни трава. Кругом лишь кристаллы, минералы, горные породы.
Но там жили люди, невероятно белые, со светлыми волосами. Они ходили между домами и общественными зданиями. Пара задержалась, целуясь у фонтана. Мужчина подметал площадку у входа, наверное, в магазин. Ремесленник трудился, вырезая незнакомые символы на вывески. Продавцы с тележками прохаживались взад и вперед. Источником света, освещающим эти удивительные сцены, служило все вокруг. На неравных промежутках в скале существовали трещины, где металось пламя и клубился дьявольский дым розового света.
Гвинет ахнула, прижимая сонную хныкающую дочку к груди. Она и ее ребенок в аду. Их похититель действительно был демоном.
С того момента, как они приземлились в Элохиме, Регнорак украдкой бросал взгляды на королеву. Мужчина не знал, почему Гвинет отводила глаза, если все равно не могла видеть его лица под капюшоном, но и не желал, чтобы она узнала, что он следит за каждым ее жестом, за каждой сменой выражения лица. Демон не желал, чтобы девушка знала и как сильно заинтересовала его, и как сильно ему хотелось прикоснуться к ней.
Гвинет боялась его - это не стало для него неожиданностью. Было больно, когда она вздрогнула от его прикосновения, отказываясь от протянутой руки. Куда делась та благодарность, переполнявшая девушку, когда он выполнил все, в чем она нуждалась.
Теперь Гвинет была королевой и обладала всеми богатствами в верхнем мире. Только собственный ребенок не принадлежал ей. Малютка теперь была его, следовательно, и Гвинет тоже. Она останется во власти Регнорака до тех пор, пока девочка в Элохиме, а он никогда не отпустит ребенка. Кира станет наследницей его земель, и совсем не смешно, что она окажется выше короля.
Глаза Гвинет расширились, когда она увидела Элохим в первый раз. Демон осмотрел панораму города, раскинувшегося перед ним, и улыбнулся, гордясь изменениями, которые сотворил в своем мире. Он повел свой народ за собой: от жизни в примитивных жилищах к созданию этого огромного города. Он спроектировал лучшее освещение, свежий воздух, улучшил сточные воды и водопровод. Он открыл правительственные и судебные органы по всему королевству. Он перенял из верхнего мира больницы, библиотеки и другие полезные учреждения, улучшая их для своего народа. Все это Регнорак сделал благодаря своей силе воли, сражаясь против тех, кто не хотел отказываться от старых традиций.
- Это… - Она замолчала, онемев от страха.
- Это впечатляет, не правда ли? – спросил он с гордостью. Но мужчина не хотел, чтобы это чувство слышалось в его голосе, потому как напоминало земного короля, которого он ненавидел. – Люди упорно трудились, чтобы сделать город величественным.
- Мы в аду. – Гвинет еще раз посмотрела на картину впереди.
Ему понадобилось мгновение, чтобы понять, на лице девушки отразился не трепет или удивление, а неподдельный ужас, который словно заморозил ее с широко распахнутыми глазами и открытым ртом.
- Это ад, - повторила она, задыхаясь. – И он полон демонов.
Регнорак знал, что это значит. Он читал земные книги и понимал их концепцию. Люди считали, что подземный мир населяют ужасные уродливые существа, которые разрывают души тех, кто попадал туда после смерти. Такая глупость!
Он бы успокоил и утешил ее, полностью развеяв страхи, но был слишком зол и разочарован. Демон первым начал спускаться в город и, махнув рукой, скомандовал:
- Пошли.
Регнорак не смотрел, следовала ли она за ним. Это не то место, откуда девушка могла бы сбежать. Конечно же, она держалась рядом. От этой мысли он получал удовольствие: "Наконец-то она моя"! – и разочарование: "Она здесь, потому что я так захотел".
Лучше не рассматривать свои чувства слишком пристально. Гвинет здесь, и это все, что имело значение. Со временем она привыкнет к новой жизни. Привыкнет к нему, по-другому и быть не может.
Он не оглядывался назад, но прислушивался к ее шагам, как туфельки касались каменистой почвы. Малышка на руках устала плакать, и наконец замолчала. Регнорак предположил, что она уснула. Он должен больше узнать о том, как ухаживать за ребенком, хотя и чувствовал, что хорошо постарался, обустраивая детскую. Мужчина собрал там все, что только видел в человеческих жилищах или читал в книгах. Его золотая девушка не должна найти ничего плохого в комнате своего ребенка, и в спальне, которую подготовили для Гвинет на случай, если она придет с ними.
- Как мне называть тебя? – спросила она, останавливаясь рядом с ним. – Я думаю, ты можешь смело назвать свое имя.
- Здесь под землей мы не раскрываемся именами, - возразил он.
- Что? Тогда как вы обращаетесь друг к другу?
- У нас есть имена, которые мы придумываем для повседневного общения, но наше настоящее имя держится в тайне, и его узнают только те, кто заслужил на это право.
- Это смешно! Я о таком никогда не слышала.
Он остановился, повернулся и посмотрел на нее.
- Неужели в разных странах одни и те же обычаи? Нет. Ну, и здесь все по-другому. Имя - это власть. Мы им не бросаемся. – "Особенно моим", - подумал он, но не сказал вслух.
- О… – Ее голос звучал смиренно, и девушка опустила голову, понимая. Хотя, возможно, она не хотела встречаться с ним взглядом. "Не то, чтобы ей удастся увидеть мои глаза", - напомнил себе он. - "В какой-то момент все равно придется раскрыть себя".
- В таком случае, - продолжила Гвинет. - Как я могу называть тебя?
- Свартан, - ответил он. – Так зовут меня мои люди.
- Твои люди? Ты король?
Конечно, единственное, что произведет впечатление на эту женщину – намек на власть и богатство. Она с легкостью пала перед королем Мидасом, забыв о гордости и о том, как позорно этот человек с ней обращался, чтобы получить все, что тот мог ей предложить. Гвинет была не той женщиной, какой видел ее Регнорак в течение трех ночей, которые он должен был вычеркнуть из своей памяти. Отчаянно стремившаяся стать королевой, она оказалась поверхностна, как любая другая человеческая женщина.
Регнорак не стал отвечать, только пошел быстрее, ведя ее вдоль главной улицы. У каждого, мимо кого они проходили, был изумленный взгляд и отвисшая челюсть, жители не ожидали увидеть его спускающимся из верхнего мира по улицам Элохима. Ему следовало провести ее в замок окольными путями. Глупо выставлять напоказ Гвинет и ее ребенка, ведь он еще не готов объяснять свои намерения подданным.
Наконец, они добрались до его дома, который был не больше и не величественнее, чем любое здание в округе. Регнорак настоял на этом, когда строил его. Он хотел, чтобы его монархия была преуменьшена, чтобы они видели, как обычный человек из народа может работать на общее благо. Это то, во что он верил, и медленно шел к введению правосудия. Но на это уйдет некоторое время, потому что его люди не принимали ничего, кроме деспотичного правления, при котором жили в течение нескольких поколений, даже если их жизнь улучшилась благодаря изменениям.
- Это твой дворец? – спросила Гвинет, когда он положил руку на ручку и толкнул железные кованые двери.
Регнорак взглянул на девушку, проверяя, нет ли на ее лице презрения, но ни видом, ни голосом она не выдала своих мыслей. Гвинет последовала за ним в фойе, вглядываясь в ковер на полу, картины на стенах, освещаемые кристаллами в канделябрах. Демон гордился тем, что все вещи и украшения в его доме были изготовлены в Элохиме. Вопреки обычаям, ничего не было взято из верхнего мира для получения этой роскоши.
Как правило, Регнорак снимал свой плащ и перчатки после возращение в подземелье, но он нервничал и был не готов показать свое лицо Гвинет.
На мгновение демон остановился в коридоре, а затем двинулся вперед.
- Я покажу, где находится твоя комната, - сказал он через некоторое время.
Гвинет последовала за ним по лестнице на второй этаж в комнату, которую мужчина подготовил для нее и ребенка. Он поручил покрасить комнату в синий, под цвет ее глаз. Колыбель для дочери была сделана из золота, ее мягкая подстилка и покрывало - из шелка, произведенного прямо здесь в подземелье. Рядом стояла кровать, предназначенная для кормилицы, если бы Гвинет не пришла вместе с ними. Шкаф, комод, умывальник и зеркало завершали интерьер комнаты. Скорее всего, не столь изысканный, как она привыкла, но в целом он чувствовал, что в комнате создалась приятная атмосфера.
Мужчина снова ждал ее реакции. Он хотел, чтобы ей понравилось здесь. Но на лице Гвинет демон видел лишь тревогу и беспокойство. Ее лоб был наморщен, и она поглаживала спящего ребенка нервными движениями, выдающими ее волнение.
- Комната не подходит? – ему удалось задать свой вопрос сдержанным тоном, несмотря на укол разочарования, который пронзил его.
- Здесь нет окон. Нет солнечного света. Мы глубоко под землей. – Она напряженно посмотрела на него, как будто могла заглянуть в глаза. – Кира не сможет жить здесь, под землей, и я не смогу.
Она говорила с ним, как с дураком, не признававшим очевидных фактов, а ее отказ от его мира и всего, что он с такой тщательностью подготовил для нее, ранил подобно стальному клинку. Душевные страдания были признаком слабости, человеческие эмоции - не то, на что у него есть время или терпение.
- Боюсь, у тебя небольшой выбор в этом вопросе. Сделка была совершена. Ты сейчас здесь - здесь и останешься. Ты будешь хорошо обеспечена и станешь жить просто отлично.
С этими словами он вышел из комнаты, пока не сорвался и не начал кричать. Демон закрыл за собой дверь, тяжело дыша и успокаивая себя. Подобно оползню, на него обрушились неконтролируемые эмоции: гнев, беспокойство, сомнение, тревога, волнение, желание. Он так тщательно планировал этот день, но не задумывался, как именно будет обращаться с Гвинет, когда приведет ее сюда. Или с ребенком, если на то пошло.
Идея, которая казалась несравненной и совершенной, когда Регнорак впервые о ней подумал, теперь выглядела невозможной и нелепой. Что он делает? Мужчина не мог держать женщину и ребенка, как птиц в золотой клетке. И конечно, не мог ожидать, что Гвинет полюбит его. Делая это, Регнорак выглядел не лучше, чем его предки, которые крали у людей, живших на земле, все, что хотели, и тем самым получили репутацию злодеев и звания «демон», «дьявол» или «гоблин» - все с отрицательным подтекстом. Но он был не в состоянии найти другой способ завоевать Гвинет и девочку, которую так отчаянно желал сделать наследницей. В любом случае стало слишком поздно. Как он сказал ей, дело было сделано.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (31.12.2011)
Просмотров: 524 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar