Главная » Переводы » Бог удовольствия, С. Мэй Харт » Главы

Глава 6, Бог удовольствия - С. Мэй Харт

Глава 6

- Майлз? - крикнула Эбби еще раз, настолько потрясенная его внезапным исчезновением, что ее голос почти срывался. - Где ты, черт возьми?
Послышался зловещий скрип, и книжный стеллаж пришел в движение. Из-за угла показалась темно-каштановая шевелюра, теперь покрытая паутиной.
- Ты звала? - спросил мужчина, улыбаясь.
Страхи Эбби улетучились, и она засияла в ответ.
- Ты нашел ее!
Майлз ударом распахнул потайную дверь шире и протянул ей руку:
- Заходи и посмотри сама!
Девушка бросила проспект на один из завешенных письменных столов и поспешила к нему.
- Как ты ее обнаружил?
- Это секрет!
Когда он увидел, как сильно это разозлило Эбби, его улыбка стала еще шире. Затем он провел девушку через дверь.
Ее глаза, моргая, привыкали к внезапной темноте. Пока она отсутствовала, Майлз не только нашел потайную дверь, но и зажег свечу, которая должна была осветить ее первые шаги.
Каменные ступени в узком проходе были разной высоты. Обрывки старой паутины показывали, где уже успел пройти мужчина, прежде чем Эбигейль позвала его.
- Во время строительства многие могли узнать о ходе, - прошептала она. - Как он смог остаться тайным?
- Строителям хорошо заплатили и, возможно, даже назначили пенсию. А когда они умерли, то унесли тайну с собой в могилу. - Майлз нагнулся и взял факел из маленькой корзины на самой нижней ступени - опутанные паутиной, факелы, очевидно, пролежали здесь нетронутыми много лет.
Майлз поджег его от свечи:
- Ну что, посмотрим, куда ведет этот ход?
Эбби подошла ближе и крепко ухватилась за его плащ.
- Только если ты будешь убирать с моей шеи пауков, - проворчала она.
Мужчина изумленно взглянул на нее через плечо и начал подниматься наверх. Эбби последовала за ним. Когда ступени внезапно стали выше, она споткнулась и наткнулась на Майлза.
Все время их подъема он невозмутимо поджигал факелом одну свечу за другой.
- Кто-то чертовски хорошо всё здесь спланировал, - пробормотала девушка.
Майлз согласился с ней:
- Я думаю, что различная высота ступеней показывает, сколько именно еще нужно пройти. Возможно, мы на пути к жилым помещениям прислуги: это было бы вполне логично.
- Почему? - спросила Эбби, снова споткнувшись. Она не понимала, как Майлз чувствовал себя настолько уверенно в темноте, что не споткнулся ни разу. Хотя, конечно, у него было больше света, чем у нее.
- Мой предок позаботился о том, чтобы его возлюбленная всегда была в его распоряжении. Помнишь тот портрет? Ее комната находилась рядом с комнатами горничных, и при помощи этой потайной лестницы она могла быть к его услугам в любой момент, когда у него возникало такое желание.
- И его жена была не в курсе? – недоверчиво спросила Эбби.
- Если она и знала, то нет сведений, что ей это мешало. Возможно, это даже радовало ее. В конце концов, у них было десять детей.
Смех девушки эхом отозвался в узком помещении:
- В таком случае, налицо преимущества любовницы. Десять детей! Бедняжка! А сколько у него было от возлюбленной?
- Насколько мне известно и судя по сохранившимся сведениям, ни одного; но это не означает, что их не было.
- Думаешь, статуя спрятана в ее комнате?
Майлз остановился, Эбби налетела на него, и он подхватил ее за талию.
- Возможно, но если так, то она стоит сейчас, наверное, где-то поблизости, и какой-нибудь любопытный слуга...
Она услышала тревогу в его голосе.
- Но тогда ты бы знал об этом, ведь так? И тогда она стояла бы, скорее всего, на нижнем этаже.
Мужчина кивнул.
- Верно. - Его губы нежно коснулись лба девушки. - И это значит, что она не может быть в комнате возлюбленной.
Но его слова не обескуражили Эбби:
- Тогда она здесь, в потайном ходе, или еще где-то в доме.
Майлз прижал ее к себе.
- Конечно, - ответил он, снова приходя в хорошее настроение. - Но прежде чем мы как следует обыщем этот ход, давай сначала посмотрим, куда он вообще ведет.
Они поднялись на последние несколько ступеней, которые постепенно сужались, пока путь не преградила гладкая деревянная стена.
Эбби, вытянув шею, посмотрела через плечо мужчины. Деревянная перегородка открылась, и они вошли в пристройку для прислуги, имеющую скошенные стены.
- Мы на чердаке, - определила Эбигейль, хотя этот факт не нуждался в комментариях.
Они были в довольно бедной комнате с бежевыми стенами, покрытыми нежным плетеным узором. Обстановка состояла из простой узкой кровати, комода и кресла-качалки. Место между кроватью и стулом украшал потертый ковер. Перед узким окном стоял маленький стол, на котором находились толстая книга и чернильница.
Майлз подошел и раскрыл книгу:
- Это комната экономки, - определил он, закрыл ее и стал осматривать помещение.
Эбби последовала его примеру.
- Отсюда почти не видно дверь потайного хода, - заключила она.
Битый час они обыскивали все, не находя ничего интересного. Никакой полой стены, в которой могла бы быть спрятана статуя, - ничего.
- Прятать ее здесь, наверху, было бы слишком рискованно. - Мужчина стряхнул пыль с рук и понурил плечи.
- Может быть, она находится внутри самого лестничного прохода, - предположила Эбигейль и открыла потайную дверь.
- Где ее в любой момент могли повредить снаружи? В гражданскую войну многие дома были обстреляны из пушек, и поэтому настолько ценная вещь не была бы там в безопасности.
- Но мы всё равно должны посмотреть, - заявила девушка, шагнув на первую ступень лестницы, и включила фонарик.
- Мы ничего не найдем, - заверил ее Майлз.
Эбби закатила глаза - так, чтобы он этого не видел.
- Расскажи-ка лучше о любовнице твоего предка, - попросила она, хлопая ресницами и кокетливо глядя через плечо. - Мне нравятся эротические рассказы.
Это был отличный предлог, потому что ей действительно хотелось услышать, как он произносит «грязные» слова. Девушка откашлялась и, сама пораженная внезапным напряжением внизу живота, стала спускаться по лестнице, осматривая при помощи фонарика каменные стены и низкий потолок в поисках какого-нибудь указателя на тайник.
Мужчина презрительно фыркнул:
- Такого рода истории не передаются через поколения.
- Тогда выдумай что-нибудь, - проворчала Эбигейль, расстроенная тем, что ее фантазии могут рухнуть.
Большие руки Майлза легли ей на плечи.
- Ты требовательная женщина, не так ли? - промурлыкал он.
- А что, это плохо - знать, чего хочешь, и просить об этом? - уже совсем распалившись, возмутилась она.
- Вовсе нет, - допустил Майлз и чмокнул ее в макушку. - Ну, ты уже что-нибудь нашла?
Эбби покачала головой:
- Я так и не знаю, что, собственно, ищу.
- Что-то, что смотрится здесь немного неуместно или слишком идеально.
Но это тоже не особо помогло, и они продолжили медленно спускаться по лестнице.
- Так что насчет истории?
- Ах, да. - Рука мужчины на ее плече напряглась. - После ужина мой предок имел привычку возвращаться в кабинет - подразумевалось, чтобы позволить себе глоточек. Поскольку женам не дозволялось вступать на эту сугубо мужскую территорию, он был волен оставаться один или подниматься по потайной лестнице к своей возлюбленной.
Его возлюбленная была необычной личностью. Она происходила из хорошего дома, но ее семья обеднела после войны Алой и Белой розы (1). У нее были тонкие черты лица и бледная кожа, так как она почти никогда не выходила на солнце. Но, несмотря на это, она вовсе не была кроткой как овечка, напротив - обладала дикой и страстной натурой.
Эбби остановилась и подергала за один камень, который немного выдавался на фоне других, но он не сдвинулся с места.
- Однажды ночью мой предок захотел подняться к своей возлюбленной. На полпути он увидел слабый свет – почти такой, как сейчас, если бы у тебя не было с собой этого современного аппарата. Это спускалась она. На ней не было ничего, кроме просвечивающего одеяния, сквозь которое виднелась ее белая кожа, и это сразу пробудило в моем предке желание. Как только они встретились посередине лестницы, он одной рукой расстегнул свои штаны, а второй привлек ее к себе.
Майлз обошел Эбби и встал перед ней на ступеньку ниже. Она судорожно схватила ртом воздух и выключила фонарик. Ее затвердевшие соски упирались в мягкую ткань платья.
Он расстегнул штаны, и его большой, уже эрегированный член устремился вверх. Девушка шумно вдохнула.
- С того момента, как мы вошли в этот потайной ход,- пробормотал Майлз, когда их губы разделяло всего лишь дыхание, - мне приходилось очень сдерживаться, чтобы тотчас же не взять тебя.
Возможно, поэтому он был таким раздраженным? У Эбби не было времени подумать над этим вопросом, потому что мужчина уже прижался ртом к ее губам и горячо поцеловал, притягивая ее к себе, чтобы не оставить никаких сомнений в своих намерениях.
Как будто у нее были сомнения!
В конце концов поцелуй закончился, и дыхание обоих зазвучало непривычно громко для такого узкого помещения.
- А что произошло потом? - прошептала девушка, прекрасно понимая, что Майлз собирается сделать с ней то же самое, о чем будет рассказывать. - Что потом сделал твой предок?
Майлз уткнулся лбом ей в плечо, и его мышцы напряглись.
- Он взял ее здесь, на лестнице. Ей пришлось опуститься на колени и опереться локтями о ступени, и он проник в нее сзади.
- Да, - прошептала Эбигейль, несказанно возбудившись. - Я хочу так, Майлз. Сделай это со мной.
Он подарил ей следующий горячий поцелуй, неизмеримо увеличивая этим ее желание. Девушка крепко прижалась к нему, давая возможность его члену через складки платья касаться входа в ее лоно.
- Повернись, - скомандовал мужчина со стоном.
Эбби подчинилась, завела руку назад, схватив его за бедро, и погладила ягодицы, которые возвышались над спущенными штанами.
Майлз делал выпады бедрами, и его член терся о ее расщелину. Затем он ослабил шнуровку платья и выпустил груди на холодный воздух, без сомнения, довольный тем, что девушка не носила бюстгальтер.
Он ущипнул соски и потянул их сильнее, еще больше увеличивая ее возбуждение.
Эбигейль повернулась к нему, потерлась о член и почувствовала, как от этого ее юбки сзади уже стали мокрыми.
- На колени, ты, шлюха, - прорычал Майлз, - иначе я изольюсь на твое красивое платье.
- Мое единственное платье, - напомнила ему Эбби и опустилась на колени. Она задрала юбки, чтобы держать их подальше от грубых ступенек, которые она болезненно чувствовала коленями.
Девушка наклонилась вперед, и ее груди свободно свесились из корсажа.
Майлз, стоявший на коленях позади нее, больше не терял времени. Он сдвинул юбки в сторону, освобождая ягодицы. Эбби чувствовала его жар на своих обнаженных бедрах, но, вопреки ожиданиям, он не ворвался в нее сразу, а стал играть членом с ее щелкой: водил вокруг и скользил туда-сюда вдоль лепестков губ, плотно прижимаясь бедрами сзади.
Девушка раздвинула ноги шире, желая ощутить его в себе.
Давление члена смягчили его пальцы, которые раскрыли половые губы и легко нырнули в скользкую пещерку. Когда же мужчина дотронулся до клитора и провел по нему, Эбигейль задохнулась от удовольствия.
Она уперлась руками в ступени и попросила:
- Майлз, трахни меня уже, наконец. Я хочу, чтобы это было по-настоящему жестко и грязно.
- Правда? - Мужчина играл с ее клитором, пока она не подалась навстречу его руке, и в узком потайном ходе не раздались ее жалобные стоны.
- Пожалуйста, пожалуйста, - просила она.
Майлз тер мокрый клитор, вызывая этим такие волны удовольствия, что в ушах Эбби громко звучали удары ее собственного сердца. Она прижималась к его руке всё сильнее, пока не услышала хлюпающий звук своей вагины.
Затем давление на вход во влагалище немного изменилось, и Эбби счастливо вздохнула. Наконец-то его член начал прокладывать себе дорогу внутрь. Мгновение ее мучили смешные мысли, что в таком положении он, наверное, слишком велик для нее, но уже в следующий момент член без проблем скользнул внутрь.
После этого первого удовлетворения стоны Майлза и Эбби смешались, и она выгнула спину, желая почувствовать его в себе полностью. Он вошел еще немного глубже.
И еще немного. Мужчина сжимал ее бедра, впиваясь пальцами в мягкую кожу. Наконец, рывком бедер он вошел в нее до конца.
Майлз крепко удерживал девушку, снова и снова врезаясь в нее. В голове у Эбби все кружилось, и она кричала от удовольствия, всем телом сотрясаясь при каждом его ударе. Голова опущена, глаза закрыты - она полностью потерялась в диком натиске вызванного им желания.
Всё в девушке словно горело и покалывало, даже подошвы ног, и всё ее тело стремилось к долгожданному, потрясающему оргазму.
Зажав в кулаке прядь ее коротких волос, мужчина потянул голову Эбби вверх. Девушка вскрикнула и еще больше выгнула спину, когда член Майлза скользнул в нее еще глубже.
Он заполнял ее и растягивал, отступал и снова врывался в нее так жестко, что она кричала. Все чувства Эбби словно притупились под его напором, и, с одной стороны, ее поглощало желание получить избавление, а с другой — она, напротив, хотела все большего.
Не существовало более ничего, кроме Майлза, его руки в ее волосах, его члена в ней, его сильных бедер между ее бедрами... Приятное напряжение нарастало, и дыхание Эбигейль звучало во влажном воздухе все более хрипло, пока вся ее вселенная в последний момент перед взрывом не заполнилась ее сладострастными криками.
Мужчина склонился над ней и надавил холодными ладонями на ее полыхающие, каменно-жесткие соски, а потом ущипнул их, чтобы продлить оргазм. Пульсируя, мышцы вагины обхватили его член, но Майлз снова вонзился в нее. Она все еще не чувствовала выстрела его спермы.
Эбигейль открыла глаза и уставилась на размытые ступени прямо перед собой. Майлз продолжал трахать ее с беспощадной жесткостью, и с каждым толчком глаза девушки все больше затуманивались, пока он, наконец, не вскрикнул, будучи уже не в силах контролировать свои вздрагивающие бедра.
Мужчина выскользнул из Эбби, и по внутренней поверхности ее бедра протянулся клейкий след.
Затем ее зрение вновь прояснилось, и она ахнула.
На ступени были высечены буквы: HYPOGAEUM LIBIDO.
Майлз поцеловал ее в плечо. Одна часть сознания Эбби почти не заметила этого, тогда как вторая наслаждалась его нежностью.
- Майлз, - прошептала она срывающимся голосом.
Он выдал всего лишь одно обессиленное:
- М-м-м?
- Майлз, я думаю, что нашла кое-что!
Он тут же пришел в себя.
Девушка подвинулась, уступая ему место, и направила луч фонарика на высеченные в камне слова. Зажатая между Майлзом и стеной, она с трудом умудрялась фокусировать взгляд.
- Это ведь латинский?
Мужчина утвердительно проворчал и обвел слова кончиком пальца.
- Ты учила латынь? - прошептал он.
Эбигейль покачала головой прежде, чем догадалась, что в темноте Майлз этого, скорее всего, не увидит.
- Нет. Я немного понимаю латинский для церковных служб, но это всё.
- Хм. "Либидо" в любом случае означает "желание, страсть", - пояснил мужчина, и в тоне его не было ни насмешки, ни презрения.
- Да уж догадываюсь, - ответила Эбби и толкнула его.
Он проигнорировал ее, рассматривая другое слово.
- Но это, первое, мне ни о чем не говорит. - Майлз поднялся сам и помог встать девушке. - В доме есть библиотека; посмотрим, имеется ли у старика латинский словарь.
Эбигейль удержала его:
- Ты не думаешь, что статуя может быть спрятана под этой ступенью? - Она ткнула носком сапога ступень с надписью.
Мужчина остановился.
- Возможно. - Он вновь опустился на колени, склоняясь над ступенью, и Эбби пришлось сдержаться, чтобы не зарыться рукой ему в волосы. – Она прочно встроена.
- В таком случае, нам нужны инструменты, - предположила девушка.
Майлз снова поднялся на ноги и коротко обнял ее.
- В самом деле. Но, думаю, для такой грязной работы тебе лучше сменить платье на свою прежнюю одежду.
- Может быть, тебе стоило подумать об этом перед тем, как вести меня сюда...
- Тсс! - шикнул Майлз и закрыл ей рот рукой.
Широко открыв глаза, Эбби прислушалась. Что так напугало Майлза? Сначала она не услышала ничего необычного, но вскоре хлопнула дверь, а потом еще одна.
Эбигейль вывернулась из его захвата:
- Боюсь, что вернулись хозяева.
Мужчина отпустил ее.
- Сначала должна явиться прислуга, чтобы все подготовить; но нам следует показаться.
- А мы не можем просто сбежать?
Майлз решительно потряс головой и спустился с последней ступени в кабинет.
- Невозможно. До тех пор, пока статуя находится в этом доме. Я же говорил тебе, что знаком с этой семьей. Мы выдумаем для нас какую-нибудь историю. - Он взял девушку за руку и потянул на дневной свет. - Идем, надо почистить одежду и спрятать твои вещи, прежде чем прислуга их найдет. Слава Богу, я выбрал для нас гостевую комнату.
Они подошли к двери кабинета, и Майлз выглянул из нее - сначала в одну сторону, потом в другую. Затем схватил Эбби за руку:
- Давай быстрее!

(1) Война Алой и Белой розы - гражданская война; серия вооруженных династических конфликтов между группировками английской знати в1455-1485г. в борьбе за власть между сторонниками двух ветвей династии Плантагенетов - Ланкастеров и Йорков.


Категория: Главы | Добавил: Нафретири (08.11.2014)
Просмотров: 405 | Теги: переводы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar