Главная » Переводы » Демон-любовник, Б. Ди и М. Трэнор » Главы

Глава 13, Демон-любовник - Б. Ди и М. Трэнор
Глава 13

Это была самая странная неделя за всю жизнь Гвинет. Для нее уже практически стало нормой вставать и ложиться спать в постоянной темноте, есть странную, но зачастую вкусную еду подземного мира и гулять среди бледнокожих обитателей ада так, словно они были нормальными людьми.
Она больше не считала их демонами. И даже ее похитителя, который проявлял столь дикий противоречивый характер. Гвинет никогда не знала, когда увидит его. Свартан выбирал свободные моменты из своего под завязку забитого расписания только для того, чтобы посмотреть, как играет Бри, или взять их обеих показать то, что, как он думал, сможет их заинтересовать. Еще были вечерние трапезы, на которых она была обязана присутствовать - наедине ли, как в первый вечер, или в компании - Свартан намеренно вселял сексуальное напряжение.
Гвинет научилась справляться с этим, невинно улыбаясь или наслаждаясь едой с вызывающей медлительностью, что заставляло мужчину ерзать на месте. В его руках находились не все козыри. Он хотел ее. Это было понятно по выпуклости у него в штанах, которую тот никогда не мог скрыть. И все же неделя прошла без упоминания об их сделке.
Вместо этого, оставляя Бри с Агнет и ее детьми на час, он брал Гвинет с собой прогуляться по скалам и горным рекам. Вдали от города женщина чувствовала, что может снять обувь и чулки, и приподняв, закрепить свою юбку вокруг талии, как делала с детства. Свартан, гибкий как хищник, прокладывал путь, ныряя через водопады, прыгая в потоки и скользя по опасным скалам. Это казалось очень по-детски, и Гвинет понимала, что все время смеется от удивления. Когда в последнее время она так веселилась?
Мысль отвлекла ее, и женщина оступилась, когда прыгала. Ее руки замолотили по воздуху, а ноги пытались устоять на скале, и она начала падать.
Свартан прыгнул назад, чтобы поймать Гвинет, падая вместе с ней, и пролетев еще немного, она оказалась под мужчиной, глубоко дыша, глядя на его восхитительное лицо. Глаза Свартана были такими темными, в них мерцали отблески похоти, перемежающиеся с отражением потока. Живот Гвинет скрутило. Ее сердце билось так быстро, как у птицы. Вес Свартана давил на нее, но присутствовало что-то страстно сладкое и опасно интересное. Между своих разведенных ног женщина могла чувствовать, как твердеет его член.
Несколько минут они лежали совершенно неподвижно. Потом мужчина отвел взгляд и посмотрел на ее губы и щеки, ее горло и груди. Перенеся свой вес на локоть, он медленно приподнял свою руку, положив на левую грудь Гвинет.
Горячее удовольствие прошло от кончиков ее пальцев до лона. Сосок затвердел под его ладонью, и Свартан начал медленно, очень осторожно его потирать. Каждое крошечное движение вызывало изысканные отклики, от которых женщина задыхалась. Его взгляд вернулся к ней, наблюдая за реакцией, и Гвинет, или слишком ошеломленная или слишком удивленная, смотрела на него. Она знала, что должна отвести взгляд, но, тем не менее, сомневалась. Его рука так уютно лежала у нее на груди, твердая длина члена около пульсирующего лона казалась чересчур замечательной, чтобы от всего отказаться.
Преднамеренно, Свартан запустил руку под ворот ее платья и снова начал поглаживать обнаженную кожу, потирая сосок, легко скользя вдоль него снова и снова.
Гвинет разомкнула дрожащие губы, чтобы сказать что-нибудь, что разобьет заклинание желания, под влиянием которого она так быстро тонула, но не смогла. Поскольку Свартан просто опустил свою голову и захватил ее рот, следя, чтобы ритм поцелуя соответствовал движениям нежной руки.
Женщина бесконтрольно выгнулась под ним. Очень медленно и очень легко Свартан начал тереться членом о Гвинет, пока целовал и ласкал ее грудь. Звук водопада и шумного потока заполнили уши. Сладкие землистые запахи свежей воды перекрыли теплый, особый аромат, который ассоциировался у нее со Свартаном. Это походило на рефлекс. Единственный намек на этот запах и все ее тело, казалось, готово было расплавиться.
Наконец, поцелуй закончился. Слабая улыбка играла на его губах и в глазах, но Свартан так ничего и не сказал.
Осторожно он убрал свою руку от ее груди и ослабил давление на Гвинет до того, как поднялся на ноги и протянул руку, помогая женщине встать.
Озадаченно, Гвинет приняла предложение. Она гадала: может они пойдут в какую-нибудь пещеру, или другое более подходящее место, где Свартан потребует свои вторые два часа.
«Нет, он не может», подумала она в панике. «У меня нет того, что нужно!»
Но Свартан ничего не потребовал, просто перепрыгивая с камня на камень, возвращаясь обратно, пока они не нашли свою сброшенную ранее одежду и обувь. Затем он спросил мнение Гвинет о трибунале и внимательно выслушал женщину, прежде чем они вернулись назад во дворец, и он оставил ее.
Однако в этот вечер они ужинали одни. Гвинет с трудом могла есть из-за сильного и быстрого сердцебиения. Она была уверена, что «это» произойдет сегодня вечером, и приветствовала неизбежное с чем-то большим, чем просто желанием свободы. Сейчас Гвинет была готова для него, чтобы заработать свободу для дочери, и, конечно, немного дикого сексуального удовольствия для себя.
Когда трапеза закончилась, Свартан поднялся, взял дрожащую руку женщины в свою ладонь и повел в ее собственную спальню, где, как обычно, прикоснулся к щеке Бри, пожелав спокойной ночи. После чего он просто поцеловал руку Гвинет и удалился. Оставляя ее среди запутанных и сложных эмоций, которые разрывали женщину на части.
Рагнорак побеждал. Он чувствовал это. Ее тело жаждало его сильнее, чем прежде. И Гвинет могла видеть, что он - не демон, что тяжело работает для своих людей, и ее это восхищало.
Более того, Рагнорак увидел, что ее глаза загорелись не только из чувства соперничества, когда он внезапно оказался сверху. Вчерашний поцелуй без какого-либо сексуального подтекста не причинил его плану никакого вреда.
С мыслями об этом мужчина быстро справился со своими утренними заботами и направился в ее спальню. Он предложит ей расторгнуть сделку и вступить с ним в брак, а также половину царства, и все его сердце, которое всегда принадлежало ей, начиная с первого поцелуя в комнате, заполненной золотыми нитями.
Рагнорак постучал в дверь, но не дождался ответа перед тем, как войти.
Гвинет не услышала его. Она стояла у противоположной стены. Ее тело покачивалось. Женщина держала Бри у плеча, словно укачивала ее; малышка улыбнулась Свартану, узнав его. Его сердце замерло до того, как Гвинет услышала его шаги и в тревоге обернулась. Он увидел, почему она тряслась.
Все ее тело сотрясалось от сильных безмолвных рыданий. Свидетельства этому текли по щекам женщины, падая на волосы и губы, текли по шее и рукам, которые удерживали дочь.
Свартан пораженно уставился на Гвинет.
Она прошептала:
- Здесь нет окон. Нет дверей наружу. Нет неба, нет солнца. Свартан, мы умираем здесь…
Он не смог больше выносить этого. Мужчина развернулся и вышел, прислонившись к закрытой двери. Он знал, что Гвинет будет оплакивать свой мир, но не ожидал, что это затронет ее так глубоко.
Это было естественно. Но она не умирала. Младенец даже улыбался. И Гвинет на самом деле не была несчастна. Свартан мог поклясться, что еще вчера ее это не тревожило. Она просто соскучилась по дому. Возможно, есть что-то, что он мог сделать, чтобы облегчить ей жизнь.
Выпрямившись, Свартан открыл дверь и нашел Гвинет, расхаживающую по комнате со спящей Бри. Когда она с вызовом посмотрела на него, ее лицо стало сухим, но немного испуганным.
- Пошли со мной, - нежно сказал он, и Гвинет так удивилась, что послушалась без возражений.
Свартан привел ее в свою библиотеку, наиболее ценное владение, потому что в ней хранились лучшие книги, о которых он узнал из двух культур.
- Смотри, - сказал мужчина, достав с полки большой том по ботанике и открыв на картинке, изображающей разные виды лесных цветов. - На этой стороне все книги на твоем языке. Искусство, естественные науки, литература. Ты можешь читать их, когда захочешь.
Женщина сглотнула, переведя взгляд с книг на его лицо, потом снова на большой, покрытый кожей том по ботанике. Словно не сумев ничего с собой поделать, она убрала руку со спины Бри и дотронулась до нарисованного цветка кончиками пальцев.
- Я не показывал книги раньше, потому что думал, что они только усилят твою тоску по дому, - признался Свартан. – Но, возможно, они наоборот помогут.
Гвинет нахмурилась, глядя на него:
- Ты думаешь, что книги – замена? Единственное, чем ты можешь помочь, так это отпустить нас.
Каждое слово было как кинжал в сердце. Свартан посмеялся над мыслью о своей легкой победе, которую представлял всего лишь пару минут назад. Гвинет было невозможно победить. Он никогда и близко не подходил к победе.
Свартан тихо сказал:
- Это не часть сделки.
И развернувшись, оставил Гвинет наедине с книгами.

Мидас смотрел в напряженное и безобразное лицо человека, закованного по рукам и ногам. Он мог сказать по пустому взгляду старых глаз глупца, что они вытащили из него всю необходимую информацию. Его лихорадочный престарелый мозг уже больше не выдаст сведений об отце Мидаса и чистой любви его молодости, как не пытай.
Бросив раздраженный взгляд, Мидас отошел назад и сложил руки на груди:
- Ладно. Отпустите его.
- Вы имеете в виду позволить ему уйти из замка или из этих оков? Вернуть ли мне его обратно в подземелье для дальнейших допросов?
Уоллас был сторонником точных указаний.
- Я имел в виду отпустить его. Верните его туда, откуда взяли. Он знает о моем давно потерянном брате не более чем любой другой.
Или его смешном имени!
- Мне нужно подумать об этом в более творческом направлении.
Мидас находил своего слугу хорошим слушателем. Он никогда не перебивал и всегда соглашался. Это не мешало королю мыслить вслух при своем доверенном лице.
- Мне нужно бросить попытки найти старых рабочих, которые ничего не знают, или этот так называемый подземный мир, где могу услышать какие-нибудь новости о Гвинет. Я, возможно, никогда не вспомню или не узнаю имени моего сводного брата, но это не значит, что не найду другого способа добиться цели.
- Абсолютно, сир.
Уоллас качнул головой и жестом приказал охране освободить человека с позорного столба. Мужчина упал на кучу ветоши на полу, тогда пара стражей подняла и унесла его из подземелья.
Мидас продолжил:
- Отправь солдат, шпионов и слуг, чтобы они изучили страну вдоль и поперек в поисках существа с любыми намеками на принадлежность подземному миру. Гоблины, эльфы, демоны и просто люди – кем бы ни являлись эти существа – мне нужен, по крайней мере, один для допроса. Ты меня понял?
- Да, Ваше Величество.
- Как дополнительный стимул, я дам мешочек золота первому, кто приведет ко мне нужного человека. И, Уоллас?
- Да, сир?
- Как дополнительный стимул лично для тебя: если ты организуешь эту кампанию и приведешь подозреваемого в течение недели, я не уволю тебя и не отдам твою работу кому-то помоложе и поумнее. Как это звучит?
- Очень щедро, Ваше Величество. Спасибо.
Слуга кланялся все дорогу до двери, а потом оставил Мидаса одного.
Король посмотрел на окровавленный позорный столб, гадая, каково это: быть привязанным по рукам и ногам, пока кто-то избивает кнутом твою обнаженную спину или кулаками стирает с твоего лица глупую послушную улыбку. Без сомнения, очень болезненно.
Но невозможно выжать информацию из неправильного сорта людей. Сосредоточив поиски в новом направлении, в конце концов, у него будут нужные результаты.
Потом он вернет кровную невесту и ребенка, даже, если ему придется возглавить армию и напасть на подземный мир.

Категория: Главы | Добавил: Nafretiri (25.05.2012)
Просмотров: 627 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar