Главная » Переводы » Бог удовольствия, С. Мэй Харт » Главы

Глава 1, Бог удовольствия - С. Мэй Харт

Глава 1

Мягким нажатием на штурвал Эбби Дин направила самолет влево. Через боковое стекло она увидела свое новое место жительства: обширный земельный участок с большим особняком в стиле Тюдор, обросшим за века всевозможными пристройками.
Ее новый дом. Подальше от бессмысленных свиданий с мужчинами, которые боялись серьезных отношений и сбегали после первого же секса. К счастью, благодаря современной технике, Эбби владела целым рядом устройств, при помощи которых могла доставить себе удовольствие сама. И кому вообще в двадцать первом веке нужны мужчины?
С тех пор, как она распрощалась с этими донжуанами, жить ей стало намного легче. А новая работа должна помочь восстановить внутреннее равновесие. Секс-игрушки же, определенно, внесут в это свой вклад.
С улыбкой на губах она следила за приборами и смотрела вперед. Хотя Эбби была в темных очках, ей приходилось щуриться от яркого солнца. Ватные кучево-дождевые облака заслоняли частный аэродром, который должен был находиться прямо под ней.
Кружа, Эбби перевела свой "Бич Бонанза" (1) в режим планирующего полета и начала снижаться. Она следила за показаниями высотомера, пока не вырвалась из слоя облаков.
Эбби моргнула. Взлетно-посадочная полоса исчезла. Девушка посмотрела налево, направо... Неужели она пролетела мимо? Ничего, под ней совсем ничего не было.
Эбби кружила под покрывалом облаков, сканируя взглядом землю.
Проклятье! Не могла же посадочная полоса просто раствориться в воздухе!
Эта, по-видимому, смогла — она видела лишь скошенные луга да пасущихся овец.
Внезапно мотор самолета стал глохнуть. Взгляд, брошенный на счетчик топлива, подтвердил, что бензина в баке было достаточно. Эбби заглушила двигатель, а потом снова завела его - мотор не реагировал.
Она нахмурилась и глубоко задышала. Только без паники. В конце концов, она знала, как совершать аварийную посадку. С ней такое случалось. Эбби выровняла крылья и направила самолет к свежескошенному лугу. Затем выпустила шасси. По крайней мере, она была недалеко от отеля и, если удастся приземлиться целой и невредимой, можно будет дойти до него пешком. Если нет — кто-нибудь из отеля мог увидеть, как она совершила аварийную посадку, и прийти на помощь.
Эбби проверила ремень безопасности и сконцентрировалась. Самолет мягко приземлился на траву и протарахтел по дерну до полной остановки. Она откинулась на сиденье и отстегнула ремень. С бьющимся сердцем выпрыгнула из кабины, чтобы рассмотреть самолет с безопасного расстояния, - с ним ничего не происходило. Подойдя к машине, Эбби достала ящик с инструментами. Затем положила руку на правый двигатель. Холодный. Это было ненормально. Она вздохнула. Оба мотора на ощупь были такими, как будто и не работали вовсе. С ума сойти! Такого с ней еще не случалось. Скорее всего, ей понадобится механик.
Эбби выгрузила багаж и поволокла чемоданы на колесиках по жирной темной земле к кромке луга. Через узкую щель в живой изгороди, которая окружала луг и защищала свежескошенное сено от пасущихся рядом животных, была видна проселочная дорога.
«Вот она-то и выведет меня на главную», - подумала Эбби.
Большая дамская сумка, тубус с копиями плана отеля, портативный компьютер и два чемодана. Она уселась на самый большой и стала ждать, когда же прибудет помощь.
Ждала и ждала.

Спустя полчаса ходьбы Эбби увидела, наконец, отель - ее новый дом. Со множеством некомпетентных служащих, которых она собиралась уволить. Даже если шеф заверил их в неприкосновенности рабочих мест. В конце концов, должен же был кто-нибудь видеть, что самолет совершил аварийную посадку! Почему ей не пришли на помощь?!
И потом, эта подъездная дорога... Гравий мог приятно шелестеть под колесами автомобиля, но тащить по нему почти несколько сотен метров тяжелые сумки на колесиках - в этом мало приятного. Особенно, если учесть, что сначала она шла вообще по грунтовой дороге.
С этим надо что-то делать. Какой гость захочет ехать по такой грязи к милому бутик-отелю (2)? Одна только мысль о том, что выскочившие из-под колес камни могут поцарапать лак на каком-нибудь БМВ, заставила ее содрогнуться.
Нет, это нужно срочно исправить. Как только она наймет новый персонал.
Затем Эбби обратила внимание на закрытые оконные ставни. Факт этот выдавал служащих с головой — значит, реставрационные работы еще не были завершены. Теперь понятно, почему они не увидели самолет, кроме того, посадила она его почти бесшумно.
Кстати, о бесшумном... Легкий ветерок доносил до нее блеяние овец, шелест листвы огромных деревьев, растущих по обе стороны подъездной дороги, но абсолютно никакого шума, который свидетельствовал бы о человеческой жизнедеятельности, до нее не доносилось. Не было слышно даже глухого рокота скоростной трассы, находящейся всего в паре миль (3) отсюда.
Эбби пожала плечами, отчего ремень тубуса (4) сполз. Вероятно, дом отражал звуки.
Она подошла к солидному главному входу: две громадные створки дубовой, отполированной до блеска двери внушали уважение.
Эбби одобрительно кивнула. Служащие, и правда, хорошо знали свое дело, сами заботились о деталях.
Она поставила багаж у основания широкой каменной лестницы и, прихватив с собой лишь дамскую сумку, взошла по ступеням; привела в действие ручку старомодного дверного звонка. Еще одно приятное впечатление. Но после официального открытия отеля эта дверь будет всегда приглашающе распахнута.
Эбби благосклонно посмотрела на, очевидно, свежевычищенный фасад из неоштукатуренного кирпича со сверкающими чистотой окнами.
По скрипу девушка поняла, что дверь начала отворяться.
«Они отполировали дерево, но не смазали маслом петли?» - раздраженно подумала Эбби. Что ж, предстоит еще много работы.
Створка приоткрылась - образовалась маленькая щель.
Милое приветствие.
- Впустите вы меня, наконец, внутрь? - фыркнула Эбби.
- Кто вы? - спросил глубокий баритон.
- Ваша бывшая начальница, если вы мне не откроете! - рявкнула она.
Немного помолчав, отчего она еще больше взбесилась, он сказал только:
- Женщина?
Готовясь прочитать ему мораль, девушка распахнула дверь - и застыла. Пораженная, Эбби открыла рот.
Перед ней стоял невероятно привлекательный мужчина. Она успела отметить это прежде, чем в глаза бросился его странный наряд. Возможно, из-за треугольника темных волос на груди, выглядывавших из-под мятой рубашки, или обтягивающих брюк, которые, несмотря на старомодные подтяжки, лишь подчеркивали, что их содержимое достойно уважения. Весьма достойно.
Эбби откашлялась.
- Теперь совершенно точно — ваша бывшая начальница. Вы уволены.
- Уволен?
Мужчина, хотя и выглядел ослепительно, был, очевидно, туповат.
- Я не работаю на вас.
Она задумалась. Возможно, это был сын лорда Дэвида Уинтертона? Эбби сменила тон.
- Если вы не мой служащий, тогда кто вы?
Он улыбнулся широкой улыбкой, которая, должно быть, разбила немало сердец.
«Со мной это не пройдет», - упрямо ощетинилась Эбби.
- Я здесь проездом.
Она прищурилась.
- И мой персонал впустил вас?
- Кроме меня, здесь никого нет. - Незнакомец окинул ее взглядом и, кажется, не почувствовал необходимости покинуть территорию. Он строго прищурился - его карие глаза превратились в темные точки. - И вы не выглядите так, словно у вас вообще может быть персонал.
Эбби вскипела.
- Нахал.
Она прошла мимо него в дом. Куда подевались ее служащие?
На середине холла Эбби остановилась так резко, что кроссовки скрипнули по мраморному полу. Затем, нахмурившись, огляделась.
- Что-то здесь не так...
«Тупица» следовал за ней.
- Рад, что вы, наконец, заметили это.
Эбби проигнорировала его, уставившись в пол.
- На фотографиях я принимала это за линолеум, но это - натуральный мрамор.
- Линол - что?
Она медленно повернулась.
- И он в невероятно хорошем состоянии для такого старого пола.
- Старого? - произнес он неуверенно.
У стены Эбби увидела изящный приставной столик. Этой вещи следовало бы находиться в музее, а не в современном отеле. На столике стоял золотой поднос с карточками цвета слоновой кости. Девушка затаила дыхание.
- Ничего подобного здесь просто не должно быть.
Затем оглядела холл. Может, она что-то не так поняла?
- Где стойка регистрации?
- Леди, я действительно не понимаю, о чем вы говорите.
Эбби повернулась. Напряженный, мужчина стоял перед ней, уперев руки в бока:
- Это не отель.
- Напротив. А я - его управляющая, - ответила она, окинув его хмурым взглядом.
- Вы? - Его низкий голос прозвучал немного насмешливо. - Женщина?
- О, Господи!
Хотя Эбби и считала себя высокой, но все же была на целую голову ниже его.
- В конце концов, мы же живем в двадцать первом веке!
- Сейчас 1807 год, - прожигая ее карими глазами, спокойно пояснил незнакомец.
Она попыталась проигнорировать возникшее неприятное чувство.
- Это не смешно.
Эбби отступила от него на пару шагов и поискала глазами телефон. На случай, если этот тип вдруг станет опасен...
- У меня нет времени на нелепые фантазии и игры.
- Это не фантазии, - запротестовал он.
Как жаль, такой привлекательный мужчина, но совершенно не в себе.
- Теперь послушайте меня. - Эбби скрестила руки на груди и угрюмо уставилась на него. - Вам лучше исчезнуть. Вы вторглись в частную собственность. Или мне следует вызвать полицию?
Мужчина не двинулся с места:
- Однако, вы упрямы.
Что ж, она слышала и похуже.
Поскольку Эбби так и не обнаружила телефон, то достала мобильник и набрала короткий номер.
- Я вас предупреждала.
Она не придала значения тому, что мужчина стал вдруг мертвенно-бледным. Некоторое время Эбби держала сотовый возле уха, но ничего слышно не было.
- Видимо, здесь нет сигнала, - решила она и нахмурилась.
- Что... что это? - прерывая ее размышления, сдавленным голосом спросил незнакомец.
Итак, он все еще не убрался отсюда.
- Не хотите, наконец, прекратить этот цирк? 1807 год!
Мужчина, вздохнув, прошествовал в соседнюю комнату и вернулся с какой-то газетой.
- Она уже двухмесячной давности, но все же - взгляните.
И протянул ей.
Эбби взяла газету.
- Да, здорово, она за 1807 год. Впечатляет. С помощью компьютера сегодня можно сделать все.
Она бросила ему газету - он поймал ее одной рукой.
- Я совсем не понимаю, о чем вы говорите.
Эбби вздохнула.
- Вы все еще здесь? В таком случае мне следует поискать телефон...
Согласно ее чертежам, в этом месте должно было находиться офисное помещение.
То, что она увидела, оказалось маленькой жилой комнатой, которая явно принадлежала женщине.
- Но... что здесь происходит?
Почему все, что она видела, было не таким, как на фотографиях? Может, это обман?
Эбби подняла глаза к потолку. Ни искусно выделанных декоративных розеток для люстр, ни электрического освещения. Только пара настенных канделябров со свечами.
Она потопала обратно в коридор.
- Я... я не понимаю...
«Злоумышленник» сидел на корточках рядом с ее вещами. Она же оставляла их на улице! Эбби прищурилась.
- Что вы делаете?
- Я пытаюсь понять, как открывается эта сумка.
- Это моя собственность.
Она шагнула к нему, но, увидев, что мужчина не сдвинулся с места, остановилась.
- Я лишь желал узнать, кто вы на самом деле, поскольку сейчас поддержка семьи вам крайне необходима.
- Мне необходимо, чтобы вы исчезли из этого дома.
Эбби хватала ртом воздух. Из дома, в котором все было не так, как должно было быть.
- Почему не провели ремонтные работы? Что произошло?
- Мадам, я испытываю глубочайшее сожаление, так как вижу, что вы находитесь в состоянии умственного помешательства, полагаю, что сейчас сознание ваше несколько прояснилось. Судя по всему, вы тоже заметили, что с вами что-то не так. Из какой вы семьи? Где вы живете?
- Собственно, предполагалось, что теперь я живу здесь, - приглушенно ответила Эбби. - Это место должно было стать моим новым домом. - Она сделала глубокий вдох. - Сейчас действительно 1807 год?
- Вы же видели «Таймс», - ответил он.
Эбби с шумом выдохнула.
- Я не сумасшедшая. Загляните в мой чемодан, и вы убедитесь, что сейчас - 2007 год.
Он присел на корточки и, глядя на нее снизу вверх, усмехнулся.
- Вы — чрезвычайно упрямая особа. Но, в любом случае, следует признать, что своей собственностью вы считаете весьма необычные предметы. - Его голос прозвучал как-то сдавленно. - Я почти склонен поверить вам. Эта... вещь, в которую вы говорили...
- Мой мобильник?
Девушка, все еще сознательно сохраняя дистанцию, бросила ему телефон - и мужчина восторженно уставился на него.
- Из чего это сделано?
- В основном из пластика и металла. Так вы хотите открыть мой чемодан или нет?
Он бросил на нее раздраженный взгляд.
- Но как эта вещь открывается?
Эбби опустилась на колени рядом с ним и снова отметила, что незнакомец был отнюдь не худосочным коротышкой. Мужчина был очень даже крепким: на бедрах, в буквальном смысле, бугрились мышцы. Он выглядел таким... таким внушительным.
- Тут застежка-молния, - объяснила она и, расстегнув на пару сантиметров, показала ему, как та функционирует. - Кажется, эта вещь будет изобретена в двадцатом веке.
Незнакомец проворчал что-то, потянул за молнию и откинул крышку. Аккуратно уложенные белые блузки, между ними темно-синие туфли на плоской подошве и безупречно скрученные черные носки.
- И не думайте рыться в моем нижнем белье.
- Не смел и мечтать, любовь моя, - пробормотал он, поднял стопку блузок вверх, бережно опустил рядом с чемоданом. И тут его губы сложились в улыбку. - Что я вижу!
Эбби захотелось провалиться сквозь землю. Она закрыла глаза и опустилась на пятки. Ну почему она не остановила его? Подумала, что они в другом чемодане. Нет, нет, нет.
Действительно плохое начало для общения с персоналом. Что же он теперь о ней думает?
- Эта вещь мне знакома, - пояснил мужчина.
Эбби осторожно приоткрыла один глаз и увидела, как он дотронулся до большого фаллоимитатора.
- Если и не из этого материала, то из дерева или из слоновой кости. - Незнакомец склонил голову набок. - Другие вещицы предназначены для того же?
Ее щеки горели. Она смущенно кивнула, не осмеливаясь бросить взгляд на внушительную коллекцию секс-игрушек, которую взяла с собой.
- Интересно.
Это было «преуменьшением года».
- Ничего подобного мне раньше видеть не приходилось.
- Положите... положите их, пожалуйста, назад, - тяжело дыша, попросила Эбби, жестом показав в сторону чемодана.
Он тихонько рассмеялся.
- Ну, хорошо, теперь, когда мы выяснили, что, по меньшей мере, ваш багаж происходит из будущего...
- Вы — чертовски упрямый тип.
Ее словам не хватало привычного нажима.
- Я думаю, что для начала вы можете остаться.
- Как мило с вашей стороны, - пробормотала она, и, прежде чем встать, бросила свои блузки обратно в чемодан, застегнула молнию, а затем поставила его.
Мужчина поднялся следом за ней.
- Кажется мне, сейчас самое время представиться, потому как здесь нет никого, кто мог бы нас познакомить. Итак, госпожа из двадцать первого столетия, существуют ли еще в будущем имена, обращения миссис или мисс...?
- Миз (5), - поправила его Эбби.
- Миз? - повторил он нахмурившись.
- Да, Миз Эбигейль Дин. А вас как зовут?
- Харди, Майлз Харди. К вашим услугам, - ответил мужчина, отвесив легкий поклон. - И что же прикажете с вами делать?
На этот вопрос у нее ответа не было.
Я не имею никакого отношения к 1807 году. Что теперь со мной будет?
Эбби недоверчиво разглядывала Майлза Харди. Могу ли я действительно доверять ему?
- Нет причины так боязливо всматриваться, - попытался ободрить ее мужчина, но, как только он приблизился, Эбби невольно отступила назад. - Кроме вас и меня в этом доме никого нет.
- Это должно успокоить меня? - ответила девушка, бросив взгляд на свою сумочку. Если бы только она могла добраться до слезоточивого газа...
- В любом случае, у нас будет предостаточно времени, чтобы разобраться во всем по порядку: и в том, как вы сюда попали, и в том, как нам вернуть вас назад...
- Что значит «нам»?
- Я как раз собирался добавить: «и в том, как помочь вам освоиться здесь». Но, если вы не нуждаетесь в моей поддержке...
Он отступил на пару шагов.
Эбби сердито фыркнула.
- Премного благодарна за ваше предложение, но есть ли у меня основания доверять вам?
- Абсолютно никаких.
Его широкая, плутовская улыбка произвела неожиданное воздействие на низ ее живота - Эбби пыталась бороться с притягательностью Майлза. Не снова и, тем более, не сейчас.
- Но если вы желаете попытаться самостоятельно...
- Нет, нет, - бросила Эбби поспешно. - Извините, просто я привыкла к тому, что должна со всем справляться сама.
- Что же это за будущее такое, - проворчал Майлз, поднимая один чемодан и намереваясь пересечь с ним холл. - Что в этой трубе?
- Синька. (6) - Девушка перебросила через плечо сначала ремень тубуса, а потом ремень большой дамской сумки.
- Что?
- Чертежи этого дома, - объяснила она.
Чего еще в этом времени они не знают?
Майлз бросил на нее взгляд через плечо и на мгновение остановился.
- Да что вы говорите, - протянул он в ответ. - Занятно было бы изучить их.
- И что же в этом занятного? - ответила Эбби, не сводя намеренно-угрюмого взгляда с его спины.
Он заметил это, и его мальчишеская улыбка стала еще шире. Попытка запугать Майлза потерпела неудачу.
- Прошу прощения, но как часто вам предоставляется возможность заглянуть в будущее?
- И сразу на двести лет вперед. Думаю, я не должна этого позволять. В итоге, вы можете открыть вещи, намного опережающие ваше время...
Эбби тянула чемодан следуя за Майлзом. Он стал подниматься по ступенькам.
Девушка окинула взглядом темную лестницу из красного дерева, которая вела наверх, разделяясь на полпути надвое.
- Я так понимаю, лифты еще не изобрели.
Улыбаясь, он остановился и обернулся к ней.
- Нет, не изобрели. Оставьте свой чемодан здесь, я подниму его.
- Я в состоянии сделать это сама, - ответила она, стиснув зубы.

Эбби краем глаза наблюдала за развалившимся на кровати мужчиной. Хотел ли он покрасоваться своим телом?
Если да, то она была слишком измотана, чтобы обращать внимание на его загорелую грудь в вырезе расстегнутой рубашки, или на то, как ткань штанов плотно обтягивала его крепкие икры, и бедра, и член... его член.
Нет, правда. Она совсем ничего не заметила. Ничего из этого.
Совершенно ничего.
Девушка наконец-то смогла освободить руки. Мышцы болели от усилий, которых ей стоило тащить тяжеленный чемодан вверх по лестнице, стараясь при этом не повредить великолепное дерево.
Майлз похлопал ладонью по матрасу рядом с собой.
- Садитесь же. Вы выглядите совершенно изнуренной.
И это было действительно так. Эбби присела на край кровати и через плечо посмотрела на него.
- Это ваша комната или моя?
Его лицо расплылось в улыбке, он беззаботно рассмеялся.
- Она могла бы быть нашей.
- Выбросьте эту чушь из головы, - фыркнула Эбби.
- Хотя ваши выражения столь непривычны для меня, но все же, думаю, я понял вас.
Он встал по другую сторону кровати.
- События сегодняшнего дня, должно быть, крайне утомили вас. Так много новых впечатлений. Отдохните для начала. А я тем временем подыщу для вас более подходящую одежду.
Поклонившись, он вышел.
Эбби сняла свою потертую кожаную куртку, швырнула ее через всю комнату и плюхнулась на кровать. Никакой тебе пуховой перины. Она вздохнула.
И заснула.

Девушка пробудилась несколько часов спустя. Слабый красновато-оранжевый свет наполнял комнату. Повернув голову, она увидела Майлза Харди, сидящего на стуле возле окна. Эбби нахмурилась. Значит, это был не сон.
- Во сне вы выглядите такой прелестной, - сказал он, растягивая слова. Труба с планами лежала у него на коленях. - Жаль, что вы не всегда такая.
Она показала ему язык.
- Если хотите заполучить меня в постель, то начали вы довольно дерьмово.
Он отпрянул.
- Боже мой, да вы вульгарны.
- Спасибо. - Эбби соскользнула с кровати и постучала по тубусу. - Я так понимаю, вы хотели бы взглянуть на них?
- Да, если это вас не затруднит, - ответил Майлз с невинной улыбкой.
- Здесь есть что-нибудь съедобное?
Она потянулась за своей кожаной курткой, которая висела на спинке стула, взглянула на обращенное к ней лицо мужчины и остановилась. Груди, прикрытые только старой обтягивающей футболкой, оказались прямо у его рта. И прежде чем смогла удержаться, Эбби начала думать о том, каким бы мог быть его поцелуй - оценка стремительно взлетела вверх, когда она заметила, что мужчина потянулся к ее груди. Майлз провел кончиком языка по верхней губе.
- Я ужасно голоден.
Эбби выпрямилась и, отвернувшись, натянула куртку, потом усмехнулась про себя. Она совершенно не знала, чего ожидать от этого мужчины. Ну, хорошо, знала. Эти его двусмысленные шуточки... Но, возможно, он был ее единственным союзником в этом времени. Так почему бы и не насладиться им?
Мужчина схватил ее за руку и вынудил посмотреть ему в лицо.
- Я не имею ни малейшего представления о том, считается ли ваш внешний вид нормальным для вашего времени, однако, мадам, в этом времени я посоветовал бы вам не слишком выставлять напоказ некоторые особенности вашего тела, иначе…
Она бросила на него мрачный взгляд.
- Иначе - что?
- Я сделаю вот это.
Майлз дернул ее на себя, обхватил затылок руками и впился ртом в губы. Его грубый, головокружительный поцелуй вызвал у Эбби бурную реакцию. Она боролась с собой, начала сопротивляться и попыталась оттолкнуть Майлза, но он продолжал целовать ее. Из-за того что Эбби вырывалась, их бедра терлись друг о друга, сквозь ткань она почувствовала, что Майлз возбудился.
Мужчина со стоном оторвал ее от себя.
- Я не возьму вас, пока вы сами не пожелаете этого, - прорычал он.
Эбби колебалась. Отступление Майлза потрясло ее больше, чем она сама от себя ожидала, если принять во внимание тот факт, что они едва знакомы. Девушка уперла руки в бока и встала в позу.
- В таком случае, вы должны показать, что вы — хороший мальчик, прежде чем получите то, чего так хотите.
Он разозлился:
- Идемте есть.
Что-то внутри нее сжалось.
Майлз привел ее в кухню на первом этаже. Из одного шкафа кладовой он достал сыр, из другого - хлеб и пару яблок.
- Боюсь, что на большее рассчитывать не приходится. Можете считать за счастье, что я сегодня утром подумал о том, чтобы сходить в деревню. - Он подал ей нож. - Не затруднит ли вас порезать хлеб?
Эбби уселась на табуретку и взяла в руки нож.
- За счастье? Вы, наверное, забывчивы?
- К сожалению, да. Я — ученый.
Ее брови взлетели вверх. В уме всплыл образ типичного ученого: футляр с карандашами, растрепанные волосы, рассеянный, плохо разбирающийся в жизни — описание, которое совершенно не подходило Майлзу Харди.
- Правда?
Мужчина отвлекся и перестал резать сыр.
- Я занимаюсь археологией, разыскиваю древние произведения искусства. С тех пор как окончил Оксфорд.
- Такие, как Мраморы Элджина (7)? - спросила Эбби, с жадностью поглощая только что приготовленный бутерброд.
Он поморщился.
- Не в столь крупных масштабах. Это одна из причин, по которой я...
Он откусил кусок сыра. Ей стало любопытно.
- Вы - что?
Майлз пожал плечами.
- А вы? Вы управляете отелями? Но это же не женская работа.
- Потому, что в ваше время я могу быть только женой, гувернанткой или шлюхой?
- Прошу прощения, но ни одна уважающая себя женщина не стала бы добровольно работать.
- Юнец, вы еще ко многому должны будете привыкнуть.
Он презрительно скривил губы.
- Боюсь, что тот, кому предстоит приспосабливаться - это вы. В конце концов, это вы оказались в моем времени, а не я - в вашем.
Она состроила гримасу.
- Полагаю, теперь я должна буду носить корсеты и длинные юбки.
- Я порекомендовал бы вам это. В противном случае вы, весьма вероятно, закончите свои дни в доме для умалишенных - ответил Майлз, усмехаясь. - Кроме того, уверяю вас, в платье вы будете смотреться восхитительно.
Эбби окинула его тем долгим взглядом, которого так боялись ее служащие. Восхитительно? В платье? Он что, действительно верил, что сможет подмазаться к ней таким дешевым способом?
- Я всегда думала, что дома, подобные этому, полны слуг. У вас нет никого, чтобы готовить?
Майлз пожал плечами.
- Они в отпуске. - Его улыбка получилась не очень убедительной. - Присутствие слуг слишком отвлекает от работы...
Что-то в его рассказе не вязалось. От своих служащих Эбби доводилось и не такое выслушивать.
- Вы всегда так поступаете?
- Иногда они действуют мне на нервы: переставляют вещи, пытаются наводить порядок в моих работах.
- У вас есть работы? Я бы с удовольствием взглянула на них.
Майлз беспокойно заерзал на табурете.
- Я сомневаюсь, что вы поняли бы...
- Я окончила университет, - парировала она с улыбкой. - В каком колледже вы, собственно, учились? Я — в колледже Магдалины (8).
У него отвисла челюсть.
- Вы... Вам довелось учиться в Оксфорде? Они допускают женщин?... - Он потер подбородок. - Невероятно.
- А вы бы, конечно же, приставили меня к стирке, - поддела его Эбби и встала. - А теперь покажите мне ваши бумаги. Я наелась.
Майлз не пошевелился.
- Это - личное.
Эбби скрестила руки на груди.
- Но они, определенно, предназначены для опубликования, разве не так? В таком случае, не настолько уж они и личные. Обещаю, я не буду их у вас красть.
Он вырвал из хлеба мякиш и теперь катал его между пальцами.
- Майлз.
Она барабанила ноготками по рукаву своей кожаной куртки. Он покраснел.
- Почему вы настаиваете на том, чтобы называть меня по имени?
- Вас ведь так зовут, или нет?
Его взгляд нервировал ее. Эбби твердо решила и дальше обращаться к нему по имени. Он так и не ответил на ее первый вопрос.
- Майлз?
Мужчина вздохнул и встал из-за кухонного стола.
- Возможно, завтра, - произнес он с натянутой улыбкой. - Я не привык делиться с кем-либо своими знаниями.
Объяснение было вполне понятным, и она немного расслабилась.
- Все ясно. Может быть, найдется немного вина к хлебу и сыру? Я полностью обезвожена. Сейчас уже вечер, так почему бы и нет.
Его улыбка стала теплее.
- Здесь обязательно что-нибудь найдется.
Он обошел стол и взял ее под руку.
- Вы действительно желаете вина, или женщины из будущего предпочитают употреблять более крепкие напитки?
Эбби засмеялась.
- Начнем с вина. Но вам все равно не удастся заполучить меня в постель, даже если напоите.
Они побрели через коридор, лимонно-желтые стены которого мерцали в неярком свете свечей. Обращаясь больше сама к себе, Эбби спросила: «Кто же зажег их?»
- Я, пока вы спали.
Они оказались в великолепном салоне. Отпустив ее руку, Майлз прошел через всю комнату к графину с темно-красным вином. Казалось, он совсем не замечал, с каким благоговением она осматривалась.
- Какая красота, - прошептала Эбби, разглядывая дорогую отделку и изысканную мебель, которые были выдержаны в красных и золотых тонах. - Что же стало со всеми этими вещами?!
Майлз внезапно перестал наливать вино.
- Значит, в доме ничего не осталось?
Эбби виновато улыбнулась:
- Простите, я совсем не подумала. Должно быть, мысль о том, что столь многое изменится, не очень приятна для вас.
Он передал ей наполненный бокал.
- Это не так, но я любопытен. Знаете ли вы, что произошло?
- Я предполагаю, что это была... - Она замолчала и прикусила губу. - Нет, я не могу вам этого сказать. Я прочитала достаточно книг про путешествия во времени и знаю, что о некоторых вещах лучше не рассказывать.
Пожатие плеч его было почти небрежным.
- Значит, в будущем, я полагаю, путешествия во времени станут обычным делом?
Девушка засмеялась.
- Нет, они всего лишь выдумка.
Она взболтала свое вино и теперь смотрела, как темно-красная жидкость, оседая масляной пленкой, стекает по внутренним стенкам бокала, затем сделала глоток.
- Хм... на вкус приятное.
- Правда?
- Да, вино действительно хорошее.
- Я совсем не это имел в виду.
Эбби сделала пару больших глотков, отошла в сторону и уселась на край великолепного дивана с резными ножками, обтянутого золотой парчой.
- Майлз, я не знаю, как я сюда попала, и уж тем более не знаю, как мне вернуться назад.
Затем снова отпила вина.
- Пожалуйста, не беспокойтесь об этом. Мы непременно что-нибудь придумаем.
Он сел рядом с ней и ласково похлопал по обтянутому джинсами бедру.
Эбби рассматривала его из-под ресниц. В профиль Майлз был еще привлекательнее — и то, как он сейчас отпил из своего бокала... Его, чуть с горбинкой, нос придавал лицу особую притягательность, а рот...
Край хрустального фужера скрывал губы, но она помнила, как приятно было ощущать их.
Эбби пришла в себя.
- Все это, конечно, хорошо, но мы должны предусмотреть и худший вариант. Что будет со мной, если я не смогу отсюда выбраться?
Он откинулся на спинку дивана и улыбнулся ей.
- Мне уже приходило в голову кое-что...
Девушка закатила глаза.
- Вы неисправимы.
Эбби поиграла со своим полупустым бокалом; она тоже уже думала об этом. И что только стало с ее намерением упорядочить собственную жизнь? Девушка чувствовала, что мир ее перевернулся.
- Я слышу это уже не в первый раз.
Взгляд Майлза согрел ее.
- И вы можете с этим жить?
Его улыбка стала шире.
- Несомненно.

(1) Бич Бонанза - американский легкий самолет общего назначения, вместимостью 4-6 человек.
(2) Бутик-Отель - тип небольшой гостиницы, позиционируемый, как особенно стильный, роскошный и эксклюзивный.
(3) 1 миля - 1,6 километра.
(4) тубус - футляр для чертежей большого размера.
(5) Миз(Ms.) - современное обращение к женщине в англоязычных странах; употребляется перед фамилией и не дает указание на семейное положение.
(6) Синька - разговорное название чертежей; обусловлено распространенной в свое время технологией копирования чертежей, дающей копию в синих тонах. (англ. Blueprint; нем. Blaupausen).
(7) Мраморы Элджина, или Элгина - непревзойденное собрание древнегреческого искусства, главным образом из Афинского акрополя, которое было привезено в Англию в начале 19 века Лордом Элджином, ныне хранится в Британском музее.
(8) Колледж Магдалины - один из колледжей Оксфорда, основан в 1458 году.


Категория: Главы | Добавил: Нафретири (31.10.2013)
Просмотров: 575 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
avatar