Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 3, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 3

Когда дверь открылась, дым уже успел полностью рассеяться. Гвинет резко повернулась к охраннику и управляющему Уоллесу, которые вошли в комнату с одинаковым выражением шока, застывшим на их лицах, увидев спутанную массу золотой нити рядом с прялкой, мерцающую на свету.
- У меня не было времени, чтобы смотать пряжу. К тому же, вы не дали мне катушек, - холодно произнесла Гвинет, вместо приветствия.
Она не смогла сдержать самодовольного удовлетворения, которое окутало теплом её сердце при виде их изумленного состояния.
- Попросите прийти сюда Его Величество, - приказал Уоллес охраннику. – Поспешите!
Гвинет положила руки на поясницу и потянулась. Теперь, когда таинственный гость ушёл, и её жизнь спасена, она ощутила последствия от работы прошлой ночью: кожа на ладонях была стёрта, от переноса связок соломы и сидения за прялкой ужасно болела спина.
- Как… как вы это сделали? – спросил мужчина, запинаясь, когда подошёл к одной из груд и начал перебирать пальцами тонкие нити золота.
Девушка подавила зевок.
- Я не знаю. Это – просто мой дар.
Отпустит ли король её теперь, когда она выполнила задание? Как только Гвинет снова увидит отца, то обязательно отругает его за опасное хвастовство, которое чуть не лишило их жизни. Слишком долго она молчала, стараясь быть послушной и воспитанной дочерью. Теперь пришло время решительно поговорить с ним обо всем: о похвальбе, и о том, как он выставлял её напоказ, словно девушка была просто красивой вещью.
- Ваш отец сказал правду. Не могу в это поверить, - продолжал удивляться управляющий, когда взял моток и взвесил его в руке. - Король будет очень доволен и вами, и мной.
Его голос, казалось, доносился издалека. В голове девушки не хватало ясности. Она была измучена бессонной ночью и сильным страхом за свою жизнь… Ей хотелось лечь на пол и уснуть… после посещения уборной, поскольку её мочевой пузырь готов был лопнуть.
- Теперь я могу пойти домой? - спросила Гвинет у Уоллеса.
- Это будет решать Его Величество. Но не думаю, что он позволит ускользнуть такому чуду, как вы.
Неловкое молчание повисло между девушкой и управляющим. Её сонливость как рукой сняло, нервы были на пределе. Конечно же, король не станет просить её повторить эту работу. Но вдруг? Тогда ей не избежать казни, ведь сама по себе Гвинет была абсолютно беспомощна. Могла ли она надеяться, что таинственный незнакомец снова придёт ей на помощь?
В ожидании короля минуты тянулись очень медленно. Пристальный взгляд девушки блуждал по грудам золота, которое вспыхивало в слабом свете фонаря. Она была удивлена, что это вообще возможно. Как этот человек в капюшоне смог помочь ей, и кто он такой? Ангел, как назвала его Гвинет, или демон, как утверждал он сам? Существо, которое обладает такой мощной магией, безусловно, больше, чем человек. Её щеки вспыхнули, когда она вспомнила его поцелуй и свою несдержанность, распутное желание просить о большем, а её губы до сих пор оставались припухшими. Возможно, это тоже было магией - он использовал какое-то заклинание, чтобы заставить тело девушки желать его.
Шум шагов по коридору прервал размышления Гвинет. Несколько мгновений спустя сам Король Мидас появился в дверном проёме. Его красивое лицо перекосилось в комичном удивлении: брови поползли вверх, рот широко раскрылся. Он не сказал ни слова, лишь вошёл в комнату и медленно двинулся вперёд, пристально оглядывая груду золота.
Обняв себя за плечи, Гвинет с беспокойством ждала вердикта. Наконец, Его Величество повернулся к ней и, неожиданно для всех, зааплодировал.
- Браво, Лютик. Вы - действительно чудо. Такая прекрасная, волшебная мастерица.
Он протянул ей руку, и девушка неохотно вложила в его ладонь свою. Король нагнулся и поцеловал тыльную сторону, затем легко пожал. Его руки были холодными и сухими, отдалённо напоминая ей змеиную кожу. Внезапно, Гвинет захотелось прервать это прикосновение.
- Вы заслужили отдых и обхождение, достойное принцессы. Мы встретимся немного позже, сегодня за обедом, и поговорим. А пока, пожалуйста, следуйте за Уоллесом, который покажет вам спальню, где вы сможете отдохнуть, и обеспечит вас всем, что пожелаете. - Наконец он выпустил её руку, и та безвольно опустилась.
- Я ценю ваше любезное предложение, Ваше Величество. Но мой отец ждёт меня дома. Будет ли мне позволено теперь вернуться к нему?
- Мы сможем обсудить всё за обедом, - уклонился он от ответа и махнул Уоллесу, чтобы тот сопроводил Гвинет из её золочёной тюрьмы.
Управляющий привёл девушку в спальню, где её ожидали служанки. Они раздели, искупали, помогли ей накинуть ночную рубашку и отправили спать, как беспомощного ребёнка. Она бы попробовала протестовать, если бы не оказалась настолько истощена, поэтому, приняв помощь посторонних людей, девушка даже почувствовала себя немного лучше. Гвинет никогда не знала такой роскоши, как богато украшенная, драпированная бархатом кровать, на которой ей надлежало спать. Она опустилась на матрац из гусиного пуха, и служанки наконец оставили её одну. Прежде чем за ними закрылась дверь, ей удалось заметить охрану, что стояла в коридоре. Девушка всё так же оставалась заключённой, как крапивник (1) в золотой клетке.
Несмотря на то, что Гвинет сильно устала, какое-то время сон к ней не шёл. Девушка вспоминала прошлый день и ночь: хвастовство отца, её страх перед поставленной задачей и, конечно, время, проведённое с таинственным незнакомцем в чёрном. Как он появился в комнате? Насколько был силён? Пришёл бы мужчина снова, позови она его?
Последняя мысль наполнила её резким желанием, поскольку она вообразила, как он появился возле кровати и начал изучать её тело, прикрытое лишь тонкой ночной сорочкой. Возможно, коснулся бы нежной кожи, скользнув рукой по ноге девушки, приподнимая тонкую ткань вверх. Гвинет затаила дыхание. Внутренняя часть её бёдер горела, как будто Демон действительно поглаживал их, а сокровенную плоть словно охватил огнь. Она сжала ноги вместе, пытаясь успокоить боль, но его образ заполнил разум и разжёг пожар.
Девушка представила себе, как мужчина, одетый во всё чёрное, ложится на кровать, накрыв стройную фигуру, смело лаская её руками в перчатках, хотя она и не была уверена, что такие вещи вообще допустимы. Гвинет не могла представить его лица или тела. Отчасти внутреннее желание в её фантазиях было вызвано таинственностью и опасным характером незнакомца. Он, безусловно, помог ей, но она сомневалась, что его можно отнести к «хорошим», не в традиционном понимании этого слова.
Фантазии девушки целиком сосредоточились на поцелуях… и поцелуях… и поцелуях. Давление его рта на её губы, извилистое скольжение языка, сильные руки, касающиеся её головы и спины - всё это она могла представить себе, словно подобное уже происходило с ней на самом деле. В мечтах Гвинет ладонь незнакомца ласкала её грудь, и, повторив это движение в действительности, она почувствовала набухший сосок и мягкую податливую плоть. Тело среагировало так, как если бы это он прикоснулся к ней.
Гвинет приподняла подол ночной рубашки и дотронулась до заветного холмика, почувствовав тепло руки. Девушка подразнила его пальцем, проведя между нежными складками, и ощутила, как они становятся влажными. Гвинет прикоснулась чуть выше, там, где находилось маленькое уплотнение, вызвавшее при касании невероятные ощущения. Каково это, когда прохладная рука в перчатке дотронется до неё там?
Девушка застонала и приподняла бёдра, продолжая прижимать ладонь к чувствительному местечку, в то же время пощипывая чувствительный сосок через ткань сорочки. Осторожные круговые движения по клитору и мечты о страстном любовнике довели её до экстаза, послав волны удовольствия по всему телу. Посыпались искры, словно в костёр подбросили сухое полено.
Тело девушки выгнулось дугой на кровати. Но как только она спустилась с вершины блаженства, то почти сразу испытала чувство неудовлетворенности. Гвинет хотелось большего, гораздо большего, чем эта незначительная ласка. Устав быть непорочной, девушка ощущала себя готовой узнать всё о том, как стать женщиной, и ей хотелось пройти через это с правильным мужчиной. Это было бы не какое-то волшебное существо или ночная фантазия, а реальный человек из плоти и крови, с которым она могла бы построить свою будущую жизнь.
Сексуальное напряжение немного спало, сменившись облегчением, и Гвинет наконец смогла подумать о том, что требовалось королю. Она предположила, что её ценность выросла после того, как он увидел груды золота. Неужели ей и впредь придётся прясть его из соломы? Её положение было всё ещё очень неустойчивым.
Тревожные мысли превратились в беспокойные сны, когда Гвинет наконец уснула.
Она очнулась оттого, что кто-то тряс её за плечо. Служанки вернулись, чтобы одеть девушку. Они расчесали и скрутили в узел её волосы, надели на неё изумруды, обули в атласные туфли и подвели к зеркалу, чтобы девушка могла полюбоваться собой. Она выглядела подобно королеве, и совершенно не походила на себя прежнюю.
Гвинет проводили вниз через несколько коридоров и лестничных пролётов в столовую, где король уже ожидал её. Девушка словно плыла отдельно от своего тела. Она присела в сдержанном, но глубоком реверансе перед Его Величеством прежде, чем занять своё место за столом.
- Вы изысканы, дорогая. Можно даже сказать царственны в своём изяществе и манерах, - похвалил её король Мидас.
Гвинет склонила свою голову, принимая комплимент.
- Ваше Величество, вы слишком добры. - Будет ли он теперь достаточно любезен, чтобы позволить ей уйти?
- Я надеюсь, что вы хорошо отдохнули и что девушки, приставленные к вам, смогли во всём угодить?
- Да, Ваше Величество. - Руки её были в перчатках - одна из служанок настояла на том, чтобы надеть их, скрывая огрубевшую кожу. Она подняла ложку и с особой тщательностью зачерпнула ею суп, делая небольшой глоток.
Гвинет взглянула на короля. Он же в свою очередь пристально смотрел на неё с выражением, которое напомнило ей о кошке, сидящей на крыльце и наблюдающей за гнездящимися крапивниками. Внезапно, горло сдавило, и девушка засомневалась, что сможет съесть что-то ещё, даже учитывая чувство голода.
- Гвинет. - Это был первый раз, когда Его Величество назвал её по имени. - Вы - очень красивая и талантливая женщина, несмотря на тот факт, что происходите не из благородной семьи. Я признаю, что заинтригован тем, что вы можете прясть солому в золото, но также очарован вашей внешностью и манерами.
- Спасибо, Ваше Величество. - Она не была уверена, какой ответ он ожидал, а этот казался более безопасным.
- Я хочу, чтобы вы стали моей женой.
Девушке стало плохо. Мечта её отца сбылась; как впрочем, и её собственная. Любая женщина на земле желала услышать эти слова, срывающиеся с губ монарха. Но почему же она чувствовала себя дурно?
Игнорируя её молчание, Мидас продолжил:
- Но прежде, чем я приму столь важное решение - взять вас в жены и сделать матерью своих наследников – мне следует быть абсолютно уверенным, что вы действительно достойны этой чести. - Он наклонился вперёд, встречаясь с ней взглядом. - Поэтому я приказал наполнить соломой ещё одну комнату. Я бы хотел, чтоб вы продемонстрировали свой дар ещё раз.
- О, Ваше Величество, - только и смогла прошептать девушка.
Он улыбнулся, его белые зубы блеснули в мерцании свечей.
- И на сей раз, вам доставили множество катушек, чтобы золотая нить не спуталась.

------------------------------------------
1 - Крапи́вник — мелкая птица, единственный представитель семейства крапивниковые, обитающий в Америке, Евразии и Северной Африке. Внешне похож на мягкий пушистый шарик с поднятым торчком коротким хвостиком. Птица очень подвижная, с необычно громким голосом.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (04.11.2011)
Просмотров: 555 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Огромное спасибо за перевод. Аннотация понравилась, эдакая сказочка для взрослых девочек. С нетерпением буду ждать конца перевода.
avatar