Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 18, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 18

Рагнорак поднял бутылку и отпил. Ему уже давно надоело наливать вино в бокал.
В чем же заключался смысл?
В том, что следовало одеться, хотя он не планировал покидать комнату?
Или в жизни, из которой разом ушел весь свет?
Рагнорак знал, что вел себя как слабый, несчастный, бесполезный, всеми покинутый, жалкий ублюдок, но, держащий спину прямо, но слишком истощенный, чтобы что-то решить. По крайней мере, никто не мог упрекнуть его за невыполнение своих обязанностей касательно Элохима. Правитель своевременно закончил все свои задачи, встретился с различными комитетами и подписал официальные документы. Если теперь мужчина решил сдаться и напиться, то это было его личное дело.
Рагнорак громко рыгнул и сделал еще глоток.
Раздался резкий стук в дверь его покоев, и Карнак зашел до того, как хозяин успел рявкнуть "уходи".
Его слуга, секретарь, друг встал перед ним, и Рагнорак поднял на него свои мутные глаза:
- Что?
- Допрыгались, и это тогда, когда вы, наоборот, должны собраться.
По-видимому, Карнак теперь выполнял роль совести или, возможно, его мамы.
- Вот как? - протянул Рагнорак и упал на спинку кресла, отпив еще глоток.
- Да, - заявил слуга категорически, пинком отбросив пустую бутылку и скинув на пол грязное белье, освобождая стул, чтобы сесть.
- Если вы не разрешаете слугам его постирать, то, по крайней мере, уберите в какое-то одно место.
- Мне нравится все, как есть.
- Люди начинают беспокоиться. Ваш народ смотрит на вас. Ваша уверенность - их уверенность, и если они начнут сомневаться в вашей способности руководить...
Рагнорак сердито взглянул:
- Почему кто-то должен сомневаться? Я не избегаю своих обязанностей или обязательств. О чем они могут сплетничать?
Карнак поджал губы, на мгновение прижав к ним сцепленные пальцы перед тем, как ответить:
- Понимаю, что вы испытываете. Перед тем, как жениться на Гузель, в молодости я влюбился в женщину не своего круга. Словно у меня никогда никого не было, - он понизил голос, - даже моей любимой Гузель. Я бы отдал жизнь за ту женщину, стал бы тем, кем она хотела меня видеть. Но это было невозможно.
Он замолчал и подождал какой-нибудь реакции. Рагнорак сделал еще глоток.
- Дело в том, что тогда я верил, что больше никогда не оправлюсь, никогда не полюблю снова. Но я нашел другую женщину, такую же бесценную. Моя любовь к Гузель разгоралась медленно, но неуклонно, и теперь это больше, чем пламя, которое я когда-то чувствовал в юности.
Карнак сделал еще одну паузу, а затем добавил:
- Свартан, вы найдете другую женщину. На этот раз поищите из себе подобных. Очень многие могут стать прекрасными женами и достойными королевами.
Рагнорак швырнул бутылку через всю комнату, где она врезалась в стену и разбила зеркало, упавшее на пол тысячами осколков.
- Мне не нужна другая. Мне нужна она! - взревел он.
Карнак посмотрел на разбитое зеркало и снова на друга:
- В таком случае, ты должен найти способ заполучить ее.
- Я не могу! Ни Гвинет, ни ребенок не смогут выжить здесь. Мне пришлось их отпустить.
Слуга вздохнул и забарабанил пальцами по подлокотнику кресла:
- Звучит, как если бы вы все тщательно обдумали и не нашли никакого решения. Хм. Удивительно, что человек с вашей изобретательностью не может разобраться с проблемой. Небольшой компромисс, кое в чем уступить, я полагаю, окажется уместен. - Он пожал плечами и поднялся на ноги: - Замечательно. Уверен, что вам лучше знать.
Рагнорак недовольно заворчал на его второсортные саркастические замечания. Он очень страдал и заслуживал сочувствия, а не легкомысленных замечаний.
- Я бросил ее, потому что люблю. Я подарил ей шанс жить нормальной счастливой жизнью. Разве это не героично с моей стороны?
- Конечно, если вы хотите быть героем-одиночкой. Все что я говорю: или выкинь Гвинет из мыслей и двигайся дальше, или найди способ быть с ней. Но это безделье действительно трогательное... ваше Величество. - Карнак растягивал слова, позволяя себе вольность, но не переходя черту.
Дверь за ним захлопнулась, и больше ненужная бутылка врезалась в нее.
Рагнорак выплюнул проклятие, прежде чем упал обратно на стул. Карнак не знал о другой стороне сделки. Золото, предоставляемое Мидасу, обеспечивало уверенность, что этот человек никогда не попытается вторгнуться в подземный мир. Если Рагнорак нарушит сделку, забрав Гвинет обратно, жадный человек может использовать это в качестве предлога, чтобы уничтожить мир между народами и попробовать получить еще большее богатство.
Он приложил ладонь ко лбу, пытаясь облегчить боль, но давление не уменьшилось.
Рагнорак ненавидел, когда Карнак указывал на очевидное. Конечно, он не мог сидеть здесь вечность. Ему следовало встать и двигаться дальше, независимо от того, насколько измученным чувствовал себя мужчина. Работы всегда было много, люди нуждались в нем, в своем лидере во всех отношениях. Если бы Рагнорак не знал Гвинет и Бри, то бы полностью посвятил себя работе, вместо того, чтобы неустанно стремиться сделать Элохим лучшим местом. Никакой слабости. Не задумываясь. Никаких больше стремлений к невозможному. Он мог жить без любви. Ему же это удавалось в течение многих лет.
Поднявшись с кресла, мужчина начал собирать с пола осколки стекла.

***
Гвинет опустилась на крыльцо своего домика, на очищенные от птичьего помета половицы.
Она взглянула на красногрудых корольков, гнездящихся в углу под навесом. Они же из дома ее отца? Они последовали за ней?
Девушка нахмурилась и цокнула языком:
- Живите где-нибудь в другом месте, глупые птицы, или, по крайней мере, прекратите гадить на мой пол!
Бри взвизгнула рядом в колыбели; эти звуки напоминали птичьи трели. Гвинет кинула щетку в ведро с мыльной водой и поднялась, вытирая руки о фартук. Она подошла к кроватке и улыбнулась дочери:
- Тебе нравятся озорные птички?
Бри улыбнулась почти беззубой улыбкой, быстро замахав в воздухе ручками. Гвинет не могла устоять перед ее обаянием и подхватила малышку на руки, танцуя с ребенком, пока та не хихикнула, зафыркав.
Гвинет держала ее на плече, похлопывая по спинке и негромко напевая, пока оглядывала двор перед своим домом, украшенный солнцем и тенями лесных деревьев, окружавших поляну. Это то, чего она хотела - свою свободу и свободу Бри, прожить жизнь без человеческого вмешательства.
Благодаря сделке между Рагнораком и Мидасом, детали которой до сих пор оставались неясны, все, о чем она мечтала, сбылось, и Гвинет была довольна, когда подняла Бри на руки и осмотрела свои владения. Но она не могла сказать, что счастлива.
Чего-то не хватало... кого-то... только щемящая пустота в сердце, где он был раньше. В течение дня, пока Гвинет находила себе занятия, ухаживая за домом, за животными и, конечно, за Бри, все казалось не так страшно. Но по ночам, лежа одна в постели, она скучала по Рагнораку с болезненной тоской, ощущая, что это действительно может ее убить. Гвинет едва удавалось заснуть, но не выкинуть его из головы: руки на ее теле, губы на ее губах, и твердое давление глубоко внутри нее.
Женщина считала, что их чувства взаимны, но Рагнорак с такой легкостью бросил ее. Что если она никогда не была для него ничем большим, как временной страстью? Вероятно, теперь он нашел женщину своего вида и почти полностью забыл о существовании Гвинет.
Движение в густой тени под соснами привлекло ее внимание. Ярко-алая вспышка, словно только что взлетел маленький кардинал. У женщины перехватило дыхание, когда она узнала Карнака; его серебряные волосы ниспадали на спину, маня ее в лес.
Она положила Бри в кроватку, не обращая внимания на требовательные крики малышки, и спустилась по лестнице, подходя к нему.
- Что вы здесь делаете?
Это звучало как обвинение, а не вежливое приветствие, но Гвинет не могла скрыть удивления в голосе. Она никак не ожидала увидеть жителя подземного мира снова.
Карнак улыбнулся и поклонился:
- Я - доверенное лицо Свартана, проверяющий вашего уровня жизни.
- Я в порядке, - ответила Гвинет рассеянно. - Но что вы здесь делаете? Я думала, что никто из Элохима, не может находиться на солнце.
Он махнул рукой в сторону сосен:
- Я не могу, поэтому и стою в тени деревьев, просто не хотел приходить ночью и мешать вам. У вас все хорошо? Мидас выполнил свое обещание и нашел вам дом. Он развелся с вами и отказался от прав на ребенка?
- Да, - кивнула Гвинет. - Хотя я не уверена почему. Что Ра... Свартан обещал ему взамен?
Мужчина покачал головой:
- Я не уверен, но догадываюсь, - Карнак посмотрел на нее своими бледными глазами, - что бы он ни сделал, это только из-за любви к вам. Вы не должны сомневаться. Он лишь хочет, чтобы вы обе чувствовали себя в безопасности.
- Да, но...
Ей больше нечего было добавить, разговор становился слишком личным.
Карнак колебался, потом резко выпалил:
- Свартан страдает. Он медленно превращается в камень, становится таким же холодным и далеким, каким когда-то был, до встречи с вами. Как его друг, я не могу стоять и смотреть на это. Я хотел, чтобы вы знали.
Гвинет следовало почувствовать себя дурно. Вместо этого от этих новостей сквозь нее стрелою прошло счастье.
Ему было не все равно. Это хладнокровие, когда он сказал ей "до свидания" оказалось наигранным. Шагнув вперед, Гвинет сжала руку Карнака:
- Благодарю вас. Я рада, что вы мне сказали.
Он кивнул в знак согласия.
- Что вы теперь собираетесь с этим делать?

***
Гвинет подошла к воротам дворца с некоторым трепетом. Она бы не вернулась сюда, так как ее бывший муж позволил ей уйти, но перед ней стояла задача освободить Рагнорака от сводного брата. Кроме того, если ей повезет, она также убедит своего упрямого демона-любовника, что есть надежда на их совместное будущее.
Гвинет на время оставила Бри с соседкой, и теперь поднималась по мощеной дороге к замку. Женщина отметила, что ворота теперь стали золотыми.
Она уже догадывалась, что именно золото Рагнорак дал за ее свободу. Новые ворота только усилили подозрение.
Привратники, одетые в дорогие золотые одежды, сразу узнали ее и поклонились, словно она по-прежнему была королевой. Двери открылись, приглашая ее во внутренний двор, а затем и в замок.
Один из лакеев бросился за Уолласом, чтобы предупредить о неожиданном прибытии бывшей королевы.
Когда Гвинет дошла до тронного зала Мидаса, ее встретил слуга и задержал, вежливо поклонившись.
- Мадам, его светлость сейчас занят. Может быть, вы смогли бы навестить его позже или в более интимной обстановке.
Он взял ее за локоть и попытался увести из комнаты, но Гвинет стряхнула его руку и шагнула вперед:
- Прочь с моего пути, Уоллас. Я увижусь с ним прямо сейчас.
Охранники поклонились и открыли перед ней дверь, как их и учили. Гвинет зашла в почти пустой тронный зал и заметила Мидаса, развалившегося на бриллиантах и рубинах, инкрустированных в трон. Красивые женщины сидели на подушках по обе стороны от него, а одна стояла на коленях между его ног, посасывая член. Никаких деловых встреч сегодня не проводилось, и Гвинет понимала, вечеринка и не думала заканчиваться.
Она знала, что землевладельцам и их арендаторам, ремесленникам или представителям среднего класса не предоставлялось никаких налоговых льгот, несмотря ни на какие драгоценности, передаваемые Мидасу Рагнораком. Чувствуя небольшую вину, Гвинет молилась, что ее подозрения верны, и Мидас соблазнится идеей получить большее богатство.
Увидев Гвинет, Мидас выпрямился, оттолкнул женщину в сторону, и засунул член в штаны, поднимаясь с трона. Затем он махнул рукой, и наложницы поспешно вышли из комнаты.
- Зачем ты сюда пришла? - спросил он, глядя на Гвинет мутными красно-черными глаза. - Я же оставил тебя в покое.
Гвинет остановилась в центре комнаты и холодно на него посмотрела.
- Как гражданин этой страны, я пришла искать справедливости. Мне нужен суд.
Мидас бросил взгляд:
- У тебя нет прав, и тебе повезло, что ты так легко отделалась, когда лгала королю о своих магических способностях. Это измена. Я мог бы тебя казнить.
"Играешь с огнем", - предупредил внутренний голос, и Гвинет нервно сглотнула подступивший к горлу комок, но решила стоять до конца. Она должна быть аккуратна с приманкой, чтобы убедить его, что тоже хочет получить выгоду.
- Все люди видели, что ты не ценил свою дочь и меня. Мне нужен большой дом и слуги, чтобы ухаживать за малышкой. Это меньшее, что ты можешь сделать для нас. Однако я не хочу, чтобы ты... - Гвинет окинула взглядом роскошною обстановку. - ... отделался так легко. У меня есть предложение, пари, которое, я надеюсь, ты примешь.
- Пари? - рассмеялся Мидас. - Не смеши. Тебе нечего мне предложить.
- Но у твоего брата нашлось. Я знаю, что он платит тебе за мою свободу. Если я расскажу тебе, как утроить эту сумму, сможешь ли ты дать мне то, что я прошу? Большой дом - всего с двумя дополнительными комнатами - и слугу. По сравнению с тем, что ты получаешь, это лишь капля в море.
Гвинет помолчала, наблюдая, как алчный блеск растет в его налитых кровью глазах, потом добавила дополнительный опасный крючок:
- Кроме того, если ты выигрываешь пари, я буду в полном твоем распоряжении целый месяц, делай со мной что хочешь.
Гвинет знала Мидаса слишком хорошо. Когда она была его законной женой, он проявлял мало интереса сексуально удовлетворить ее, скорее владел как рабыней, которая по его прихоти будила в нем желание. Мидас будет унижать и оскорблять ее, чтобы все компенсировать.
- Я весь во внимании. - Мидас наклонился вперед, вцепившись в подлокотники трона.
Гвинет глубоко вздохнула. Теперь, когда момент настал, она почти боялась озвучить свой план. Что если Рагнорак откажется участвовать, или не сможет ответить на задаваемые вопросы? Что если, несмотря на то, что она, якобы, примет сторону Мидаса из-за просьбы о большом доме, он заподозрит нечто вроде сговора, и пойдет на попятную?
- Я позову повелителя Демонов здесь и сейчас, и задам три вопроса. Если он не сможет ответить на вопросы, я, как уговаривалось, отдамся тебе. Если сможет - предыдущая сделка, которую вы заключили, будет считаться недействительной. Ты не сможешь больше получать богатства из подземного мира, но еще ты должен будешь оставить меня и Бри в покое.
Мидас нахмурился:
- Ты выбираешь вопросы? И ты решаешь, будут ли ответы верными или ошибочными? Разве это справедливо?
- Три вопроса, на которые ты согласишься, и ответы на них будут записаны и спрятаны в опечатанном ящике. - Она жестом указала на роскошную комнату. - Вы уже богаты, ваше Величество. Вам нечего терять, но есть шанс получить больше.
Мидас положил подбородок на руку и постучал пальцами по губам, размышляя об услышанном. Гвинет была уверена, что взяла правильную "ноту". Мидас любил, когда люди замечали и восхищались его богатством. Единственный просчет - он так увлекся тратами, что и не заметил, как мало у него осталось.
Мидас посмотрел на Гвинет:
- Утроить богатство, и ты с ребенком вернешься на месяц во дворец.
- Нет. Только я.
Гвинет никогда бы не стала использовать дочь как вещь для торга, даже точно зная, что выиграет пари. - И мы получаем дом и слугу.
Мидас поднял руку:
- Очень хорошо. А сейчас, что касается вопросов...
Гвинет озвучила три вопроса, и, подумав о каждом из них, Мидас усмехнулся:
- Никто не может ответить на такую чушь. Только первый имеет ответ. Я согласен, потому что остальные вопросы такие глупые. Уверен, он не ответит.
Спасибо Господи за то, что разжег жадность человека, которая затмила его разум и занизила мнение о ее уме. Удивительно, что Мидас согласился принять ее вопросы, но, очевидно, она подбиралась к нему аккуратно, и теперь следовало затянуть сети.
Когда ответы Гвинет были заперты в ящике, настало время встретиться с человеком, который знал ее лучше, чем кто-либо на этой земле... или под землей. Гвинет не произносила его имя вслух с тех пор, как покинула Элохим, хотя думала об этом достаточно часто. Теперь она молилась, чтобы призывающая сила сработала.
- Рагнорак, ты нужен мне, - мягко прошептала Гвинет.
Воздух зашипел и, с треском грома, появился Рагнорак.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (02.09.2012)
Просмотров: 383 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar