Главная » Переводы » Бог удовольствия, С. Мэй Харт » Главы

Глава 5, Бог удовольствия - С. Мэй Харт

Глава 5

У Эбби отвисла челюсть после такого спокойного замечания Майлза.

- Ты знаешь ответ?
- Если в будущем нет соответствующей техники, значит, есть только одно объяснение.
Он сознательно сделал паузу, чтобы слова оказали большее воздействие. Эбигейль сейчас с удовольствием дала бы ему пинка, но юбки ограничивали движения.
- Ты перенеслась сверхъестественным образом.
Она уставилась на него:
- Что? Ты имеешь в виду, как по волшебству?
Плечи Майлза поникли.
- Я должен был догадаться, что ты не веришь в это. Даже в моем мире люди смеются над подобного рода вещами, но между небом и землей существует то, что не поддается разумному объяснению.
Она закатила глаза:
- Современная наука всему имеет объяснение.
- Но не этому.
С фактами Эбби поспорить не могла.
- Нет, не этому. Еще нет.
- Но, Эбигейль...
- Эбби, - поправила она его и покраснела.
Только родственники и близкие друзья могли называть ее Эбби, а теперь девушка разрешила делать это и Майлзу. Но на следующие две сотни лет он был единственным человеком, который мог стать для нее кем-то вроде друга.
- Эбби, - промурлыкал Майлз с теплой улыбкой.
В последовавшей тишине девушка напрочь забыла о теме разговора. Она видела только страстный взгляд карих глаз, и, когда мужчина положил руку ей на бедро, почувствовала, как ее пронизывает излучаемое его кожей тепло.
Майлз откашлялся и направил взгляд на дорогу.
- Но, Эбби... - сказал он теперь уже другим, настойчивым тоном. - Но, Эбби, если бы ты не оказалась здесь со своими чертежами, вероятно, я все еще бесцельно блуждал бы по дому и напрасно искал статую.
- Мы еще не нашли ее, - хмуро напомнила девушка. - И почему нечто сверхъестественное должно хотеть, чтобы я помогала тебе?
- Возможно потому, что оно хочет быть найденным.
Эбигейль прищурилась, неприятное предчувствие внутри нее возросло. Она вспомнила первое впечатление о Майлзе Харди, когда он показался ей немного недалеким.
- И что же это за «оно»?
- Статуя.
- Какая статуя?
Почему она должна вытягивать из него каждое слово?
- Одно греческое божество.
- Существует множество статуй греческих божеств. Почему эта должна быть какой-то особенной?
Прежде чем ответить, Майлз стегнул лошадей и принялся суетливо возиться с поводьями.
- Возможно, я придаю слишком большое значение болтовне моей бабушки. Она не хотела, чтобы я нашел статую, и считала, что спрятали ее из лучших побуждений.
- Но ведь бабушка страдает слабоумием.
- Верно. - Мужчина одарил ее мимолетной улыбкой. - Но, как бы то ни было, я рад, что ты здесь.
- Ты действительно веришь в сверхъестественное?
Он бросил на Эбби извиняющийся взгляд.
- Ты - единственное сверхъестественное событие, которое со мной случалось. Временами я думал, что моя бабушка была права. Но, возможно, твое предположение, что дело в какой-то технологии из будущего, о которой ни ты, ни я не знаем, более верное. Может быть, ты перешла дорогу какому-нибудь путешественнику во времени.
Девушка пожала плечами, хотя корсаж мешал ей.
- Все возможно.
По какой-то дороге - извилистой, обрамленной буками - они, наконец, добрались до дома. Майлз пустил лошадь рысью, и Эбби пришлось держать чепчик, чтобы его не сдуло ветром.
Мужчина остановил повозку позади дома и помог ей спуститься на землю.
- Я позабочусь об экипаже и приду к тебе внутрь, - сообщил он и шлепнул девушку по ягодицам.
Эбигейль окинула Майлза уничтожающим взглядом и прошла на кухню.
Хотя он более или менее взял назад свои предположения относительно сверхъестественных сил, ее нервировала одна только мысль, что Майлз может быть настолько нерационален, чтобы верить в подобное. Даже самые плохие соблазнители обычно обладали крупицей разума.
Девушка сдернула чепчик и швырнула его на кухонный стол. Сверхъестественное это или нет, но она была здесь, с чем явно не поспоришь. Так что Эбигейль вполне могла принять совет Майлза и стать полезной.
Эбби разложила чертежи и принялась размышлять над ними, пока мужчина не вернулся со двора на кухню.
- Думаю, я наткнулась на нечто странное. Взгляни-ка сам.
Она отступила в сторону и указала пальцем на то место, о котором говорила:
- Здесь и здесь. - Девушка обратила внимание Майлза на необычно толстую стену. - А если затем посмотреть на горизонтальную проекцию следующего этажа... - снова указала пальцем она.
Майлз молча рассматривал планы.
- Что ты думаешь? Может ли это быть обусловлено конструкцией дома? - Она оглянулась через плечо. - Наверно, это часть стены более раннего здания? Что объясняло бы ее толщину.
- Вряд ли, почему стена не везде такая толстая?
- Вероятно, часть ее обрушилась раньше.
- Тогда, наверняка, обвалилась бы и вся стена. - Майлз указал на то место, которое находилось южнее необычно толстой стены. - Видишь, насколько она тоньше? Бьюсь об заклад, что именно здесь замурован тайник.
- О какой комнате идет речь?
- О кабинете. - Майлз посмотрел на нее, и Эбби с удивлением заметила, что он не был даже немножко взволнованным. - Это помещение я уже изучил. Там нет потайных дверей и ходов - я проверил. Хотя в нашем семейном предании есть упоминание об одном потайном ходе, оно относится ещё ко времени гражданской войны. Наверное, ход был найден и впоследствии разрушен или замурован.
- Возможно, - согласилась Эбби. - Но не повредит посмотреть еще раз.
Майлз выглянул из окна:
- Скоро начнет темнеть. Лучше отложим поиски на завтрашнее утро.
Эбби нахмурилась.
- Зачем ждать до завтра?
Он достал из кармана накидки блокнот.
- Ты же хочешь увидеть мои записи? Загадку моей бабушки.
Эбби смотрела то на коричневый переплет блокнота, то на чертежи.
- Ну хорошо. Валяй.
Майлз нахмурился от ее фамильярной манеры выражаться, однако не стал заострять на этом внимание. У Эбби складывалось впечатление, что он начал привыкать к ее необычным высказываниям.
- Итак, тут ты можешь посмотреть, что говорила моя бабушка.
Он раскрыл блокнот и пролистал его.
- Здесь, - сказал мужчина наконец, и щеки его покрылись румянцем. - Но там не слишком много смысла.
Эбигейль скрестила руки на груди.
- Я слушаю.
Майлз откашлялся, внезапно его взгляд стал отсутствующим. Эбби спросила себя, что же он в данный момент видел.

В домике воняло мочой и заплесневелой землей. Бабушка лежала на простой узкой деревянной кровати, ее грудь с трудом поднималась и опускалась.
- Наконец-то ты здесь, - прохрипела старуха.
Майлз присел на корточки рядом с ней - сапоги на пыльном и грязном полу.
- Мне очень жаль, что я так долго не был в твоем распоряжении, - мне сказали, что ты умерла.
- Твой отец никогда бы так не подумал, - прокряхтела бабушка. Ее темные глаза помутнели.
- Он уже много лет как умер.
Старуха зарыдала, и это заставило Майлза вздрогнуть. Он мог бы и сам догадаться, что она не знала о смерти сына.
Мужчина утешающе ласково похлопал ее по руке.
- Отец умер без мучений, - пробормотал Майлз.
Старая женщина вздохнула:
- А сейчас ты приехал из-за статуи.
Его глаза округлились. Откуда бабушка это знала?
- Да.
- Она в старом фамильном особняке.
- Да, я знаю. Но статуя уже много лет спрятана. Тебе известно, где?
- Так давно, так давно. - Его бабушка вздохнула. - Лучше оставь ее там, где она есть.
- Но почему же? - спросил Майлз нахмурившись.
- Она обладает большой силой.
Мужчина отпрянул: ему неприятно было слышать от бабушки такую бессмыслицу.
- Статуя высечена из камня. Та сила, которую она, возможно, имела, умерла много лет назад вместе с теми, кто верил в этого Бога, - заявил он резко. - Просто я должен ее найти.
Затуманенный взгляд старухи, казалось, вдруг стал пронизывающим.
- Зачем тебе нужно?.. - Из ее легких вырвался хриплый вздох. - А, понимаю. Ты хочешь принадлежать к избранным...
- Да, я подавал прошение о зачислении в «Общество дилетантов» (1)...
- Нет! - Она запротестовала, и ее рука тяжело упала на грубое покрывало. - Перед тобой лежит извилистый путь, дитя мое. Темный и извилистый путь.
Майлз сцепил зубы.
- Где она?
- Не ищи ее ни в свете солнца, ни в свете луны. Ищи ее на родине наших предков. - Бабушка задрожала. - Она погибла, погибла.
- В старой семейной усадьбе, конечно! - Майлз ударил кулаком по ладони. - Но где именно в доме? Ты обещала сказать мне, когда я стану достаточно взрослым.
- Она не принесла твоему отцу ничего хорошего, совсем ничего хорошего.
- Я справлюсь!
Он так крепко сжал кисть старой женщины, что она застонала. Майлз ослабил хватку и успокаивающе похлопал ее по руке.
- Пожалуйста, бабушка!
- От сладострастия на глиняном пьедестале он возвращается к низменной похоти. Иди к черту и гори вечно!
Майлз записывал ее слова, хотя постепенно терял надежду. Она говорила загадками. Неужели он приехал слишком поздно? Неужели бабушка повредилась рассудком?
Внезапно старуха села и взяла его за руку.
- Не ищи ее, не ищи ее! Мы, Харди, оставили прошлое позади! Она приведет тебя только к погибели!
- Вздор! - Майлз осторожно высвободился из ее хватки. - Я буду осторожен, я обещаю!
Но бабушка только покачала головой, упала на подушки и закрыла глаза.
Мужчина подождал пару минут в надежде, что она снова заговорит, но губы старухи оставались сжатыми, женщина повернулась лицом к стене.
Майлз поцеловал морщинистую щеку и ушел, поручив регулярно присматривать за бабушкой одному из жителей ее деревни.
 
Эбби нахмурилась:
- Это совершенно не помогает нам продвинуться вперед.
- Не помогает, - согласился Майлз и засунул блокнот обратно. - Поэтому я, метр за метром, исследую здание. Она должна быть где-то здесь.
Девушка ласково похлопала его по руке.
- Мы найдем ее.
- Мы должны найти ее.
Услышав напряжение в его голосе, Эбби склонила голову набок:
- Должны?
Он скривил рот, пожал плечами и направился от кухонного стола к двери.
- Вероятно, ты считаешь все это безумием.
Эбигейль последовала за ним.
- Вполне возможно, - допустила она. - Но лучшего занятия у нас все равно нет.
Майлз остановился в дверях и посмотрел на нее. Горечь на его лице уступила место кривой ухмылке.
- С этим я не могу полностью согласиться, - возразил он, в его голосе чувствовалось желание.
Майлз подошел к ней и подхватил на руки. Ошеломленная, девушка уцепилась ему за шею.
- Ты не тяжелая.
Она подозрительно наблюдала за ним сквозь прищуренные веки и пыталась игнорировать внезапно нахлынувшее желание. Уже от его легчайшего прикосновения Эбигейль с особенной ясностью осознавала, что Майлз реален. Когда же он так интимно держал её, все остальное становилось едва понятным.
- Отпусти меня.
- Это не обсуждается. - Смеясь, он направился к лестнице. - Ты ведь не любишь терять контроль над ситуацией, не так ли?
Эбби перешла на прохладный тон, хотя и сама уже истосковалась по его ласкам. Игра захватила и ее тоже.
- Если ты подразумеваешь, предпочту ли я быть спрошенной, прежде чем меня трахнуть, то мой ответ - да.
Сквозь полуприкрытые веки Эбигейль увидела, как он вздрогнул.
- И над чем тут я должен посмеяться?
Она уклонилась от поцелуя в лоб.
Майлз вздохнул и остановился на лестничной площадке. Плутовское выражение его лица сменилось выражением чистейшей вежливости.
- Ну хорошо, миз Дин, не покажете ли вы мне еще парочку ваших игрушек?
Эбби намотала одну из его прядей на палец и похлопала ресницами.
- Если вам это будет угодно.
Он покачал головой и высвободил волосы.
- Ты странная женщина, миз Дин.
- Если бы я не была такой, ты не смог бы воспользоваться моей добротой и, в угоду себе, впрячь в работу, как ты это сделал. И не забывай, я знакома с приемами карате.
Слова Эбби не произвели на него впечатления. На этот раз она не стала отстраняться, когда Майлз склонил голову, чтобы поцеловать ее. Медленный, чувственный поцелуй длился дольше, чем поначалу ожидалось. Его нежное тепло проникало насквозь и смягчало ее страсть, хотя клитор пульсировал ещё сильнее.
Взгляд Майлза затуманился, он оторвался от нее:
- Использовать? Ты, как мне кажется, и сама полна желания.
Девушка улыбнулась ему, и открыла губы для следующего поцелуя. Эбби не заботило, что этот мужчина говорил, пока он спал с ней. С какой стати сопротивляться? Он хотел ее, она хотела его - все очень просто.
Майлз едва ли не прыжком преодолел последнюю ступеньку и ногой распахнул дверь спальни. Он опустил ее на кровать и почти тут же лег на Эбби сверху.
Длинные юбки держали в ловушке ноги Эбигейль, и она извивалась, наслаждаясь ощущением его веса на себе. Майлз прижался ртом ко рту девушки, эрекция упиралась в ее мягкую плоть.
Эбби обвила шею мужчины руками и ответила на поцелуй - жестко и глубоко; их языки скользили вокруг друг друга.
Майлз отстранился и, опершись на локти, благоговейно посмотрел на нее.
- Ты - чудо! - еле слышно выдохнул он, и в невероятно трогательном жесте слегка коснулся губами кончика ее носа.
Эбби, не готовая к такой нежности, сделала глубокий вдох. Это только секс, неужели ему непонятно? Почему он просто не наслаждается их обоюдным страстным желанием? Она медленно выдохнула. Дело, несомненно, заключалось в том, что он был джентльменом, - следовательно, более вежливым, нежели честным.
- Должна ли я выбрать для нас игрушку? - прошептала она.
- Если в следующий раз буду выбирать я, - ответил Майлз, переместился в сторону и улегся на бок, опершись на локоть.
Эбби встала с кровати и подошла к чемодану. При виде простых дилдо он не выказал особой заинтересованности. Вибратор имел больший успех, но ей было, что еще предложить ему.
- Мне нравится разнообразие, - пробормотала Эбигейль, опускаясь на колени перед чемоданом. Девушка расстегнула молнию, переложила смятые рубашки в сторону и осмотрела свой арсенал секс-игрушек.
Ну хорошо, может это и было слишком - брать с собой сразу так много, но использовать ночь за ночью один и тот же старый добрый вибратор когда-нибудь надоело бы. Разнообразие - несомненно, лучше.
К счастью, Майлз хотя бы не обнаружил ее чтиво.
Она прикусила нижнюю губу. Испробовать друг с другом вот этот - могло бы принести удовольствие.
Эбигейль определилась с выбором, достала приборчик из чемодана и спрятала в руке.
Майлз наблюдал за ней с кровати.
- Ты ничего не забыла?
Она не ответила, а лишь одарила его таинственной улыбкой. И только когда подошла к кровати, протянула открытую ладонь, на которой лежал маленький цилиндр.
Прищурившись, он взял его, рассматривая в послеполуденном свете.
- Выглядит как очень большая пуля.
Эбби щелкнула пальцами и выставила вперед руку, чтобы Майлз вернул ей вещицу.
- Это вибратор для путешествий. Хочешь увидеть, как он работает?
Мужчина кивнул и откинулся на сложенные стопкой подушки.
- А не слишком ли много на тебе одежды?
Эбигейль подавила стон. Чертово платье! Ей понадобится вечность, чтобы снять его, даже если она сможет понять, какая часть шнуровки куда ведет. Пожав плечами, она просто подняла юбки, удерживая их собранными вместе на талии.
- Ты же изомнешь его!
- И что? Все равно меня никто не видит, кроме тебя!
Майлз с неохотой кивнул и скривился, надув нижнюю губу, которую Эбби сейчас с удовольствием поцеловала бы. Затем, соглашаясь, махнул рукой:
- Продолжай.
Эбигейль подняла ногу и поставила ее на матрас. Она покрутила регулировочное колесико, пока не послышалось тихое гудение. Держа маленький вибратор как карандаш, Эбби направила его вниз, через холмик лобка, избегая половых губ и выступающей между ними горошинки клитора.
Она катала мини-вибратор по внутренней поверхности бедер - сначала по одному, потом по другому - постепенно приближаясь к центру. При этом Эбигейль все время наблюдала за лицом Майлза, за тем, как взгляд мужчины следовал за движениями вибратора, навстречу которому выгибались ее бедра, тем сильнее, чем ближе он продвигался к клитору.
Эбби облизнула губы и зажала игрушку между кончиками пальцев. Затем скользнула ею по лобку - туда, где волосков касалась вершина клитора.
Закругленный гудящий кончик дотронулся до нее, и вибрации прибора послали волны удовольствия через все ее тело. Веки девушки задрожали и сомкнулись, но она заставила себя открыть глаза и смотреть, как Майлз наблюдает за ней.
Эбби провела приборчиком по внешним лепесткам половых губ и, почувствовав, как началось покалывание в нервных окончаниях, которое вело ее на грань оргазма, сдержалась; она всего лишь играла с вибратором и водила им туда-сюда, не проникая глубже.
Затем Эбигейль приложила кончик мягко вибрирующего прибора к клитору, и ее благие намерения - оттягивать как можно дольше оргазм - испарились. Она слегка оперлась коленями о кровать, раскрыла влажные складки и приблизила игрушку к скользкому входу.
Эбби обводила прибором вздрагивающее лоно, кружила по влажным лепесткам половых губ и, наконец, добравшись до клитора, который так долго обходила стороной, потерялась в ощущении приближающегося оргазма.
Внезапно на ее руку легла другая рука, она распахнула глаза. Стоя на коленях на кровати, Майлз решительно забрал у нее вибратор.
- Достаточно, - пробормотал он хриплым голосом. - Эта маленькая игрушка почти получила от тебя больше, чем я.
Эбби позволила себе упасть вперед и, хотя весила немного, Майлз тоже рухнул на постель. Он перевернулся и подмял ее под себя. Эбигейль обхватила его ногами и притянула ближе.
Майлз, покусывая, страстно целовал девушку и прижимал ее руку к кровати. Он почти не оставил места между их телами, и чем плотнее прижимался к ней, тем явственнее она чувствовала приятное давление его члена.
Мужчина сразу же скользнул внутрь, и впечатляющие размеры Майлза заполнили ее так, как никогда не смог бы маленький вибратор. Эбби застонала и крепко обхватила его мышцами лона. О, Боже! Когда это секс стал таким великолепным!
Пристально, почти благоговейно, она смотрела на Майлза и видела, что ее собственные мысли отражались в его взгляде. «Я так выгляжу?» - спросила она себя. – «Страстной и застенчивой, жаждущей и смущенной - все одновременно?»
Он подался назад, толкнулся вновь, и девушка вскрикнула от удовольствия. Пятки Эбигейль ударяли его по мускулистым ягодицам, побуждая входить в нее снова и снова.
Тут она увидела, как что-то скатилось по подушке - это был гудящий мини-вибратор.
Обхватив Эбби за плечи, Майлз еще крепче обнял ее. Этот интимный жест смутил девушку, хотя они занимались сексом уже не в первый раз. Чувствовать его так близко было настолько же впечатляюще, насколько и пугающе. Эбигейль ненадолго отпустила Майлза и схватила вибрирующую игрушку. Движением большого пальца она выключила ее и собиралась уже отбросить в сторону, когда внезапно на ум ей пришла идея получше.
Эбби снова включила приборчик, зажала его в руке и просунула кулак между их телами. Майлз остановился и с любопытством посмотрел на нее.
В ответ она улыбнулась и приложила вибратор к набухшему клитору. Почувствовав дополнительную стимуляцию, Эбигейль закусила губу и подтолкнула мужчину пятками глубже в себя.
Он вошел в нее до упора, и девушка увидела, как сосредоточенность на его лице сменилась радостным изумлением. Майлз прижался к ней бедрами - маленький вибратор оставался между их телами, стимулируя одновременно корень его члена и ее клитор.
- Боже мой, - задохнулся он и закрыл глаза. Он навалился на неё, и каждый толчок прижимал маленький вибратор к самой чувствительной точке ее тела. С каждым ударом ее пульс ускорялся. Тихое гудение на заднем плане тоже вело к тому, что она продолжала парить на восхитительном краю оргазма.
Эбби уцепилась за любовника, полностью отдаваясь пьянящим ощущениям. Она наслаждалась движениями его члена, тихим гудением вибратора, но еще больше - обжигающим жаром мужских объятий.
Глаза Майлза все еще были закрыты, и Эбигейль чувствовала себя никем не наблюдаемой в своем наслаждении. Она могла открыто предаваться удовольствию - быть трахнутой им. Но именно поэтому Эбби не знала, приводило ли их слияние и его тоже в ошеломленное изумление.
Стоны девушки становились все громче. Один за другим на нее накатывали волны маленьких оргазмов, пока ее не поглотил самый последний, взрывной.
Лицо Майлза исказилось в гримасе чистого удовольствия.
- Эбби, - простонал он.
Жар наполнил Эбигейль, когда сперма, пульсируя, выстрелила в глубины ее тела.
Мужчина упал как подкошенный и уткнулся лбом, покрытым капельками пота, в подушку.
В конце концов, он раскинул свои конечности и повалился рядом с ней на спину. Она повернулась набок и наблюдала, как Майлз положил одну руку себе под голову. Его грудь все еще с шумом поднималась и опускалась.
Эбби тоже с трудом удавалось успокоить дыхание.
Приятная вялость заполнила ее тело, она не испытывала ни малейшего желания двигаться. В успокаивающем чувстве глубокого удовлетворения не нашлось места боли.

На следующее утро Эбби, с планами в руке, следовала за Майлзом в кабинет. Все помещение окаймляли стеллажи с книгами, оставалось место лишь для пары невысоких окон, через которые проникало утреннее солнце.
Чтобы защитить от пыли, столы и стулья покрыли сукном. Рассматривая их очертания, Эбби пыталась угадать, что же находится под соответствующим полотном.
Она положила планы на самую большую плоскую поверхность, которую смогла найти, и развернула так, чтобы изображения легли параллельно стенам.
Эбигейль придавила один конец чертежей краем тяжелого покрывала и сморщила нос, когда в него попала взметнувшаяся пыль.
- Как ты думаешь, где это? - она показала на необычно толстую стену на синьке.
Майлз осмотрел чертёж, затем само помещение, и, чтобы лучше сориентироваться, снова взглянул на синьку.
- Кажется, что это внешняя стена. Странно, ведь фасад выглядит так, будто целиком состоит из одного и того же камня.
- Значит, речь здесь идет о более старой части дома.
- Верно.
Односложный ответ Майлза совершенно не смутил Эбби. Он мыслил точно так же, как и она, - был полностью погружен в задачу и решительно настроен найти разгадку.
- Должно быть, это здесь, в углу, - пояснил Майлз в итоге и указал на место справа от них.
Эбби проследила за его пальцем и принялась исследовать книжные стеллажи, но не обнаружила ничего, что показалось бы ей сколько-нибудь необычным. Она вернулась, встала у первого окна и оперлась на одну из полок.
- Я ничего не нашла.
- Если здесь есть что-то вроде замка, то он хорошо спрятан, - высказал предположение Майлз. - Кроме того, это помещение я уже обыскал.
Рука Эбби соскользнула с полки, и она пораженно уставилась на место, где все еще находился ее локоть. Книги немного сдвинулись назад.
- Странно.
- Что? - Майлз поспешил к ней и подозрительной стене.
Эбби толкнула следующие книги.
- Полки здесь глубже, чем... - Она посмотрела на нижнюю часть стеллажа и надавила на корешки книг, но те не сдвинулись с места. - Чем эти полки здесь.
- Поэтому помещение кажется прямоугольным...
- Хотя оно таковым вовсе не является.
Майлз прошел в угол комнаты.
- Итак, это значит... это значит, что вход должен быть где-то здесь. Но я посмотрел уже везде.
Эбби подошла к нему.
- И все же, ты мог его не заметить.
Он бросил на нее мрачный взгляд.
- И что? Может и так. Попытаемся еще раз. Ты осмотришь эту сторону, я - эту, встретимся на середине.
Эбигейль обследовала стеллаж: тянула за каждую книгу, до которой только могла достать, или толкала вглубь, надеясь, что это какой-нибудь рычаг. Когда они встретились на середине, Эбби перепроверила нижнюю часть стеллажа, а Майлз обследовал верхнюю.
Наконец, разочарованный, мужчина сдался:
- Я же говорил тебе.
Она проигнорировала его и прощупала пространство под полками в поисках рычага или кнопки, прежде чем также со вздохом сдалась:
- Где-то здесь гарантированно есть полость, но как нам попасть внутрь?
Между тем Майлз без особого энтузиазма поплелся к портрету, который висел над камином - единственной свободной от книг части помещения, если не считать пространства под окнами.
- О картине я не подумал, - сказал он и посмотрел на портрет.
- А что с ней?
Эбби подошла к Майлзу и взглянула на портрет в богато украшенной золотой раме. На нем была изображена женщина. Картина напоминала выполненные Гольбейном (2) портреты английских монархов династии Тюдор, которые Эбигейль видела в книгах, - на этих портретах написанные персоны всегда производили впечатление плоских. Облако темно-каштановых волос, которые блестели сильнее, чем драгоценные камни в ушах, на груди и на талии, обрамляло лицо женщины. В тонких белых руках она держала небольшую стопку книг.
- В нашей семье есть копия с него. - Майлз подошел ближе к портрету. - Всего лишь миниатюра, но ее лицо я узнаю всегда и везде.
- Кто эта женщина?
- Возлюбленная одного моего предка, - ответил он, обследуя края полотна и не глядя на нее. Эбби оставила его, а сама, тем временем, получше осмотрела комнату.
Майлз постучал по раме костяшками пальцев:
- Странно.
- Что еще?
Эбигейль повернулась к нему от стеллажа с книгами.
- Картина прочно прикреплена к стене.
Он сильно потянул за раму, но та не сдвинулась с места.
- У меня в сумке лежит рекламный проспект отеля. Там есть фотография этого помещения. Принести?
После его рассеянного кивка, Эбби подняла юбки повыше и совершенно неженственно выбежала из кабинета, спрашивая себя, что подумали бы сейчас предки Майлза, если бы увидели ее с обнаженными ногами.
С брошюрой в руке она прибежала обратно в кабинет, но помещение было пустым.
- Майлз?
Может, тот таинственный луч перемещения во времени, который переправил ее сюда, теперь забрал Майлза и переслал его куда-то ещё?




(1) Общество дилетантов - общество, созданное британскими дворянами и учеными для сбора и изучения предметов античного искусства, а также поддержки распространения античных идеалов в современном искусстве. Общество действует и поныне.
(2) Ганс Гольбейн (младший) - (1497–1543 гг.) один из величайших немецких художников.

Категория: Главы | Добавил: Somnia (05.06.2014)
Просмотров: 606 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar