Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 5, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 5

- Я потрясён, - вновь сказал король. Первые три раза он произнёс это, когда с удивлением оглядывал комнату, наполненную золотыми нитями. Теперь он повторил всё в богато украшенном обеденном зале, где Гвинет снова ужинала с ним наедине, не считая услужливых безликих слуг, которые подносили им блюда. Она чувствовала любопытные взгляды на своём затылке, но когда оборачивалась, то их лица ровным счётом ничего не выражали. Один Бог знал, что думали о ней эти люди и какие слухи до них дошли.
Несомненно, король был очень счастлив, находясь рядом с ней.
- Я ошеломлён, - повторил он, ставя свой серебряный кубок. - За две ночи вы удвоили моё состояние. Думаю, что после третьей, только самые крупные королевства смогут соперничать со мной в богатстве. И то, у меня есть преимущество - через 18 лет вы снова сможете прясть золото. Я буду находиться тогда в самом расцвете своих сил.
Гвинет не сумела проглотить лакомство, которое, казалось, имело вкус пепла и обмана. И кислые нотки одержимости хозяина деньгами. Она вдруг заметила сходство между богатым королём и её бедным отцом. Впервые девушка осознала, что для них обоих окажется мало любого количества золота и власти.
Наконец, сумев заговорить, она неопределённо произнесла:
- Кто знает, что произойдёт через 18 лет?
- Совершенно верно. Но сегодня луна до сих пор полная, и поэтому вы наполните золотом ещё одну комнату.
Она знала, что так и произойдёт. Если бы не это, девушка была бы уже дома, выговаривая своему глупому родителю. И всё же, её сердце подпрыгнуло от его слов, потому что она снова могла увидеть тёмного незнакомца.
Гвинет знала, что должна чувствовать стыд оттого, что позволила ему сделать с собой, а себе с ним. Но правда состояла в том, что её кожа пылала от удовольствия всякий раз, когда она думала о его глазах, смотрящих на её обнажённое тело, о его губах на её «жемчужине». Мечтая о таком внезапном сокрушительном наслаждении, её лоно увлажнилось от воспоминаний.
Гвинет не представляла, возможно ли такое возбуждение, но в долгие бессонные дневные часы на своей постели, она грезила узнать больше, намного больше.
Конечно, это было невозможно. Демон, подобно её желаниям, являлся лишь грешной фантазией. Но реальность давила намного сильнее, чем грёзы, проступая в улыбке короля, сидевшего напротив.
- Знаете, вы очень красивы, Гвинет, - сказал он тихо. - Если сделаете это для меня ещё раз, если вы дадите мне ещё одну комнату, полную золота, я женюсь на вас.
Её замутило, она почувствовала подступившую к горлу желчь.
- Я сделаю вас королевой, - продолжал король, словно отсутствие её реакции означало отсутствие понимания. - Матерью своего наследника.
- Я не знаю, что сказать, - прошептала она отчаянно. - Я не подхожу для такой жизни...
- Вы научитесь, - сказал правитель, взмахнув одной рукой. Он откинулся назад с самодовольным удовлетворением. – Вы достаточно красивы и умны для этого. И, скажем прямо, я буду наслаждаться, демонстрируя вас придворным дамам, которые уже многие годы соперничают между собой за право быть моей фавориткой.
Сердце Гвинет упало.
- Этого достаточно, чтобы стать вашей женой? - Получилось чуть резковато, чем следовало, но она больше не заботилась об этом. К тому же, король, казалось, не обратил на это внимания.
- Подразнить моих противников? Нет. Помогла ваша красота. Меня привлекает в вас некая свежесть. Мне говорили, я склонен к быстрому пресыщению, но стану наслаждаться, пробуя вас. И, наконец, ваш великий дар, который, конечно, является решающим фактором.
- Конечно, - повторила она с горечью. Гвинет положила перед собой нож и пристально посмотрела на него. - Ваше Величество, золото - ваше. Вам не нужно жениться на мне, чтобы владеть им.
Отец убьёт её за такие слова. Произнося это, девушка осознала, что попытка отказаться от предложения была безумием. Она даже не знала, почему сделала это, ощущая, что всё это нечестно, неприятно и просто неправильно.
Король засмеялся.
- Конечно, я знаю. Но я должен на вас жениться, чтобы через 18 лет моё богатство увеличилось ещё больше.
- Я снова могу прийти к вам ... – в отчаянии начала она.
- Не будьте глупы. Я не могу допустить, чтобы кто-то другой, будь то простолюдин или король, мог влиять на ваш талант.
Кровь отлила от лица так быстро, что девушка почувствовала головокружение. Гвинет наконец осознала, что у она больше никогда не будет свободна, и теперь связана отцовским убеждением и своим обманом. Даже если король отпустит её, то однажды отыщет, ибо девушка была предназначена для создания богатства, а её внешность не интересовала его. Теперь никто не полюбит её за красоту. Как и сам правитель.
Она неуверенно посмотрела на него. Его глаза блестели на красивом лице. Можно было подумать, что это страсть, но Гвинет предположила, что это скорее жажда наживы. Может ли она изменить это?
- Я хочу увидеть, как вы превращаете солому в золото, - сказал король.
Воспоминания о тёмном человеке, смотрящем на её голое тело, затопили сознание и увлажнили панталоны девушки. Она передвинулась на стуле.
- Прошу прощения?
- Я хотел бы посмотреть, как вы прядёте. Хочу увидеть, как вам это удаётся.
- О, нет, - выпалила Гвинет. Если он окажется там, её демон не придёт, и не будет тогда никакого золота. Более того, если незнакомец не появится, она не сможет почувствовать восхитительный трепет от его ласк. Глупо было опасаться последнего.
- Это рутинная работа, и в любом случае, я чувствую, что ничего не получится, если кто-нибудь увидит превращение. Кроме того, Ваше Величество не должен прикасаться к магии. Я не знаю, откуда это исходит...
Впервые проблески страха отразились на самодовольном лице короля. Была ли это возможность сбежать от него? Он боялся, что её волшебство отрицательно повлияет на него?
Он внезапно встал, Гвинет тоже вскочила на ноги.
- Вы правы, - сказал он величественно. – Визит к вам во время работы был бы неуместен. Вы должны прийти ко мне утром с выполненной задачей.
Он протянул ей свою руку, и ей пришлось вложить свою ладонь в его и сделать глубокий реверанс.
Мужчина улыбнулся.
- Не бойтесь меня, маленький Лютик, - сказал он тихо. - Я буду хорошо к вам относиться, и вы получите такое богатство, о каком никогда не мечтали.
- А мой отец? – сдавленно произнесла она.
- Я позабочусь о нём, естественно. Возможно, он сможет работать на королевской мельнице, пока вы будете руководить королевской детской.
Он рассмеялся своей шутке, потом приподнял её лицо. Проведя большим пальцем по подбородку, король склонил к ней голову и запечатлел влажный поцелуй на её губах.
Казалось, она неожиданно невзлюбила целоваться. Руки чесались, чтобы дать мужчине пощёчину. К счастью, прежде чем девушка смогла потерять контроль, Его Величество отступил.
- Ну, - сказал он тихо, - я думаю, это будет хорошей сделкой. У вас такие сладкие губы, и со временем я подробно расскажу вам, что с ними делать... когда мы поженимся. А теперь идите и напрядите мне ещё больше золота.
После его слов в дверях появился Уоллес, как будто он скрывался там всё это время.
Гвинет вышла за дверь, не оглядываясь.
Уоллес сказал ей:
- Вы сделали всё правильно, очень хорошо для нас обоих. Ещё одна ночь, и мы все будем богаты - вы и я, так же как и король.
- А как же остальные жители? - произнесла Гвинет с внезапным отчаянием. Теперь ей придётся остаться во дворце. Девушка вдруг поняла, что люди, которых она знала всю жизнь, не должны жить в бедности.
- Процветание распространится на всю страну, - неопределённо сказал Уоллес. - Все выиграют от богатства короля.
Так ли это? Действительно ли она делает всё правильно? Или же девушка просто хочет, чтобы её совесть оказалась чиста перед будущей виной? Она сомневалась, что в этом вообще была её вина. Гвинет просто знала, что всё шло из рук вон плохо. И то, чего ей действительно хотелось, так это позвать своего демона. Но скоро девушке представится такая возможность. Когда она спускалась с Уоллесом по каменным ступеням в подземелье, сердце билось всё чаще и чаще.
В последнюю ночь демон не поцеловал её в губы. Несмотря на иные удовольствия, которые дал ей, Гвинет знала, что сегодня он должен это сделать, ведь это последняя ночь, и нет никаких гарантий, что она увидит его снова. Никогда больше не познает такого удовольствия. Девушка растратит свою жизнь в придворных заботах. Жизнь в неотразимой роскоши и богатстве, за которое она будет вечно приклоняться в благодарности.
Я выйду замуж за короля, и как королева буду заботиться о людях. Есть, конечно, много разных видов помощи… Но, во-первых, ох, во-первых, смогу ли я?
Её отчаянные бессвязные жалобы стихли, как только скрипнула дверь в уже знакомой комнате, снова открываясь. Там едва хватало места для неё - помещение оказалось полностью завалено соломой, оставался только маленький проход к прялке, которая была почти погребена под грудой сена.
- Удачи, - сказал Уоллес. - И я надеюсь, что когда вы вступите в свои права, то вспомните, что это я был тем, кто указал вам дорогу к новой жизни.
Нет, не вы. Мой демон сделал это!
К счастью, она сдержала себя. Дверь захлопнулась, и девушка осталась одна, глядя на сплошную стену из соломы. Ею овладел смех.
- Это смешно, - сказала она вслух. Повернувшись, Гвинет прислонилась спиной к соломе и закрыла глаза. Она думала о своих предыдущих двух ночах здесь, о тёмном человеке: поцелуй, его руки на её груди, на бедрах, экстаз от поцелуев клитора. Разгорячённое тело сжалось, выпуская море тёплой влаги из её страждущего лона. Ещё одна ночь с ним. А потом, потом я буду верной...
- Пожалуйста, - прошептала она. - Ты нужен мне. Я хочу тебя.
Он не мог слышать её. Девушка даже не была уверена, что слова предназначались ему. Но что-то шевельнулось в комнате. Мягкая ткань, похожая на плащ, задела её руку. Она почувствовала, что улыбается. Медленно Гвинет открыла глаза. И вот он здесь, достаточно близко, чтобы коснуться. Высокий, облачённый в чёрный балахон. Его знакомый, кружащийся в воздухе аромат, наполнил её ноздри, и в памяти всплыли моменты, где он насыщал её возрастающую страсть.
- Это ты, - сказала она, и протянула руку к его капюшону. Демон перехватил её запястье, но девушка уже дотронулась до тёплой грубой щеки. Безмолвно, Гвинет подняла лицо в тень его капюшона, приоткрыв губы. Она почувствовала дыхание мужчины до того, как её губы коснулись его. И когда их рты встретились и соединились, девушка утонула в ощущениях.
Она была неправа. Ей всё ещё нравилось целоваться, хотя казалось, он был демоном, а Гвинет, вероятно, грешницей.
Мужчина разомкнул губы, и его язык проник глубже, миновав её зубы. Она погладила щёку, скользнув к затылку, запутываясь в мягких волосах, которых касалась вчера ночью. Свободной рукой она нашла его ладонь в перчатке и положила на свою грудь, застонав при первом же прикосновении. Демон обхватил её и сжал, в то время как его большой палец начал поглаживать твёрдый сосок. Затем он перешёл к вырезу платья, чтобы коснуться обнажённой кожи. Девушка вновь застонала, когда ему это удалось.
Демон отстранился от её рта и быстро поднял голову, предупреждая взгляд Гвинет, пробиравшийся в темноту, скрывавшую его лицо. Но рука демона так и осталась на её груди, и он пристально смотрел на неё, как и она, наблюдая, как ладонь в чёрной перчатке ласкает бледно-мерцающую кожу, затвердевший сосок, розовый под беспощадным вниманием пальца. Волны блаженства побежали вниз от груди к лону Гвинет, концентрируясь там, пока её тело вспыхивало от растущего удовольствия.
Он хрипло сказал:
- Мы не договорились об оплате.
- Мне всё равно. Поцелуй меня.
Демон не сделал этого, двинувшись к стене из соломы.
- Ты хочешь превратить всё это в золото?
- Король так сказал.
- Что ты дашь мне за это...? - он замолчал, глубоко вздыхая.
- Всё, - отчаянно сказала Гвинет. - Всё что угодно. - Она прижалась к мускулистому телу, испытывая торжество - его член был твёрд, упираясь ей в живот.
- Король женится на мне из-за этой комнаты, полной золотых нитей, созданных тобою. Я потеряна, мой ангел, мой демон... Дай мне сегодня...
Он всё ещё сдерживал себя, противостоя её настойчивости.
- Всё? - повторил он.
Её тело горело. Она утонула в сети страсти и благодарности, а так же горя, потому что не знала, как выпутаться из неё. Гвинет чувствовала, что сегодня её ничто не остановит. Даже девственность, которую ей следовало сохранить для мужа. Королю было плевать на неё. Его интересовало только богатство и превосходство над соперниками, которое девушка могла ему дать. Её незнакомец, по крайней мере, желал её тело. Это было ясно с самого начала.
- Всё что угодно, - сказала она хрипло и, не торопясь, положила свою руку на его промежность.
Он издал звук, который был наполовину вздохом, наполовину стоном, и вдруг Гвинет оказалась прижата его телом к стене из соломы.
- Ты дашь мне свои губы. - Демон накрыл их в сокрушительном поцелуе, от которого у неё остановилось дыхание. - Твою восхитительную грудь… - Он опустил голову, и начал водить языком по соску, затем взял его полностью в рот и сжал губами.
Гвинет выгнулась и застонала в экстазе.
- Обе твои прелестные груди, - пробормотал мужчина, переходя к другому соску, его тело, прижатое к ней, пробуждало более глубокое желание, о котором девушка прежде не знала. Огонь, казалось, опалял лоно, расплавляя, открывая её для него. Когда он начал приподнимать тяжёлые юбки, она захныкала от волнения.
- И это? Своё возбуждение и лоно, ты дала бы мне тоже?
- Да, о, да, - девушка тяжело задышала и задрожала, поскольку его пальцы пробежались вверх и вниз по внутренней стороне её бедра и проникли внутрь.
- Влажно, очень влажно, - прошептал демон ей на ухо. - Ты очень страстная для девственницы.
— Разве это плохо? – спросила она, дрожа от его горячего дыхания на своей коже. Пальцы мужчины скользнули между складками её влагалища.
Он вздрогнул, вероятно, от смеха.
— Не для меня. Но будешь ли ты верна своему мужу?
— Когда он станет моим мужем, то да. Боже, помоги мне!
— Я не знаю, кого следует жалеть больше.
— Что это значит?
Мужчина дразнил её пальцем, скользнув внутрь, заставив девушку вскрикнуть от неожиданности и радости от этого чувственного вторжения.
- Я не знаю, — сказал демон. – Ты лишила меня рассудка, моей решимости, и всё, чего я хочу, это видеть, как ты кончаешь, пока мои пальцы движутся в тебе…
Его ладонь надавила на её лоно, а большой палец продолжал ласкать возбуждённый клитор, пока остальные скользили по нежным складкам, посылая искры удовольствия с каждым прикосновением, оставляя девушку беспомощной и податливой.
— Во мне должны быть не пальцы, — прошептала Гвинет, и он на мгновение замер. Она повернулась, чтобы увидеть лицо демона, но тот прикрыл его капюшоном. Медленно он наклонился к её шее, и девушка ощутила его обжигающие губы.
— Ты хочешь мой член? – спросил незнакомец, в поцелуе прикасаясь к влажной коже и вызывая взрыв дикой страсти. Его зубы слегка прикусили её, подталкивая к краю. – Ты хочешь, чтобы мой член оказался внутри тебя, доводя до оргазма?
— Да, — прошептала Гвинет, не в состоянии солгать. – Я знаю, что это неправильно, но я…
Другой палец присоединился к первому, и они оба погрузились глубже.
— О, Боже! – выдохнула она.
— Не Бог, конечно же, не Бог. Но, кажется, что мы хотим одного. Только…
Девушка нервно сглотнула, чувствуя кульминацию, это невероятное ощущение росло в ней всего лишь от движения его пальцев.
— Только что? – удалось выговорить ей.
Она царапалась, хватаясь за ткань плаща. Его большой палец постукивал по клитору, скользил по нему снова и снова, пока два других двигались внутри.
— Только это не моя цель, — прошептал демон, прижимая ладонь к её лону.
Оргазм обрушился на девушку как буря, дикий и столь интенсивный, что она ещё никогда не испытывала подобного.
Гвинет упала на него, и незнакомец удержал её, завершая своё удовольствие поцелуем. Беспомощная, она вцепилась в него, содрогаясь вокруг его пальцев, чувствуя такое удовольствие, которое, казалось, вышло за рамки её тела.
В волосах застряла солома, щекоча шею, покалывая подкосившиеся ноги. Гвинет постепенно приходила в себя, ощущая это. Демон достал из лифа платья девушки чёрную шёлковую повязку, которую она вновь спрятала туда, как только служанки одели её. Гвинет сама не понимала, зачем сделала это. Не то чтобы она действительно полагала, что он обнаружит её, но не могла сожалеть о случившемся. Девушка улыбнулась, удовлетворённая их близостью.
Глубоко внутри капюшона горели глаза демона. Крошечные капли, словно жемчужины, искрились в темноте, падая вниз, и только когда они коснулись её шеи, она поняла, что это влага.
Её счастье застыло перед натиском непонимания и сожаления. Гвинет ощущала его печаль, если это была она.
— Что это? – быстро пробормотала она. – Пожалуйста…
— Пора, — прервал он её. Его пальцы выскользнули из тела девушки, и та вздохнула от внезапного движения, дарящего яркое удовольствие её сверхчувствительному лону. – У нас сегодня много дел.
Юбка с шуршанием упала к её ногам на солому. Мужчина отступил, оставляя девушку в холоде и сильно взволнованной.
— Я еще не расплатилась с тобой? – спросила она.
Ответ мог дать освобождение от необъяснимой грусти. Возможно, он тоже признавал, что они больше никогда не встретятся. Ведь она сказала ему, что будет верной королю, когда тот станет её мужем. Что если, демон тоже сожалел по поводу разлуки – эта мысль одновременно вызывала озноб и согрела её.
— Нет, — ответил он. – Ты этого не сделала. Ты сказала, что оплатишь именно так, как я того захочу.
Его голос был странным, с лёгкой хрипотой после их близости, которая завершилась несколько минут назад, когда он бормотал горячие слова ей на ушко.
— Я так и сделаю, - сказала она.
Гвинет не знала, о чём он попросит, ведь демон сказал, что заняться с ней сексом - не его цель. Но какую бы сексуальную услугу он не потребовал, она была готова оплатить всё, для того, чтобы унять его печаль, подарить хоть один прекрасный момент удовольствия, как незнакомец сделал это для неё.
У них впереди было ещё несколько часов.
Мужчина стоял у колеса, не шевелясь. Гвинет опустила голову и ступила перед ним, чтобы присесть.
— Начинай, — сказал он, наклоняясь, чтобы отряхнуть солому с коленей.
Какое-то время они работали молча. Демон помогал ей, как и прежде, приносил солому, заменял полную катушку пустой.
— Как тебя зовут? - в один момент спросила она.
— Моё имя? Какое это имеет значение?
— Я ничего не знаю о тебе, даже твоего имени, кто или что ты такое. Я не знаю, где ты живёшь, как выглядишь…
— Ты и не должна.
— Я хотела бы, — проговорила Гвинет, откинувшись назад, чтобы позволить ему положить больше соломы на её колени. – Ты спас мою жизнь, дал мне такое богатство и роскошь, какие не являлись моему отцу даже в самых диких фантазиях. И более того, ты заставил меня…
— Заставил тебя что? – подсказал он, как будто с трудом мог ответить. Как будто действительно не хотел спрашивать об этом.
Гвинет смотрела сквозь сверкающие золотые нити, мелькающие перед её глазами.
— Ты заставил меня чувствовать то, что ещё не удавалось никому. Ты… прикасался ко мне.
Демон отступил от неё, потянув ближе следующий сноп соломы.
— Я больше не прикоснусь к тебе.
Её пораженный взгляд пересекся с его. Пустое колесо сделало очередной круг. Не прикоснёшься? Поспешно, девушка наклонилась, поднимая с пола пучок соломы.
— Ты заставляешь меня желать этого.
Демон повернулся, роняя тюки соломы на пол к её ногам.
— Как и ты меня. И всё же ты выйдешь замуж за короля. А я разобью твоё сердце.
Поражённая, она подумала, так ли это. Эти несколько дней были странными, ей удалось достигнуть высот счастья и глубины отчаяния, страха и безопасности. Днём девушка жила во дворце, а по ночам работала, стирая в кровь пальцы. И всё же в них присутствовало тёмное удовольствие.
С тех пор, как Гвинет попала сюда, то не ощущала потоков свежего воздуха и поцелуев солнечных лучей на своей коже. Она подозревала, что потеряла чувство реальности и меры. Но сейчас, это тёмное, неизвестное и магическое существо, которое давало ей силы прясть всё быстрее и быстрее, казалось главным из всех.
— Где ты живёшь? – спросила девушка.
— В темноте.
Она ждала, но демон больше ничего не сказал, просто перегнулся через неё, чтобы убрать золотые нити. Гвинет поймала дуновение его загадочного аромата, и всё тело объяло пламя от лёгкого прикосновения его руки к её плечу.
- У тебя есть семья, жена, дети?
- Нет.
- Ну, скажи, как тебя зовут? – спросила она умоляющим голосом.
- Пряди быстрее.
Так, в работе, прошло несколько часов, пока солома и золотые нити проходили сквозь её пальцы. Он в основном молчал, давая ей незнакомый ранее комфорт, а также возбуждение. Свою грусть она оставила на следующий день, Гвинет не хотела портить их последние часы. Вместо этого, девушка думала о том, что незнакомец попросит у неё, удивлённая той нежностью, что чувствовала в нём, когда они были близки.
Где-то демон был уязвим для неё, как и Гвинет для него. Ей хотелось подарить ему моменты наслаждения, как она сделала это прошлой ночью. Когда девушка начала прясть последний пучок соломы, её сердце стало биться чаще, так как она задалась вопросом, что будет дальше.
Гвинет почувствовала его пристальный взгляд на своём лице, тяжёлый и неподвижный. Она любила, когда он наблюдал за ней. Демон улыбнулся ей, хотя девушка не прекращала работы. Он приблизился к ней, и она почувствовала его прикосновение к своёму плечу, палец в перчатке прикоснулся к её подбородку и повернул лицо девушки к себе. По крайней мере, капюшон всё ещё скрывал его лицо.
Мужчина мягко коснулся рукой её губ. Она поцеловала перчатку и услышала звук, исходивший от него, как стон боли или беспокойства, но так слабо, что девушка не была уверена, что услышала его.
Он отпустил её и отошёл, встав перед ней.
- Ты хочешь узнать моё имя, - заметил он. – Но это не моя оплата.
- Я уже говорила, что оплачу.
Демон кивнул.
- Придёт время, и я скажу тебе.
У неё перехватило дыхание, а тело запылало от восхитительного ожидания.
- Скажи мне.
- Я хочу твоего первенца.
Её руки упали с колеса, на котором она пряла, и которое уже опустело. Она посмотрела на него, не зная, правильно ли расслышала.
- Что?
- Твоего первенца, - повторил он.
- У меня нет ребёнка!
- Я уверен, что будет, когда ты выйдешь замуж за короля. Ты должна будешь отдать ребёнка мне.
Гвинет закрыла рот, покачав головой, чтобы осмыслить то, что он сказал, может, его слова означали нечто другое.
- Ты это серьёзно? Совсем потерял рассудок?
Незнакомец пожал плечами.
- Конечно, серьёзно.
- Но… зачем тебе ребёнок? Мой ребёнок?
- У тебя будет хороший малыш. Сильный. Справедливый и честный. Как и ты.
- Я на это надеюсь, - сказала она решительно. – А если это когда-нибудь и произойдёт, он останется со мной.
- Ты обещала. Ты должна мне заплатить.
- Нет, я не должна. Это не та цена, которую хоть кто-то может заплатить. Это бесчеловечно!
- Я не человек, - отметил он.
- Я не буду платить!
- Ты должна, и я хочу отметить, что у меня есть средства, способные заставить тебя. Я приду за ребёнком. Твои последующие дети могут остаться с тобой.
Она всё ещё смотрела на спокойную суровую фигуру, и чувствовала, как мир наваливается на неё. Это был кошмар. Всё это было кошмаром. Гвинет не могла сомневаться в его власти, того, кто приходил и уходил сквозь твёрдый камень, кто даровал ей способность прясть золотую нить из соломы. За это он мог и собирался взять всё, что хотел от неё, и от любого другого. Даже короля.
- Пряди, - сказал незнакомец.
Она покорилась ему и продолжила работать, потому что не могла ничего сделать, чувствуя, как немеют руки. Гвинет не могла пошевелить ими, и всё же они двигались, поднимая солому и превращая её в золото, обеспечивая ей будущее.
- Ты обманул меня. Ты никогда не будешь спать со мной. – Девушка не хотела говорить вслух, но это был шёпот, суровый и обвинительный. И она больше винила в произошедшем себя, чем его.
Гвинет отдалась ему, предложила себя демону, в котором старалась разглядеть хотя бы частичку ангела, потому что нуждалась в помощи, и его таинственное тело вызывало в ней страсть.
- Нет, - согласился он. – Моя конечная цена определилась при первом поцелуе. Я попробовал твою душу и нахожу её… подходящей.
- Что я сделала? – прошептала она. - Боже, что я сделала?
Он пожал плечами.
- Ты, возможно, спасла два королевства.
Девушка попыталась проглотить слёзы, но они не прошли. Она больше не могла смотреть на солому, золото и демона.
- Нет, - умоляла она. – Если в тебе есть хоть что-то хорошее, не проси у меня этого.
- Мы уже всё оговорили. Ты должна заплатить.
- Пожалуйста! – бросила Гвинет, отчаянно прикрывая глаза шёлковым рукавом. – Что-нибудь ещё!
- Мне больше ничего не нужно.
Солома закончилась, колесо замедлилось и остановилось. Руки Гвинет упали на колени.
Демон пошевелился.
- Поскольку ты так беспокоишься, у тебя есть выбор, но ты должна всё сделать сама. Если ты узнаешь моё имя, когда я приду за ребёнком, то сможешь оставить малыша себе.
- Твоё имя? – Она посмотрела на него, разрываясь между надеждой и негодованием.
- Тебе интересно, так узнай его. У тебя есть, по крайней мере, десять месяцев.
Очередной выход из ситуации. Это именно то, что и впутало её в эту историю. Но она яростно уцепилась за его предложение. Насколько трудно это может оказаться?
С наиболее остростоящей проблемой стало немного легче, и её пытливый ум вернулся к спутнику, к тому, что они делали вместе, и что она предлагала ему. Он отвернулся от неё, готовый, как подумала девушка, исчезнуть.
- Мне стыдно, - прошептала Гвинет, прижимая ноющие руки к груди, как к талисману. – Я думала, что ты хочешь меня, хотела верить в это. И я накинулась на тебя, этот так бессмысленно.
Демон остановился, не оборачиваясь.
- Некоторые вещи мы делаем, потому что хотим. Другие - потому что должны. Нам не должно быть стыдно за это. Ни тебе, ни мне.
Он взглянул на неё через плечо, она могла видеть его глаза, горящие внутри капюшона.
- Ты должна жить. Мне нужен твой ребёнок. Остальное… остальное было лишь желанием, тёмным и сладким одновременно. И за всё это, мы оба должны заплатить.
И всё же ты выйдешь замуж за короля. А я разобью твоё сердце. Гвинет не понимала, не слушая его слов. Даже если девушке удастся спасти от него своего ребёнка, она чувствовала, что сердце уже разбито, а его части связаны вместе лишь её ненавистью к нему, и бьётся сквозь гнев от его обмана, и то, как он использовал её, что, несомненно, хуже поступка короля.
Она открыла рот, чтобы сказать ему об этом, но без предупреждения демон вспыхнул перед ней в густом сернистом дыме. Когда тот рассеялся, его уже не было, и дверь её золотой клетки открылась.

Категория: Главы | Добавил: Нафретири (14.11.2011)
Просмотров: 652 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar