Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Эпилог, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Эпилог

Гвинет вышла на солнечный свет, держа Бри. Прогуливаясь по террасе, она пристально вглядывалась в цветущие около дворца сады, распростертые вдали на холмах. Деревья уже оделись в свои теплые осенние цвета, сверкая в лучах утреннего солнца красным и золотым. Ветер играл ее волосами, щекотал щеки. Все напоминало ей о радости свежего воздуха и солнечного света.
Что-то с негромким шорохом приземлилась у ее ног - крошечная птица села на дорожку. Бри засмеялась.
Гвинет взглянула вверх и увидела, как с крыши дворца взлетает пара корольков.
- Даже здесь, - пробормотала она, при этом улыбнувшись. Ее сердце пело, потому что сегодня, наконец, он придет за ней.
Было еще несколько вещей, которые следовало выполнить прежде, чем уехать.
- Пошли, моя маленькая королева, - сказала Гвинет, уткнувшись в волосы Бри. - Пора подготовиться к встрече с папой, пока я выполняю свой последний долг.
Конечно не последний. Просто последний в этом полугодии. Возвращаясь обратно, она увидела горничную, подметающую углы гостиной.
- Не забудь подмести и помыть террасу, хорошо? - спросила Гвинет обеспокоенно.
Служанка забеспокоилась:
- Хорошо, миледи. Эти маленькие шалуны снова прилетали?
Гвинет рассмеялась:
- Только один маленький шалун. Но я знаю, что они вернутся. Спасибо, Мария. Я знаю, что вернувшись, найду все в полном порядке.
- Мы будем скучать по вас, моя госпожа, - пробормотала девушка, снова вернувшись к работе.
Гвинет грустно улыбнулась. Ей будет очень не хватать этой жизни. За последние несколько месяцев все изменилось. И не только в этом дворце, где все стало намного ярче, с убранными тяжелыми шторами, открытыми нараспашку дверями и окнами - все для комфортной жизни Бри - менее гнетуще, чем в недобрые старые времена короля Мидаса. Вся страна, казалось, посветлела от этого. Торговля снова начала процветать. Урожай был хорошим. Безработица шла на убыль. Никто не голодал. Даже больные и обездоленные находились на попечении за счет продажи чрезмерного богатства Мидаса, слегка дополненного сокровищами из подземного мира.
Гвинет гордилась тем, чего они сумели здесь достичь. Она и король Элохима во имя королевы Бри.
Отдав дочь в заботливые руки нянечки, женщина поспешила в совещательную комнату.
Еще одно заседание, еще один час, а потом Рагнорак будет здесь. Волнение возрастало, как всякий раз, когда она думала о нем. Гвинет скучала по его объятиям, его сильной требовательной любви, его присутствию. Он отсутствовал слишком долго. Хотя это было закреплено официально: полгода под землей, полгода здесь, но ему пришлось задержаться в Элохиме на неделю, участвуя в собраниях - разлука была невыносимой.
Члены Совета уже собрались в комнате и встали, когда вошла королева.
- Прошу садиться, - сразу сказала она. Гвинет взглянула на знакомые лица с чувством, близким к любви. Даже Уоллес, оставивший позади свой постоянный страх, оказался способным администратором. Здесь сидели мужчины, избираемые парламентом - королевство Бри взяло эту идею из царства Рагнорака - как своего рода связующий элемент - пока она не станет совершеннолетней. В большинстве своем, эти люди пришли к ней после смерти Мидаса, предлагая Бри корону, несмотря на ее пол, а ее матери - регентство. Для этого пришлось изменить закон, и жизнь в королевстве стала более стабильной, о чем Гвинет могла только мечтать шесть месяцев назад. Теперь в свое отсутствие она доверяла этим людям управление страной.
Удовлетворенно кивнув, женщина села и приступила делу.
Меньше чем через час, они пришли к выводу, что все необходимое уже обсудили и согласовали.
Немного растерявшись, Гвинет поднялась.
- Кажется, больше не о чем разговаривать, кроме как поблагодарить вас за ваш труд и лояльность по отношению к моей дочери. Мне искренне приятно видеть, как это королевство, наконец, начинает процветать. И вы сыграли в этом значительную роль.
Грендон, носивший титул премьер-министра, тоже встал и поклонился.
- Да, - признал он. - Приятно осознавать, что мы были правы относительно вашего регентства. Не стану отрицать, шесть месяцев назад мы рискнули, предоставив вам, миледи, права вывести нас из хаоса, созданного покойным королем, но теперь мы свободны. Мы помним то хорошее, что вы успели сделать тайно, как королева, и поэтому и пришли к вам. Но я не боюсь признать, что наш оптимизм был отчасти отчаянием.
Грендон криво улыбнулся:
- Чуть больше полугода назад парламент просил меня передать королю Свартану нашу самую искреннюю благодарность за существенную помощь в стабилизации и развитии страны. Мы осознаем - и благодарны - что ваше регентство проходило совместно.
О, да, они долго преодолевали страх перед королем демонов. Он не исчез и сейчас, но его тщательно скрывали из уважения и восхищения.
- Я передам ваши добрые слова королю, - серьезно произнесла Гвинет. - А теперь...
Резкий треск прервал ее, запах дыма и серы защекотал ноздри, и ее сердце подпрыгнуло.
Рагнорак, одетый в черное, как в самый первый раз, хотя и без маски, вышел из дыма.
Гвинет бросилась к нему. Они должны были встретиться неофициально в своих покоях, но, увидев его здесь и сейчас, Гвинет никак не могла сдержать себя, медленно протягивая руку для поцелуя. Задвигались стулья, когда члены Совета встали и поклонились, но она не заметила их вежливости. Рагнорак крепко удерживали женщину, и она почувствовала упругую выпуклость у него в штанах, прижавшуюся к ее животу.
- Я скучал, - выдохнул он ей в губы. Его поцелуй был быстрым и жестким, прежде чем он отступил и повернулся к Совету. Почти с удивлением, Гвинет увидела рядом Карнака. Этот вопрос они тоже обсудили.
- Господа, вы уже знакомы с моим министром, лордом Карнаком. Как было оговорено ранее, он здесь, чтобы сделать все, что в его силах и ответить на любые срочные вопросы. Он может добраться до вас незамедлительно, так что когда леди Гвинет и я уйдем с королевой, обращайтесь к нему. Мы сможем вернуться в любое время, когда потребуется.
Его слова звучали таким же предупреждением, как и ободрением, и члены Совета понимали это. Неважно, насколько между ними сложились доверительные отношения, позиции Бри все еще не были устойчивыми, особенно во время длительного отсутствия. Но Гвинет не замечала шаркающих ног или потупленных виноватых глаз. Она верила, что Совет и Парламент будут делать все возможное, чтобы выполнить свою работу.
- А теперь, - сказал ей на ухо Рагнорак, - пора идти домой.
В его голосе прозвучал скрытый смысл, и Гвинет задрожала от предвкушения.
Няня Бри очень старалась не заплакать, когда они исчезли. Хотя ребенок поцеловал ее, она улыбнулась и помахала на прощанье с несвойственной ей юной твердостью, когда Рагнорак пронес семью сквозь вихрь к Элохиму.
Они прибыли не во дворец, а в подземные пещеры, в которых появились при первом визите в подземное царство. Гвинет заморгала от изумления.
- Почему сюда? - спросила она. Если бы не присутствие Бри, женщина бы заподозрила его любовные намерения. Это отражалось в горящих глазах мужчины, в сжатых нежных пальцах на ее руке.
Но Рагнорак пожал плечами:
- Возможно, чтобы извиниться. За первый раз. Тогда я хотел ослепить тебя своим миром и его отличием от твоего. Я никогда не думал, что это потрясет тебя.
- Но не теперь, - сказала Гвинет, почти удивившись прозвучавшей правде. - Я испугалась и была слишком зла, чтобы увидеть такую красоту. Но научилась этому за те несколько недель, проведенных с тобой.
Его рука скользнула вверх к ее плечу.
- Значит, ты согласилась жить здесь полгода не только, чтобы порадовать меня?
Гвинет потерлась щекой о его ладонь:
- Нет, - призналась она. - Я не была здесь с тех пор, как ты отослал меня подальше, но... связываю этот мир с тобой... - она бросила на него лукавый взгляд: - ...и с любовью.
У него перехватило дыхание.
- Я сделаю все возможное, чтобы оправдать твои надежды. Сразу после того, как мы останемся наедине.
- Тогда лучше сразу сказать тебе новости о Бри.
- Что за новости?
Его взгляд быстро переметнулся с нее на ребенка, который потянулся к нему, схватив ручками и широко улыбаясь. Обычно Гвинет бы с радостью оставила ее в руках Рагнорака, но на этот раз она отвернулась от него, и опустила малышку на каменистую почву.
- Отойди на три шага, - приказал Гвинет, и когда мужчина повиновался, прошептала на ухо Бри: "Иди к папе". Девочка протянула к нему руки. Женщина отпустила ее, и малышка направилась к Рагнораку маленькими непредсказуемыми и не слишком последовательными шажками.
Демон подхватил ее на руки, слегка подкидывая вверх и говоря, какой умной она стала.
- Я пропустил это! - воскликнул он. - Одна неделя, и я пропустил ее первые шаги!
- Это было ужасное время, - сочувственно согласилась Гвинет, когда дочь обняла его. - Но ты все еще только второй человек, узнавший об этом. Даже ее нянечка не знает. Я сохранила это для тебя.
Глаза Рагнорака смягчились, но что он собирался ответить, осталось загадкой, поскольку Агнет и трое слуг из дворца появились справа от пещеры. К удивлению Гвинет, Агнет подбежала к ней, схватила руку и прижала ту к губам, потом отступила, широко улыбаясь. Словно была слишком рада, чтобы говорить об этом.
Гвинет почувствовала, что сама улыбается в ответ, но, прежде чем смогла заговорить, Рагнорак сказал:
- Я попросил их встретить нас здесь, и отвести Бри во дворец. Мы скоро присоединимся к ней.
С сомнением Гвинет протянула дочь, гадая, как та отреагирует на незнакомку. В конце концов, было маловероятно, что она помнила Агнет. Но так или нет, Бри, казалось, очень заинтересовало лицо Агнет и ее яркое ожерелье, и, когда Рагнорак сказал, что они скоро увидятся, та просто кивнула, переключив внимание на своего нового друга.
Слегка обиженная быстрой привязанностью дочери, Гвинет пожала плечами, наблюдая, как свита исчезает в красочном каменном проходе. Бри даже помахала ей, а женщина кивнула в ответ.
- С ней все будет хорошо, - сказал Рагнорак с тревогой в голосе. - Мы решили, что ее болезнь, вероятно, была вызвана не нашей атмосферой.
- Я согласна. Она могла заболеть в любом месте. Это доказал насморк в прошлом месяце, и я счастлива, когда ты рядом, чтобы ее вылечить. Думаю, ей здесь нравится. - Гвинет взглянула на Рагнорака: - Куда мы идем?
- Вперед, - ответил Рагнорак. Он взял ее за руку, и они продолжили прогулку.
- Я была здесь раньше, - сказала женщина, когда он, наконец, остановился. Выше находился водопад, и вода неслась клокочущими потоками, падая на дно пещеры.
Рагнорак присел на том самом месте, где когда-то соблазнил ее, и ничего не дал взамен. Его длинные чуткие пальцы коснулись скалы, и мужчина устремил свой взгляд на крошечные горки и долины.
- Здесь, - сказал Рагнорак, - я впервые подумал, что, может быть, я позволю тебе выиграть. Раньше, еще мальчишкой, я приходил сюда подумать и помечтать в тишине и покое. Иногда представлял себе, что приведу сюда женщину, особенную женщину, которую полюблю, а она действительно полюбит меня, а не мою власть.
Он быстро улыбнулся:
- Я, как ты заметила, такой же жалкий, как и все мужчины.
- Ты не прав. - Гвинет опустилась на колени перед ним. - Нет никакого преступления в одиночестве. Я не верила тебе, когда ты привез меня сюда в первый раз, но уже тогда любила.
Рагнорак прикоснулся к ее щеке:
- В самом деле? Мы даже не занимались любовью. Не здесь.
Гвинет сглотнула, когда тепло затопило ее тело.
- Что-то подсказывает мне, что это скоро изменится, - сказала она хрипло, и потянулась, чтобы поцеловать его.
При первом касании губ, между ними вспыхнуло желание. Стоя на коленях, Рагнорак потянул вверх ее юбки без всяких предисловий. И все же, это не показалось грубым. Все выглядело самой естественной в мире вещью - его удивительно ласковая рука должна была скользить вверх по ее обнаженному бедру к ноющему жаждущему лону. Окунув пальцы в ее влагу, Рагнорак издал стон, что было больше, чем просто половина победы.
- Тогда ты тоже жаждала меня.
Гвинет прыснула от смеха против его губ. Его пальцы скользнули между их телами, Демон по-прежнему не разрывал поцелуя. Его рука оставила лоно, чтобы выпустить на свободу член, и Гвинет отстранилась, чтобы посмотреть, как мужчина водит своим большой твердой плотью между ее бедер.
Она снова застонала, когда тот скользнул между нежными складками. Он двигался по клитору, и наслаждение пронеслось вспышкой молнии. Затем член вошел в нее, и Рагнорак вздохнул, будто вернулся домой. Он застыл, не двигаясь, наконец погрузившись в нее, мужчина больше не торопился, словно обретя все время в этом мире. Рагнорак снова поцеловал Гвинет и начал ее раздевать.
- А что, если кто-то пройдет мимо? - прошептала она около его губ.
- Плевать. Нашей любви никто не помешает.
- Тогда нам лучше поторопиться, - умоляла Гвинет, когда его большой палец медленно пощипывал ее обнаженный сосок, слегка покручивая его.
Рагнорак наклонился ближе, глубоко целуя. Женщина непроизвольно потянулась вперед, и его ладонь накрыла ее лоно, оставаясь там, когда внутри пульсировал неподвижный член, а рука и рот скользили по ее груди.
- Поторопиться? - повторил он, останавливаясь, чтобы облизать ее напряженные возбужденные груди. - Только тогда, когда я сам этого захочу. - Рагнорак взял обе ее руки, вскинув их над головой, и только потом начал двигаться с мучительной медлительностью: - Хочу тебя, голую и беспомощную, в моей власти.
- Ты опозоришь меня перед твоим народом? - выдохнула Гвинет.
Рагнорак поднял голову и серьезно посмотрел на нее:
- Тебе стыдно?
Он помолчал. И хотя ее тело требовало секса, она оказала ему любезность и задумалась.
Сдавленный смех вырвался из горла женщины:
- Нет, - призналась Гвинет. - И, кроме того, я не верю, что ты оставил все на волю случая. Пути закрыты, не так ли?
Мужчина улыбнулся и с четкой целью опустил Гвинет на спину. Он навис над ней, темный, ужасающий, но очень далекий от того, чтобы напугать ее. Любовь превратилась в желание, в силу, от которой хотелось плакать, смеяться и кричать одновременно. Женщина удовлетворилась тем, что обвила руками его шею.
Рагнорак произнес:
- Ты, кажется, тоже знаешь меня слишком хорошо. Как тебе - я буду делать так постоянно, если ты угадаешь, где скрывается реальность, а где - фантазия?
- Просто сделай что-то большее, - прошептала Гвинет, поддаваясь удовольствию, когда он задвигался чаще. - И тогда мы сможем... пойти домой и все будет... хорошо.
- Хорошо, мы сможем вернуться домой, - согласился Рагнорак и, запыхавшись, остановился, чтобы ударить членом ее пульсирующий клитор. Женщина издала стон и изогнулась, обнимая его. - Сегодня вечером у меня есть что-то особенное для тебя.
Сама мысль о том, чтобы получить нечто помимо изысканного удовольствия, заставила Гвинет кончить.
- О, Рагнорак, - выдохнула она со сладчайшим вызовом. - О, мой демон, кончай!

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (02.09.2012)
Просмотров: 732 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar