Главная » Переводы » Бог удовольствия, С. Мэй Харт » Главы

Глава 7, Бог удовольствия - С. Мэй Харт

Глава 7

Они бежали вверх по лестнице так быстро, как только могли, не заботясь о том, что кто-нибудь может их услышать. Стук сапог Майлза по деревянным полам не был слышен только там, где лежали ковры. Эбби неслась позади него, и ее каблучки цокали по полу.
Девушке оставалось лишь надеяться, что никто их не увидел.
Прибежав в спальню, Майлз засунул чемодан под кровать и сдвинул покрывало так, чтобы оно, свешиваясь, закрывало чемодан от посторонних глаз. Тем временем Эбби стояла перед зеркалом и пыталась разгладить помятое платье.
- Снимай его, - распорядился Майлз. Он наблюдал, как девушка с трудом стягивала свои сапоги. - Мы должны достать тебе приличную обувь. Что-нибудь на плоской подошве и... - он не находил подходящего слова.
- Попроще? - продолжила Эбби. - У меня есть пара балеток с собой, в чемодане под кроватью.
Вздохнув, Майлз принялся вытаскивать его снова. Эбби сбросила сапоги, а затем скользнула в обувь на низком каблуке.
- И теперь еще ленту для волос. - Майлз порылся в туалетном столике, надеясь найти ленту там. Он поднял вверх одну – выцветшую, зеленую, с немного обтрепанными кончиками. - Этой должно быть достаточно.
Эбби сделала из нее некое подобие ободка и отошла от зеркала, чтобы оглядеть свою работу.
- Так пойдет?
- Надеюсь. - Майлз грыз свою нижнюю губу и осматривал девушку еще более критично, чем ее лучший друг-гей. Эбби вздохнула. Возможно, она никогда больше не увидит Ричарда.
Наконец Майлз кивнул.
- Теперь мы должны еще придумать для нас легенду.
- Я думала, они знают тебя.
- Меня – да, - подтвердил Майлз со страдальческим выражением лица и опустился на стул рядом с окном. - Но тебя – нет. В этом времени у тебя не имеется ни родственников, ни связей.
Ей стало страшно.
- Но у меня есть ты, - прошептала она срывающимся голосом. Эбби очень неохотно признавала, как сильно зависит от него, но у девушки не было иного выбора, кроме как напомнить Майлзу об обещании.
- Конечно. - Его теплая, непринужденная улыбка заставила ее сердце биться чаще. - Но я боюсь, что не могу быть тебе сильно полезным.
- Мне достаточно уже того, что меня не выпрут пинком под зад, - сказала Эбби, глядя на его отражение в зеркале.
Губы Майлза дрогнули, стирая с лица суровое выражение. За короткое время их знакомства он никогда не мог надолго оставаться серьезным.
- Пожалуйста, не выражайся так вульгарно, иначе они еще подумают, что я подобрал тебя в сточной канаве.
Эбби вымученно улыбнулась.
Он поджал губы.
- У нас остается еще пара часов, пока прибудет семья. Мы должны что-то придумать.
- А что с прислугой? У них не возникнет вопросов?
- Самое большее – кто мы и почему мы здесь, и тогда я скажу, что мы просто приехали раньше хозяев. Но как объяснить это Винтертонам?
Эбби нахмурилась.
- Они не начнут спрашивать у прислуги и не поймут, что мы солгали?
- Вряд ли, - отмахнулся Майлз. - Слуги обрадуются, что я не навлеку на них гнев их господина, и будут послушно держать язык за зубами.
- Ты, видимо, очень уверен в себе. - Эбби кусала губы. - Винтертон настолько неуправляемый?
- Наводящий ужас, - подтвердил Майлз, не теряя при этом хорошего расположения духа. - Абсолютно бесчувственный.
Эбби моргнула.
- И, несмотря на это, ты думаешь, что своим очарованием сможешь убедить его оставить нас в доме?
- Почему нет? - Его широкая улыбка придала ей сил. Очевидно, Майлз – адреналиновый наркоман (1). Его настроение было так заразительно... Эбби сложила руки на груди и взглянула на него с сомнением, чтобы мужчина не заметил, что ей передался его оптимизм.
- Он должен быть счастлив, что я не женился на его дочери.
- От этого многое зависит. Так она все-таки вышла замуж?
- Э-э-э...
- Тогда мы должны придумать для нас действительно убедительную историю.
Секунд десять Майлз выглядел растерянным. Затем поднялся с края кровати и принялся расхаживать туда-сюда по комнате.
- Дай подумать... Что могло бы убедить герцога, что я здесь больше не ради его дочери?
У Эбби открылся рот:
- Ты ухаживал за дочерью герцога?
- Чтобы добраться до статуи, любовь моя. Как ты уже проницательно заметила, девушка немного надменна.
- Думаю, чуть больше, чем немного, - пробормотала она и попыталась игнорировать свою ревность. Почему она должна ревновать?
Майлз улыбнулся ей, и чем злее Эбби сверкала на него глазами, тем шире становилась его улыбка.
- Решение твоей проблемы могло бы стать и решением моей, - предположила девушка. - В конце концов, мы спим в одной постели.
Майлз остановился перед ней и уставился на нее ленивым, чувственным взглядом.
- Ты не будешь против, если мы станем выдавать себя за супругов?
- Но мы ведь не должны по-настоящему вступать в брак, правда? - Последнее, чего хотела бы Эбби, - связать себя с мужчиной, который уже практически две сотни лет был мертв.
- По крайней мере, пока не догадаются о нашей уловке. - Майлз открыл гардероб, на полу которого стоял большой рюкзак. Он наклонился и порылся в нем. Когда мужчина снова встал, он держал нечто в вытянутой руке. - Надень его. Оно принадлежало моей матери.
Его ладонь раскрылась, и на ней оказалось кольцо из красного золота с выгравированными листьями.
Эбби закусила губу и провела кончиком пальца по его ладони.
- Надеюсь, оно подойдет. - Девушка надела его на безымянный палец левой руки, где кольцо с трудом проскользнуло через костяшку, и поднесла его высоко к свету. - Подходит.
Эбби бросила на Майлза робкий взгляд:
- Я обещаю, что отдам его назад, когда мы все уладим.
Он наклонился и поцеловал ее в лоб.
- Ты можешь быть действительно милой, Эбби.
Девушка смущенно покраснела.
- Только не подумай, что это происходит часто.
Он засмеялся.
- Ты не должна стыдиться того, что у тебя есть сердце, миз Дин.
Мужчина знал, чем может ее спровоцировать, но в этот раз Эбби не стала огрызаться.
- У нас есть еще немного времени?
Майлз кивнул.
- Мы должны придумать для тебя биографию.
- А могу я происходить из какой-нибудь неизвестной семьи?
- Не в случае с герцогом.
Девушка скривила рот.
Майлз засмеялся и обнял ее.
- Но мысль была хорошей, Эбби.
Она нахмурилась.
- По-другому совершенно не пойдет, Майлз. Потому что, если я не происхожу из совершенно незнакомого рода, то герцог может знать мою семью. - Ты переоцениваешь возможности его памяти. - Майлз теребил нижнюю губу большим и указательным пальцами.
- Ты знаешь совершенно точно, что я права, - настойчиво заявила Эбби, когда почувствовала его неуверенность. - Я, конечно, не являюсь экспертом в том, что касается правил игры в этом времени, но насколько велика вероятность того, что ты сочетался бы браком с женщиной из известной семьи в столь короткий срок?
Майлз бросил на нее долгий взгляд.
- Я вполне мог бы быть женатым на женщине из уважаемой семьи. Моя родословная уходит корнями далеко в прошлое, и моя семья пользуется уважением, даже если ее состояние близко к тому, чтобы стать лишь тенью того, чем оно являлось ранее.
- И ты связал бы себя с такой же обедневшей аристократической семьей?
Майлз с неохотой пожал плечами.
- Было бы нечестно приписывать мне стремление жениться из-за денег.
Эбби презрительно фыркнула.
- Но именно это ты и пытался сделать.
Он никак не прокомментировал это высказывание и совершенно не изменился в лице.
- Старый герцог сказал бы также, что я неблагонадежный тип. Тут была бы связь с соответствующей женщиной...
- Что? - прервала его Эбби. - Я не неблагонадежная. Я пунктуальная, практичная и еще многое из того, что люди связывают с понятием «внушающий доверие». Точно такого сорта женщина, которой нужен неблагонадежный тип, чтобы наставлять его на путь добродетели.
Его улыбка казалась такой самодовольной, что Эбби уже спрашивала себя, уж не дурачит ли он ее. Она недоверчиво оглядела мужчину. Почему он позволил ей сделать все те выводы, которые напрашивались сами собой?
- Этим мы могли бы объяснить мое присутствие, - сказала Эбби, все еще хмурясь. - Но какое у нас объяснение тому, что мы вообще находимся здесь?
- Зависит от того, кто из членов семьи появится первым, - ответил Майлз беззаботно. - Если это молодой Винтертон, сделаем его причиной нашего присутствия. Малый склонен к авантюрам.
- А если приедет кто-то другой?
- Тогда мы как раз скажем, что ожидали его здесь встретить. И прежде, чем ты спросишь: а что, если он и не намеревается приезжать? В этом случае я просто объясню, что наши письма не достигли его своевременно.
- Но тогда мы должны будем уехать, - дала повод к размышлению Эбби.
Майлз пожал плечами.
- Это не будет последним шансом добраться до статуи. Возможно, удастся в следующем сезоне.
- Ты имеешь в виду зимой?
Он посмотрел на нее так, как будто у нее только что выросло две головы. - С подобными вопросами есть опасность, что ты разоблачишь себя сама. Под «сезоном» у нас подразумевается время, когда члены английской аристократии съезжаются в Лондон, чтобы принять участие в заседаниях парламента и поинтересоваться рынком невест.
- Ах. - Эбби решила не задавать вопросов никому, кроме Майлза. - А когда начнется следующий сезон?
- Весной. Но они и без того должны быть в Лондоне. - Он наморщил лоб. - Еще не холодно. Я спрашиваю себя, что, собственно, могло произойти...
- Думаешь, кто-то сообщил герцогу, что мы здесь?
- Тогда прислуга уже давно прогнала бы нас поганой метлой. - Майлз покачал головой. - Нет, тут должна быть другая причина. Мы обязательно должны ее разузнать, потому что это может оказаться нам полезным.
- Я и не знала, что ты такой интриган.
- Нет? - Его очаровательная улыбка таила в себе что-то злое. - Я не упускаю ни одной возможности, Эбби. Ты должна всегда помнить об этом.
Эбби кивнула. Затем она встала и подошла к окну, из которого открывался вид на внешнюю левую часть холмистой парковой зоны перед домом. Въезд для экипажей, гравий которого золотом блестел в лучах заходящего солнца, был все еще хорошо виден.
- Значит, будем ждать.
Майлз упал в кресло и закрыл глаза. Эбби снова повернулась к окну и нащупала тяжелое золотое кольцо на пальце.
Девушке было очень трудно представить, что она была заброшена назад во времени. Еще более невероятным являлся тот факт, что она оказалась вовлечена в самые захватывающие сексуальные отношения, которые когда-либо имела. Но особенно невероятным представлялось, что Майлз согласился вести себя так, словно он был на ней женат.
Даже если на самом деле у него не имелось другой альтернативы. Как то: «Привет! Могу я представить вам мою возлюбленную, Эбби Дин?»
Это было бы, пожалуй, воспринято не лучшим образом.
Внезапно ее вырвало из размышлений какое-то движение за окном. В поле ее зрения появились один за другим два экипажа. Их блестящий черный лак, казалось, почти не запылился, как и столь же блестящие черные шкуры запряженных в них четырех абсолютно одинаковых лошадей.
- Кто-то приехал! - тихонько воскликнула Эбби, не отрывая взгляда от окна.
Майлз подошел и положил руку ей на плечо.
- Винтертоны, - подтвердил он. - Это объясняет, почему персонал был слишком занят, чтобы обратить на нас внимание. Они приехали гораздо раньше, чем ожидалось.
Его рука скользнула по ее руке до локтя:
- Ну что, пойдем, поприветствуем их, любовь моя?
Эбби, сглотнув, боролась с внезапной слабостью в желудке. Оба развернулись от окна, покинули комнату и направились к главной лестнице.
- У тебя есть еще какие-нибудь советы для меня?
Он ободряюще сдавил ее руку и засмеялся.
- Ты никого не разочаруешь, - заявил он, прежде чем его оптимистическая мина помрачнела. - Но ты ни при каких обстоятельствах не должна упоминать о статуе. Если только герцог об этом пронюхает...
Они спустились по большой лестнице и увидели, как слуги выстроились в ряд по обе стороны от высокой двустворчатой двери, через которую скоро должен был войти их царь и бог.
Майлз сглотнул.
- Смелее!
По какому-то невидимому сигналу два лакея выступили вперед и открыли двери. Последний предзакатный свет упал золотом на мраморный пол, потускневший от теней Винтертонов.
После того, как Майлз ее подтолкнул, Эбби продолжила свой путь вниз. Она подхватила юбки рукой и отвела их в сторону вместо того, чтобы поднять вверх, надеясь таким образом выглядеть пристойнее.
Как оказалось, она могла этого и не делать, потому что никто ее не заметил - даже Винтертоны - пока они с Майлзом не спустились до конца лестницы.
Таким образом, у нее было много времени для того, чтобы составить себе представление о семье.
Худощавого, беловолосого и безупречно одетого мужчину она идентифицировала как герцога. Никто больше не вел себя так, как человек, который привык быть в центре внимания.
Молодая блондинка в великолепном бархатном платье, под руку с герцогом, приветствовала прислугу доброжелательной улыбкой. Позади нее следовала другая, рыжеволосая молодая женщина, которая высокомерно игнорировала поклоны и книксены прислуги.
Поскольку Майлз рассказал ей не обо всем генеалогическом древе семьи, Эбби подумала, что он забыл упомянуть, что дочь в семье не одна. Она спрашивала себя, за которой из этих двух Майлз увивался.
Эбби поняла, что рыжеволосая заметила Майлза. Девушка сжала губы еще сильнее и бросила на него ядовитый взгляд. Ага, значит, эта.
Молодой рыжеволосый мужчина рядом с ней смотрел исключительно на свои ботинки.
- А где старая дракониха — герцогиня? - прошептала Эбби Майлзу на ухо.
Хотя она произнесла эти слова настолько тихо, что мог услышать только Майлз, герцог поднял голову вверх. Он только что был погружен в беседу с кем-то, кто, видимо, принадлежал к слугам высшего ранга.
- Харди, - рявкнул он сильным, звонким для его возраста голосом. - Что, черт побери, вы здесь делаете? И что это за шваль?
Вот как он оценил ее попытку выглядеть достойной уважения…
Майлз отпустил ее и сделал глубокий поклон. Эбби же беспомощно попыталась сделать книксен.
- Ваша Милость, - поприветствовал он, - я как раз спрашивал себя, приедете ли вы вообще.
- Как я должен это понимать? - Герцог стоял теперь непосредственно перед ним, все еще под руку со своей светловолосой дочерью.
- Ваш сын, - пояснил Майлз, быстро кивнув на рыжего молодого человека, которого Эбби только сейчас заметила и улыбнулась ему, от чего его лицо запылало ярче, чем волосы.
- Ваш сын, - снова начал Майлз, - был так добр пригласить нас сюда, когда мы будем возвращаться с севера.
Молодой человек наморщил лоб, не оспаривая, однако, утверждения Майлза. Когда отец повернулся к нему, он быстро натянул вежливую улыбку.
- Мой сын должен научиться уважать желания своего отца, прежде чем рассылать приглашения.
- Без сомнения, он намеревался рассказать вам об этом. Он думал, что вас точно порадует возможность познакомиться с моей молодой женой.
- В самом деле? - Пронизывающие голубые глаза герцога буравили Эбби. - Это она?
Эбигейль пыталась выглядеть невозмутимой и сделала книксен:
- Ваша Милость.
- Если бы вы знали о нашем приезде, вы, без сомнения, оделись бы подобающим образом. Вы выглядите, - взгляд герцога блуждал по ней, - исключительно растрепанной.
- Платье очень похоже на одно из маминых, - заметила рыжеволосая девушка.
- Ты права, - допустил герцог, и его белые брови сошлись на переносице. - Это требует объяснения.
- Я лишилась всех моих платьев, - выпалила Эбби, крутя одолженное ей обручальное кольцо. - С нами приключилось ужасное происшествие по дороге сюда...
- Совсем недалеко отсюда, - вставил Майлз и бросил ей ободряющий взгляд.
- Все мои платья были непоправимо испорчены. И мое приданое — практически всё. Моему дорогому Майлзу повезло немногим больше. Я хотела уже возвращаться домой, но он настоял на том, чтобы остаться здесь. - Эбби закатила в наигранном отчаянии глаза. - Муж считал, что для вас не будет иметь большого значения, если я одолжу одно платье. Он не мог представить вам меня в лохмотьях. - После того, как Эбби закончила свою историю, она облегченно вздохнула.
Бледные щеки герцога стали красными.
- Как ужасно! - воскликнула блондинка, которая или не заметила гнева своего отца, или попыталась его смягчить. - Любимый, ты позволишь мне одолжить часть моего гардероба?
Злость на лица герцога уступила место миролюбивому выражению.
- Любимая, ты вольна всегда поступать по своему усмотрению. В конце концов, ты теперь герцогиня. - Он бросил на Эбби колкий взгляд. - Старая дракониха умерла.
Девушка покраснела, удивленная остротой слуха пожилого мужчины.
- Мне очень жаль.
Майлз еще раз поклонился:
- Боюсь, моя свежеиспеченная жена слишком умна, чтобы читать дамские журналы. И газеты она, конечно, не читает в любом случае.
- Умна? - Бешеный красный оттенок на щеках герцога исчез. - Теперь я понимаю, почему мой сын посчитал хорошей идеей, чтобы мы встретились. Я никогда бы не поверил, что умная женщина вступит с вами в отношения, Харди.
- Меня и самого удивило это, Ваша Милость. - Майлз влюбленно посмотрел на Эбби. Ее щеки порозовели, и она уставилась в пол. - Надеюсь, она отучит меня от плохих привычек.
Девушка бросила на него разъяренный взгляд.
- А я и не предполагала, что ты женился на мне потому, что тебе нужна нянька!
Герцог расхохотался.
- Однако, вы женились на ершистой особе! - констатировал он, сверкнув глазами. - Думаю, я буду наслаждаться вашим обществом, миссис Харди.
Его положительная реакция на Эбби, кажется, принесла облегчение новой герцогине. Она оставила своего супруга и взяла Эбби под руку:
- Пойдемте наверх и посмотрим, что мы найдем подходящего.
- Вы так великодушны, - поблагодарил Майлз за Эбби, послав ей ободряющую улыбку. В которой она, собственно, не нуждалась. Счастливая уже тем, что сумеет на некоторое время избежать сурового взгляда герцога, девушка приняла руку его супруги. Когда они поднимались по лестнице, Эбби, подражая герцогине, точно так же держала свое платье.
На лестничной площадке они остановились. Герцогиня посмотрела вниз:
- Элейн, ты не желаешь пойти с нами?
Губы рыжеволосой презрительно скривились. Эбби пораженно уставилась на нее.
- Но она же не могла этого услышать!
Герцогиня засмеялась.
- Этот зал устроен так, что даже легчайший шепот слышен во всем помещении. Первоначальные владельцы не придавали значения скрытности.
Эбби заставила себя улыбнуться и послала Элейн извиняющийся взгляд, но рыжеволосая скрылась в другом направлении.
- Майлз не рассказывал мне об этом, - сказала Эбби, когда они продолжили подъем наверх.
- Вы, должно быть, в очень близких отношениях с мистером Харди, раз позволяете себе так бесцеремонно называть его по имени.
Эбби бросила на нее непонимающий взгляд.
- Но он же мой муж!
- Конечно, но разве ваша мать не учила вас не допускать фамильярности за пределами супружеского ложа?
Девушка покраснела.
- С Майлзом, то есть с мистером Харди, об этом легко забыть.
Это вызвало хохот у герцогини. Возможно, Эбби ошибалась, но ей показалось, что она почувствовала сквозь веселье нотку зависти. Подруга в таком случае задала бы прямой вопрос, но эта женщина была ей во всех смыслах чужой. В том числе и из-за обусловленных временным периодом, непонятных для Эбби правил. Полный бред — не называть по имени возлюбленного или мужа!
Они достигли двери комнаты герцогини. Эбби осталась стоять в ожидании, что женщина войдет в нее, но та прошла мимо. Эбби показала на дверь:
- Разве это не...
Герцогиня взглянула на дверь, как показалось девушке, с некоторой усталостью.
- Это комната предыдущей герцогини.
Эбби прикусила язык. Очень хотелось спросить, почему она допустила, что ее предшественница таким образом еще присутствовала в жизни герцога, но Эбби не знала всей истории.
- Как долго вы уже женаты? - спросила она вместо этого, когда догнала герцогиню.
- Около года. - Герцогиня открыла дверь. - Это здесь.
Эбби вошла. Комната была отделана так же, как и другие, полагавшиеся герцогине по рангу. Открытые ставни пропускали внутрь свежий воздух и последний дневной свет. Кровать была застелена однотонными, отороченными кружевной бахромой белоснежными льняными простынями и пышным бархатным покрывалом, верхние концы которых были отогнуты, готовые ко сну.
Герцогиня подошла к другой двери и открыла ее:
- Посмотрим, что у нас тут есть. Мой супруг настаивает на том, чтобы покупать мне слишком много одежды.
- Он требует, чтобы вы совершали покупки? - засмеялась Эбби. - Обычно бывает скорее наоборот.
Герцогиня улыбнулась.
- Вы, вероятно, не слышали, что мое замужество высоко подняло мой общественный статус. Мой супруг хочет всем показать, что, несмотря на это, задача оказалась мне по плечу.
- Ах. - Невероятно большая гардеробная комната герцогини привела Эбби в изумление. - Вы счастливы?
- Это слишком откровенный вопрос, миссис Харди, - ответила герцогиня нахмурившись.
Эбби вздохнула. Ей лучше разговаривать на более безобидные темы.
- Мне очень жаль, но мое любопытство иногда вредит мне самой.
Однако герцогиня не обратила внимания на ее извинение.
- Ну что, посмотрим, что у нас тут имеется. Думаю, что мои старые скромные платья могли бы вам подойти. Я сохранила их.
Она опустилась на колени и вытащила из-за бесконечных рядов обуви маленький сундук. Открыла его, сняла защитный слой бумаги и достала простое серое платье с глухим воротником.
- Как вам это?
Эбби взяла его и вытянула на руках перед собой.
- Мне нравится. Оно элегантно простое, без всяких финтифлюшек. Майл... Мистеру Харди определенно будет не хватать возможности заглянуть в вырез.
Герцогиня подняла на нее взгляд и рассмеялась.
- Для этого у него достаточно возможностей вечером. - Она снова развернулась к сундуку и зарылась в него с головой. - Посмотрим, может, я найду здесь одно из моих вечерних платьев. Вашему супругу могло бы понравиться с открытым декольте.
- Спасибо.
В итоге вся рука Эбби оказалась увешана дневными и вечерними платьями.
- Желаете вы... - герцогиня посмотрела на ее ноги. - Вы не желаете прямо сейчас примерить? Я могу позвать мою служанку, если нужно что-то подправить.
- Я сделала бы это с удовольствием. Эбби аккуратно положила платья на сундук. Она попыталась дотянуться до первой пуговицы и расстегнуть ее, но скоро оставила свою попытку и посмотрела на герцогиню. - Извините, не могли бы вы мне помочь?
Эбби ожидала, что та позовет прислугу, но вместо этого герцогиня собственноручно расстегнула пуговицы ее платья.
Пальцы герцогини мягко скользили по коже Эбби, когда она снимала с девушки одежду.
- Миссис Харди! - воскликнула герцогиня внезапно, хватая ртом воздух. - Но вы же без корсета!
Эбби поежилась - так, чтобы не заметила герцогиня.
- Майл... мистер Харди находит несколько утомительным постоянно снимать и надевать эту вещь, и поэтому он запретил мне носить корсет на время медового месяца. - Она вздохнула. - Он был в числе тех вещей, которых я лишилась.
Герцогиня коснулась ее плеч.
- У Вас определенно очень насыщенный медовый месяц.
Эбби пришлось улыбнуться.
- Да, жизнь с Майлзом обещает быть одним сплошным приключением. - Она коснулась золотого кольца на пальце. Это было действительно так. Вероятно, она, со своей склонностью к необузданному удовольствию, не попадет на небо, но, насколько это возможно, Эбби нашла свою «жизнь на небесах» с Майлзом. Если он сдержит свое слово и поможет ей.
Эбигейль позволила платью упасть на пол и, все так же стоя спиной к герцогине, потянулась за следующим. Последний раз, когда она всего лишь полуобнаженной показывалась другой женщине, случился в раздевалке спортзала в школьные годы.
Она торопливо натянула второе платье.
- Я помогу вам. - Герцогиня взялась за платье сзади, подтянула его вверх и застегнула пуговицы.
Эбби развернулась к ней и дернула за свой корсаж.
- Как я выгляжу, Ваша Милость? - Она уже хотела взять и передвинуть свои груди, но передумала и решила лучше оставить все как есть. Такое смотрелось бы слишком вульгарно в глазах герцогини, даже если та совсем недавно возвысилась до этого положения.
Хозяйка дома рассматривала ее.
- Думаю, сейчас, когда ты носишь мои платья, мы можем отказаться от титула. - Она покраснела. - Я все равно чувствую себя с ним не очень уютно, да и ты, кажется, предпочитаешь обращаться по имени. Называй меня Люси, - добавила она тихо. - Но только, пожалуйста, когда мы одни.
- Конечно. А ты можешь называть меня Эбби. - Она покрутила юбками. - Что ты думаешь об этом платье? Оно настолько плохо?
- Эбби, тебе действительно нужен корсет. - Люси откашлялась. - Можно?
Эбби понятия не имела, о чем спрашивает герцогиня.
- Конечно, - сказала она и приготовилась к тому, что должно последовать.
Люси взяла груди девушки в руки, затем потянула за вырез ее платья и вложила сначала одну, потом другую в корсаж.
- Ах, я же могла сделать это сама. - Эбби попыталась видеть в герцогине гинеколога. Она же не щупала ее? Эбби так предполагала. Или?
- Конечно. - Люси отошла на пару шагов назад. - Но поскольку твой супруг настаивает на том, чтобы ты не носила корсет...
Эбби взяла герцогиню за руки:
- Ты действительно мне помогла. Мне очень жаль. Из-за внимания со стороны мужа я излишне чувствительна. - Это должно было сгладить неловкость ситуации.
Люси, улыбаясь, пожала руки девушки:
- Думаю, мы скоро станем подругами. Мы могли бы обсуждать самые интимные вещи.
Эбигейль покраснела. Она опять увидела в этом какую-то недосказанность.
- Мне очень жаль.
Люси снова сжала ее руки.
- Не стоит извиняться. Я с удовольствием имела бы подругу.
- У тебя нет ни одной? - спросила Эбби задумчиво. Неужели жизнь герцогини была так одинока?
- Мои прежние подруги пишут мне время от времени, - сказала та, развернулась и погладила платья в сундуке. - Но они, конечно, заняты своей собственной жизнью, и теперь, когда я герцогиня...
- Они боятся писать?
- Вероятно, они не хотят выглядеть паразитами, которые ожидают от общения со мной лишь какой-то выгоды. - Люси вздохнула. - У меня есть одна особенно близкая подруга, но она сейчас путешествует по Средиземноморью, и ее письма приходят слишком редко.
- Тогда я с удовольствием стала бы твоей подругой. - Теперь их с Майлзом шансы получить разрешение еще какое-то время оставаться в этом доме возросли.
Люси крепко обняла ее.
- Это меня радует. - Объятие затянулось, и Эбби пришлось взять себя в руки, чтобы ему не сопротивляться. Наконец Люси отпустила ее. - Я боюсь, сегодня будет подан только холодный ужин. Мы слишком поздно сообщили персоналу о своем приезде, чтобы они успели приготовить горячее.
- Все в порядке, - возразила Эбби и посмотрела Люси в лицо. Затем она обняла герцогиню одной рукой. Титул действительно не имел значения. - А если тебе надо будет открыть кому-нибудь свое сердце, я в твоем распоряжении.
Люси засмеялась.
- Спасибо. Если ты мне поможешь сейчас с переодеванием, мы сможем спуститься к ужину.

(1) Адреналиновый наркоман — любитель острых ощущений, риска, нуждающийся в постоянном выбросе адреналина.


Категория: Главы | Добавил: Нафретири (21.11.2014)
Просмотров: 396 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar