Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 15, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 15

Будь проклята чертова сделка! О чем он думал, заключая ее, когда она гарантировала его проигрыш независимо от всего? Рагнорак серьезно просчитался, надеясь влюбить в себя Гвинет - глупый, глупый план. Ее единственная мысль - спасение, а единственное чувство к нему - отвращение. Даже когда женщина двигалась на нем, стремясь к собственному оргазму, то представляла, как покинет его.
Она никогда не полюбила бы Демона, неважно, как сильно он любил ее. Рагнорак навсегда остался бы препятствием на пути к свободе для нее и ее дочери. Эти мысли накрыли его угнетающей волной, когда он освободился от пут и сорвал повязку с глаз.
Теперь Свартан понимал это, что делало невозможным снова увидеться с ней. Несколько дней прошли после их второго секса, и Рагнорак был не в состоянии заставить себя навестить Гвинет или Бри. Он понятия не имел, находились ли они в доме или на территории, в то время как сам мужчина занимался своими обычными делами. Это дало ему возможность почувствовать, каково вернуться к уединенной жизни. Чрезвычайно неприятной.
В прошлом Карнак часто предлагал то одну, то другую вдову в качестве потенциальной жены, всеми силами намекая, что пришло время найти кого-нибудь с ребенком, чтобы она стала его королевой. Рагнорак был готов встречаться с женщинами, предлагаемыми советником и его женой, но не нашел никого, кто бы привлекал его. Любой брак будет фиктивным, и Рагнорак просто не был еще к этому готов.
Он отложил решение, вполне честно заявив, что слишком занят. Мужчина посвятил себя обустройству города и правительству, и вынес тему на обсуждение жен и наследников… до тех пор, пока чисто случайно не встретил Гвинет.
Красивая золотоволосая женщина перевернула его мир вверх дном и изменила жизнь. Теперь она собиралась снова оставить мужчину в одиночестве, и он никогда, никогда не сможет забыть ее.
Еще один раз вместе. Последнее занятие любовью — если можно было бы так назвать, когда женщина, вовлеченная в секс, вообще не чувствовала любви — а затем он потеряет ее и дорогую ему Бри, которая становилась для него все более и более значимой. Не было ничего, что он мог бы с этим сделать. Даже выиграй сделку, Рагнорак понял только теперь, что не мог заключить в подземную тюрьму эти две яркие души навечно.
Он должен отпустить их.
Но, возможно, Рагнорак мог предпринять последнюю попытку убедить Гвинет остаться с ним и научиться любить этот мир как свой собственный. Он должен был, по крайней мере, попробовать.
Чтобы иметь хоть мизерные шансы на успех, ему требовалось увидеть ее. Отбросив бумаги, на которых никак не мог сконцентрироваться, он вскочил на ноги. Пришло время закончить эту глупую игру, полную полуправд и замыслов. Ему следовало стать с ней честным, сказать все, что накопилось на сердце, и попросить прощения, так же, как и понимания. Вдруг Гвинет увидела бы в нем человека, возможно, испорченного, но, вероятно, достойного уважения? Любовь же могла появиться и так?
Не терпящий отлагательств после недели ухода от проблемы, Рагнорак шагнул к двери, открывая ее так быстро, что кулаки, собиравшиеся постучать с другой стороны, врезались ему в грудь.
Торопливые небольшие кулаки Гвинет.
Его сердце пропустило удар. «Она пришла ко мне», подумал он со страхом. Но его триумф продлился всего мгновение, поскольку красивое лицо, смотревшее на него, отражало горе. Гвинет надела только длинную ночную рубашку, о которой вообще или забыла, или не волновалась в спешке. Ее пальцы сжали его пиджак, будто спасательный круг.
- Пожалуйста, Свартан! Я умоляю тебя! Я сделаю все, что угодно, если ты просто вылечишь ее!
- Вылечу кого?
Потрясенный мукой женщины, Свартан взял ее руки в свои, чтобы успокоить, мягко отнимая от своего пальто.
- Бри! - закричала Гвинет, словно он должен был знать.
Сердце судорожно сжалось.
- Бри? Что с ней?
- Я не знаю! - сказала Гвинет в отчаянии. Она тащила его за руку, убеждая, пока они шли по извилистому коридору в направлении ее собственной комнаты.
Женщина настойчиво добавила:
- Я никогда не видела ее такой, болезненной и беспокойной. Ты должен ее вылечить.
- Я? - Удивление, так же как страх, сделало его голос резким, и Гвинет явно приняла это за упирательство.
- Я знаю, ты заботишься о ней, - прошептала она. Неконтролируемые слезы текли вниз по лицу. Свартан сомневался, что женщина даже заметила, что его страх за ребенка все возрастал. - Пожалуйста, не вымещай на ней свой гнев на меня…
- Я бы никогда так не поступил.
Казалось, что-то в тех словах зацепило ее. Впервые Гвинет посмотрела на него больше с надеждой, чем с отчаянием:
- Тогда ты поможешь ей?
Рагнорак провел свободной рукой по волосам:
- Если смогу…
К тому времени они оказались у двери в ее спальню, и женщина забежала внутрь, все еще таща его за собой.
Агнет спокойно встала у колыбели, когда Гвинет устремилась к ребенку.
Боясь того, что может увидеть, Рагнорак последовал за ней.
Ребенок не плакал. Но на ее прекрасном маленьком личике было два ярко-красных пятнышка на каждой щечке. Бри ерзала от неудобства, словно пытаясь высвободиться из-под одеял, крутя головой из стороны в сторону. Ее дыхание казалось неустойчивым и хриплым.
Гвинет наклонилась ко лбу ребенка.
- Чувствуешь? - скомандовала она. - У нее температура.
Кожа Бри несомненно была опасно горяча и суха. Ее личико морщилось. Она попыталась заплакать, но вместо этого сделала паузу, чтобы просто вздохнуть. Рагнорак чувствовал, как защемило грудь.
- Ты спасешь ее? - потребовала Гвинет.
Мужчина хмуро посмотрел на нее:
- Что заставило тебя думать, что я смогу?
Глаза, которые он видел мрачными и наполненными страстью, сейчас не выражали ничего. У Гвинет не осталось ни желания, ни возможности бороться. Свартан увидел проблеск страха и злости, недоверие, что он действительно откажет ее просьбе.
Женщина ответила:
- Ты самое могущественное существо, которое я когда-либо встречала или о котором слышала. Ты можешь превращать солому в золото, мгновенно перемещаться между мирами сквозь неприступные скалы. Разумеется, ты можешь вылечить одного больного ребенка!
- Гвинет, - беспомощно начал Рагнорак. Казалось невозможным объяснить, что дарованные ему силы не делали его всемогущим существом, подобным богу. Он увидел себя ее глазами и, возможно, впервые за всю жизнь, боялся обмануть чьи-либо ожидания. Рагнорак глубоко вдохнул: - Те силы - часть моей королевской крови. Это сила, а не магия. Я и стихии, мы похожи. Я могу заставить их превратить солому в золото, сжимать воздух для перемещений, менять местами скалы и землю, чтобы пройти сквозь них. Это то, о чем я даже не задумываюсь, но никогда не лечил больного ребенка. Мы здесь не болеем.
Гвинет недоверчиво нахмурилась, смотря на Агнет для подтверждения:
- Что, никогда?
Рагнорак покачал головой, его взгляд вернулся к Бри.
- Получается, у вас нет врачей? Если ты не можешь помочь ей, тогда никто не поможет?
Он снова покачал головой, видя краем глаза, что Гвинет провела по лицу малышки кончиком пальца от отчаяния:
- Она может умереть, Свартан.
Слова получились шепотом, режущим по сердцу.
«Я убил ее», оцепенело подумал Свартан. «Ничего не зная, я привел ее сюда. Это место не естественно для нее. Гвинет для жизни нужен свежий воздух и солнечный свет. Я же принес темноту и смерть. Если Бри умрет, Гвинет тоже...»
- Мы не дадим ей умереть, - сквозь зубы выдавил Свартан. Подойдя к кроватке, он убрал одеяла и бросил их на пол. Потом начал расстегивать одежду малышки.
- Что ты делаешь? - задала вопрос Гвинет, со страхом хватая его руку.
- Она очень горячая! Жар убивает ее. Поэтому мы должно охладить Бри. Агнет, достань немного свежей холодной воды.
- Но... - Разрываясь между традиционным лечением и потребностью хоть что-то сделать, Гвинет уставилась на него, пока Агнет поспешила выйти: - Ты действительно думаешь, что это поможет?
- На нынешней стадии я не думаю, что повредит.
Женщина кивнула и взяла ребенка. К тому времени, как Агнет вернулась с маленькой ванночкой, наполненной водой, Бри раздели. Без вопросов Гвинет встала на колени и опустила малышку в прохладную чистую воду. От потрясения Бри заплакала, но женщина продолжила обливать ее тельце, легонько брызгая на лицо и голову.
"Я сделал это", продолжил думать Рагнорак. "Я заразил ее". Заставляя себя говорить, он произнес:
- Когда Бри станет лучше, мы вернем ее назад.
- Назад? - неосознанно повторила Гвинет.
- На поверхность. В ее собственный мир. Я никогда не думал, что Элохим заразит Бри.
Наступило молчание. Гвинет смотрела на него через плечо необычно чистым взглядом, хотя выражение лица было непонятным.
- Дети болеют, - сказала она. - Мы пытаемся облегчить им болезнь. Иногда это срабатывает.
Был ли это путь к освобождению? Но Свартан знал, что это не оправдывало его. Когда Гвинет повернулась назад к ребенку, Агнет дотронулась до ее плеча.
- В старые времена, - сказала домоправительница, - мы болели. Или так рассказывают предания.
- Это просто истории.
- Возможно. Но в историях рассказывается, что жили короли, которые излечивали болезни.
- Пропаганда собственных интересов, - нетерпеливо воскликнул Рагнорак, - Распространяешь информацию с помощью моих предков.
- Возможно, - снова сказала Агнет.
Взгляд Гвинет сфокусировался на ней:
- Хочешь сказать, что Свартан может вылечить Бри?
Та пожала плечами:
- Я говорю, что существует вероятность, стоящая того, чтобы попытаться.
Гвинет ничего не ответила, просто вернув взгляд к Бри. Рагнорак подошел ближе. Возможно, это было всего лишь его воображение, но показалось, ребенок начал дышать легче. Ее глаза оставались закрыты.
- Думаю, жар спал, - сказала Гвинет. – Она успокоилась.
- Мы не должны допустить повышение температуры, - ответил Рагнорак. - Болезнь не исчезнет с водой в ванночке. Одень ее во что-нибудь легкое, и мы вернем ее назад.
Неожиданно глаза Гвинет наполнились слезами:
- Спасибо тебе, - прошептала она. Не глядя, женщина взяла протянутое Агнет полотенце и достала Бри из воды, свободно укутывая в мягкую ткань.
Гвинет остановилась.
- Все еще нужен доктор... Как ты сказал, болезнь не исчезнет от одного купания.
Возможно, она не исчезнет и с переездом из Элохима.
Глубоко вздохнув, она протянула ребенка Рагнораку:
- Пожалуйста. Вылечи ее.
Мужчина открыл-закрыл рот. Он перевел взгляд с ее напряженных, внезапно доверчивых глаз к решительному взгляду Агнет.
- Все равно терять нечего, - сказала служанка.
Свартан медленно взял Бри на руки. Ее веки, затрепетав, поднялись, словно это разбудило малышку. На мгновение она доверчиво заглянула ему в глаза отражением маминых глаз.
В горле Рагнорака появился ком. «Я бы отдал мир, свою жизнь, чтобы защитить тебя...» С этой эмоцией желание исцелить малышку возросло настолько, что превратилось в нужду, необходимость. Положа руку на ее маленькую грудь, мужчина почувствовал частое биение сердечка, неровную работу легких. Он задышал с ней, их сердцебиения слились в одно. Казалось, Рагнорак чувствовал внутренние органы Бри, его разум желал собрать всю силу и чувства, способные уничтожить чужеродную болезнь в маленьком тельце, жар - из крови. Он ощущал все ее раздражающее болезненное неудобство, пытаясь вобрать его в себя, освободить малышку.
Бри перестала дышать.
Встряхнувшись, Рагнорак пришел в себя, с ужасом одернувшись от некой незнакомой и неконтролируемой силы, которой подверг малышку. С криком отчаяния и потери он едва не бросил Бри на руки Гвинет, отчаянно пытаясь оказаться подальше от ребенка. Крик женщины вторил его собственному, а испытываемое им горе оказалось настолько глубоким, что лишь через несколько секунд Рагнорак осознал, что ее голос выражал радость и облегчение.
Ошеломленно глянув на мать и ребенка, мужчина сосредоточил внимание на заплаканном лице Гвинет. Она улыбалась.
- Я чувствую это, - прошептала женщина. - Она исцелена. Я знала, что ты мог, знала, что сделаешь...
- Игра воображения, - хрипло произнес Рагнорак. - Я ничего не сделал, лишь пожелал.
Агнет прикоснулась к ребенку и улыбнулась.
- Бри снова нормально дышит. И я вижу лишь небольшой признак жара. Даже цвет кожи возвращается к нормальному - прелестному золотистому оттенку.
Служанка тихо покинула комнату, оставив Рагнорака и Гвинет одних, в изумлении смотрящих на Бри. Являлся ли он тому причиной или нет, но малышка, казалось, выглядела гораздо лучше. Она даже заснула на руках матери. Гвинет, дрожа, положила ее в колыбельку и машинальными движениями сменила пеленку. Закончив и проигнорировав одежду, она просто накрыла ребенка одеяльцем.
Горло Рагнорака отпустило. Ему казалось, что он сейчас разрыдается, но вместо этого мужчина произнес слова, больше похожие на мучительный шепот:
- Мне жаль. Мне так жаль.
Гвинет выпрямилась, глядя на него с истинным непониманием.
- Что именно? Ты исцелил ее. Я убеждена, что ты спас ее жизнь, и никогда не забуду этого, Свартан, никогда.
- Рагнорак, - вырвался сдавленный шепот.
- Что?
Он не мог вынести нежности в ее взгляде, который не только прощал его, но и сиял благодарностью.
Демон отшатнулся от Гвинет, грубо произнеся:
- Рагнорак. Мое настоящее имя Рагнорак. И естественно, мы оба понимаем, что в первую очередь, именно я подверг ее болезни.
Он не знал, почему напомнил ей это. Гвинет и сама очень скоро все поймет, когда пройдет первый порыв облегчения, и она снова сможет здраво мыслить. Но сейчас Рагнораку была необходима честность, даже если он едва мог вынести эмоции, разрывающие его на части. Ему следовало уйти отсюда. Пятиминутное одиночество, а затем он вернет их обратно...
Мужчину поглотило горе, борющееся с чувством вины и облегчением, а нежность оказалась настолько проникновенной, что добралась до самой его сущности. Когда Гвинет прикоснулась к нему, Демон удивился, пытаясь отдалиться от нее, но она последовала за ним, в замешательстве вглядываясь в его лицо.
Голубые глаза женщины были огромными и прекрасными. Свартан не знал, как сможет вынести ее уход, но понимал, что не удержит здесь. Ему никогда не следовало забирать сюда Гвинет или ребенка.
Она подняла руку и провела кончиками пальцев по его щеке, и Рагнорак осознал, что та влажная от слез, которые он неосознанно пролил.
- Свартан, - прошептала Гвинет. - Рагнорак...
Его имя на ее губах пронзило душу мужчины, наполняя восторгом и отчаянием.
- Мой демон... Ты плакал однажды, в ночь заключения нашей сделки. Как я могла забыть это?
- Знал, что не должен, и все же плакал. Я никогда не раскисал. Забудь это, Гвинет. Я сделаю все правильно.
Женщина улыбнулась, заставив его затаить дыхание.
- Ты уже все сделал правильно, подарил мне жизнь Бри.
Рагнорак воскликнул почти сердито:
- Неужели ты и правда не понимаешь? Я тот, кто почти забрал ее у тебя! А тебя забрал у нее! Ты должна понять...
- Я понимаю. Теперь я все понимаю, - прошептала Гвинет, приподнимаясь на цыпочки и целуя Свартана в губы быстрым нежным опустошающим поцелуем.
Он закрыл глаза.
- Гвинет, ты убиваешь меня. Разве ты не знаешь, как сильно я люблю тебя?
Ее дыхание коснулось его губ.
- Как сильно?
- Сильнее своей жизни, сильнее своего королевства. Так сильно, что лучше не прикасаться ко мне сейчас.
Гвинет усыпала его губы поцелуями, заставляя замолчать. Она обвила руками его шею, потянув голову вниз, и Рагнорак снова ахнул в попытке освободиться. Безуспешно. Его руки вместо того чтобы оттолкнуть женщину, притянули ее еще ближе, сжимая так, словно не отпустят никогда.
Гвинет сделала крошечный вздох, ее язык скользнул между его приоткрытых губ, и Рагнорак проиграл. Он завладел ее ртом, и с каждым страстным откликом женщины, брал больше, погружаясь в блаженную агонию желания, любви и потери, которые Гвинет воплощала в себе сейчас.
- Ты сделаешь это? - Рагнорак отстранился от нее и заглянул женщине в глаза. - Ты подаришь мне эту третью последнюю ночь? Перед тем, как я верну вас домой?
- Я с радостью подарю тебе ее. - Голос Гвинет дрожал. - Я хочу этого, мой Рагнорак, мой демон. Я всегда хотела тебя...
Он предпринял последнее усилие, пытаясь оказаться сильнее этого, потому что знал, возбуждение и чистые инстинкты поглотят их с головой. Рагнорак понимал, что эта милая упрямая женщина в его объятиях, вероятно, не полюбит его, когда проснется. Но ее напряженные соски потирались о его грудь, рот целовал со страстью, язык дразнил и приводил в восторг. Гвинет толкалась и терлась об эрекцию мужчины, едва не подводя его к точке невозврата.
Застонав, Рагнорак оторвался от ее рта.
- Бри, - вымолвил он, - мы не можем оставить Бри.
- Мы и не оставим. Займемся любовью здесь. Малышка спит, а я узнаю, когда она проснется.
Ее приоткрытые губы были красными и припухшими от поцелуя, глаза сияли. Золотистые локоны обрамляли лицо и спадали на плечи. Гвинет никогда еще не была для него настолько прекрасной.
- Ты такая красивая, - прошептал Рагнорак. - Моя золотая девочка.
Он прикоснулся к волосам Гвинет, следуя за локоном к ее полуобнаженному плечу.
- Ты как золото, которое мы тогда пряли. Как солнечный свет. Ты сжигаешь меня дотла и одновременно воскресаешь.
Ее гладкая кожа была теплой, подрагивающей под его пальцами, когда Рагнорак скользнул руками под бретельки ночной рубашки Гвинет, опуская ее до локтей и освобождая чудесные груди.
Он поцеловал ее шею, ключицу. Женщина откинула голову с такой готовностью, что Рагнорак не мог усомниться в ее возбуждении или наслаждении. Он нежно обхватил тяжелую грудь, наслаждаясь ощущением твердого напряженного соска под своим большим пальцем. Стон Гвинет напоминал музыку, побуждающую его наклонить голову и взять другой сосок в рот.
Она отпустила его волосы из своей хватки и убрала руки с шеи, так, чтобы ночная рубашка упала на пол. Рагнорак выпрямился посмотреть на нее, полностью обнаженную. Вершинка груди блестела от его влаги, а ее собственная - стекала по разведенным бедрам. Демон никогда не видел ничего столь возбуждающего, как эта красивая обнаженная женщина, так отчаянно нуждающаяся в его объятии, что ее лоно стало настолько влажным.
Он потянулся вниз, запуская руку между нежных бедер, и Гвинет затаила дыхание. Рагнорак окунулся рукой в ее влагу, затерявшись в опьяняющем тепле лона, найдя набухший бугорок наслаждения и поглаживая его до тех пор, пока женщина не застонала.
Она дернула пиджак Рагнорака, потянув тот с плеч. Сбросив ненужную ткань, мужчина больше не мог ждать - поднял Гвинет на руки и зашагал к кровати, которую поставил здесь специально для нее целую вечность тому назад.
Когда Демон опустил ее среди подушек, женщина расстегнула его рубашку, скользнув горячими нетерпеливыми ладонями под нее, прикасаясь к обнаженной груди. С такой страстью они расстались с одеждой всего за мгновение, даже с учетом того, что ее рот отвлекался на его соски, дразня и покусывая их. Когда Рагнорак расположился над ней так, что тело и ноющий член оказались между ног женщины, Гвинет уже извивалась под ним, ее глаза стали теплыми, затуманенными и просящими. Заключив ее лицо в ладони, он поцеловал долго и глубоко, наслаждаясь мгновенным страстным откликом женщины, двигаясь ласкающими руками вниз по чувствительной коже.
Гвинет провела пальцами вверх и вниз по его спине, заставляя сильное тело выгнуться, и каким-то образом, прежде чем Рагнорак это осознал, головка члена вошла в ее лоно, горячее и пульсирующее, сжавшееся вокруг него. Женщина со стоном толкнулась бедрами вверх, вбирая плоть глубже в свою приветствующую влажность. Рагнорак не мог ничего с собой поделать, лишь толкаться внутрь, погружаясь до основания. Ее стон удовольствия заполнил комнату. Гвинет улыбнулась ему, порочно и счастливо, и он замер, впервые в своей жизни наслаждаясь моментом чистого нетронутого счастья.
Это не могло продолжаться вечно. Трагедия разлуки приближалась, но Рагнорак цеплялся за воспоминание, потому что знал, в это мгновение Гвинет любила его.
Она приподнялась и поцеловала его. Мужчина начал двигаться внутри нее медленными нежными толчками. Он никогда не делал этого раньше, не занимался с ней любовью, борясь с подступающим оргазмом, изучая ее лишь для того, чтобы доставить удовольствие. Член Рагнорака быстро обнаружил местечко, больше всего доставляющее ей наслаждение, и с того момента, с каждым толчком и нежным вращающим движением бедер, мужчина направлял его туда. Наградой были не только ее стоны и крики удовольствия, но и более мощные тиски внутренних мышц, сжимающие и ласкающие его плоть.
Затерявшись в блаженном мире, в котором существовали лишь они двое, Рагнорак скользил вперед и назад в ее тугом влажном лоне, приводящем его в восторг. Не существовало битвы за контроль, лишь они двое, двигающиеся и извивающиеся, подходящие к безумному освобождению. Ногти Гвинет вонзились в его ягодицы, когда она подталкивала мужчину, отчаянно пытаясь увеличить темп, чтобы достичь абсолютного наслаждения. Демон нарастил темп, отчаянно цепляясь за остатки заботы и нежности, толкаясь в нее еще жестче и быстрее.
- Рагнорак, - прошептала она. - О, Рагнорак, я...
Как и он. Когда Гвинет задрожала, испугав мужчину громким криком, сорвавшимся с ее восхитительных губ, он, наконец, позволил всему случиться. Тремя дикими отчаянными толчками он присоединился к ее оргазму, выпуская в нее семя взрывом удовольствия, настолько сильного, что сотрясло все тело.
Нервные окончания до самых кончиков пальцев ощущали волны наслаждения. А после этого, тело Гвинет дернулось под ним, вокруг него, и она вскрикнула в блаженстве.
Возможно, мужчина даже на секунду потерял сознание, а когда пришел в чувство, к нему, по крайней мере, вернулось достаточно заботы, чтобы переместить свой вес с тела Гвинет. Однако она вцепилась в него, перевернувшись так, что они легли на бок, лицом к лицу, а его член по-прежнему оставался глубоко в ней.
Гвинет улыбнулась ему с таким нежным озорством, что сильно бьющееся сердце Рагнорака сделало в груди кульбит.
- Ты проиграл, - вскрикнула она. - Наконец-то, ты проиграл!
Он улыбнулся в ответ и поцеловал ее:
- Нет.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (29.06.2012)
Просмотров: 495 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar