Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 2, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 2

Удивительно, но Гвинет не чувствовала настоящего страха, быть может потому, что оказалась слишком потрясена, или чересчур слаба от пролитых слёз. Девушка осознавала, что ей следовало бояться той опасности, что витала вокруг тёмной фигуры в капюшоне, возникшей из дыма.
Но в основном она чувствовала облегчение.
- Существует выход! - сказала она.
- Выход есть всегда!– ответил ей посетитель. От его глубокого и низкого, почти замогильного голоса по спине побежали мурашки. - Это лишь вопрос времени. И нужно быть к этому готовой.
Он вышел из дымки и склонился к ней, протягивая руку, затянутую в чёрную длинную кожаную перчатку. Ошеломлённая, Гвинет протянула в ответ свою, прежде чем поняла что делает, и поднялась с пола. От него пахло землёй и дымом. Его рука, казалось, обжигала кожу, даже сквозь толщину перчатки. И всё же ощущение было довольно приятным. Возможно, потому что он дал ей надежду.
Она всматривалась в темноту его капюшона. Там в глубине блестели два огонька глаза, но больше ей ничего не удавалось разглядеть. Незнакомец стоял неподвижно и молча, не отпуская её руки. У девушки создавалось впечатление, что тот оценивает её. Никто и никогда не жаловался на её внешность.
Гвинет вздохнула.
- Я справлюсь, - сказала она пылко. - Не будете ли вы столь добры, чтобы помочь мне?
Он отпустил её руку, и осмотрел комнату, полностью заполненную соломой.
- В чём ваша проблема? - спросил он.
- Я заперта и не могу выйти отсюда. Утром король казнит меня.
Человек в капюшоне приблизился к ней.
- Он думает, что вы животное? Зачем король запер вас в комнате полной соломы?
Гвинет засмеялась, хотя считала, что уже на это не способна.
- Верьте этому или нет, но я, как предполагается, спряду всю эту солому в золото. Если нет — что просто очевидно — я должна буду умереть.
- Поэтому вы ищете выход - чтобы спасти свою жизнь?
- Да, и она будет трудна, - призналась девушка. – Мне придётся бежать и скрываться, возможно, попытаюсь укрыться в другой стране, но я – трудолюбива, и заплачу за свою дорогу.
- Трудолюбива, - повторил он, и Гвинет подумала, что мужчина изучает её позаимствованное платье и драгоценности. Он вновь потянулся и взял её руку, подняв грубую ладонь. Покраснев, она пыталась высвободиться. - Вы - женщина противоречий. К счастью, вы заинтриговали меня.
- Так вы покажете мне выход? - нетерпеливо спросила девушка.
- Я покажу вам выход, если вы того желаете. Но за определённую плату.
Я отдала бы всё, что угодно…
Она сглотнула.
- Я бы отдала вам это ожерелье и кольца, но они не мои. Это принадлежит королю.
- Мне не нужны ваши драгоценности.
- Тогда чего же вы хотите?
Человек в капюшоне переместился. Два мерцающих глаза пристально смотрели на неё. Ей показалось, что она видит блеск зубов и движение губ.
- Чтобы выйти на свободу и вернуться к прежней жизни, вы должны превратить всю солому в золото?
Гвинет открыла рот от удивления.
- Вы не можете сделать этого. Никто не может. Это лишь глупое хвастовство моего отца!
- Но если бы я смог, вы бы захотели этого?
- Это мой единственный выход? Подтвердить ложь?
- Вы можете придумать что-то иное?
- Я могла бы сбежать тем же способом, которым вы вошли.
- Вы бы не захотели оказаться там, откуда я пришёл.
- Я вынослива, - подчеркнула она нетерпеливо. - И проворна.
Он, казалось, размышлял над её желание пойти с ним, но внезапно покачал головой.
- В силу сложившихся обстоятельств я не могу взять вас с собой. Кроме того, неужели вас привлекает участь стать беглецом?
- Нет, - произнесла Гвинет, с неожиданной силой желая вновь вычищать помёт крапивника с крыльца своего отца. Её улыбка была неуверенной. - Правда, я сомневаюсь относительно вашей способности прясть солому в золото. Не представляю, как это можно сделать.
- Я покажу тебе. За… - вновь показался ряд белых зубов, - за поцелуй.
Она моргнула.
- Поцелуй?
- Поцелуй.
- Но я вас не знаю, – сказала Гвинет.
Он выдохнул, возможно, смеясь.
- Я предполагаю, что к тому времени, как вы спрядете солому в золото, вы узнаете меня достаточно хорошо, чтобы подарить поцелуй, который будет длиться всего несколько мгновений. Действительно ли это столь огромная цена, чтобы заплатить за вашу жизнь?
- Н-нет, - произнесла она.
- Тогда в чём дело? Разве вас не целовали прежде?
- Нет, - повторила девушка. - Я дала пощечину последнему мальчику, который попытался.
- Ну, вы можете ударить и меня, если захотите. Но всё же я настаиваю на поцелуе.
Гвинет осознала, что внезапное порхание бабочек в её животе было определенно приятным. Ей пришлось признать свою заинтересованность в поцелуе в общем, и в этом загадочном мужчине в частности. Возможно, девушка и была невинна на практике, но теорию знала хорошо.
- Просто поцелуй? - спросила она.
Капюшон незнакомца задрожал, словно он смеялся.
- Я не буду насиловать вас, если это то, что вы имеете в виду. Я прошу лишь поцелуй, - добавил мужчина, пытаясь развеять её дальнейшие опасения.
Тело Гвинет вспыхнуло. Она и не думала, что он имел в виду что-то ещё, но теперь, когда узнала об этом, то дала волю своему воображению. Его поцелуи на шеи, плечах, груди, которая стала необъяснимо болеть.
- Договорились? – спросил её посетитель.
Гвинет моргнула, чтобы рассеять нежелательные образы в своей голове, и глубоко вздохнула.
- Да, пожалуйста, - сказала она.
- Хорошо, - кивнул незнакомец. - Тогда возьмите хорошую охапку соломы и начинайте прясть.
- Сэр, я уже пробовала, - запротестовала она, разочарованная в этой бессмысленной работе.
Он вздохнул, и Гвинет ощутила более сильный аромат его специфического дымного запаха.
- Вам нечего терять, - напомнил он ей. – Я не потребую поцелуя, если солома не станет золотом.
Всякий раз, когда мужчина произносил слово «поцелуй», казалось, что у неё повышался сексуальный аппетит. Это было слишком незнакомо, чтобы признаться себе в чем-то подобном, и она думала, что, скорее всего, виной тому нервы. Как мог поцелуй взволновать её, когда жизнь всё ещё лежала на чаше весов?
Поэтому она покорно пошла и подняла охапку соломы, сев за прялку.
- Начинайте, - скомандовал он. - Не будьте слишком осторожной. У нас нет времени.
- Уже рассвет? - встревожено спросила девушка.
- Ещё нет, но скоро.
На этот раз колесо не скрипело, а крутилось, как будто это была шерсть. Солома прямо у неё на глазах превращалась в тонкую нить золота. Ошеломленная, Гвинет остановилась и коснулась её. Холодная и твердая. Она подняла свои глаза на фигуру, стоявшую за её плечом и улыбнулась.
Впервые, после того как он появился, реальность происходящего проскользнула в её измученный и воспалённый мозг. В эту комнату не было входа, девушка не могла уйти с ним. И если ей это не снится, то мужчина дал ей невероятную способность превращать солому в золото на прялке.
- Кто вы? - тихо спросила она. Что вы? Вежливость не позволяла ей, задать второй вопрос вслух, но незнакомец не ответил. Гвинет видела, как он лишь пошевелил губами под капюшоном. Ей ужасно захотелось увидеть его лицо, вместо дразнящих проблесков и крошечных затенённых очертаний.
- Продолжайте, - сказал незнакомец.
Она сидела среди растущей груды золотой нити. Колесо вращалось, в то время как девушка добавляла горстки соломы всё быстрее и быстрее. Казалось, для этого и не требовалось никакой аккуратности. Нужно было лишь плавно работать с прялкой, потому что именно это она и обещала делать. Странный человек, помогший ей в этом, наблюдал за девушкой, сидя на одной из оставшихся груд соломы. Он молчал, не помогая ей перетаскивать связки. Словно это должно было быть полностью её работой. Кроме волшебства, конечно. Забавная вещь - его тихое присутствие успокаивало её. Возможно, так казалось в сравнение с ужасным одиночеством и отчаянием в первые несколько часов в этой комнате.
Затем он заговорил.
- Как вас зовут? - его глубокий, тёмный голос поразил её, поэтому девушка сбилась с ритма и резко повернулась к нему.
- Гвинет, - она затаила дыхание, когда мужчина подтащил груду соломы к прялке. Это была последняя связка. Она даже и не мечтала об этом.
- Гвинет, - повторил он, как будто смакуя её имя на своём языке. Кажется, ему понравилась. Полы платья задели его ноги, когда девушка подобрала с пола солому. У него были красивые длинные ноги с мускулистыми бедрами, обтянутые тёмными элегантными брюками. Он также носил чёрные лакированные сапоги до колен. - Гвинет, почему вы надели драгоценности короля?
- Они одели меня как куклу для встречи с ним.
- Почему? - вновь спросил незнакомец.
Она села обратно на табурет и схватила горстку соломы. Её другая рука уже пряла.
- Предполагаю потому, что ему не нравится неопрятность.
- Действительно ли вы неопрятны без драгоценностей?
- Я так не думаю. Но моё платье — моё собственное платье — выглядит неопрятно.
- Вы не придворная дама.
Чужая одежда и драгоценности не делали её таковой. Она криво улыбнулась.
- Откуда вы знаете?
- Я наблюдаю. И за эти годы видел, а порой даже говорил с несколькими. Вы отличаетесь от них.
- Как? - она спросила любопытно. - Мой акцент? Мои руки? Мои манеры?
- Да.
Глупо было чувствовать себя леди. Гвинет схватила побольше соломы и продолжала быстро прясть.
- Отчасти, - добавил он. Его голос больше не звучал столь уверенно, что заставило её взглянуть на сокрытое тенями лицо. - Ваши манеры лучше, чем у них. И вы умны.
Она сделала недовольное лицо.
- Мой отец был уверен в этом. Он думал, что на мне женится богатый человек.
- А вы?
- Это уже не важно, - сказала Гвинет почти удивленно. Она улыбнулась. - Я предполагала, что находясь под угрозой смерти, изменю свои взгляды. Хотела, чтобы у меня были свой собственный дом, замечательный и красивый муж, любимый ребенок. И я бы не возражала против красивых платьев и драгоценностей. Да кто бы возражал?
- Так, ваша семья бедна? И отец решил разбогатеть за вас счет?
Она вспыхнула.
- Это не так. – Или так?
- И что вы будете делать теперь, когда выполнили задание короля?
Я выполнила! Я действительно сделала это! Почти…
Чувство эйфории заставило её улыбнуться человеку в капюшоне.
- Я, конечно, поцелую вас. - Как только слова слетели с её губ, Гвинет пожалела о них. Вспыхнув, она горячо добавила. - И когда я вернусь домой, то заставлю отца прекратить врать.
Девушка отодвинула от себя паутину золота и взяла последнюю солому.
- И, - добавила она, наблюдая как волокна, превращались в тонкую золотую нить, - я каждый день буду думать о вас с благодарностью. Спасибо, что были ко мне добры.
Он не ответил. Но Гвинет было всё равно. Это оказалось именно тем, что ей хотелось сказать, и шло от самого сердца. Поцелуй был его ценой, и она собиралась заплатить её, как с невероятным волнением, так и страхом. Но слова и пылкое чувство, скрывающееся за ними, делали её свободной.
Гвинет встала и подошла к нему. У неё создалось впечатление, что его глаза следили за ней, хотя она не могла их видеть. Когда девушка приблизилась, незнакомец вскинул голову. Ей показалось, что она увидела его губы, губы, которые будут целовать её, слегка разомкнутые в тени капюшона.
Всякий раз, когда он произносил слово «поцелуй», внутри неё что-то переворачивалось.
- Извините меня, - сказала она. - Это - последняя соломинка.
Мужчина стоял возле неё, и она ощутила на себе всю мощь его тела. Он находился слишком близко, не давая закончить работу. Его особый приятный земляной аромат, смешанный с дымом, достиг её носа, наполняя разум вопросами, на которых не находилось ответа, сделав желание увидеть его лицо невыносимым. Незнакомец должен был бы снять капюшон, чтобы поцеловать её.
Неожиданно, между её ног стало влажно, напомнив о неуловимых жарких мечтах и неисполненных желаниях. Возможно, когда он поцелует девушку, то коснется её тела… Но незнакомец обещал не… И даже через миллион лет она не призналась бы себе, что больше всего на свете жаждала его прикосновений в этом влажном, нежном местечке - между её бедрами.
- Я не такой уж добрый, - его резкие слова ворвались в её мысли, отвлекая — спасибо, Боже! — и она улыбнулась.
- Конечно же, вы такой, - тепло сказала она, и он, очевидно лишённый дара речи, отошёл в сторону, чтобы позволить ей собрать последнюю солому.
Когда она пряла, то почувствовала его приближение. Незнакомец двигался легко, со странным стремительным изяществом, а его шаги по каменном полу не были слышны. Плащ, окутавший большое загадочное тело, колыхался, но капюшон как всегда был неподвижен. Его столь близкое присутствие взволновало её, поскольку их дружеские отношения закончились. Чтобы скрыть это, она заговорила.
- Что насчёт вас? – настойчиво произнесла она. - Как ваше имя?
- Вы не смогли бы его произнести.
- Я могла бы попробовать. Откуда вы?
- Вы не поверили бы мне.
- Сегодня вечером я верю во всё. - Подобрав ещё немного соломы у его ног, она бросила на мужчину быстрый взгляд. Его глаза вспыхнули под капюшоном. - Как вы вошли сюда?
Он пренебрежительно вскинул руку.
- Вы назвали бы это волшебством.
- А как бы вы это назвали?
- Жизнью, - незнакомец, возможно, улыбался… Поощренная, она улыбнулась ему в ответ.
- Вы ангел?
На сей раз, она услышала, что он приглушённо засмеялся.
- Не то, чтобы. Я скорее буду демоном. Вы закончили?
Гвинет уставилась на пустой пол, сжимая свои мозолистые руки, и окровавленный из-за грубой соломой пальцы.
- Да, - сказала она шёпотом, и пристально посмотрела на него в удивление. - Да, я знаю. Я должна сделать это. Вы спасли мою жизнь.
Незнакомец протянул ей руку. Когда девушка вложила свои пальцы в его ладонь, то вся дрожала, возможно, от страха или облегчения. Она поднялась.
- Тогда позвольте мне взять свою плату.
Её желудок предательски скрутило, но Гвинет кивнула.
Рука мужчины легко прошлась от запястья к её левому плечу. Свободная же коснулась подбородка девушки. Она чувствовала прохладу его кожаной перчатки напротив своей горячей плоти.
- Закройте глаза, - прошептал он.
Гвинет так и поступила, хотя собиралась открыть их позже, чтобы увидеть его. Мягкая ткань капюшона дотронулась до её лица — мужчина всё ещё не снял его? Горячее дыхание коснулось её щек, губ, и затем стало ближе.
Его губы были тёплыми, неожиданно мягкими, пока ласкали её, потом он углубил поцелуй. Бабочки в её животе, казалось, летели на пламя. Его языки лизали плоть между её бедер, и это всего лишь от легкого прикосновения его рук в перчатках к плечу и подбородку девушки, он едва коснулся её рта.
Ей понравилось целоваться с ним. Радость заполнила её. Она расслабилась, позволяя себе капитулировать перед ним, его язык погружался всё глубже, побуждая её сильнее разомкнуть губы. Гвинет негромко застонала, поскольку незнакомец проскользнул между её зубов, словно пробуя на вкус. Огонь у неё внизу разгорался всё ярче.
Мужчина ласкал её рот с нежностью и невероятной заботой. Его язык двигался, словно приглашая к танцу. Она ответила ему, смело скользнув глубже, сплетаясь с ним. Это пробудило в ней ещё большее удовольствие. Гвинет растворилась в своём первом поцелуе.
Когда он отстранился, она не смогла подавить разочарованный вздох. Девушка вспомнила, что её глаза были всё ещё закрыты, и, спохватившись, открыла их. Два огонька света мерцали под капюшоном, когда незнакомец отпустил её. Его лицо было полностью сокрыто тенями. Но это уже казалось неважным. Сейчас имело значение только то, что он больше не целовал её, а она отчаянно желала этого.
Гвинет просунула руку под капюшон и коснулась его лица. Кожа оказалась тёплой и немного грубой от щетины. Его дыхание стало прерывистым и в тоже время тихим. Она хотела сказать, попросить ещё о поцелуе, но не могла подобрать слова. Вместо этого девушка молча приблизила лицо к капюшону, видя только заманчивые тени и полуприкрытые глаза, затем нашла его губы своими, и вздохнула от удовольствия.
Мгновение он стоял неподвижно, словно ошеломлённый её действиями. А потом всё изменилось. Одной рукой мужчина схватил девушку, притянув ближе, и она задохнулась, когда он завладел её ртом. Всё в нём казалось твёрдым - требовательные губы, грудь, прижатая к её затвердевшим соскам, мускулистые бёдра и напряжённый член, упирающийся ей в живот.
Возбуждение нарастало. В особенности, когда его рука прошлась вниз по спине, и захватила её ягодицы, прижав к достоинству мужчины ещё сильнее. Гвинет чувствовала, как напротив неё эта напряжённая плоть становится больше, и хотела зайти дальше. Незнакомец ласкал её бедра, талию, живот. Муки удовольствия нахлынули на неё. Застонав, девушка двинулась, дав ему возможность накрыть ладонью её возбуждённую грудь.
Приятные ощущения наполнили её. Не задумываясь, она шагнула в руки незнакомца, почувствовав, как его большой палец нежно обводит её напряжённый сосок.
Но как внезапно это началось, также внезапно же и закончилась. Он отстранился от неё, удерживая за плечи на вытянутых руках. Её припухшие от поцелуя губы почувствовали холод. От его прикосновений всё тело девушки била мелкая дрожь. Хотя она и слышала его частое дыхание, но разглядеть лица так и не могла.
Он заговорил.
- Вы заплати мне больше, чем мы договаривались.
- Это не было платой, - Гвинет не знала, что сказать. Стыдясь своего развратного поведения, она всё ещё желала большего.
- У меня такое чувство, что мы встретимся снова.
- Как я узнаю вас, если не вижу вашего лица?
- Это не имеет значения. Я узнаю вас. - Убрав руку с её плеча, он коснулся губ девушки одним пальцем и нежно провёл по ним. - Ваш поцелуй.
Незнакомец отошёл на несколько шагов. Раздался гром и появился столб дыма, из которого он тогда и появился. Всё рассеялось, и мужчина исчез.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (16.09.2011)
Просмотров: 559 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
avatar