Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 4, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 4

Гвинет снова оказалась в комнате полной соломы, отчаявшаяся и одинокая, но с лучиком надежды, которого не было прошлой ночью. Теперь она знала, что существует некто, способный помочь ей волшебным образом выполнить задачу. Но что же сделать, чтобы вызвать его?
Она стояла в центре комнаты, чихая, поскольку в воздухе витали частички соломы, щекоча её нос. Девушка обошла комнату от угла до угла. Как он вошёл в комнату? Может один из каменных блоков, из которых состояли стены и пол, сдвигался в сторону, предоставляя ему проход? И где в точности это место?
Она облизала губы и откашлялась.
- Сэр, - мягко позвала его Гвинет. - Я умоляю вас, придите ко мне снова. Мне нужна ваша помощь. Пожалуйста.
Не последовало никакого ответа. Лишь мёртвая тишина, которая была нарушена мимолётным шелестом, возможно мышей, привезённых вместе с одним из тюков соломы.
Девушка всплеснула руками
- Я не смогу сделать это в одиночку. Мне нужна ваша магия. Пожалуйста, я сделаю всё, что вы потребуете, только спасите меня ещё раз.
Опять тишина. Что если он не придёт сегодня? Теперь, когда король был убеждён, что она способна выполнить задачу, то мог расценить её отказ, как умышленное неповиновение, возможно, даже измену. Девушка постаралась бы убедить его, что её волшебная сила пропала, так как полная луна пятого месяца уменьшалась, и она не сможет прясть золото, пока не пройдёт ещё восемнадцать лет.
Гвинет зажмурилась, и из глаз по щекам покатились слёзы.
- Пожалуйста, мне нужна ваша помощь, - прошептала она.
- За этим вы и позвали меня, моя леди, – прошептал голос возле её уха, жаркое дыхание опалило шею. Девушка повернулась к нему, и её плечо натолкнулось на мускулистую грудь. Он стоял прямо позади неё, столь же твёрдый и неподвижный, как стена.
Мужчина протянул руку в перчатке к её лицу и одним пальцем поймал слезинку, которая скатилась по щеке.
- Алмаз, - пробормотал он. - Более красивый, чем это зелёное стекло, который вы носите на шее.
Гвинет невольно коснулась ожерелья, украшавшего её декольте…
- Вы здесь. - Всё, что она сумела произнести.
Мужчина слегка склонил голову в капюшоне.
- Ваше желание – я подчиняюсь, но, как и прежде, запрошу плату.
Что на этот раз? Её сердце заколотилась, поскольку девушка помнила восхитительный поцелуй прошлым вечером, его прикосновение, от которого почти остановилась дыхание, а кожа начала гореть.
- У меня есть это ожерелье. - Она перебирала холодные твёрдые драгоценные камни. – Хотя, я не знаю, как объясню королю его потерю.
- Тогда у вас на самом деле нет ожерелья, если оно принадлежит другому. - Он нежно провёл рукой от её плеча к запястью, и девушку бросило в жар. - Но у вас есть другие драгоценности, более стоящие, чем эти. Рубины. - Мужчина слегка, лишь кончиками пальцев, коснулся её губ. - Звёздные сапфиры. - Он указал на её голубые глаза. - И единственный драгоценный жемчуг.
Одной рукой в перчатке спаситель скользнул от лифа платья вниз, и положил свою ладонь на её чувствительную плоть, поверх юбок и шёлка. Он нажал пальцем на тот самый бутон, который она ласкала ранее, и тепло разошлось от чувствительной точки по всему телу.
Гвинет тяжело задышала.
В течение обжигающего момента, они стояли, забыв о времени, когда его рука прикасалась к её лону, но затем мужчина внезапно отстранился. Она ощутила жажду его прикосновений, отчего воздух вокруг неё заискрился от энергии.
Гвинет облизнула губы и сказала:
- Что я могу дать вам?
Мужчина осмотрел комнату.
- Сегодня много работы. - Это было правдой. Помещение оказалось заполнено почти вполовину больше, чем в прошлый раз. - В этот раз мне нужно нечто существеннее, чем поцелуй.
Её спокойствие резко перешло в страх и беспокойство.
- Насколько существеннее?
- Я хочу прикасаться к вам. Повсюду. И хочу, чтобы вы прикоснулись ко мне.
Её волнение усилилось. Тогда ему пришлось бы снять капюшон. Наконец она увидит его лицо. Но требование демона, как удар прошлось по ней. Он хотел видеть и трогать её тело — обнажённое. Гвинет никогда не стояла голой перед мужчиной.
Видя её колебание, мужчина добавил:
- Я не буду заниматься с вами сексом, и при этом не стану вынуждать вас делать то, от чего вы не получите удовольствия. За исключением вещей, необходимых для моего облегчения…
У девушки не было выбора, и глубоко внутри себя она хотела бы ощутить его прикосновения, и чтобы взгляд мужчины путешествовал по её телу. От одной мысли о нём Гвинет вновь охватила страсть.
- Хорошо. Я согласна.
- Тогда вы можете начать прясть. Я предполагаю, что вы поторопитесь, поскольку работы, которую надо сделать, много, а я хочу, чтобы осталось время и для меня.
Гвинет пристально посмотрела на большие тюки соломы и пустые катушки. Её пальцы опухли и кровоточили, несмотря на бальзам, которым одна из служанок натирала её руки. Задача, поставленная перед нею, казалась грандиозной, но, по крайней мере, теперь выполнимой.
Она сидела на табурете и наматывала нить на веретено, в то время как её нога нажимала на педаль, заставляя колесо вертеться волчком. Золото начало наматываться вокруг первой пустой катушки. Девушка наложила в свой подол соломы, и когда та заканчивалась, брала новую, ритмично и без остановки нажимая на педаль. Было невозможно увидеть, в какой миг солома обращалась в золото. Колесо становилось размытым пятном, прялка вращалась, и Гвинет бросила свои попытки увидеть момент изменения, принимая волшебство, поскольку сама позвала таинственного волшебника.
Она тихо напевала себе под нос и покачивалась в такт, ритмично надавливая на педаль. Всё это время Гвинет остро ощущала, что он наблюдает за ней.
- Тебе нравится прясть? - спросил внезапно мужчина.
- Когда я не делаю этого, чтобы спасти свою жизнь, то да.
- Что это за песня, которую ты напеваешь?
- Старая песнь прядения, одна из женщин в деревне научила меня. Это помогает мне держать ритм, таким образом, нити прядутся равномерно.
- Твоя мать не учила тебя?
- Нет. Она умерла, когда я была ребёнком.
- Понимаю. - Он подошёл и встал около неё, наблюдая за её руками, свои же держа за спиной. - И что же твой отец?
- Я верю, что он дал мне всё самое лучшее.
- То есть сделал призовым телёнком на рынке, - его тон был словно прокисшее молоко.
Девушка прекратила прясть и повернулась к нему, взглянув прямо в глаза:
- Мой отец любит меня. Он хочет для меня лучшего. Есть ли в этом какое-то зло?
- Когда он оставляет тебя на милость короля? Да.
Гвинет почти уронила свой табурет, когда резко поднялась, чтобы принести другой сноп соломы. Она вспотела, пока тянула тяжёлый груз мимо человека в тёмной одежде.
- При таком раскладе ты никогда не завершишь работу в срок, и времени на меня не останется, - отметил он. - Я помогу тебе закончить быстрее.
Его накидка шевельнулась, когда мужчина отвернулся от неё и начал перетаскивать солому. Он подавал ей пучки и менял катушки каждый раз, когда те оказывались заполнены золотом. Руки Гвинет взлетали, когда она вкладывала солому в прялку, её нога была размытым пятном, надавливая на педаль, и колесо вращалось так быстро, что у неё кружилась голова. Девушка была уверена, что это незнакомец увеличил скорость своей магией.
Намного быстрее, чем в предыдущий вечер, или ей так показалась, работа была закончена. Ряды катушек с золотой нитью лежали на полу. Лишь несколько оказались пусты, но в комнате не осталось соломы, только пыль и мусор.
Гвинет выпрямилась, она знала, что незнакомец стоит за её спиной. Его руки легли на плечи - такие тяжёлые и тёплые… Она разрывалась между желанием отстраниться и коснуться мужчины, и замурлыкала как кошка, когда он слегка помял ей плечи…
- Действительно ли ты готова заплатить мою цену? - Низкое урчание его голоса пробирало до самых костей, и это было приятно.
В ответ девушка поднялась с табурета и повернулась к нему. Она потёрла онемевшие и мозолистые пальцы, пытаясь восстановить их чувствительность. Её голова кружилась, как колесо прялки, занятая размышлениями о том, что он может с ней сделать.
Но то, как поступил незнакомец на самом деле, застало её врасплох. Демон подошёл к ней и взял за руки, повернув таким образом, чтобы он смог исследовать раны и опухшие пальцы. Спаситель склонил над ними голову, и она почувствовала тёплое, влажное дыхание, а затем мужчина поцеловал открытую ладонь. Её руки оказались скрыты в тени большого капюшона, но девушка чувствовала каждое прикосновение невидимых губ, когда они перемещались по коже, целуя каждый палец, каждую подушечку и даже запястье.
К тому времени, когда мужчина поднял голову, отпуская её руки, Гвинет не чувствовала боли. Она потёрла пальцы друг об друга, и ощутила, что порезы заживают.
- Как вы…? - Девушка замолчала. Приняв действительность такой, какая она есть, было нелепо удивляться простому исцелению, когда солома превращалась в золото. - Что дальше? - вместо этого спросила Гвинет.
Его нерешительность произвела на неё впечатление, что, возможно, теперь, когда настало время платы, её спаситель не был так уж уверен. Он коснулся ладонью в перчатке капюшона и, затаив дыхание, она была уверена, что мужчина отбросит его назад и покажет свое лицо.
Вместо этого демон опустил свою руку, слегка распахнув плащ, и разрешая ей мельком увидеть чёрную рубашку и брюки, достал длинный шарф — такого же цвета. Сначала девушка предположила, что мужчина свяжет им её запястья, но потом поняла, для чего он был нужен.
- Повернись, - приказал тайный гость, и Гвинет встала к нему спиной, снова ощущая присутствие мужчины позади себя. Она услышала шорох шёлка, а потом почувствовала холодный гладкий материал на лбу и глазах. Он завязал шарф на её затылке таким образом, что девушка не могла ничего увидеть.
Гвинет напряжённо вслушивалась в шум его движений, лёгкий шорох, тихое дыхание, стук ботинок, металлический звон… Что делал мужчина, снимал свою одежду? Частью соглашения было то, что она коснётся его, так же как он её.
- Это была долгая ночь. Ты, наверное, хочешь пить. Выпей это.
Она подскочила, когда его тёплые руки, наконец без перчаток, коснулись её, и он подал девушке бутыль. Не раздумывая, Гвинет поднесла его к губам и выпила. Холодная жидкость, тёкшая по горлу, в отличие от всего, что она вообще когда-либо пробовала, была кислой и сладкой одновременно, со странным металлическим привкусом. Один большой глоток утолил жажду полностью.
Затем, он забрал у неё сосуд, и его рука задержалась в лёгком прикосновении.
Только после этого Гвинет подумала о том, как неразумно было пить или есть что-то из потустороннего мира.
Неужели она только что сделала нечто, способное связать её с ним навсегда?
- Я хотел бы увидеть тебя обнажённой, - его голос был неровный, такой низкий и резкий, что едва можно было разобрать слова, - расстегни своё платье.
Гвинет почувствовало сухость во рту, хотя ожидала этого.
- Я не могу, - прошептала она.
- Ты обещала. Ты должна.
- Нет. Я подразумеваю, что не смогу сама. Служанки надевали на меня это платье. Все застёжки на спине, и я не могу их расстегнуть. - Она повернулась к нему спиной, и, потрясённая своим соблазнительным тоном, сказала: - Ты поможешь?
Молча, демон подошёл к ней и начал расстёгивать застёжки по порядку. Гвинет сосредоточилась на каждом прикосновении его рук к спине. Он пробормотал что-то на непонятном языке, когда наполовину справился с ними, и девушка подумала, что демон просто оторвёт оставшиеся.
Но мужчина терпеливо закончил, стянув тяжёлое платье вниз по её бёдрам и взяв девушку за локоть, чтобы помочь ей выйти из каскада юбок. Её телу стало легче без платья, хотя неприятный корсет всё ещё стягивал грудную клетку. Но руки девушки были свободны, от холода покрывшись гусиной кожей.
- Ты носишь слишком много одежды, - сказал он ей, когда принялся развязывать корсет. - Это не является здоровым или естественным.
- Это не мой выбор, - напомнила ему Гвинет. - Это не моя одежда, также как и вчерашнее платье. Эти маскарадные костюмы, драгоценности и обувь, даже предметы нижнего белья послал король. И это было мило с его стороны.
- Таким образом, тебе нравится твой новый наряд?
Нет, не очень, но девушка ему об этом не сказала. Возможно, если мужчина будет думать, что она под защитой короля, то станет с ней лучше обращаться.
- Его Величество планирует сделать меня своей невестой. Я предполагаю, что должна привыкнуть носить такие вещи.
Повисла долгая тишина, и его руки неподвижно держали ленты корсета, прежде чем продолжать ослаблять его.
- Это то, чего ты хочешь?
- Это понравилось бы моему отцу, - ответила она.
- Это понравилось бы тебе?
- Каждая девочка мечтает выйти замуж за богатого человека, обрести обеспеченное будущее и детей, - сказала Гвинет неопределённо. Он не должен был знать, что она боялась короля и находила его отвратительным человеком.
- Тогда ты должна, вероятно, получить то, о чём мечтаешь, - отметил незнакомец и продолжил раздевать девушку. Корсет был отброшен, оставив её свободной, грудь поднималась и опускалась в такт учащённому дыханию.
Затем он снял с неё сорочку, оставляя девушку абсолютно голой. Гвинет дрожала, но не от прохладного воздуха, а оттого, что стояла перед ним совершенно беспомощной. Это было так похоже на её порочные фантазии, как отец демонстрирует нагое тело девушки потенциальным женихам, ужасно и неправильно, но так возбуждающе.
Вновь повисла очень долгая пауза, и она стала предвкушать, что он в любой момент коснётся её груди, но мужчина не делал этого. В тишине девушка слышала его дыхание и своё сердцебиение, отдающееся в ушах. Из-за мучительного долгого ожидания Гвинет задрожала сильней.
- Тебе холодно? - Его голос поразил её.
- Нет. Я боюсь.
- Я не причиню тебе вреда. Я лишь хочу посмотреть на тебя… слегка коснуться. Это часть соглашения.
- Я согласна на это. - Она пыталась говорить прохладным и надменным тоном, как будто действительно была королевой. - Я не отказываюсь от своего слова.
Что заставляло его колебаться? Он, возможно, чувствовал себя виноватым, вот так используя её? Девушка, конечно, надеялась на это.
И затем его руки вернулись, ослабляя шнурки на её юбке и панталонах. За секунды они были сброшены, и Гвинет предстала перед ним абсолютно обнажённая. Ладони по бокам были сжаты в кулаки, чтобы не уступить своему естественному стремлению прикрыть от его взора грудь. Позволяя незнакомцу пристально разглядывать всё, что ему нравилось, и касаться всего, чего он желал. Соединение не было частью их соглашения, и он не станет насиловать её. Гвинет не знала, откуда взялась такая уверенность в этом.
Ещё одна длинная пауза, достаточно долгая для её тела, вспыхнувшего в ожидании его прикосновения. Для её напрягшегося соска, и лона, таявшего, как воск свечи. Для неё самой, чтобы оставить позор наготы позади и вместо этого отдаться странным острым ощущениям: гордость, волнение, возбуждение и страх - всё объединилось в одном опрометчивом поступке. Достаточно долгая, чтобы начать жаждать его прикосновений и тосковать по этому каждой частичкой своего тела.
Когда, наконец, он нежно прикоснулся к её животу, возбуждение Гвинет всколыхнулось - мышцы живота дёрнулись, а ноги задрожали. Она вздохнула, и сразу поняла, что на нём не было перчаток. Его плоть коснулась её плоти.
- Ты очень красива. - Речь мужчины казалась столь спокойной, что скорее напоминала шёпот в её голове, чем в ушах. - И яркая. Как солнечный свет. - Его рука ласкала волосы ниже завязанных глаз. Затем длинные пальцы обвели линию её челюсти, и он прикоснулся к ней губами. - Мягкая.
От его прикосновений ей стало жарко. Её естество стало влажным и начало требовательно сжиматься. Она соединила бёдра вместе, пытаясь обрести некоторое облегчение, пока незнакомец продолжал деликатно исследовать её тело.
Его тёплые руки спустились от горла к груди девушки, и приподнялись, осторожно охватывая мягкие полушария. Он коснулся подушечками больших пальцев её сосков, и Гвинет инстинктивно подалась к нему. Она хотела больше, чем эта неуловимая ласка. Девушка нуждалась в том, чтобы мужчина покатал и сжал тугой бутон, а затем взял его в рот. Где-то глубоко внутри неё, голос кричал, что подобная реакция была позорной, но Гвинет не могла отрицать, что её тело возбудилось от его прикосновений, и теперь требовало большего.
Нагнувшись, он начал касаться своими руками её боков, спускаясь к бёдрам. Его большие руки слегка обхватили её ягодицы, не касаясь интимных мест, но от этого она ещё сильнее вспыхнула. Незнакомец проследовал по всей длине её ног, до щиколоток. Она знала, что в эту минуту он должен стоять на коленях и попыталась представить себе его внушительную, почти угрожающую, тёмную фигуру смиренно склонившуюся перед ней. Мужчина дотронулся до её кожи, а потом заменил свои руки чем-то мягким, тёплым и влажным… Её сердце почти остановилась. Он целовал её ноги от икр к бёдрам, сначала одну, потом другую.
Демон отступил на мгновение, и девушка почувствовала, как он двинулся за её спину, потом обхватил ягодицы, и слегка раздвигая их. Её анус в тревоге сжался. Мужчина смотрел на неё, изучая столь интимную часть тела. Она знала это, так же, как о том, что небо - голубое. Настолько личное обнажение повергло её в шок, но через несколько минут, он отпустил ягодицы и его ладони скользнули по спине девушки.
Отбросив её волосы в сторону, незнакомец наклонился, чтобы поцеловать хрупкое плечо. Гвинет стояла совершенно неподвижно, закрыв глаза, хотя они и так были завязаны, чувствуя, как его губы мягко коснулись чувствительной кожи, и он вдохнул аромат её шеи. Другая волна жара прошла через неё. Тело девушки горело.
- Ты хочешь большего? - прошептал мужчина.
Она безмолвно кивнула, не зная точно, на что соглашается, но было уже всё равно.
Гвинет не видела, как он переместился, и внезапно его рот оказался у её груди, втягивая сосок.
Незнакомец потянул за него, и она застонала от сладкой боли. Прекрасная шелковая связь, словно нитка золота, возникла между её грудью и лоном. Другой поток масляной теплоты разлился между бёдер.
Его рот выпустил затвердевший сосок, и Гвинет придвинула другую грудь, требуя точно такой же ласки. Любезно, мужчина втянул и её, покатывая кончик во рту языком.
Она была бы счастлива, если бы он не останавливался, и демон сжал его ещё раз.
Затем он опять мучил её бездействием и тишиной, а девушка размышляла, где мужчина коснётся её в этот раз … и какой частью своего тела.
Демон отошёл от неё, она определила это по звуку его шагов, отдававшихся по каменному полу. Что он делает? Просто смотрит на её бледное уязвимое тело, или же собирается сделать нечто большее? Воображение пошло по тёмному пути, рассматривая возможности, о которых девичий девственный ум не должен был знать. Демон мог ущипнуть её, шлепнуть, или использовать кнут, ударив по груди или ягодицам - все эти образы возникли из неуловимых запретных мыслей, превращаясь в резкие яркие видения. Её желание бушевало, как костёр. Что с ней случилось?
Но её ночной посетитель не сделал ничего такого. Вместо этого, он вдруг упал перед нею на колени… Она уловила это мимолетное движение. Мужчина дотронулся рукой до её лона, раздвинул складки, девушка не сопротивлялась, когда он резко прижал рот к чувственному бутону.
Гвинет выкрикнула и дёрнулась от острых ощущений. Она невольно притянула его голову к своему естеству, удерживая мужчину за мягкие волосы. Капюшона не было, возможно, и одежды тоже… Но ей не хватило времени исследовать его лицо, потому что напряжение внутри неё вдруг задрожало и взорвалось. Её бедра выгнулись вперёд, а голова откинулась назад. Ноги подогнулись, но он схватил девушку за талию, не позволив упасть.
Один единственный поцелуй в клитор - это всё, что сделал незнакомец, что подтолкнуло её к краю.
Он помог ей опуститься на каменный пол, Гвинет послушно легла, не обращая внимания на оставшийся от соломы мусор, спутывающий волосы и прилипающий к влажному телу. Она застонала, выгнувшись всем телом ещё раз, поскольку сквозь неё проходили последние волны удовольствия.
Когда девушка пришла в себя, её радость сменилась беспокойством, поскольку она поняла, что пришло время выполнить свою часть сделки. Демон коснулся её, теперь она должна была прикоснуться к нему.
Гвинет приподнялась и захотела снять с глаз шарф.
- Нет, - его командный голос остановил её. - Ты не станешь смотреть на меня. Следуй за моим голосом.
Она двинулась к нему по полу, остановившись лишь тогда, когда её рука коснулась его обнажённого тела. Сидя на пятках, девушка ждала дальнейших указаний.
Он взял её ладонь и просто держал, ничего не предпринимая, казалось, прошло очень много времени, пока мужчина поглаживал своим большим пальцем её тыльную сторону. Девушка задавалась вопросом, куда незнакомец переместит её руку, и предположила, что это будет его член. Но когда он, наконец, коснулся её ладонью свого тела, она почувствовала твёрдые мускулы, это могла быть только его грудь. Гвинет чувствовала, что сердце мужчины бешено стучит под её рукой. Он был просто возбуждён или, возможно, тоже волновался? Нет. Тёмный и опасный дьявол, как он, мог нервничать?!
Но эта мысль придала ей храбрости. Гвинет смело начала исследовать его тело, пробегая ладонями по его груди к плечам, состоящим из твердых бицепсов. Какие рельефные мышцы! Она погладила его шею, чувствуя сухожилия и пульсирующую там вену. Девушка столкнулась с острой, как лезвие, челюстью и лёгкой щетиной на щеках. Незнакомец часто дышал, когда её руки прикасались к его лицу, изучая тонкие черты: нос и лоб, брови, скулы и линия челюсти - всё чувствовалась резко очерченным, но его губы оказались мягкими и тёплыми. Они раскрылись, когда она дотронулась до них. Гвинет задавалась вопросом, был ли он тем, кого можно считать красивым? Его черты казались даже нормальными: никаких неожиданных шишек или гноящихся прыщей. Никаких рожек на его голове, это она отметила, когда коснулась пальцами лба и провела ладонями по волосам на висках. Какого цвета его волосы? А глаза? Наверное, чёрные - девушка в этом не сомневалась.
Внезапно, он схватил её запястья и развёл руки.
- Достаточно. Прикоснись ко мне в другом месте.
- К твоим рукам или ногам? Всё-таки ты имеешь в виду руки? - Она улыбалась, дразня его, поражённая, что осмелилась на это. Гвинет догадывалась, какая часть его тела жаждет её прикосновений, но хотела услышать, как мужчина сам просит её об этом.
- Здесь, - сказал он грубо, сдвинув её руку вниз по своему животу - мягкие волосы, тёплая плоть - в запретную область ниже мужской талии. Он и там оказался обнажённым.
Гвинет затаила дыхание, когда демон сжал её руку вокруг чего-то толстого и твёрдого. Его член пульсировал в руке, как живое существо. Мужчина тихо застонал в ответ на её прикосновение. Внезапно она вспомнила кое-что и улыбнулась своим мыслям.
- Почему ты улыбаешься? - Его голос был резок. Возможно, он подумал, что девушка смеётся над ним?!
Она покачала головой.
- Мне очень жаль. Я переволновалась, и это напомнило мне кое-что.
- Что? – потребовал мужчина всё ещё недоверчиво.
- Когда я была ребенком, то любила котов, но боялась их хвостов. Когда они двигались и дергались словно змеи, я была уверена, что они - существа, отдельные от милых и приятных животных. Это напомнило мне об этом.
- Хвост кота?! - повторил он саркастически.
- Да. - Её почти настиг приступ смеха - она сидела совершенно голая, с завязанными глазами и его твёрдым членом в руке. Всё это казалось довольно забавным. Гвинет прикусила нижнюю губу, изо всех сил пытаясь не рассмеяться, и почувствовала, как его пенис начал уменьшаться.
- Я сожалею. Я не хотела, чтобы тебе было неудобно. - Почему она приносила извинения человеку, который потребовал очень интимные прикосновения в обмен на спасение её жизни? Девушка должна презирать его, но всё же уязвимость демона тронула её, и впервые она почувствовала изменение в равновесии сил. У него есть способности творить волшебство и право раздеть её догола, но Гвинет также имела над ним некоторый контроль - могла заставить его чувствовать себя неловко в буквальном смысле этого слова.
Вернув себе уверенность, она захотела понравиться и угодить ему. Девушка погладила шелковистую длину его члена, двигая большим пальцем по влажной головке. Гвинет изучала его от кончика до основания, ощущая дорожки вен. Он тихо вздохнул, и его член снова стал твёрдым. Она продолжала исследовать мужское достоинство, и нашла чувствительные мешочки, в которых находились твёрдые яички. Девушка перестала волноваться, поскольку была зачарована значительными отличиями в анатомии между мужчиной и женщиной.
Ей было жаль, что она не могла видеть его пенис, как впрочем, и всё сильное тело, а особенно лицо. Почему незнакомец настоял на завязанных глазах? Он был в шрамах и уродлив своей демонической внешностью, невыносимо скромен или просто хотел создать ауру таинственности, не позволяя ей видеть себя? Кто или что это за человек?
Девушка остановилась, но внезапно мужчина обхватил её руку, заставляя сильнее сжать член. Широкая ладонь лежала поверх её и двигалась с ней вверх-вниз.
Опыт Гвинет в сексе основывался только на увиденных кратких и пламенных совокуплениях домашних животных. Она не знала, что происходит между людьми, и была заинтригована, узнав, что движение кулака приносило тёмному незнакомцу большое удовольствие. Он тихо застонал и двинулся глубже в кольцо её пальцев.
Мужчина продолжал руководить, показывая, что ему нужно. Всё быстрее и быстрее, когда его низкие стоны стали громче. Звук этого желания и настоятельная потребность в нём возбудили Гвинет. Новая волна жара охватила девушку. Её лоно стало открытым и болезненно чувствительным, тоскуя почему-то большему, чем удовольствие, которое она уже получила. Ей хотелось быть заполненной, ощутить его в себе. Но это не являлось частью их соглашения, и Гвинет не стоило желать подобных вещей. Это казалось неправильным. Важно было сохранить девственность для своего мужа.
Жар разлился между пальцами девушки и его членом, когда она начала двигать по нему рукой всё быстрее. Демон застонал, и внезапно тёплая жидкость брызнула на тыльную сторону ладони и запястья. Он кончил. Гвинет заставила его прийти к финишной черте от прикосновения, которое казалось столь же волшебным, как и превращение соломы в золото. Хотя её лоно просило большего, она была довольна.
Мужчина убрал её руку со своего члена и, вытерев чистой тканью, положил ей на колени. Тут же, она ощутила, как связь между их телами оборвалась. Гвинет осталась одна в темноте, чувствуя себя брошенной. Послышался мягкий шорох. Она поняла, что демон одевается, и хотела добраться до своего платья, чтобы прикрыть нагое тело.
- Ты ещё здесь? - Девушка была готова снять шарф и увидеть его.
- Да. Держи глаза завязанными. - Низкий голос послышался слева от неё, когда он, возможно, надевал свои ботинки и плащ.
- Спасибо, что помог мне сегодня вечером, - сказала она, прикрывая одной рукой свою грудь, а другой - промежность. - Ты спас мою жизнь уже дважды.
- Король потребует от тебя большего?
- Мой отец сказал ему, что эта волшебная способность длится в течение полной луны пятого месяца каждые восемнадцать лет. Не знаю, почему именно это пришло ему в голову.
- Луна ещё не уменьшилась, - заметил он.
- Таким образом, завтра ночью я могу быть здесь снова. Ты придёшь?
- Возможно, я приду увидеть тебя вновь.
- Быть может, ты позволишь мне взглянуть на тебя в следующий раз, когда мы встретимся? - Гвинет ждала, но ответом ей стала лишь тишина, сопровождаемая звуком грома и знакомым ароматом серного дыма. Она стянула шарф с глаз, и оказалась совершенно одна в комнате, за исключением рядов позолоченных катушек и бесшумной прялки.
Он ушёл с большой поспешностью, так как, возможно, управляющий или даже сам король Мидас, прибудут сюда в любой момент. Гвинет одевалась с неловкой торопливостью, с трудом застегнув застежки на спине платья, потом посмотрела на чужеродную ткань в руке. Чёрный шелковый шарф тёк между её пальцами как вода, она свернула и спрятала его в глубокий вырез декольте, ей показалось, что это тёмный незнакомец - чужой, странный и непостижимый — касается её сердца.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (04.11.2011)
Просмотров: 625 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar