Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 16, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 16

- Несомненно, король должен был отослать ее, как только родился ребенок. Понимаете, ему следовало жениться, и отвратительный подземный житель едва ли был кстати.
- Вне сомнения.
Мидас кивнул своему слуге, который не слишком вежливо толкнул престарелую морщинистую старуху в кресло. Поначалу король думал, что они, в самом деле, откопали эту старуху на самом дне земли. Даже не стоило пытать ее; в любом случае с него хватило лживых речей, вытянутых у людей во время пыток, которые были готовы сказать что угодно, лишь бы прекратить боль.
Но что-то беспокоило его в этой старой женщине. Мидас начал сомневаться: не встречал ли он ее прежде.
Во всяком случае, она действительно не создавала впечатления старой дворцовой служанки. Мидас, как ни странно, почувствовал, что верит ей, когда старуха заявила, что помнит демонессу и ее дитя.
- Почему же Гвинет оказалась не той кандидатурой? - спросил он.
Старуха презрительно ответила:
- Девка из волшебного королевства? Она могла бы заявить права на всю королевскую власть, но все мы знаем, кто она на самом деле.
- Хммм. Ее подумывают отослать назад?
- Она не против этого, – сказала старуха, хихикнув. – Тем не менее, вы должны были слышать о ее стараниях убедить короля уйти с ней. Она говорила ему, что в ее королевстве он найдет невероятные богатства, о которых даже не мечтал. Несомненно, она заявляла, что в ее мире они будут ходить по золоту и самоцветам, которые мы так ценим. Утверждала, что девушки делают ожерелья из каменей больших, чем в королевской казне. Это же очевидно!
Мидас выпрямился. Он даже перестал барабанить пальцами:
- Очевидно?
Старуха пожала плечами:
- Неужели вы были настолько наивным, что поверили ей?
- Ты бы не поверила?
- Значит вы, все-таки, поверили? - усмехнулась ведьма.
- А король? - возразил Мидас.
- Неизвестно, но девку и ее дитя увели еще до утра.
- Интересно...
Его разум блуждал далеко, за границами текущей проблемы возвращения Гвинет, обдумывая перспективу нового королевства, полного сокровищ. Если бы он мог отобрать его у своего сводного брата. Если бы он мог найти его.
- Так ты знаешь имя ребенка этой женщины?
Старуха подняла брови.
- Свартан, - сказала она. - Она назвала его Свартаном. Безбожное нечеловеческое имя.
Мидас улыбнулся.
- Никогда не скидывай со счетов старух и уродов, - сказал он, ни к кому в частности не обращаясь. Затем встал и, повысив голос, требовательно произнес:
- Свартан! Я призываю тебя! Приди ко мне немедленно!

***
Гвинет удерживала свою голову так, чтобы было удобно смотреть на своего странного необыкновенного любовника, играющего ее пальцами на своей широкой сильной груди.
- Ты думаешь, что победил? - поддразнила она. - Я знаю, мы не следили за временем, но еще не могло пройти двух часов.
- Раньше я мог только терять, - сказал Свартан. - Ты или ушла бы от меня, или сторонилась бы. Сегодня вечером я мог только победить.
- Потому что изменил правила игры?
- Потому что не играл.
Ее сердце екнуло, а горло сжалось.
- И я тоже, - прошептала Гвинет. Именно сейчас все казалось таким правильным. Неожиданная жуткая болезнь Бри и, возможно, более внезапное выздоровление поставили все на свои места. Гвинет не спала с ним из благодарности, тем не менее, за многое из случившегося она была в долгу перед ним. Свартан - мужчина; странный, неотразимый, извращенный мужчина, который допустил ошибку и сожалел об этом. Мужчина, который – Гвинет могла поклясться – полюбил ее раньше, чем признался. Он даже доверил ей свое истинное имя и всю ту власть, которую оно давало. Он сказал, что отпустит их. Теперь Гвинет поняла – хотя должна была понять давно – что тоже его любит.
Она всегда ощущала это чувство, зарождающееся, но мощное даже в те первые вечера прядения соломы в золото, когда он целовал, возбуждал и удовлетворял ее. Нуждаясь в нем, Гвинет вышла замуж за короля, но никогда не переставала хотеть Демона, даже когда ужасно на него злилась.
Сейчас она получила желаемое. Свартан любил Гвинет, подарив ей такой экстаз, о котором она никогда не знала и не представляла. Женщина заставила его, наконец-то, кончить, и до сих пор могла чувствовать сперму у себя внутри, стекающую по полутвердому члену, который все еще находился у нее во влагалище.
Опустив голову, она с наслаждением поцеловала Свартана в губы. Потом, чувствуя, что член дернулся и еще немного вырос внутри, Гвинет толкнула мужчину на спину и уселась на нем верхом.
- Итак, если мы не играем, то, что теперь? - затаив дыхание спросила она.
В мгновение ока Свартан поменялся с ней местами и полностью перенес вес на локти.
- Теперь у нас больше времени, чем те жалкие два часа, - сказал он и ускользнул от нее, прокладывая дорожку поцелуев от грудей до живота. Остановившись только затем, чтобы раздвинуть ей бедра, мужчина продолжил свой путь, дразня Гвинет поцелуями повсюду, кроме ее лона.
Он произнес:
- В самый первый раз я точно таким же способом заставил тебя кончить.
Затем мужчина сильным чувственным поцелуем впился в ее нижние губы, вырывая у Гвинет стон.
- Но, кажется, я теряю хватку.
- Нет, - выдохнула она. - Просто я многому научилась. От тебя.
- Получается, что сейчас я должен довести тебя до оргазма?
- Если тебе не трудно...
Мягко смеясь, Свартан лизнул ее клитор, и Гвинет, не сдержавшись, сжала его голову ладонями. Она позволила бедрам двигаться самим по себе, упиваясь ритмом поцелуев, доставляющих ей удовольствие. Когда мужчина пустил в ход пальцы, напряжение возросло. Свартан стал посасывать клитор, легко ударяя тот языком, одновременно двигая рукой вперед-назад у нее во влажном влагалище, Гвинет начала постепенно подходить к точке наслаждения... кончив единственной долгой и резкой волной, которая, как ей казалось, никогда не остановится.
Только когда все закончилось, Свартан, поднялся на колени, с улыбкой, больше похожей на волчий оскал, тыльной стороной ладони стер со своего лица остатки ее влаги и вошел в нее своим разгоряченным жестким членом. Гвинет приветствовала его с измученным урчанием.
- Еще раз, - сказал мужчина и тяжело задвигался в ней. Она не думала, что у нее не получится. Женщина сосредоточилась на его удовольствии, толкаясь вперед, чтобы встретить каждый удар, сжимая и дразня член своими все еще трепещущими внутренними мышцами. Она могла чувствовать его быстро растущее наслаждение, натяжение тяжелых яиц, когда они жадно ударялись о нее. Ее собственный оргазм рос одновременно с его. Какой-то инстинкт толкнул женщину приподняться вперед, обхватить шею мужчины и поцеловать его; открыв рот и задыхаясь, кончая, сжимая и трясясь в судорогах удовольствия.
В конце концов, разорвав поцелуй, Гвинет уткнулась ему в плечо, улыбаясь.
- Я люблю тебя, Рагнорак.
Он приподнялся очень тихо, словно от шока. Неужели мужчина действительно этого не знал? Но когда Гвинет попыталась взглянуть на него, тот удержал ее голову на своем плече. Его тело судорожно подергивалось, и она гадала: не кончит ли он снова.
Рагнорак что-то пробормотал. Должно быть: "я никогда не ощущал такого счастья". Гвинет надеялась, что так и есть. Она отчаянно хотела подарить ему любое счастье, какого он только достоин.
Наконец, мужчина поднял голову и поцеловал ее долгим сладким поцелуем.
- Гвинет...
Бри засопела, и обе их головы, как одна, повернулись в ее сторону. Гвинет не пришлось просить его сдвинуться. Рагнорак немедленно отстранился и, даже через свое беспокойство, женщина приняла спазм удовольствия, возникший, когда член вышел из нее. Нагая, Гвинет вскочила с кровати и подошла к кроватке.
Бри улыбнулась ей и откинула одеяльце.
Женщина засмеялась и взяла малышку на руки. Сразу же та начала тыкаться в плечо Гвинет, ища молоко.
- С ней все в порядке? - спросил Рагнорак.
- Да. Просто проголодалась. Жар практически спал.
Гвинет слегка укутала головку девочки и перенесла ее на кровать. Там она замешкалась:
- Ты не возражаешь, если я покормлю ее здесь?
Мужчина медленно покачал головой. Едва заметная любопытно-печальная улыбка заиграла у него на губах:
- Не против. Наоборот, я бы хотел этого.
Гвинет снова уселась на кровати и, пока Рагнорак наблюдал, расположила Бри у груди. Спустя секунду его рука дотронулась до ее плеча, аккуратно и заботливо окружая обоих, и счастье женщины стало полным.

***
- Идиот, - проворчал Мидас, вспугнув старуху своим присутствием. - Это не может быть его имя!
Или он настолько сумасшедший, вообразив, что может призвать этого сказочного брата из некоего волшебного подземного мира, произнеся его имя? Или имя было не то, или он забыл, как правильно его использовать. Имя "Свартан" уж точно не работало. Не более чем "Румпельштильцхен" у глупой Гвинет.
Но, когда за шаркающей старухой закрылась дверь, Мидас вновь был уверен, что прав. Память, расшатанная речами старой ведьмы, восстановилась. Он снова увидел своего больного старого отца, хватающегося за него, мямлящего абсурдные слова, тогда ничего незначащие, но сейчас имеющие значение.
- Просто скажи его имя. Скажи его имя, и ему придется прийти. Его имя...
Не Свартан, нет! Но Мидас практически зацепился! Почти...
- Назови его по имени, и он придет. Его имя... Рагнорак!
- Да! Попался! - прошептал Мидас.
Подпрыгивая, он прошел в середину комнаты.
- Рагнорак, брат мой, я взываю к тебе! Явись немедленно!

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (29.06.2012)
Просмотров: 644 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar