Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 10, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 10

- Ты любишь своего мужа? – спросил Рагнорак. Он не хотел задавать этот вопрос, по крайней мере, не в лоб, но тот сам сорвался с языка, когда мужчина закрыл дверь в спальню и понял, что девушка дрожит. Она была не настолько сильной, как казалось, и все же он надеялся, что та не предана королю. Что заставило его прийти к такому мнению?
Она покачала головой, отходя от Демона.
– Нет. Как и он меня.
- И все же ты безрассудно возвращаешься к нему.
Женщина искривила губы в улыбке, но, по крайней мере, искренней.
– Нет, не к нему. К свежему воздуху и солнечному свету. И к свободе. Я не хочу возвращаться к королю.
Такой ответ удивил его.
– Он - твой муж. – Неужели Рагнорак действительно сказал это? Сейчас он походил на ханжу, что было смешно после сделки, которую с ней заключил.
- Ненадолго. Я разведусь с ним.
Демон прищурился.
– А он позволит?
- Позволит, если я скажу, что золото было обманом. Он тебя видел. Он поверит мне. Король обязан был уже давно понять, что я не пряду.
- Что же ты станешь делать? – спросил Рагнорак с несвойственным ему интересом.
- Я заберу Бри – ты, должно быть, заметил, что он не похож на любящего отца – мы будем жить в домике, где на крыше гнездо крапивника и помет на крыльце. И в этот раз мне нравится такая судьба, потому что у меня есть Бри и я знаю альтернативу этому.
- Ты уже обо все подумала. А следующее, что ты поймешь - я оказал тебе услугу.
Она посмотрела на него удивленно и испуганно, и в ее голосе прозвучало что-то, похожее на иронию:
- Это не так!
Гвинет сразу отвела взгляд, но Рагнорак сократил расстояние между ними и протянул руку. Хотя она вздрогнула, он не отступил, просто взял за подбородок и повернул ее лицо к себе. Демон прочитал отчаянную храбрость в глазах женщины, решительность слабо пробивалась сквозь страх.
Так не должно быть…
Ему понравилось вести с ней переговоры. Наблюдать, как краски сходят и вновь появляются на ее красивом загорелом лице, когда она приняла эту оскорбительную сделку, было соблазнительным. Внушение некоего страха казалось малой ценой, если вернуться к месяцам его душевных страданий. И все же теперь, когда она стояла перед ним, делая все возможное, чтобы скрыть страх, он ему не нравился. Рагнорак хотел властвовать над ней. Но, несмотря на его планы и все сделанное, его не волновало, кто окажется победителем в этом нелепом соревновании, пока у него есть время дотянуться до ее сердца первым.
Не отводя взгляда, Гвинет закусила губу, словно пыталась скрыть дрожь.
Тот первый поцелуй в подземелье Мидаса был настоящим. Если жадность оказала на нее пагубное влияние – в чем он сейчас сомневался – то вред оказался поверхностным. В любом случае ему было все равно. Боль возникла вновь, в тот самый момент, когда Демон увидел ее в тронном зале Мидаса. И он был вынужден признаться в этом самому себе. Хотя сексуальное напряжение оставалось велико, но существовало что-то более глубокое, притягивающее к ней.
Рагнорак не хотел, чтобы Гвинет чувствовала себя неверной женой, соблазняя его. Он не хотел, чтобы она боялась его. Это заставляло чувствовать себя насильником, кем он и являлся в те ночи.
- Мы скрепим нашу сделку поцелуем, - сказал он мягко, и сделал это прежде, чем она успела возразить. Но мужчина целовал нежно, ласково, поглаживая ее взволнованный рот и не слишком глубоко вторгаясь в него. Ее губы были нектаром, сладкие и мягкие, такими, какими он помнил их. Демон почувствовал ее удивление и отстранился прежде, чем соблазн углубить поцелуй не накрыл его с головой.
- А сейчас наши два часа пошли.
Рагнорак небрежно отодвинулся от нее, заметив, как она моргнула, и начал рассматривать свою комнату – стол, за которым он обычно работал всю ночь или в предрассветный час, был завален высокими и аккуратными кипами бумаг, мягкий ковер под ногами, прекрасные картины с пейзажами Элохима на стенах – Пурпурные Пещеры, Луч Света, Огненный Бассейн.
Демон опустился на свою огромную кровать, застеленную чистыми белыми шелковыми простынями, и развалился на ней, наблюдая за Гвинет. Он опустил голову на руку, ожидая, когда женщина приблизится к нему.
Она так и сделала, медленно. Жилка пульсировала на ее горле. Неуверенность, даже страх, остались, но Рагнорак надеялся, что в этом присутствовало и немного возбуждения. Аккуратно проникающий свет, лившийся с другой стороны комнаты, играл с золотом на ее платье, ошеломляя его великолепием тонких нитей и мягкостью; податливое тело подрагивало от страсти в его объятиях.
Но ей будет сложно сопротивляться, если он позволит своим воспоминаниям вырваться на свободу. Выкинув их из головы, Рагнорак наблюдал, как Гвинет забирается на кровать, и долгое время смотрит на его пах.
Отчасти, начинать было страшно. Отчасти, он подозревал, что она могла сразу заметить, что с ним творил ее взгляд. От такой близости, член Разнорака стал расти и твердеть. Ладно, все нормально. Никто бы не сказал, что он не мог возбудиться. Кажется, впереди ждали два часа сладкой пытки.
Не одарив таким же долгим взглядом его лицо, Гвинет потянулась к пуговицам рубашки и начала расстегивать их, одну за другой.
Он произнес:
- По законам Элохима, если муж или жена объявляет о разводе три раза перед свидетелем, то их брак расторгается.
Остановившись на последней пуговице, женщина задержалась на мгновение перед тем, как взглянуть на Рагнорака.
- Тогда я развожусь с Мидасом.
Она скользнула рукой в его брюки, коснувшись пальцами еще скрытого, но очень чувствительного члена.
- Я развожусь с Мидасом.
Ловко ее пальцы отодвинули нижнее белье, и Рагнорак понял, что затаил дыхание.
- Я развожусь с Мидасом.
Ладонь обхватила его член, и Демон едва не застонал от болезненного удовольствия. Мужчина так долго жаждал ее прикосновения, и теперь боялся, что проиграл пари. Гвинет слегка наклонилась вперед, позволяя ему увидеть свои красивые тяжелые груди в золотом платье, и высвободила его член.
- Тогда ты свободная женщина, - сказал Рагнорак. – Поэтому сделай все возможное, чтобы заставить меня кончить.
Гвинет погладила его, и мужчина тут же понял, что совершил огромную ошибку, потребовав выполнения их соглашения сегодня. Он уже отчаянно жаждал ее. Было бы разумнее подождать несколько дней, и убедиться, что удалось перебороть ужаснейшее из своих желаний самостоятельно, перед тем, как позволить ей сделать это. Не говоря уже о том, что если Рагнорак намерен завоевать любовь Гвинет, то должен был, по крайней мере, дать ей ночь отдыха и время, чтобы привыкнуть к резкой перемене в жизни. Слишком глупо с его стороны сразу же торопиться с объятиями и поцелуями, которые погубили его. Как только ее предложение сорвалось с губ, кровь прилила прямо к члену, и это говорило само за себя. Теперь Рагнорак должен контролировать проклятую «штуку», пока та не подвела его в тяжело завоеванном будущем.
Простой взгляд на ее руку, обхватывающую бледный член, вызвал вспышку похоти, прошедшую сквозь него. Он и представить не мог, насколько хорошо это будет. Он сконцентрировался на дыхании – вдох-выдох - чтобы замедлить быстрый ток крови по венам. Мужчина сосредоточился на Гвинет, на форме ее лица, на структуре волос, на меняющих цвет глазах, чтобы отвлечься от реакции своего тела.
Ее глаза выглядели такими синими, как ляпис-лазурные водоемы в усыпанных аметистами Пурпурных Пещерах. Ярко-голубые камни были именно тем, что придавало прозрачной воде водоемов удивительный цвет. Ледяная вода - отличная тема, чтобы отвлечься прямо сейчас, когда рука Гвинет двигалась вверх-вниз по его члену в робкой ласке. Рагнорак беспокойно поерзал, пытаясь оттянуть удовольствие, что было, конечно, невозможным.
Он изучал небольшую морщинку между ее бровями. Гвинет действовала неуверенно. С уколом ревности мужчина задумался о ее опыте с мужем - мужчиной, который, казалось, не сильно заботил ее. Ну, они произвели на свет ребенка, поэтому у них точно был секс. Раскаленная добела молния ударила в него от этой мысленной картинки. Ему не понравилась идея, что его золотая девочка была с кем-то еще, кроме него. Последние полтора года знание о том, что она с Мидасом, обжигало кожу, но сейчас Гвинет принадлежала ему и останется таковой, даже если придется отрезать свой член, чтобы не кончить... хотя это будет считаться поражением в достижении цели обладать ею.
От этой мысли Рагнорак улыбнулся.
Гвинет взглянула на него, и ее морщинка стала глубже:
- Я насмешила тебя?
- Ничего, просто мимолетная мысль. Молю продолжай.
Обиделась ли она? Ее нижняя губа немного выпятилась, и Рагнорак страстно желал прикусить ее. Он слегка ранил чувства женщины, возможно, даже заставил засомневаться в способности возбудить его. Отлично. Вывести ее из равновесия и вызвать сомнения в себе – вот, что ему необходимо. Если бы она поняла, что мужчина у нее в руках, Рагнорак никогда бы не сумел пройти через этот вечер.
- Ты отлично справляешься, - как бы непринужденно заверил он почти скучающим голосом, который не выдал его внутреннего волнения.
- Действительно.
Ее рука перестала двигаться на его члене, затем Гвинет отпустила его, и развернулась спиной. Той же рукой беспокойно проведя по своей груди, она дернула шнуровку корсажа.
- Возможно, сначала ты предпочел бы иной метод возбуждения.
Гвинет встала с кровати и начала раздеваться.
Рагнорак сглотнул и сжал челюсть. Кажется, будет намного труднее, чем он предполагал. Мужчина рисковал потерять все: и Гвинет, и своего наследника, - ради чего? Несколько ночей удовольствия, которые на самом деле будут пыткой, потому что он не мог кончить. Какую смешную, глупую ставку сделал Демон! Он мог бы завоевать доверие Гвинет и, возможно, ее любовь с течением времени, мило беседуя и соблазняя ее до тех пор, пока она не стала бы рада, что он привез ее в это подземное королевство. Теперь же мужчина оказался в такой ловушке, которая гарантировала ему, что он потеряет Гвинет даже, если победит сам, или если она останется здесь при условии, что Рагнорак больше никогда не притронется к ней.
Он хотел закрыть глаза, отказываясь наблюдать за ее медленным раздеванием, но не мог заставить себя отвести взгляд, когда Гвинет осторожно обнажала свое тело. Обнажился изгиб ее плеч, а затем и руки. Белые ленты корсета развязались и раскрыли полные холмики грудей. Тонкие голубые вены выделялись на мраморно-сливочной коже. Ее соски были темными и напряженными.
Грудь выглядела иначе, чем в последний раз, когда Рагнорак видел ее, и он внезапно понял почему. Гвинет кормила ребенка. Осознание этого было как пощечина, разорвавшая туман похоти. Она была матерью. Женщина лелеяла жизнь, которую он грозил забрать у нее. Как она могла когда-либо чувствовать к нему что-то кроме ужаса и отвращения?
Момент рыскания прошел, уступая место прежней похоти, когда она скинула нижнюю юбку, обнажая колыбель бедер и треугольник рыжих волос.
Рагнорака обдало новой волной возбуждения, его член поднялся сам собой от вида ее полных, розовых, половых губ. Если бы член умел кричать, то он бы выкрикнул:
- Хочу. Внутрь. Сейчас.
Спокойно, малыш. Рагнорак взглянул на песочные часы около постели, которые поставил здесь по желанию Гвинет. Здесь, в этом месте без солнца и луны, время измерялось по-другому. Его течение основывалось на внутреннем чувстве природных циклов земли, своего рода глубокого пульсирующем гравитационном поле, которое Элохим чувствовал каждой клеткой. Рагнораку на самом деле не стоило смотреть на падение песчинок, чтобы понять, что у них есть еще полтора часа.
Гвинет проследила за его взглядом на песочные часы, но решила не спешить, медленно подойдя обратно к кровати. Если он и заставил ее сомневаться в технике или способности доставить ему удовольствие, она не выдала своего опасения, когда села перед ним на край кровати. Гвинет старалась снять с него ботинки. Рагнорак сам опустил брюки, а она расстегнула рубашку. Мужчина наклонился вперед, позволяя ей снять ее до того, как снова лечь на подушки. К несчастью, ее грудь оказалась на уровне его глаз, и вид тугих сосков и пухлых полушарий заставил тяжело сглотнуть.
Гвинет должно быть заметила его конвульсивный глоток, потому что наклонилась вперед, и ее груди оказались в сантиметре от его лица.
- Попробуй, - приказала она глухим гортанным шепотом.
Его губы послушно разомкнулись, и она направила к ним свою грудь. Рагнорак взял в рот тугой сосок и сильно потянул. Теплая мягкость наполнило рот, а на языке расплылась сладость. Он сглотнул. Молоко. Святые небеса, он пил! Это не то, к чему мужчина был готов или чего ожидал. Но осознание того, что он пил ее живительную жидкость казалось шокирующе эротичным. Рагнорак втянул сильнее.
Скользя одно рукой по тонкой талии, он удерживал ее, пока другая рука ласкала тяжелые полушарии, ощущая их вес и форму, и влагу, которая текла из сосков.
Рагнорак остановился, вырываясь из ловушки ее дыхания, и посмотрел женщине в лицо.
- Ты… Тебе сейчас нужно кормить ребенка? Я не подумал об этом, пока мы не начали.
Гвинет взглянула на него. Ее глаза сейчас были цвета темного индиго, с расширенными зрачками и выражали голода. Его успокоило, что и она сама была возбуждена.
- С Бри ничего не случится. Я кормила ее до обеда.
Бри, его наследница. Рагнорак не воспринимал ребенка, как крошечное существо со своей собственной жизнью. Все его внимание сосредоточилось на том, чтобы выиграть малышку и ее мать. Он не рассматривал потребностей девочки, считая ее в роли питомца для Агнет. Теперь, впервые в жизни, он осознал, что ребенок связан с ним. Девочка была настоящей. Живой, и полностью зависела от других. Рагнорак едва успел рассмотреть ее, но был уверен, что займется этим с завтрашнего дня.
Взглянув на другую грудь Гвинет, Рагнорак бессознательно облизал губы:
- Но ты… течешь. Разве это ничего не значит?
- Иногда это случается, когда я возбуждена, а не только когда нужно кормить Бри. – Она улыбнулась. – Прямо сейчас я похожа на фонтан.
Рагнорак наклонил голову, принимая ее объяснения и признание, что женщина возбуждена, а затем взял в рот ее вторую грудь. Посасывая тепло и сладость, Рагнорак одновременно игрался с ее свободным соском и ласкал второй рукой изгиб бедер, ощущая шелковистость кожи.
Гвинет запустила пальцы в его волосы, удерживая голову мужчины около своей груди, а второй - провела дорожку от его плеча вниз к груди, животу и паху
Еще раз ее пальцы обвились вокруг эрекции и потянули.
С хрипом Рагнорак оторвался от ее груди и сжал зубы, подавляя нарастающее желание поддаться страсти. Он чувствовал себя юнцом, готовым кончить от одной мысли о женщине. Что произошло с его способностью контролировать себя? Гвинет опутывала его прикосновениями, заставляющими потерять голову. Первобытное желание погрузить в нее свой член затопило разум.
Когда Гвинет двинулась вниз по его телу, покрывая поцелуями путь от груди до живота, Рагнорак рассматривал золотые волосы, скрывающие ее лицо. Такие яркие. Такие солнечные. Не то, чтобы он видел солнце воочию. Его вид не мог выносить ярких лучей. Мягкий шелковистый локон двигался по коже, осторожно щекоча ее, заставляя мышцы живота сокращаться.
Гвинет нетерпеливо перекинула волосы через плечо, и Рагнорак смог увидеть ее милое личико, когда она приблизилась ртом к кончику его члена.
Мужчина прикусил губу и затаил дыхание.
Она взглянула на него, и их взгляды встретились, женщина сдвинула крайнюю плоть и обхватила губами покрасневшую головку.
Рагнорак застонал и толкнулся ей навстречу.
Контроль. У Гвинет он был, а Рагнорак терял его с каждым движением ее руки и прикосновением языка. И сейчас она глубоко втянула член в рот. Его головка уперлась в заднюю стенку горла, и женщина застонала, вибрация от этого звука прошла по чувствительной плоти. Ему казалось, что пах пылает в огне. Его яички напряглись.
Рагнорак дрожал от необходимости кончить, а ведь она только начала. Он никак не продержится еще час. Если мужчина не мог выдержать оральные ласки, как ему удастся справиться, если она решит оседлать его и заскользить бархатным лоном по члену?
Демон протянул руку и коснулся ее головы, сцепляя пальцы вокруг гладких прохладных прядей.
Ее кожа была горячей, Гвинет двигалась вверх-вниз, посасывая член.
Стоит отпустить, и она уйдет, напомнил себе Рагнорак. Несколько часов – ничто, по сравнению с теми драгоценными минутами обладания самыми дорогими для сердца существами – женой и собственным ребенком.
Внушение немного помогло. Совсем немного. Теперь Гвинет обхватила ладонями его мошонку, лаская каменно-твердые яички и дразня пальчиком местечко рядом с анусом. Мышечное колечко сжалось в ожидании прикосновения. Но она не зашла так глубоко.
Внезапно Рагнорак вцепился в ее волосы и оттолкнул женщину от себя.
- Достаточно!
Он не был грубым, не тянул ее за волосы, просто нежно оттолкнул. Расторгнул ли мужчина сделку, не позволив ей закончить свою работу? Ему было все равно.
Единственный путь к победе: заставить Гвинет сконцентрироваться на своем удовольствии, своем теле, а не на его. Все зависело от самоконтроля. Поэтому Рагнорак притянулся ее к себе и перевернул на спину.
Он был сверху, его член настойчиво искал вход, когда Рагнорак поцеловал Гвинет.
Пылко и глубоко он исследовал ее рот, сохранивший вкус обеденного вина и чего-то, не поддающегося четкому определению, что принадлежало лишь ей одной. Рагнорак не был новичком по части поцелуев, но с ней выходило совсем по-другому – ново и удивительно. Чем отличалась эта женщина, которую он едва знал, так возбудив его? Был ли он поверхностным, как Мидас, просто охваченный ее красотой? Нет, здесь что-то другое. Какое-то непередаваемое чувство тянуло к ней.
После нескольких минут глубокого поцелуя, Рагнорак оставил ее рот и двинулся вниз по горлу, упиваясь драгоценным солоноватым вкусом впадинки между ключицами. Он поцеловал ее груди, потершись носом, но проигнорировав соски, и опустился ниже. Живот женщины был упругим, но, все еще выпуклым после беременности. Рагнорак опустил свой язык вглубь пупка, и мышцы вздрогнули.
Он развел руками ее бедра, прижав Гвинет к кровати, и скользнул мимо лона, одаривая жадными поцелуями мягкое местечко соединения ее ног и живота. Рагнорак опустился еще ниже. Сейчас он был между бедер женщины, щекоча внутреннюю поверхность языком.
Гвинет застонала и поерзала под его руками и ртом. Всплеск триумфа прокатился сквозь него.
Он снова контролировал себя. Конечно, его член был твердым как гематит, когда Рагнорак прижался к матрасу, хотя тот и сочился смазкой, мужчина не кончил.
Тем не менее, он удостоверится, что Гвинет получит свое удовольствие.
Рагнорак ласково провел языком вверх по ее внутренним складкам, собирая мускусный сок. Гвинет извивалась под ним. Он выбрал момент, чтобы просто взглянуть на соблазнительную порозовевшую плоть, приоткрытую для него. Потом мужчина приблизил голову и лизнул кончиком языка клитор.
Теперь Гвинет не просто заерзала, она судорожно дернулась.
Рагнорак отстранился, давая ей время осознать сильное удовольствие, которое он мог ей дать. Демон снова начал целовать гладкую внутреннюю поверхность бедер, проведя дорожку из поцелуев до обратной стороны коленей. Да, он сможет сдерживаться все оставшееся им время. Дразня Гвинет, подводя ее к грани оргазма, а потом отступая. В это мужчина был мастером.
И вот, Рагнорак начал свою пытку. Он ласкал ее клитор, пока она не задрожала, потом отпустил, вызывая чувственный всхлип из ее горла. Мужчина вошел в нее пальцами, проверяя напряженность влагалища медленными толчками. Когда Гвинет почувствовала ритм, Рагнорак остановился и двинулся дальше. Он прикусил ее набухшие порозовевшие губы, совсем слегка, чтобы женщина почувствовала достаточно боли, которая заставит ее задыхаться и дрожать. Затем лизнул мягкую плоть, облегчая боль своим языком.
Снова назад к клитору. Он водил языком вокруг ее набухшего бутона, а потом неожиданно укусил. Гвинет вскрикнула, приподнимая бедра над кроватью. Рагнорак взял ее ягодицы, крепко удерживая их, настойчиво облизывая клитор, пока не смог с уверенностью сказать, что Гвинет оказалась на грани.
Он снова оставил ее, балансирующую на грани пропасти. Мужчина опустил лицо ниже, скользя языком по нежной плоти и упиваясь соками. Его бедный страдающий член вовсю сочился смазкой. Рагнорак потерся о шелковистые простыни, стараясь успокоить себя небольшим трением, но не сильно. Время истекало, и скоро верхняя часть песочных часов опустеет. Он отвлек Гвинет от ее цели, сделал такой разгоряченной, что она потеряла счет времени.
Рагнорак снова вернулся к ее клитору. Быстрый взгляд на часы уверил его, что уже можно заставить женщину кончить. Он обхватил ее бедра и снова вернулся к работе. Ее кожа стала влажной под его руками, мышцы напряглись. Рагнорак даст ей облегчение, которое она страстно желала.
Гвинет закусила губу и дернулась под ним, когда он возобновил ласки. Рагнорак почувствовал прилив сил, доведя ее до грани, еще раз подтолкнув к краю и подарив оргазм. Гвинет кончила, издав чудесный крик, полный восторга. Звук взволновал его и наполнил чувством гордости. Рагнорак парил в небесах.
Он напряг бедра, сильнее упершись членом в матрас, и держа свой рот на клиторе, пока не почувствовал последнюю судорогу, прошедшую сквозь нее. Только тогда мужчина оторвался от Гвинет, сделав паузу, чтобы вытереть рот о ее бедро.
Он рассматривал выражение экстаза на красивом лице – открытом, уязвимом и живом.
Рагнорак дал ей это. Этого он хотел для нее всегда. Искренняя радость. Он страшился чувства, когда она откроет глаза и снова посмотрит на него со страхом и недоверием, но Демон не мог винить ее за это. Он заработал этот страх и подозрительность.
Рагнорак приподнялся, облокотившись на руку, и по-прежнему смотрел на ее лицо. Как он и предполагал, Гвинет открыла глаза, и ее лицо снова стало непроницаемым, как дом с закрытыми окнами.
Радость погасла, и настороженность вернулась.
Ее взгляд упал на песочные часы, в которых уже давно упали последние крупинки песка. Потом Гвинет посмотрела на Рагнорака. На лице отразилось отчаяние.
- Ты обманул меня.
- Нет.
Тот факт, что он сказал чистую правду, не убрал чувство вины. Гвинет сама позволила себя отвлечься. Это была ее ошибка, но все равно он чувствовал себя преступником. Теперь это не имело значения.
- Действительно, - уныло согласилась Гвинет. – Я была дурой.
- У тебя есть еще две попытки, - напомнил ей Рагнорак, пытаясь успокоить. – Удачи тебе в следующий раз.
Гвинет прищурила глаза и поднялась с кровати, чтобы собрать одежду. Она оделась меньше чем за минуту.
- Могу я вернуться в свою комнату?
Рагнорак тоже поднялся и позвонил в колокольчик, вызвав Карнака.
- Я сожалею, что все получилось не так, как ты хотела.
Мужчина слышал свой холодный отстраненный голос, но не мог ничего сделать, чтобы смягчить его. Не удивительно, что Гвинет ненавидела его. Он был таким же доступным, как кусок мрамора.
Рагнорак накинул халат и стоял в молчании, скрестив руки, пока не пришел Карнак, чтобы проводить Гвинет в комнату.
- Увидимся завтра за завтраком, и я объясню тебе о своих намерениях относительно тебя и твоей дочери.
Гвинет отрывисто кивнула, не обременяя себя ответом, и развернулась, последовав за Карнаком в свою комнату.
Как только за ними захлопнулась дверь, Рагнорак рухнул на кровать. Он откинулся, позволив халату распахнуться. До того, как их шаги затихли, мужчина взял член в руку и потер его, доводя себя до оргазма грубыми движениями. Это заняло всего пару минут, и он оказался не удовлетворен тем, что все произошло так быстро.
Напряженность ушла, но желание осталось неизменным, вращаясь в нем как водоворот. Рагнорак испытывал необходимость завоевать ее, и в две предстоящие встречи отчаянно надеялся пройти через такую же сессию, не кончив.
Демон вытер сперму с живота, и так и лежал, закрыв глаза рукой. Худшее заключалось в том, что, даже выиграв пари, он не завоюет Гвинет. За следующие несколько дней мужчина должен убедить ее, что он - добрый, достойный и благородный человек, а не демон. Но как сделать это, когда он сам не был в себе уверен?

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (01.04.2012)
Просмотров: 591 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
60 Спасибки за перевод! с надеждой ждем..... 16
avatar